Желтый малыш – Жёлтый малыш — оскорбительный комикс и «отец» жёлтой прессы. Dropi

Жёлтый малыш — оскорбительный комикс и «отец» жёлтой прессы. Dropi

/ Автор: Вероника Крупинина

Персонаж Мики Дьюган, более известный под прозвищем Желтый малыш из-за цвета своей сорочки, впервые появился в 1895 году на страницах набиравшей популярность газеты «New York World» газетного магната Дж.Пулицера. Серия коротких сюжетных зарисовок Ричарда Ф. Ауткольта стала первым цветным комиксом, доступным массовому читателю.

Жёлтый малыш — дитя окраины

Графические фичеры рассказывали забавные истории о жизни незатейливого малыша из трущоб. Лопоухий мальчик попадал в комичные ситуации и отпускал остроумные саркастичные комментарии относительно событий и героев. Речь малыша имитировала сленг малограмотных жителей нищих городских районов. Реплики персонажей при кажущейся простоте были неоднозначными, построенными на игре слов и провокативном подтексте.

Для общения с читателем Р. Ауткольт одним из первых начал использовать в графических рассказах пузыри-филактеры, позаимствованные им из популярных в начале XIX века американских политических карикатур. Кроме того, желтый малыш – первый комиксовый герой, преодолевший четвертую стену. Реплики Мики Дьюгана, написанные на подоле его яркой рубахи, обращались напрямую к читателю, с вопросом или шутливым восклицанием, вовлекая его в диалог.

Остроумный малыш в огромной желтой рубахе не был исключительным плодом фантазии иллюстратора «New York World». Мальчишка с бритой головой, чтобы не заводились вши, и в одежде с чужого плеча, доставшейся от старших братьев и сестер, был типичным жителем американских трущоб. Необразованные, но предприимчивые дети иммигрантов, болтающиеся без присмотра взрослых, составляли подавляющую долю обитателей окраин Нью-Йорка. Именно благодаря характеру персонажа и незамысловатому сюжету комикс быстро завоевал любовь массового читателя.

Война за жёлтого малыша

Сатирические зарисовки пулицеровского «New York World» хотя и были выполнены в примитивной стилистике, затрагивали острые темы социального неравенства, высмеивали лживых политиков и праздных богачей. Продажи газеты быстро возрастали. Некогда малотиражное издание, ориентированное на среднестатистического американца, оказалось на пике популярности.

Возросшая известность не оставила газету без внимания конкурентов. Спустя 2 года после выхода первого комикса о Желтом малыше, бывший сотрудник и ученик Дж. Пулицера, У.Херст — владелец малотиражной «New York Journal American» — решает перекупить значительную часть сотрудников «New York World», в том числе автора скандального комикса, в свою газету. На страницах «NYJA» Р. Ауткольт продолжает публиковать серию полюбившихся графических рассказов о мальчике в желтой сорочке.

Однако с уходом создателя «Hogan’s Alley» Дж. Пулицер не останавливает работу над популярным комиксом и нанимает другого художника для создания графических рассказов. В конечном итоге споры о праве на публикацию историй о незатейливом мальчике стали причиной многократных юридических разбирательств, окончательным решением которых оба газетных владельца остались не удовлетворены.

Право на публикацию серии «Hogan’s Alley» осталось за принадлежащим Дж. Пулицеру «New York World», а У.Херст получил возможность издавать свой комикс под названием «The Yellow Kid». В результате, на протяжении нескольких последующих лет комиксы о желтом малыше выпускались на страницах двух газет параллельно.

Рождение жёлтой прессы

Разразившаяся война между медиамагнатами изменила сам принцип журналистской работы. В погоне за массовым читателем издания использовали скандальные и шокирующие материалы, сплетни и слухи. А владелец «NYJA» не гнушался и созданием поводов для громких новостей. Полосы, отведенные для публикации зарисовок о жизни Желтого малыша, становились все объемнее.

Оба одноцентовых издания, рассчитанные на массового читателя, стали ассоциироваться с популярным образом лопоухого малыша в яркой безразмерной рубахе. И однажды, с подачи главного редактора влиятельного New York Press, стилистика обеих газет получила звание «журналистики желтого малыша». Со временем прозвище сократилось до желтой журналистики.

Отношение к комиксу с момента его первого появления было неоднозначным. Популярный у обычных американцев, он вызывал негодование критиков и литературной интеллигенции. У первых графический рассказ, опубликованный на страницах пусть и грошевой газеты, вызвал взрыв возмущения. В репликