Спустя две недели – Фильм 28 недель спустя (2007) смотреть онлайн в HD качестве 720

28 недель спустя (фильм 2007)

Актёры:

Роберт Карлайл, Роуз Бирн, Джереми Реннер, Хэролд Перрино, Катрин МакКормак, Идрис Эльба, Имоджен Путс, Макинтош Магглтон, Аманда Уокер, Шахид Ахмед

Дорогой киноман, вы сможете

смотреть онлайн фильм 28 недель спустя (2007)

и, это куда проще, чем качать с левых трекеров! Данное произведение всегда доступно в хорошем качестве (HD 720), благодаря
которому можно насладиться им по достоинству, в лучшем доступном качестве! Иногда встречается такое, что фильма у нас не оказывается.
Может потому, что до сих пор не вышел, или, попросту, мы ещё не загрузили видео. Но вам не стоит расстраиваться: на ФильмЗор всегда есть множество других не менее замечательных творений, которые также ждут своего зрителя!
Не зевай! Наслаждайся любимым развлекательным контентом вместе с нами! Помни, если кинокартина сильно понравилась — сохрани к себе на стену в социальной сети, чтобы в следующий раз не утруждаться её поисками.

​​​​Неизвестный вирус превратил улицы Лондона в груду пепелища. Войска оградили зараженных людей кольцом и сдерживали, пока те не погибли от голода. Это был единственный выход спасти Землю от смертельно опасного вируса. Прошло 28 недель, прежде чем правительство решило восстановить город и открыть его для населения. Военные очищали улицы от трупов и внимательно следили, чтобы не вспыхнула новая волна эпидемии.

Дон не мог простить себе, что бросил супругу на растерзание зомби. Он сбежал, оставив ее на погибель. Мужчина понимал, что в тот момент руководствовался инстинктом выживания. Он не мог ни о чем думать, а просто бежал со всех ног. Дон с нетерпением ждал возвращения детей. Тэмми и Энди крупно повезло. Они находились за рубежом, когда Лондон охватила эпидемия. Дон не смог сказать детям всей правды. Мужчина был уверен, что они не простят ему смерть матери.

Отец сообщил, что жену убили кровожадные зомби, но умолчал, что сбежал, когда его супруга была еще жива. Брат с сестрой решили тайком пробраться домой и взять на память мамину фотографию. Тэмми вошла в квартиру и обнаружила свою мать. После ряда тестов медики пришли к выводу, что женщина является носителем вируса. Ее заражение прошло бессимптомно, но это не значит, что она является безопасной для окружающих людей.


Смотреть онлайн
«28 недель спустя (2007)»
бесплатно в хорошем качестве HD
полностью

filmozo.net

Смотреть фильм 28 недель спустя (2007) бесплатно онлайн в хорошем качестве 1080p HD



Трейлер

Идиллия

2015, ужасы, боевик, триллер, Словения


По ту сторону души

2009, ужасы, триллер, драма, США



Трейлер

Осадок

2017, ужасы, боевик, триллер, Канада


Девять в списке мертвых

2010, ужасы, триллер, драма, криминал, детектив, США


Весна

2014, ужасы, фантастика, мелодрама, США


Призрак Красной реки

2005, ужасы, триллер, детектив, Великобритания, Канада, Румыния, США



Трейлер

Угонщик

2015, короткометражка, драма, криминал, ужасы, Россия



Трейлер

Сырое

2016, ужасы, драма, Франция, Бельгия


Обряд

2011, ужасы, триллер, драма, детектив, США, Венгрия, Италия


На страже смерти

2002, ужасы, триллер, драма, военный, Великобритания, Германия



Трейлер

Демон Лапласа

2017, ужасы, фантастика, триллер, детектив, Италия


Псы-воины

2001, ужасы, фэнтези, боевик, триллер, приключения, Великобритания, Люксембург, США


Посланники

2007, ужасы, триллер, драма, США



Трейлер

С днем рождения

2016, ужасы, триллер, США


Дьявольские игры

2010, ужасы, боевик, Великобритания


Адам Чаплин

2011, ужасы, фантастика, боевик, триллер, криминал, Италия


Глаз

2008, ужасы, детектив, США, Канада


Понтипул

2008, ужасы, фэнтези, Канада



Трейлер

Мег: Монстр глубины

2018, ужасы, фантастика, боевик, триллер, Китай, США


Штирия

2014, ужасы, фэнтези, триллер, детектив, США, Венгрия

1.1hdlava.com

Глава 30.1. Спустя две недели.



Поиск Лекций




Гадкая погода — гадкое настроение. Господи, и с каких пор появилась эта закономерность. Ну что ж, обо всем по порядку. Луиза. Решила плюнуть с большой колокольни на своего, так и не состоявшегося принца. Сказала: «Учеба, учеба и еще раз учеба!» — и в этом она права. Никаких тебе проблем и неприятностей. В общем, она остыла и сейчас у нее все прекрасно. Чего не скажешь обо мне. Первые пять дней после состоявшего разговора прошли замечательно, и я была счастлива. Но потом все прошло наперекосяк. Дэн стал часто засыпать, когда мы разговаривали, находится постоянно в состоянии амебы. Да, я понимаю, я должна относиться к этому с пониманием. Устает, наверное, но я так и делала последующие дни, а в итоге меня это просто бесит. Ну что это? Ему не интересно говорить со мной, и он тупо засыпает от скуки? Это обидно, по крайней мере, а ему плевать как видно. Часто ссоримся из-за этого. Ну а как? Мне сложно держать себя в руках. Когда ты видишь, как все рушится, как рушится твое (можно сказать) счастье, ты просто не можешь, молча смотреть, нужно что-то предпринимать. Вот и я пытаюсь что-то ему объяснить, но все тщетно. Я уже просто не знаю что делать. По-видимому, у меня врядли когда-нибудь будет все хорошо. Это еще одна закономерность, появившаяся в моей жизни. И мне это ужасно не нравиться. Только как это исправить я не знаю. После каждого разговора с Дэном остается горький осадок из обиды. Потому что уже почти не одного разговора не проходит без ссоры, спора и упреков. Всё рушится! Рушится как карточный домик! Летит к чертовой матери, а ты ничего сделать не можешь. Потому что в одиночку, без желания второго, ничего не выйдет. Обида сидит глубоко во мне, иногда до такой степени невыносимо ее терпеть, что выть хочется. Слезы подступают, но плачу я редко. За эти две недели я плакала всего раз. И каждый раз, когда были позывы зарыдать в голос, я останавливала себя фразой: «Он не достоин твоих слез» или «Не буду плакать из-за всяких идиотов». Но все-таки раз я сдалась, и за это я себя ненавижу. Я слабая маленькая девочка! Не смогла сдержать себя. Стыдно перед самой собой, а это уже гораздо серьезней, чем испытывать стыд перед посторонним человеком.

На выходных с Лили ходили на рынок. Купили одежду: брюки, спортивные костюмы — ей. Мне все купили в магазине, на рынке на меня ничего не нашли. В общем, стали проводить время, как и раньше. Никаких ссор и я так же ее очень люблю. И тут такая новость! Она поссорилась с Дэном, и он удалился у нее из аси. Я была в откровенном шоке. Сначала не поняла что произошло. Но может это и к лучшему? Кто знает. В семье одна новость, хотя это уже не новость. Вероника давно думает бросить гимнастику. Не хочет вставать рано на тренировки и вечно закатывает истерики по этому поводу. Но я все же думаю — все обойдется.



В школе, честно говоря, у меня проблемки. Из-за личных проблем я стала совсем не делать домашнюю работу. И скатилась на четверки, хотя всегда была отличницей и сидела на пятерках.

*****

— Готова?

— Всегда готова, сер! — радостно возвестила я и засмеялась. Мэт вытаскивает меня погулять и заодно сделать фото. У нас с ним не одного совместного нет. Положив трубку, я стала натягивать куртку и обувать сапоги.

— Мэт! Ты тоже одевайся я тебя ждать, не намерена, сама пойду!

— Иду, иду! — Прокричал голос Мэта откуда-то из дальних комнат. Когда я уже заканчивала с сапогами, на кухню явился Мэт, уже одетый (слава богу, иначе ему не жить!). С собой мы прихватили Веронику, чтобы она нас запечатлела так сказать.

На улице оказалось мене радужно, чем в прошлую прогулку. На улице уже все начало таять и вместо объемной массы снега — слякоть с кое-где просвечивающимися островками замерзшего снега. Но есть и положительный стороны. Например, когда все начинало таять, и с деревьев капала вода, неожиданно наступило похолодание и все покрылось сосульками, поэтому деревья все светятся от лучей солнца. Ничего оригинальней не придумав, мы залезли в палисадник! Идея Мэта, я тут не при делах. Перелазив через небольшой заборчик, я чуть было не распласталась прямо в находящейся рядом канавке. Оперативно подхватив меня подмышки Мэт (за это ему огромное спасибо), мне осталось лишь переступить злосчастный заборчик. Далее было что-то невообразимое. Мэт мне назло корчил рожи, а Вероника и рада. Два предателя! И вот надо было им придумать на моей голове сверху шапки строить из снега башню! И главное: «Стой, не двигайся!», а я и стою, непонятно почему! В итоге со смехом мы все-таки успели это заснять. Посидев на улице еще с полчаса, мы зашли в дом. Решив сразу скинуть фото, я села за комп в голубой (по цвету оформления) комнате. Мэт ждать не стал, да и к тому же ему пора бежать в школу. На день я уже была заряжена позитивом. Навеселе сделала уроки, и весь оставшийся день просидела перед телеком. За двадцать минут до шести вечера вспомнила о немытой посуде и понеслась на кухню. Врубив на телефоне музыку, я ритмичными движениями стала мылить посуду, попутно смывая пену. Под конец процессии я уже вовсю подпевала вокалистам групп. Да так, что Олен пришел на крик, подумав, что мне плохо! Хаха. Да, мне сегодня определенно «плохо»! А Веронике все нипочем, она привыкла и сама «такая же». К тому же она видела, что со мной все в порядке, бегая, каждые пять минут туда-сюда, не понятно зачем. К счастью я успела закончить к приезду мамы. После мне позвонила Лили, и я гордо удалилась в свою комнату.




— Привет милая! — приложив к уху телефон, плюхнулась на диван я.

— Здоров! Рассказывай!

— Ну что? Пофоткались мы, ржали много. Они с Вероникой надо мной издевались, что еще скажешь? Тут, по-моему, и так все ясно. — Усмехаясь, произнесла я.

— Это да. Что от Дэна слышно?

— Да все по-старому. — Тяжко вздохнула я и перевернулась на другой бок. — Если сегодня позвонит, постараюсь не заводиться. Хотя не представляешь как сложно.

— Так может и на фиг его тогда?

— Не знаю. Он ведь, вроде как мне нравиться…. — Помянешь черта, и он тут как тут. — Зай, он звонит.

— Ладно, я тогда отключаюсь, разбирайтесь там.

— Привет. — Просто ответила я, переключившись на Дэна.

— Привет, как дела? — Будничным тоном произнес парень.

— Все хорошо.

— А почему это звучит не убедительно? — «Да это у тебя надо спросить! У меня настроение плохое не из-за себя!!!», но я ответила всего лишь:

— Не знаю. — Беседа плавно перетекла в обсуждение прошедшего дня. Я рассказала о Мэте. Поначалу умолчав, что это мой друг, маленько дав повод Дэну поволноваться и поревновать. Мне это только на руку. Он рассказывал о своем дне. Все как обычно. Немного посмеялись, пофлиртовали. Я начала что-то рассказывать и поняла, что он опять засыпает.

— …тогда еще была погода ужасная. Помню, ничего сделать не могу, а телефона рядом нет! Когда же это было…аа, точно! Прошлым летом…Дэн? — Ответом мне стала тишина. — Дэн, не спи! Эй!

— А? Да? Что?

— Ты опять спал! — Обиженным тоном произнесла я. Ну достал уже!

— Нет, продолжай.

— Хорошо, только не спи. — Парень пробормотал «угу». Что ж, многообещающе. — Так вот, это было прошлым. Нет, ну это надо ж было так попасть?! И главное мокрая как курица, простите. А все из-за чего? Проклятый…Дэн, не спи? — Опять и уже в который раз тишина. Теперь как я его не звала, никто не отзывался. И что мне прикажите делать?

— Ладно, короче. Спокойной ночи приятных, пушистых, воздушных, радужных, снов со мной зайчик. Целую. — Еще чуть-чуть помолчав в надежде, что кто-нибудь все-таки соизволит ответить, но все тщетно. Я просто отключилась, пусть спит. Тут же у меня зазвонил телефон. На экранчике телефона «Дэнчик». Становится жарко.

— Да?

— Ты почему отключилась?

— Ну, ты вообще-то спал!

— Ну, я спать хочу.

— А я спорю? Поэтому и отключилась, иди спи дальше. — спокойно ответила я.

— Отпускаешь?

— Иди уже.

— Ну, пожелай тогда мне спокойной ночи и я пошел.

— Я тебе уже желала.

— Ну, я не слышал.

— Это не мои проблемы, надо было не спать. — На этот раз я повторять не буду. Каждый раз до этого случая я повторяла, на этом последняя капля закончилась. Хватит с меня.

— Ну, повтори.

— Не буду я повторять, всё.

— Ну ладно. — И отключается! Нет, ну это нормально?! Как же меня это бесит, сейчас еще и я виновата, останусь, просто прекрасно. Стало до того обидно, что я сжала кулаки и чуть ли не плача уставилась в стену пустыми глазам. А может если бы я сказала, ничего бы не было! Может, я действительно виновата? Ничего, завтра позвонит, все будет прекрасно. Все изменится, ничего страшного не произошло. Ведь, правда? Мысли меня еще терзали и я еле как уснула. Только сон был беспокойный, и я просыпалась по нескольку раз за ночь.

*****

Три дня как в тумане. Дэн не позвонил, а я лишь страдальчески наблюдала за его ником в сети. Это доставляло какую-то режущую боль, кололо где-то в груди, в области сердца подозреваю. И на второй день не позвонил. И я не могу, чертова гордость говорит внутри. Опять эта сволочь показалась, что не ссора, то она заявляется. Гордость! И вот третий день, вечер, я никакая. Все сходится. Решила сесть за компьютер в голубой комнате. Эта комната в общем-то детей. Стоит двух ярусная кровать, наш старый компьютер на столе и гладильная доска с двумя креслами. Я не стала замуровываться у себя в комнате, поэтому села тут. Все так же смотрю на его ник. Время подходит к восьми вечера. Может, стоит написать?

Кусо4ек лимон@

И на этом всё? — и получаю оригинальный ответ.

BLAZER

da

Как прикажете понимать? Я просто не знаю что делать! Хотя, сейчас я ему позвоню! Пусть объясняет!

Звоню — занято. Ладно. Когда я решила позвонить во второй раз, гудки пошли. Внутри все сжалось, а голос мог предательски дрожать. Буду надеяться на его благосклонность.

-Да.

— Ну, объясняй мне.

— Что?

— Что?! Ты спрашиваешь, что? Что это значит, Дэн?!

— А то и значит! — В общем, начались разбирательства, впоследствии которых я узнала, что у него проблемы в компании друзей. Когда он мне об этом рассказывал, я слушала, а после снова попросила объяснений. Он толком сказать ничего не мог. Отмазывался в основном, это показалось мне странным. И когда я требовала объяснений сказал : «Не начинай. Пока я с тобой нормально разговариваю.» — я решила не испытывать судьбу.

На утро настроение было поганым, уверена остаток после вчерашнего. Что-то не то творится. Весь день по дому ходила с кислой миной и ничего не делала. На уроки вообще забила. И так плохо еще и уроками грузиться, да зачем мне это нужно? Хоть день отдохну от этого всего. Хотя это не отдых, а скорее помешательство.

К вечеру, сидя в комнате, я подумала, что с Дэном мы вроде как помирились, поэтому решила написать.

Кусо4ек лимон@

Дэн, скажи…я тебе нужна?

Кусо4ек лимон@

Не молчи…

Кусо4ек лимон@

Не хочешь отвечать? Ты тут вообще? Это не смешно.

На все sms какие были от меня не пришли ни одного ответа. Как это не странно. Я тут сижу и мучаюсь. Ждала, что он позвонит, но нет. Решила набрать. Ответил.

— Да, да?

— Ты почему не отвечаешь?

— Ты че? Больная?

— А ты только заметил? В асе говорю, почему мне не отвечаешь?

— Да телефон в другой комнате лежит, я забыл про него уже.

— Ну да, ну да. Конечно.

— Ты что? Не веришь мне? Как это так, не верить мне?

— А вот так, молча!

— Сейчас, подожди. Я схожу за ним. — послышалось шуршание. Блин, что-то внутри подсказывает, что никуда он не пошел, разводит как дурочку. Не верю я ему.

— Я тут. — Тяжело дыша.

— Угу.

— Вот от тебя смс. — и читает все кроме первой. Отлично. Не пришла, наверное! Конечно. Фантастика просто! Вот козел! БАРАН!!! Удод! Но я лишь поддакнула и замолчала. Перекинулись парой рядовых фраз.

— Извини, мне другу позвонить срочно нужно. Я тебе перезвоню потом.

— Хорошо.

Целый час он с «другом» болтал! Я проверяла. Было занято. А когда пошел вызов я от испуга случайно отключилась. Тут же перезваниваю — телефон выключен. Психанув, я легла спать. Все равно завтра отчитается. Но, честно говоря, он мне уже все нервы истрепал. Я больше так не могу…





Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту







poisk-ru.ru

Спустя две недели. После полудня. — МегаЛекции


Флисс и Фрейд идут по залитому ярким солнцем Рингу; они идут по направлению к большому каменному мосту через Дунай. На Ринге толпы людей, мелькают туалеты дам, сияют витрины роскошных магазинов.

Флисс (он — в цилиндре и черной визитке, с тростью — одет гораздо элегантнее Фрейда) разглядывает прохожих и витрины с исполненной горечи веселостью.

Прошла красивая женщина, дерзко взглянув Флиссу прямо в глаза.

Тот ответил ей победоносным взглядом донжуана и даже проводил ее глазами, бесстыдно оглянувшись вслед. Кажется, что именно с ней он прощается.

Флисс (с легкой грустью, чуть-чуть над ней подтруни­вая). Прощай! Прощай!

Фрейд не скрывает своей печали. Он идет сквозь толпу, не замечая людей.

Фрейд (услышав слова Флисса, словно очнулся). С кем это вы прощаетесь?

Флисс (делая неопределенный жест). Со всем вокруг. С Веной.

Фрейд (искренне удивившись). Неужели вы любите Вену? Я ненавижу ее. Ничтожные люди! Жалкие любвишки! Мелкая сволота! И, считая туристов, здесь больше антисемитов, чем жителей.

Флисс (добродушно). Вы бы не смогли жить в другом месте.

Фрейд. Верно. Но сегодня вечером я останусь в Вене совсем один. Когда вы уедете, в этом городе некому будет интересо­ваться моими исследованиями. (Кажется, он впервые обра­щает внимание на прохожих, на их усталые, озабочен­ные, невыразительные или глуповатые лица) Некому…

Флисс (искоса взглянув на него). Однако вы снова встре­чаетесь с Брейером.

Фрейд (слегка смутившись). После его возвращения видел­ся с ним два раза. Он бросает психиатрию.

Флисс. Черт возьми! Для этого надо прочно стоять на ногах. Чем он намерен заняться?

Фрейд. Возвращается к неврологии, это его специальность. (Пауза. С робостью.) Мы вместе пишем книгу.

Флисс (недоверчиво смотрит на Фрейда). О чем же?

Фрейд. О его методе катарсиса. (Пауза.) Мы условились, что не станем касаться проблем сексуальности.

Флисс. Что же тогда остается? Болтовня.

Фрейд (спокойно). Флисс, когда дети вырастают, настает их черед кормить родителей. Брейер помог мне. Я уважаю его, как собственного отца, и буду уважать, что бы ни случилось. Он погрязнет в медицинской практике, а мне хочется, чтобы он написал… свою книгу.


Флисс. В вас слишком много добрых чувств, Фрейд. Избыток. Не забывайте, что наука бесчеловечна

Фрейд дружески на него смотрит, хочет что-то сказать, но молчит. Проходит Дора под ручку с офицером. Фрейд кланяется ей, но она отворачивается. Флисс, который тоже намеревался поклониться, за­метив это, не кланяется.

Флисс. Кто она?

Фрейд. Это Дора, вы же знаете. У нее невроз навязчивости. Внезапно она перестала приходить ко мне.

Флисс оборачивается и смотрит на Дору, которая слегка прижимается к офицеру.

Флисс. Она, кажется, вылечилась.

Фрейд не оборачивается.

Фрейд (мстительно усмехнувшись). Она была бы совсем здоровой, если бы поклонилась мне.

Они вышли к берегу Дуная, перешли набережную и вступили на мост. По шоссе проехало несколько карет. Тротуар безлюден. Они дошли до середины моста.

Флисс (неожиданно останавливает Фрейда). Здесь, над рекой, посреди города — идеальное место.

Фрейд. Действительно, идеальное.

Они облокотились на перила. Справа набережную окаймляют дома, над которыми возвышается огромное чертово колесо парка Пратер. Флисс достает из кармана два кольца; на оправе выгравированы змеи.

Флисс. Одно — вам, одно — мне. (Улыбается, показывая, что шутит.) Мы с вами создаем тайное общество. (Более серьезно.) Сегодня, 13 июля 1892 года, в Вене, на мосту через Дунай, стоят два человека, и только им ведома тайна природы: сексуальность правит миром. (Он обернулся на перестук ко­лес и показал на солидного господина — седая борода, ордена, минимум государственный советник, — который проезжал мимо в собственном экипаже.) Им тоже правит сексуальность, но он об этом не знает. (Он в упор смотрит на Фрейда. В его больших, мечтательных глазах мелька­ют искорки) Фрейд, давайте заключим договор. Вы живете в Вене, я — а Берлине. Вы — психиатр, я — физиолог и мате­матик. Больные будут сообщать вам факты, а я рассчитывать, когда они имели место. Ритм, все в нем, все — в ритме и числе. Возьмите кольцо. (Протягивает кольцо Фрейду, который не решается его взять.) Что с вами? Вы боитесь?

Задетый за живое, Фрейд поворачивается к Флиссу, берет кольцо, но не надевает его на палец, а держит я руке.

Фрейддрожью в голосе). Что ж, вы правы… Мне страш­но. (Он боится и не скрывает своего страха.) Придется копаться в грязи. Снова и снова, всегда. Это, это… меня ужа­сает… (Флисс молча смотрит на него.) К тому же я боюсь потерять Марту. Она ни о чем не знает, но догадывается, И думаю, осуждает меня. Я люблю ее потому, что она, подобно мне, строга и стыдлива. Она порицает меня во имя добродете­лей, которым привержен я сам. (Разглядывает свое обру­чальное кольцо и кольцо Флисса.) Она будет жить рядом, словно чужая. Жить в этом изнеженном, развратном городе, который каждый день будет нашептывать ей: твой муж — грязный еврей, такая же свинья, как все евреи.

Долгое, тягостное молчание.

Флисс. Под нами Дунай. Если вы отказываетесь, бросьте кольцо в воду.

Фрейд (говорит хриплым, еле слышным голосом, словно не слыша Флисса). Но главное, что больше всего я боюсь себя…

Флисс (с презрительным высокомерием). Семья, город, ка­кое они имеют значение? Мы станем всемогущи, Фрейд. (Он указывает в сторону набережной, забитой каретами и людьми.) Мы узнаем тайные инстинкты людей, истоки того, что они называют добром и злом, к благодаря разуму, будем господствовать над ними.

Неожиданно Фрейд рассмеялся.

Флисс (растерянно). Что с вами?

Фрейд. Я вспомнил беднягу Мейнерта. Он сказал мне: «За­ключите договор с дьяволом». (Надевает кольцо на указа­тельный палец.) Вот я и заключил.

Флисс улыбается и тоже надевает кольцо.

Флисс. Каждую неделю мы будем писать друг другу. У нас будут тайные встречи.

Фрейд. Научные «конгрессы» двоих.

Фрейд овладел собой, теперь он почти весел.

Флисс. Через десять лет мы научимся управлять людьми. (Он крепко пожимает Фрейду руку.) Отныне, брат мой, мы должны говорить друг другу «ты».

 

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

(1)

Год. Шесть лет спустя.

Кабинет доктора Фрейда. Зритель видит обстановку кабинета: письменный стол, заваленный бумагами и книгами, несколько разностильных стульев и канапе, стоящее у стены против письменного стола. Раздвинутая ширма скрывает часть стены слева, напротив окна —странный, опутанный проводами стул с контактами, больше напоминающий средневековое орудие пыток, нежели лечебное приспособление, он несколько похож на „электрический стул», используемый в США для смертной казни.

Фрейд склонился над диваном, и зритель догадывается: он производит какие-то манипуляции руками. Кисти, выступающие из манжет, массируют прикрытые махровым полотенцем поясницу, ягодицы и ляжки больной, лежащей на канапе вниз лицом.

Это хорошенькая девушка с приятным, но несколько смешным личиком.

Ее тело, кроме ног — больная чулок не сняла, — обнажено под

простынями.

Голые руки лежат вдоль тела.

Ее спокойное, умиротворенное лицо явно показывает, что девушке сеансы массажа нравятся.

Фрейд. На сегодня хватит. Одевайтесь!

Дора (с невинным видом). Массажи все короче и короче.

Фрейд (раздраженно). Отнюдь нет.

Он поворачивается к ней спиной и идет к окну.

Голос за кадром. Мне только массаж и помогает.

Фрейд (мрачно, ворчливо). Делайте, что вам говорят.

Зритель слышит, как Дора встает и идет за ширму. Фрейд подходит к «электрическому стулу» и рассматривает его. К нему Дора приставила свой зонтик, а на сиденье положила сумочку и книгу.

Фрейд читает название и хмурит брови.

Поворачивается в сторону ширмы.

Фрейд. Что это за книга?

Голос Доры за кадром. «Госпожа Бовари».

Фрейд. Я и сам вижу. Что вы с ней делаете?

Голос Доры за кадром. А что можно делать с книгой? Читаю.

Фрейд. Больше читать не будете.

Дора. Почему же?

С книгой в руке Фрейд подходит к письменному столу. Дора высо­вывает из-за ширмы голову и половину туловища, она — в комбина­ции.

Фрейд не замечает ее. Кладет книгу в ящик и запирает на ключ.

Фрейд. Это отвратительно.

Дора (в комбинации выходит из своего укрытия и топает ногой). Вы мне надоели!

Фрейд машинально оборачивается, смотрит на нее, нахмурив брови. Он возмущен этой выходкой, но нисколько не смущен.

Фрейд (властным тоном). Есть у вас стыд? Вы читаете французские романы и смеете появляться передо мной в подобном виде! Поберегитесь, дитя мое, если вы будете продолжать в том же духе, то никогда не излечитесь.

Она, испугавшись, прячется за ширму.

Фрейд подходит к «электрическому стулу» и включает контакты.

Ножки стула из стекла.

Он берет некое подобие круглой щетки, к которой подведен провод, и включает ток. Щетка потрескивает, искрит. Услышав потрескива­ние, Дора резким шагом выходит из-за ширмы, на сей раз уже одетая.

Дора. Нет. Только не это. Фрейд оборачивается к ней с наигранным возмущением.

Фрейд. Почему же?

Дора (заранее сдавшись). Ненавижу вашу машину. Я устала твердить вам об этом.

Фрейд подходит к ней и нежно, но властно ведет к «электрическому стулу».

Фрейд (по-прежнему мрачным, хотя чуть более ласковым тоном). Вы же знаете, что вам больно не будет.

Дора. Я знаю, что мне страшно.

Фрейд. Страх лечит.

Он усаживает Дору на стул, ремнем привязывает ноги так, что они оказываются на изолированной подножке, кладет ее руки на подло­котники.

Фрейд. Ну вот. (Взяв электрощетку, которая начинает потрескивать, проводит ею по лицу, по затылку Доры. Она в испуге. Разговаривает с ней властно и ласково, как с ребенком.) Электротерапия вам гораздо полезнее массажей.

Она не осмеливается ответить, но легким кивком отвергает это за­ключение.

Фрейд (настойчиво). Ваши навязчивые идеи все меньше и меньше преследуют вас. Кое-какие совсем исчезли.

Дора (упрямо насупившись, осмеливается скороговор­кой возразить). Зато другие вернулись. Фрейд. Дора, вы лжете! Вы прекрасно знаете, что вам лучше. (Он тщательно водит щеткой вдоль тела больной.) И потом этот ваш тик… (Фрейд имитирует его: это гримаса, при которой приподнимается левый угол губ, вытягива­ется к уху и прикрывается глаз.) Вот уже три недели, как он не возобновлялся. (Дора сидит с недовольным видом.) Вы не можете этого отрицать.

Дора (нелюбезно). Нет, могу.

Пауза Она стала чувствовать себя чуть увереннее с той минуты, как щетка отодвинулась от лица.

Дора (неожиданно). Я хочу, чтобы вы лечили меня гипно­зом.

Лицо Фрейда в одно мгновение цепенеет. Он выпрямляется, держа щетку в руке и не поднося ее к Доре.

Фрейд. Что вы сказали?

Дора. (ворчливым тоном). Говорят, что гипнозом лечат.

Фрейд. Кто наговорил вам этих глупостей?

Дора. Все говорят об этом.

Фрейд. А если все будут говорить, что земля — страусиное яйцо, тоже поверите? (Он выключает ток, отводит провода и наклоняется, чтобы высвободить из ремней ноги плен­ницы.) Гипнотизеры — это шарлатаны, все без исключения.

Дора.А доктор Брейер говорит иначе.

Она встает со стула.

Фрейд. Брейер?

Дора.Он каждый день гипнотизирует подругу моей кузины.

Фрейд (хохочет во все горло). Брейер! Вы попали пальцем в небо, Дора. Доктор Брейер — мой лучший друг. Я знаю всех его пациентов и могу заверить вас, что он не тратит своего времени на то, чтобы их гипнотизировать. (В дверь, располо­женную в глубине комнаты, стучат. Фрейд, не поворачи­вая головы.) Войдите! (Обращаясь к Доре.) Это Марта пришла поздороваться с вами. Я сказал ей, что вы здоровы, но верит она лишь своим глазам.

 

(2)

Марта подходит к Доре.

Они целуются.

Марта.Дора, как твое здоровье? (Указывая на Фрейда, с ласковой иронией.) Неужели правда, что этот человек тебя вылечил?

Дора (бросает неискренний взгляд на Фрейда). Пол­ностью вылечил, Марта. (Внезапно она строит гримасу, которую только что изображал Фрейд. Тоном расшалив­шейся школьницы.) Вернее, почти вылечил.

Фрейд (в ярости хватая Дору за руку). Вы нарочно сделали это?

Дора (ее лицо снова передергивает тик, в отчаянии). О нет, доктор, совсем не нарочно.

Фрейд порывисто подталкивает Дору к двери.

Фрейд(торопливо). Мы проверим это в будущий вторник. Приходите в пять часов.

Дора (слегка сопротивляясь, кричит Марте от двери). До свидания, Марта. Зайди завтра ко мне… Я тебя так редко вижу…

Марта (с любовью). До свидания, дорогая моя. Постара­юсь избавиться от домашних дел.

Фрейд распахнул дверь. Отходит в сторону, пропуская Дору.

Дора.Довторника… (Она снова строит гримасу, которая на мгновение мешает ей говорить, потом заканчивает.) Доктор!

Фрейд и Марта остаются вдвоем. Фрейд мрачен и раздражен. Он подходит к Марте, стоящей рядом с «электрическим стулом», и, про­ходя мимо него. с размаху бьет ногой по аппарату.

Марта (с удивлением). Что с тобой?

Фрейд (бормочет, не глядя на нее). Ни за какие деньги нельзя лечить подруг своей жены. Классический случай — невроз навязчивости. Навязчивые идеи. Фобии. Импульсы. Она выздоравливает. (Смотрит на часы.) Нам пора одеваться. Иначе мы опять опоздаем. (Идет к двери, Марта — за ним.)

Спальня Фрейдов.

Марта причесывается перед зеркалом.

Фрейд без сюртука, в рубашке — манишка накрахмалена, — пытается застегнуть жесткие манжеты золотыми запонками.

Правый манжет ему застегнуть удалось. Но с левым он никак не может совладать.

В тот момент, когда он начинает раздражаться. Марта ласково берет его за запястье и сама застегивает запонку.

Фрейд (глядя на нее). Вот в чем дело! У тебя волшебные руки. Именно такие руки необходимы, чтобы ставить опыты. (Марта смотрит на него, ничего не понимая.) Да. Опыты в лаборатории. А у меня руки из ваты. (Раздраженно сме­ется.) Я — хороший теоретик. И плохой экспериментатор. Во всяком случае, мои руки мне больше не требуются. Шесть лет назад мне их отрубил Мейнерт. Кстати, он смертельно болен.

Марта вздрагивает и поднимает голову.

Марта.Мейнерт? Что с ним…

Фрейд. Грудная жаба.

Марта. Поэтому тебе тяжело?

Фрейд отстраняется от нее и идет за сюртуком.

Фрейд. Меня это не волнует! Он ненавидит меня, он причи­нил мне все зло, какое только мог. (Он смотрит в пустоту, положив руку на ворот сюртука, который он раньше повесил на спинку стула. Резким тоном.) Он умрет, и я даже не приду с ним проститься. (Она смотрит на него, но из осторожности молчит.) Ты знаешь, он был великий че­ловек. Действительно великий. (Смеется горьким смехом.) Он, должно быть, очень удивился, что умирает. Он же принимал себя за Бога-Отца!

Марта ласково снимает руку Фрейда со спинки стула, берет сюртук и протягивает его мужу.

Фрейд. Что такое? (Замечает, что жена подает ему сюртук.) Не стоит труда. Я не пойду на ужин к Брейеру.

Марта. Но ты с ума сошел! Ты же их обожаешь! Только у них чувствуешь себя как дома.

Фрейд. Когда у них нет гостей, да. Но они пригласили какого-то болвана.

Марта.Кого?

Фрейд. Некоего доктора Флисса, с которым я незнаком.

Марта.Но если ты никогда с ним не встречался, откуда тебе известно, что он болван?

Фрейд. Потому что он приехал из Берлина, чтобы слушать мои лекции. Хоть это ты понимаешь? Берлинский врач, мужчи­на в моем возрасте, и, кажется, он там вполне преуспевает.

Марта. Ну и что?

Фрейд (вспыльчиво). Мне нечего ему сказать. Нечего! Нечего! Я — бесплодная смоковница, я никому не способен ничего сказать, и все, кто приезжает меня слушать, кретины.

Расхаживает по комнате.

Она следует за ним с сюртуком.

Марта. Если он приехал ради тебя, то это лишний повод пойти на ужин.

Фрейд (вспыльчиво, но беззлобно). Ах, ничего ты не пони­маешь. (Он поворачивается к ней и смотрит с каким-то растерянным, почти глупым видом.) Нервы у меня расша­лились. Массажи! Электротерапия! Электротерапия! Массажи! И ни гроша в кармане… Я брошу медицину. Лучше стану торговать сукном.

Марта (ласково). Ты же поклялся мне, что будешь счаст­лив…

Фрейд (смеется сухим, почти оскорбительным смехом). Счастлив?

Марта (с печалью). Да, счастлив, как только мы будем вместе.

Фрейд растрогался. Он положил Марте руки на плечи и смотрит на нее с глубокой нежностью.

Фрейд. Бедная моя любовь, я гублю твою жизнь. Нет, я не должен был на тебе жениться! (Марта, оскорбленная до глубины души, делает шаг назад. Фрейд идет к ней, объясняя.) Неудачник не имеет права жениться. (Берет у нее из рук сюртук и надевает его.) Прости меня. Это из-за Мейнерта. Когда я узнал, что он заболел, воскресли все воспоминания. (Она улыбается ему несколько печально и поворачивается к зеркалу. Внезапно Фрейд начинает ее торопить.) Ну что? Ты готова? (Марта взяла свою шляпу и укрепляет ее на голове булавками.) Поторопись. Я тер­петь не могу приходить последним.

В комнате ребенка.

Матильда стоит, она слышит, что открывается дверь, и бегом броса­ется в прихожую.

Фрейд и Марта собираются уходить. Фрейд в черной визитке и брю­ках в полоску; на голове у него цилиндр. Он подхватывает Матильду на руки и изо всех сил прижимает к груди.

Фрейд (указывая на Матильду). Вот все, что я сделал лучшего в моей жизни.

Марта (с раздраженной улыбкой). Еще бы! Я ведь тебе сильно помогла.

Она берет дочку из рук Фрейда и целует ее. Она опускает ее на пол в тот момент, когда Фрейд открывает дверь. Они выходят.

(3)

Квартира Брейеров.

Большой, богатый и комфортабельный, но довольно безвкусный са­лон. Окно открыто.

Матильда Брейер, весьма красивая женщина лет тридцати, высуну­лась в окно. Горничная ждет, стоя возле стеклянной двери, выходя­щей в коридор.

Матильда поворачивается и идет к ней, явно раздосадованная. Ма­тильда, маленькая, пухленькая и подвижная, в ней чувствуются оча­рование и веселость. Но в это мгновение лицо ее озабочено и голос малоприятен.

Матильда Брейер. Они приехали. Вы уверены, что господина Брейера нет в кабинете?

Горничная. Я только что оттуда, мадам.

Матильда Брейер. А в курительной? Вы там были? (Ма­тильда берет со столика веер, раскрывает его и нервно обмахивается.) Как это неприятно. Он мог бы… (Звонок в дверь.) Ступайте откройте.

Горничная выходит. Матильда, обмахиваясь веером, подходит к зер­калу, поправляет волосы и делает приятное лицо.

Входят Марта и Фрейд, она улыбается и целует Марту в обе щеки.

Матильда. Здравствуйте, дорогая моя! Здравствуйте, Зиг­мунд. (Скороговоркой.) Йозеф неисправим, я же просила его быть вовремя. Но он, естественно, не пришел.

Лицо Фрейда светлеет, едва он входит в салон. Заметно, что ему нравится квартира Брейеров и он чувствует себя в ней совсем легко.

Фрейд (ласково). Полно, Матильда, с врачами все бывает!

Матильда очень словоохотлива по привычке, а особенно, когда раз­дражена. Она говорит, сопровождая свою речь маленькими, очарова­тельными и жеманными жестами, непрерывно помахивая веером.

Матильда Если бы дело шло только о вас, я бы примири­лась: мы одна семья. Но приглашен еще этот господин Флисс, с которым я незнакома. Эти берлинцы такие обидчивые… (Очень раздраженно.) Он обещал мне быть вовремя. В конце концов, это его гость.(Тем же тоном.) Марта, дорогая моя, возьмите веер, здесь так душно, мы все нервничаем, будет гроза.( За кадром шум кареты на улице.) Вот и он!

Ее нервозность вряд ли можно объяснить простым опозданием Брей­ера.

Шум кареты стихает.

Матильда. Нет, это невыносимо.

Фрейд (с раздражением). Потерпите же, Матильда, он задержался у больного, это каждый день бывает.

Матильда. Именно каждый, вы правы. Но задерживается он у больной. Всегда только у нее. Вы знаете, у Кёртнер.

Фрейд (с удивлением). Кёртнер? Нет, не знаю.

Матильда. Ну вот, видите! Вы знаете всех его пациентов. Ее зовут Сесили. Он ходит к ней теперь по два раза в день. Кажется (смеется нервным смехом), она какой-то велико­лепный случай.

Фрейд побледнел. Лицо его насупилось.

Фрейд (очень сухо). Два раза в день? К Сесили Кёртнер? Нет, не знаю.

Всеми тремя овладевают смущение и тревога.

Матильда (с изумлением). Ведь он же от вас ничего не скрывает.

Фрейд (тем же тоном). Надо полагать, что нет.

Матильда (после паузы). Значит, он вам о ней не гово­рил?! (Похоже, что она больше удручена, чем поражена. Нервным жестом она складывает веер и бросает его на столик.) Тем хуже для нас обоих!

Фрейд молчит. Он сидит в кресле, нахмурив брови, и даже не скры­вает своего смущения.

Звонок.

Матильда. И естественно, это пришел наш гость!

Слуга (открывает дверь). Доктор Флисс.

Он отходит в сторону, пропуская Флисса, который входит и кланяется.

Матильда встает, протягивая ему руку.

Матильда. Здравствуйте, доктор.

Флисс, щелкнув каблуками, кланяется и целует руку.

Флисс. Мое почтение, мадам.

Матильда. Мой муж задержался у одной из своих пациен­ток…

(4)



Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru

Месячные через 14 дней после предыдущих: основные причины

Женщины, которые внимательно следят за собственным здоровьем, настороженно относятся к любым изменениям своих месячных. Особенно их пугает возобновление менструации через 14 дней после окончания прошедшей.

Месячные должны быть регулярными, и сбои в них вызывают беспокойство

Какие факторы нарушают нормальное течение менструального цикла

Врачи выделяют огромное количество факторов, из-за которых месячные могут начинаться через две недели после предыдущих. Большинство из них не опасны для женского здоровья. Их можно назвать вполне естественным явлением. Менструальный цикл нередко меняется по вине:

  • Приема оральных контрацептивов. Девушки все чаще выбирают этот вариант предохранения от нежелательной беременности. Рано или поздно практически каждая из них сталкивается с проблемой наступления месячных через две недели.
  • Гормональных нарушений в организме. Цикл становится нестабильным и женщинам сложно предугадать наступление следующих месячных. Такое обычно происходит из-за воспалительных процессов в половых органах или по причине аборта. Гормональные нарушения случаются и после родов.
  • Беременности. На ранних сроках женщины принимают за месячные, начавшиеся в середине цикла, иное кровотечение. Как правило, это происходит из-за закрепления эмбриона к матке.
  • Формирования цикла. Первые два года менструация имеет нерегулярный характер. Поэтому может начаться в любой момент, независимо от того, после 14 или более дней вновь пошла кровь.

От подобных явлений не застрахована ни одна женщина. Если на 14 день произошло повторное начало цикла, то не стоит сильно волноваться. Это вызвано безобидными факторами и скоро все придет в норму.

Гормональные нарушения вследствие аборта сбивают месячный цикл

Основная причина начала менструации через две недели

Возобновление цикла через пару недель в большинстве случаев происходит по причине всевозможных воспалительных процессов в области половых органов. По такому кровотечению женщина может заподозрить у себя болезнь, которая ранее никак не проявлялась. Данный симптом указывает на образование полипов в матке, миомы, аденомы или же опухолей. Вариантов не так уж и мало. А точный диагноз поставить сумеет лишь квалифицированный врач.

Если преждевременные месячные сопровождаются болями в области низа живота, то женщина должна незамедлительно обратиться к специалисту. Большинство девушек стараются не обращать на это внимания, из-за чего упускают возможность своевременного лечения. Еще женщины пытаются обойтись без помощи гинеколога, если нарушенный цикл проходит без каких-либо болей и спазмов. Этим они сильно вредят собственному здоровью.

Почему еще преждевременно могут начаться месячные

Из-за каких еще причин может быть нарушен менструальный цикл? Почему месячные снова идут через 14 дней с момента окончания прошлых? Ответом на эти непростые вопросы станут следующие факторы:

  • Нахождение в стрессовых ситуациях. Давно известно, что постоянные волнения негативно отражаются на общем здоровье человека. После эмоциональной перегрузки женщины отмечают изменение привычного цикла. Уже через день можно заметить скудные кровянистые выделения. Но они быстро проходят, как только она выходит из стрессовой ситуации.
  • Проблемы со щитовидной железой. Цикл может измениться из-за нарушений в работе этой части нашего тела. Если железа перестает выделять нормальное количество гормонов, то происходит сбой репродуктивной функции. За счет этого через 14 дней женщина может наблюдать у себя ранние месячные.
  • Внематочная беременность. Данное состояние очень опасно для женщины, так как выявить его бывает непросто. Подобная беременность развивается так же, как и обычная. Но по мере роста женщина начинает испытывать сильный дискомфорт в области половых органов. А кровотечение, которое может случиться по истечении пары недель после конца менструации, будет спровоцировано повреждениями и разрывами тканей.
  • Переутомление и плохой сон. Наиболее распространенная причина, из-за которой, спустя несколько дней, начинается неестественное кровотечение. Неприятное явление является реакцией организма на подобные потрясения.

Ознакомившись с причинами нарушения нормального цикла, можно понять, что ничего хорошего преждевременная менструация не предвещает. Практически всегда она указывает на сбой в работе того или иного органа.

В этом случае кровотечение через четырнадцать дней рассматривают как симптом. И чем раньше женщина начнет волноваться по этому поводу, тем эффективнее будет ее лечение.

Недосыпание и переутомление могут запустить процесс преждевременных месячных

Методы решения проблемы

После завершения цикла новую менструацию женщины ожидают в среднем через 28 дней. Если с организмом что-то не так, то кровотечение начнется значительно раньше.

Не нужно лишний раз по этому поводу волноваться девушкам, которые находятся на этапе своего взросления. Их цикл может заканчиваться и начинаться в любой день на протяжении ближайших двух лет. Все придет в норму. В остальных случаях потребуется консультация специалиста.

Женщине удастся избежать долгого осмотра из-за того, что ее цикл сильно нарушен, сумеет лишь в случае, если это вызвано приемом гормональных препаратов. Достаточно будет обсудить проблему с врачом и попросить его выписать другие средства.

Если цикл женщины должен был давно нормализоваться, и она не принимает никаких гормональных препаратов, тогда ее беспокоят преждевременные месячные спустя четырнадцать дней по вине болезни. В данном случае обязательно нужен осмотр и проведение ряда сложных анализов, которые помогут выяснить причину изменения цикла.

Женщины должны точно знать, в какой день начинаются и когда заканчиваются их месячные. Только так можно понять, является ли цикл нормальным или с ним случаются сбои. По-другому выяснить это довольно сложно. К тому же не зря гинеколог первым делом интересуется, сколько длиться ее цикл, и в какой день была последняя менструация. На такие вопросы нужно давать точные ответы, чтобы врач смог выявить проблемы с женским здоровьем пациентки.

Иногда женщина и сама может понять причину того, почему ее цикл нарушился, а его начало перенеслось на совершенно другой день. Достаточно просто вспомнить, не болела ли она простудой или же сильно переживала из-за важного мероприятия. Быть может, изменение цикла произошло по причине постоянного недосыпания и нарушения режима питания. Чтобы вернуть все в норму, нужно просто ближайшие несколько дней более внимательно следить за собственным здоровьем. Рекомендуется обеспечить себе полноценный отдых, который позволит проблеме испариться. Но все-таки не помешает на следующий день после начала странного кровотечения записаться на прием к своему гинекологу. Посещение специалиста лишним не будет. К тому же консультация у врача поможет понять, есть ли реальные причины для беспокойства, вызванные данной неприятностью, или нет.

vrachlady.ru

спустя две недели — Перевод на английский — примеры русский


На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.


На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Я нашла её ответ после твоего звонка, Дот, он был напечатан спустя две недели.

И, спустя две недели, он попросил ее руки и переехать в Иллинойс.

Он был выпущен на свободу спустя две недели;

В этой связи государство-участник напоминает, что автор подала ходатайство о предоставлении убежища лишь спустя две недели после прибытия в Швецию, указав, что необходимость в ее защите не носит неотложного характера.

In this connection, the State party recalls that the author did not apply for asylum until after two weeks in Sweden, indicating that she was not in immediate need of protection.

Спустя две недели после прекращения боевых действий 31 августа в Стокгольме под патронажем премьер-министра Швеции была проведена международная конференция доноров в целях поддержки восстановления Ливана на раннем этапе и удовлетворения оставшихся гуманитарных потребностей.

Within two weeks of the cessation of hostilities, an international donor conference was held in Stockholm on 31 August 2006, under the patronage of the Prime Minister of Sweden, to support Lebanon’s early recovery and residual humanitarian needs.

И все же, спустя две недели учебы на историческом факультете Вустерского колледжа Оксфордского университета в конце восьмидесятых, я собрала чемоданы и уехала, что вылилось в первый настоящий скандал в моей жизни.

Yet, within two weeks of taking up my place at Worcester College in the late Eighties to read history, I’d packed my bags, precipitating the first scandal of my life.

Но спустя две недели эта история вернулась в мою жизнь.

Когда ты, спустя две недели, я заметил твою слежку я понял, что это так.

Then when you came in two weeks later for your follow-up, I knew it was true.

В ходе состоявшегося спустя две недели голосования значительное большинство членов этого органа поддержали нашу кандидатуру, и мы признательны им за это.

During the elections two weeks later a substantial majority of this body supported us, and we are grateful to them.

Указывается, что он был арестован 6 июля 1998 года и спустя две недели переведен в реанимационное отделение этой больницы с переломами ребер и тяжелыми травмами от побоев.

He was said to have been arrested on 6 July 1998 and transferred two weeks later to the intensive care unit of the hospital with broken ribs and severe bruising.

При помощи последующего технического соглашения по вопросам осуществления, подписанного спустя две недели, удалось продлить процесс прекращения военных действий и устранить ограничения в отношении доступа до конца 2002 года, с возможностью его дополнительного продления.

A subsequent technical agreement for implementation signed two weeks later extended the cessation of hostilities and the removal of access restrictions until the end of 2002, with the possibility of a further extension.

В июне оставшиеся 15 гражданских полицейских были повторно размещены в Руанде, но спустя две недели 12 из них были вновь эвакуированы в Найроби.

In June, the remaining 15 civilian police were redeployed to Rwanda and, of these, 12 were evacuated once again to Nairobi after two weeks.

Связанные с этим путевые расходы резко возросли, поскольку и адвокат и свидетели в настоящее время возвращаются в свои страны проживания по окончании каждого двухнедельного периода и спустя две недели их приходится доставлять обратно.

Related travel costs have been increased significantly as both counsel and witnesses now return to their country of residence at the end of each two-week period and have to be brought back again two weeks later.

Начиная с 2006 года прогнозы по древесине хвойных пород согласовываются с Международной конференцией по древесине хвойных пород (которая проведет свое совещание спустя две недели в Мадриде).

Since 2006, the softwood forecasts have been coordinated with the International Softwood Conference (which will meet two weeks later in Madrid).

Спустя две недели, он погиб при исполнении.

Спустя две недели её племянница нашла её в ванне мёртвой.

Спустя две недели президенту был представлен доклад с выводами по итогам расследования.

A report containing the findings of the investigation was submitted to the President two weeks later.

Спустя две недели он сделал это.

Спустя две недели банк отменяет платеж на сумму 50000 долл. США.

context.reverso.net

rulibs.com : Фантастика : Ужасы : СПУСТЯ ДВЕ НЕДЕЛИ… : Сергей Гомонов : читать онлайн : читать бесплатно





СПУСТЯ ДВЕ НЕДЕЛИ…

Мадам Гроссман застыла в оцепенении посреди прихожей. Громадный черный кот-долгожитель по кличке Проша (прежде Николай называл его, конечно, Прохиндеем) развалился на весь коридор и с хозяйским видом разглядывал гостей.

— Вей з мир[27]! — оперным контральто воскликнула Роза Давидовна, а была она женщиной видной, солидной, густобровой, хмурой, потому и ее вопль воспринимался скорее как угроза, нежели как приветствие. Но это было именно приветствием. — Наше вам с кисточкой!

— Привет, мама…

Николай приобнял жену за плечи и подтолкнул вперед. Мадам Гроссман хлопнула себя по бедрам:

— Таки чуял мой тухес, шо эти малахольные имеют себе геморрой во всю голову! Где ви едете такие замурзанные, да ще и в самый Шабат[28]?!

Прохиндей потянулся, тряхнул хвостом и, выразив таким образом свое полнейшее презрение, гордо удалился.

— Не царапай мне глаза, Роза, — почти простонал Николай. — Лучше прими у нас бебихи[29] и уложи ее спать…

— От це! — изумилась мадам Гроссман, беря у него из рук полупустую сумку. — Ше такое?! Вы шо, с этой торбочкой тынялись по всем поездам?

Рената, еще более маленькая рядом с величественной Розой Давидовной, привалилась плечом к стене. Хозяйка озадаченно посмотрела на невестку:

— Скинь лапсердак и бежи тудою, в комнату!

Николай, согнувшись над женой (изумленная мать занимала собой почти весь коридор, но отступить не догадалась: наверное, впервые в своей жизни она, коренная одесситка, оказалась в полной растерянности), помог Ренате расстегнуть дубленку. Бледные губы молодой женщины беззвучно шевельнулись.

— Ой-вей! — всплеснула руками Роза Давидовна. — Ты привез ее мене на штымповку? — и тут же подхватила Ренату под руку. — Люба моя дорогая! Нивроку[30] — тьфу-тьфу-тьфу на тебя! — (постучала по косяку). — Коля, шоб ты сдох, ты мог позвонить и сказать? Вас бы встретил Сева!

— Потом! — отмахнулся он, раздеваясь. — Все потом, мама!

— Таки иди и разложи «вертолет», или мне одной чикаться с твоей лялей?! У ней щас будет паморок, и шо я буду с нею делать?

Николай раскрыл диван-«книжку» в маленькой комнате.

— Слушай сюда: простыни в шифоньере. Стели бегом!

И, ворча между делом что-то вроде: «Ой, эти мене дети — так шоб у мене была такая жизнь — вырванные годы!» — она принялась снимать с невестки остальную одежду. Потом сообразила, что ей мешает болтающаяся на руке сумка, освободилась, а Рената в это время упала в кресло.

— Все цырлы себе поотморозила! От скаженные! От скаженные! — ругалась мадам Гроссман, ощупывая и закутывая в огромный халат полуживую невестку. — А ноги! Лед! Коля, вы сдурели или да? Я всегда говорила твоему отцу, шо тебя надо сдать учить в 75-ю школу! Щас зови ей доктора, адиет! А ты — ляжь!

Рената поднялась, путаясь ногами в полах свекровиного халата, дошла до постели, рухнула и застонала: живот, тупо ноющий уже дня два, свело резким спазмом. Она подтянула колени к подбородку и замерла. Лишь бы не трогали! Лишь бы не трогали! Но Розу Давидовну было не так-то просто обмануть:

— Дай мне сюда телефон, потерянный! — рявкнула она на сына. — Сиди-катайся!

Пока мать, ругаясь на чем стоит свет, беседовала со знакомым врачом, Софой Израилевной, Николай бесцельно мял руку жены. Взволнованность непосвященной Розы Давидовны относительно будущего ребенка ему не передалась. Он беспокоился только о Ренате. В глубине души он даже хотел, чтобы все разрешилось сейчас, почти естественным путем. И пусть этого малыша никогда не будет. И не будет никаких сомнений. Все произойдет само по себе, по судьбе. Как же все осточертело! Как он устал!

— Шо там у нее за срок, Коля?! — прорычала мадам Гроссман, оторвавшись от трубки.

— Я знаю? — («И знать не хочу! Пусть его не станет!»)

— Ляля, сколько у тебя месяцев?

— Она не может говорить, Роза…

— Софа, холера их знает! Эти два куска адиета… А, ты слышала… И как тебе это нравится? На вид — ше-то вроде пяти… Да… да… Щас! — Роза Давидовна оттолкнула сына и потрогала Ренатин живот. — Да… Да шо ты гришь! — она охнула и схватилась за свою пышную грудь. — Езжай, Софочка, езжай, милая! Жду тебя!

Рената застонала и от боли прикусила наволочку.

— Ты у нас хорошо грамотный, Коля, — сурово прогудела мать, громадной, унизанной кольцами ладонью поглаживая невестку по голове, — а и это ей кошерно сделать не мог! Нет, Леша, — она воздела глаза к потолку, обращаясь к покойному мужу, — ты имеешь себе такое представить? Если бы ты знал, какой это будет поц, ты пошел бы и повесился за Первой Заставой, а я на всякий случай все равно сбегала бы на аборт… Ее шо, растрясло в поезде?

Николай пожал плечами.

— Не стой, как памятник Ришелье! Неси воды!

— В чем?

— В кружке, потерянный! Мне воды неси, сдохнешь тут с вами! Потерпи, люба моя дорогая! — Роза Давидовна опустошила кружку и приступила ко второму раунду: — Шо сегодня за день, а?! С чего она не говорит?

— Мутизм.

— Расскажешь это бабушке. Я говорю с тобой на русском, отвечай на русском!

— Немота. Болезнь из-за стресса… нервов, то есть… из-за…

— Леша! Ты это слышал? Этот кусок адиета довел беременную жену до нервного стресса! Леша, отвернись и не слушай этого, я хочу, шобы тебе лежалось спокойно в твоем гробу!

Рената тихо заплакала. Ей было больно за Николая, которого поливали бранью ни за что ни про что; ей было больно, что он, едва стоящий на ногах от усталости, сносил все это; ей было больно от понимания, что у нее, скорее всего, начинается выкидыш, а ведь вчера, только вчера она ощутила робкое шевеление малыша. И, наконец, ей было просто больно… Очень больно…

Софа Израилевна была чуть уменьшенной копией мадам Гроссман. Она закатала рукава своей кофты, натянула резиновые перчатки и зычным голосом приказала подруге и ее сыну выйти из комнаты. На усевшегося в кресле Прохиндея это распоряжение не распространялось.

Николай тем временем вкратце рассказал матери о причинах, которые заставили его и Ренату бежать из Новосибирска и скитаться по стране уже почти полгода. Разумеется, имена и участие в их жизни телохранителя Саши и мерзавца Андрея он благоразумно пропустил. Роза Давидовна и без того была не в восторге от женитьбы сынка «на какой-то гойке», поэтому не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о реакции мадам Гроссман, скажи Николай правду — мол, изначально жена убежала в обществе отцовского телохранителя. Малейшее подозрение в том, что ребенок «нагулян» от другого — и Роза не ударит палец о палец, чтобы помочь им.

Выслушав часть повествования и поняв, что дело запуталось до невозможности, мать махнула рукой:

— Иди красить кибитки, ты мене устал своей волнующей сказкой! Я шо, городской сумасшедший — ваших коников по стойлам разводить?! Я таки знала, шо пострадаю через этого кацапа Сокольникова! Кругом-бегом, ви, Колюня, встряли ногами в жир по самий тухес, вот шо я тебе скажу.

— Сам знаю. Главное — шоб ее оклемали, Роза.

— Софочка еще не таких оклемывала. Я тебе скажу один вопрос, Коля: ви зачем делали дите, когда сами ходите с беременной головой?

Чтобы не получить от матери очередную порцию нагоняя, Гроссману пришлось соврать, что Рената ждала ребенка еще в Новосибирске, до начала всех этих проблем. Ему было стыдно, когда Роза, силясь скрыть жалость, обозвала его болваном и тайком утерла глаза, подскочив за очередной кружкой воды. А что было делать? Правду сказать?!

Наконец к ним вплыла Софочка, взяла сигарету, вставила в мундштук и, подойдя к форточке, жадно затянулась. Под ногами, урча, словно трактор, слонялся Прохиндей и бодал всех своей громадной головой — ластился.

— Ну шо там за моих скажешь, Софа? — выждав, когда подруга отведет душу курением, спросила хозяйка. — Не выкинет?

— Шобы да — так нет, — прогудела Софа Израилевна. — Заберу таки ее в нашу областную. Имейте за счастье, шо дивчина здоровая, как та ваша лошадь. Но на голову больна, кажу ее зараз и нашим из психотделения…

— Теть Софа, будет она говорить? — вмешался Николай и получил от докторши убийственный взгляд сверху вниз.

— Слушай, а оно тебе надо, шоби она с утра и до вечера морочила тебе голову? Я же ж по-русски тебе грю: кажу ее нашим психиатрам.

— Может, не стоит ее в больницу?

Николай подразумевал, что там не такая уж надежная охрана, однако мать и тетя Софа накинулись на несчастного парня с таким шквалом убеждений, что он поспешил сдаться и ретировался в маленькую комнату, к жене.

— Ладонька! Не спишь?

Рената открыла глаза и слегка улыбнулась.

— Все будет хорошо, слышишь меня? — Николай сел рядом и погладил ее пальцами по щеке. — Софочка устроит тебя в клинику, там ты наконец отдохнешь и поправишься…

Она испуганно стиснула его руку.

— Не бойся, мы с Розой будем там почти все время. У тебя прошло?

Легкий кивок. Рената замерла, прислушалась и, снова сжав его кисть, опустила ее себе на живот. Странное ощущение: будто сквозь кожу жениного тела в его ладонь робко постучал клювиком птенец. Рената улыбалась. Николай тоже не удержался. Вот как это бывает!

— Не пугайся маму, — попросил он. — Она крикливая, но сердце у нее доброе. Она постарается сделать для нас все, понимаешь?

Рената понимала. Понимала она также и другое: то, чего боялся Николай, замалчивая подробности побега. Понимала, что муж не проговорится. Это было неприятно, пошло, гадко, но по-другому пока не получалось. А Гроссман был умным и великодушным человеком. И постепенно отношение к нему Ренаты стало меняться. Конечно, ждать прежней любви и привязанности было уже невозможно, слишком много грязи пролилось за четыре года их совместной жизни. Да и потом… Но хотя бы простить друг друга и помириться, искренне помириться, они уже могли. Он так хорошо улыбнулся, ощутив, как маленький пробует свои силы…

Софа сдержала слово. Она даже хотела найти для подружкиной невестки отдельную палату, однако Гроссман запротестовал. Все-таки, в общей было куда безопаснее.

Несмотря на неимоверную усталость, Николай решил дежурить в приемной до самого закрытия больницы. Да и потом еще долго бродил вокруг темного здания, думая о своем…

* * *

Он был кедром, громадным, прекрасным кедром, что раскинул свои ветви в прозрачно-сиреневом воздухе. По его стволу бегали суетливые белки, на него присаживались птицы… А он любовался шальной, неуправляемой в своем веселье златовласой девушкой, танцующей на берегу, возле самого ручья.

Веселый Инпу обожал принимать иные обличья: он заранее знал, чувствовал, видел, что ему теперь еще нескоро удастся проделать то же самое в мире статики.

Инпу перекинулся в пернатого медвежонка и неуклюже заполз на кедр:

— Приветствую тебя, большой и сильный!

Странник обратил восприятие на покрытую черным пухом нелепую мордочку зверя, на бурые перышки вместо шерсти. И рассмеялся:

— Воистину, мальчик, без тебя здесь было бы скучно!

Инпу похрюкал, усаживаясь на ветках, отломил шишку и принялся щелкать орешки.

— Кто это? — спросил он про танцовщицу, плюясь скорлупками.

— Скоро ты это узнаешь.

— Мне уже невмоготу здесь, Странник! Пожалуй, стоит поторопиться! Я стану слишком большим медведем, и мне будет попросту лень узнавать что-то новое.

Инпу вживался в свои роли полностью и начинал верить, что его герои — это и есть он сам. Так — много тысячелетий… Инпу — это Инпу.

— Вспомни меня! — попросил Странник танцующую Попутчицу, но та была не только нема, но еще и глуха к его призывам.

Она самозабвенно скользила по берегу ручья в своей волшебной грезе. Инпу болтал задними лапами и приплясывал, сидя на ветке.

Тогда от ствола кедра отделился призрак серебристого волка и побежал к танцовщице.

Она замерла. Ровно на секунду. Танец продолжился вдвоем — танец-дуэт, танец-противоборство. Пернатый медвежонок на радостях пинал ствол, следя за их плавными, летающими движениями. Девушка и волк. Феерия неописуемой красоты, когда при каждом прыжке с шерсти серебристого зверя летят звезды, а всполох волос танцовщицы подобен солнечному протуберанцу. Ты ждешь, что один из них, обнявший второго, одержит победу. Охваченный азартом, ты горишь и кричишь — а они вдруг перетекают друг в друга, и «победитель» становится «побежденным». И все начинается заново. Они не бьются. Нет! Они — единое целое. Они — первооснова всего сущего. И это чудесно!


Идущий истинным путем не найдет отпечатков колес.

Знающий истинные слова говорит без изъяна.

Лучшие двери не имеют замка:

их невозможно взломать…

Лао Цзы, чжан из «Дао дэ цзин»

— Вспомни! — говорит волк. — Отодвинь засовы беспамятства. Ты избрала воду!

Она останавливается, на какое-то мгновение вспоминает и…

…Но вдруг — рывок боли. Пернатый медвежонок роняет шишку и кубарем скатывается со ствола. Острый меч вонзается в красноватую кору кедра. Тот самый меч.

Красавица вскрикивает и исчезает.

— Вот ты куда забралась, атмереро! — восклицает полководец отчего-то женским голосом.

Из раны в стволе хлещет кровь-смола. Хлещет, горячая, солнечная. Иссякает жизнь в прекрасном дереве. А полководец заливается ледяным смехом и поворачивается к своему помощнику, красивому юноше в таких же, как у него, вороненых доспехах:

— Возьми свое оружие, убей волка! — и рука в длинной черной перчатке указывает перстом на серебристого зверя, бросившегося на воинство.

Инпу встряхивается, принимая прежний облик.

— Да, господин! — отвечает юноша, выдергивая громадный меч с неинкрустированной рукоятью из тела кедра.

Кричит лес. Исходит смолой смертельно раненое дерево.

Черный Инпу только-только преобразился, а помощник полководца замахнулся мечом над его головой. Мальчишка огрызнулся, прыгнул в сторону, и разящая рука дрогнула. Лезвие высекло искры из камня.

«Уходи!» — мысленно вскричал юноша, своим сверкающим взглядом заклиная Инпу спасаться бегством.

Черный волк нырнул в кусты.

Серебристый зверь дрался не на жизнь, а на смерть. Лес дрожал от его рычания, земля расходилась трещинами. Полководец хохотал, ибо силы были неравны, и волк заведомо проиграл.

Горизонт оплавился, небо разверзлось бездонной черной дырой, ограниченной зеркальной галереей множества радуг. Аркада уходила в никуда…

…Юноша и волк сходятся в смертельном поединке.

В этот момент из-за кустов выпрыгивает разъяренный Инпу. Кто мерил силы Инпу? Кто видел Инпу в гневе? Лишь сердца грешников в Дуате знают его мощь, сдернутые с весов Маат и брошенные на съедение чудовищу…

Бросок Инпу точен и смертоносен. Полководец катится, сцепившись с врагом, катится под откос, к ручью. Воинство бессильно замирает, и Аркада Реальностей втягивает в пучину вселенских волн добрую половину ратников полководца. Замирают даже юноша и волк, сплетенные в горячечном объятии, почти агонизирующие, окровавленные.

Инпу заносит руку, и в замахе на пальцах его отрастают громадные когти, дабы, пробив броню и грудь властелина, вырвать гнилое сердце.

«Убей его, Инпу!» — заклинает израненный юноша, и молчаливое сознание Странника-волка изумленно обращается к нему. Они более не враги. Они и прежде были врагами только по воле странной, лихой судьбы…

Но полет черного волка и полководца завершается в воде. Инпу не успевает довершить удар. С женским воплем ярости плоть властелина шипит, ее окутывает густой пар, и она тает, а коридор Арок втягивает в себя раскаленный туман. Остатки воинства ударяются в бегство вслед за повелителем.

Лишь человек в вороненых доспехах, опустивший меч, растерянный, и два огромных волка смотрят друг на друга возле израненного дерева…

* * *

При пересечении поездом границы Чечни люди торопливо зашоривали грязные, в белесых разводах, окна. От случайного выстрела не спасет, но если прилетит камнем, то осколки, по крайней мере, не попадут в купе. А пули и камни здесь летали нередко.

Что же делать, когда ехать опасно, однако нужно? Только ехать и бояться. Бояться каждую минуту.

Ехавший из Бахчисарая с пересадкой в Джанкое, Роман Комаров не был охвачен волнением остальных пассажиров и крепко спал на верхней полке.

Тетка-украинка, которая, по ее словам, прежде жила в Черноречье — предместье Грозного — учуяв что-то тяжелое, повисшее над этой землей, немного присмирела и почти перестала донимать спутников рассказами обо всяких ужасах, творившихся в столице Ичкерии последние лет шесть. Но тишина продержалась недолго: людям было не по себе, и они ощущали потребность говорить, говорить, говорить, чтобы заглушить мрачную, тупую тревогу.

Первым нарушил молчание ученого вида щуплый плешивый мужичок в больших очках:

— Год там не был. В центре жил, над «Детским миром»… А весь центр теперь раскурочили. Помню, случай был, когда все начиналось. Там ведь от нас, неподалеку, сквер Чехова — ну, вокруг библиотеки[31]… И между елок на аллее стоял чеховский бюст — ну, Антон Палыч, знамо дело, в пенсне своем, с бородкой… Помните, да? — он взглянул на украинку, и та кивнула; тогда повествователь снова обратился к четвертому обитателю купе, вернее, обитательнице, которая, судя по всему, раньше в Грозном не бывала, а потому теперь не так уж сильно боялась. — Вот. К тому моменту памятник Ленину с площади уже сдернули и в Сунже[32] утопили. Сразу после путча в 91-м то было… Угу… Мы и так-то каждое 23 февраля[33] ждали, что русских резать начнут, а тут как-то иду на работу — глядь: а у Чехова голову отломали… Ну всё, думаю, вот оно и поехало. И в отделе у нас все, кто видел, о том же шушукались. А что? Идешь по городу — навстречу тебе тип в гражданском, ничего себе так, представительный. А через плечо — автомат. Как так и надо… Всё, всё могло быть. Но тогда забавнее все оказалось, ни в жизнь не догадаетесь. Джигиты-то наши, дюже просвещенные, на тот момент еще только с коммунизмом боролись. Ну и перепутали Чехова со Свердловым. Ну как же: тоже бородка козлиная, тоже пенсне. Как тут не перепутать? Неважно, что бюст прямо на аллее против Чеховки стоял… Совершили, мягко говоря — грубо выражаясь, «акт вандализма»… Так-то вот… А в Черноречье вашем до последнего тишь да гладь была, что вы мне ни говорите… — мужичок махнул сухонькой ручкой, хотел снова нырнуть в газету, однако с зашоренным окном в купе было слишком темно для чтения, а свет не включали.

Ту-тук — та-так… Туки-туки — таки-таки… Ту-тук — та-так… Поезд шел неторопливо, сбивчиво, будто спотыкался.

— Доча, а шо ты одна-одинешенька едешь? Не страшно тебе? — осмелилась поинтересоваться тетка-украинка: общая тревожность сблизила путешественников.

Четвертая пассажирка купе — женщина довольно молодая и прилично одетая — пожала плечами:

— Страшновато, конечно. Да не одна я. В соседнем вагоне друзья мои едут. Работа такая…

Что у нее за работа, женщина объяснить не успела. Состав дернулся, противно заскрежетал колесами и встал. Вагоны, ударяясь друг о друга, пропустили звуковую «волну» в самый хвост поезда. И упала тишина.

Попутчики переглянулись.

— Приехали? — свешиваясь с верхней полки, хрипловато спросил Роман и, вытащив из-под подушки часы, попытался разглядеть, сколько времени.

— Та нет ще… — отозвалась украинка.

— Да, рано… — согласился мужичок и, аккуратно отогнув дерматиновую шору, посмотрел в окно. — Не видно никого.

— Пийду, побачу до других.

Тетка поднялась и, покряхтывая, вынесла свое грузное тело в коридор.

Комаров зевнул:

— Так а что стоим тогда?

— Кто знает… — мужичок сел на место и принялся нервно протирать стекла очков, в полутьме — совершенно бесполезных.

Женщина, четвертая пассажирка, молчала, зябко натягивая на плечи белоснежную шаль, которая в глубоком сумраке купе выделялась смутно-белым пятном.

— Взрывов, вроде, не слыхали… — продолжал утешать сам себя очкастый. — Знать бы еще, где мы сейчас…

— И что тогда? — тихо спросила пассажирка.

— Да ничего. Мож, спокойней бы было…

Роман отбросил одеяло, содрогнулся от холода нетопленного вагона и торопливо нырнул в свитер.

Ручка двери повернулась, дверь с шумом и лязгом отъехала, пропуская вернувшуюся женщину из Черноречья:

— Тихо все. Стоим, — сообщила она.

— Да понятно, что стоим… — согласился дядька. — Хоть бы свет дали, совсем уж ни в какие ворота…

Комаров взял со столика термос, налил еще довольно горячего чая и уселся с чашкой возле мужичка. Роману все казалось, что сейчас к ним в купе сунутся цыганки в грязных лохматых кофтах и многослойных юбках и затянут что-то вроде: «Сами мы не местные, отстали от нашего поезда. Позолоти ручку, молодой-красивый, всю правду скажу!» А привязанные к их груди младенцы будут дико вопить, заставляя пассажиров откупиться от несносно шумной оравы.

В коридоре послышались голоса. Молодой человек узнал чеченскую речь. Неприятные ассоциации, тем более, что говорят громко, по-хозяйски, и в этом чувствуется какая-то угроза. Горская речь гортанна, в ней много «придыхательных», «каркающих» и, наоборот, глухих звуков. Когда все это сочетается, создается эффект ругани. Возможно, русскоязычным жителям Чечни неприязнь к вайнахскому наречию вошла в подсознание, тем более, сейчас, во время затянутой гражданской войны.

— Глянуть бы, что там… — пробормотал мужичок, но сам не сделал и движения к двери, лишь с надеждой слегка покосился на молодого спутника.

Комаров пропустил его слова мимо ушей: лично ему это было не нужно. Да и что увидишь в темноте?

Дверь с грохотом отъехала и клацнула. В проходе возник мужской силуэт, затем вспыхнул фонарик, и люди невольно прищурились от внезапно яркого света. Роман успел заметить на вошедшем камуфляжную форму. Холодный блик скользнул по строгому черному боку автомата, висевшего на груди незнакомца.

— Документ давайте! — с сильным акцентом приказал человек.

В коридоре крикнули по-чеченски. Мужчина в камуфляже слегка отклонился назад и ответил:

— Мича[34]?

Невидимый собеседник повторил фразу. Чеченец издал отрицающий звук и добавил:

— Со вух-веара цигара. И дIавахийтина{3}, вуха веара. Вахаъ гIой, хьо пхойалгIа вагончу хьажахьа[35], — а затем, вновь шагнув в купе, обратился к пассажирам: — Документ доставай!

Роман и его спутники зашевелились. Луч фонарика метнулся по вещам. Чеченец беглым взглядом окинул купе, полностью проигнорировал подобострастный и никчемный вопрос тетки-хохлушки: «А шо шукаете, хлопци?», взял протянутый паспорт очкастого мужичка.

— Зачем едешь?

Мужичок долго и путано объяснял что-то о работе. Парень слегка поморщился, отдал ему документы и отодвинул с дороги. Тот явно перевел дух и, плюхнувшись на полку, постарался сделаться совсем невидимым.

— Ты! — светя в лицо Комарову, сказал чеченец.

Роман отдал ему паспорт. Военный замешкался, переводя взгляд с фотографии на молодого человека, прикрывающегося рукой от направленного прямо в глаза луча. Пролистал, посмотрел прописку:

— Бахчисарай давно уехал?

— Лет двенадцать назад.

— Зачем теперь едешь Грозный?

— Я в Гудермес. За матерью и сестрой…

— Вещи бери, колидор выйди, — парень положил паспорт Романа в нагрудный карман и небрежно указал за спину большим пальцем.

— Что-то не так? — переспросил Комаров и краем уха услышал шепот спутницы-украинки: «Чи приняли за кого-то?»

— Вещи бери, колидор выходи! — повторил чеченец и потребовал документы у женщин.

Роман сдернул с самой верхней, багажной, полки свою сумку и, с трудом разминувшись с чеченцем, вышел в коридор.

— Муслим! — крикнул тот, выглядывая вслед за Комаровым. — Машиначу кхосса и[36]!

По коридору заметался лучик еще одного фонарика. Тяжелые шаги приближающегося человека — и перед Комаровым возник высокий грузный бородач.

— Муьлха[37]?

— ХIара[38], — первый чеченец «стрельнул» из фонарика в Романа.

Бородач оглядел Комарова с высоты своего роста и процедил:

— Пошли, гIазакхи[39]…

— Вы бы хоть объяснили, в чем дело! — запротестовал молодой человек, но ствол автомата с немой убедительностью ткнулся ему под ребро.

Комаров предпочел не спорить.

Его вывели из вагона. Снаружи было уже почти совсем темно. Возле поезда стояло два крытых фургона и армейский джип без верха, похожий на «Хаммер» старого образца.

— Лезь! — распорядился бородач, подогнав Романа к одному из этих фургонов.

Молодой человек забросил внутрь свою сумку, запрыгнул сам и очутился в полной темноте. Лишь на мгновение вспыхнул фонарик, осветил его (Роман успел заметить, что в фургоне сидело еще несколько человек) и погас.

На ощупь найдя на скамейке у борта свободное место, Комаров сел. Прошло немало времени, прежде чем он услышал скрип отъезжающего состава. «А я?!» — подумал Роман.

Поезд набирал скорость. Перестук удаляющихся колес. Еще двоих впихнули в фургон, и почти тут же машина тронулась.

Сердце Романа стучало, как стальные колеса недосягаемого теперь поезда. Что это? Недоразумение? С кем его перепутали? Что вообще все это означает? «Камуфляжный» пограничник (если это был пограничник) не вернул ему паспорт. Его, Комарова, арестовали? За что? Вот теперь Комаров начал тревожиться уже всерьез…

rulibs.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о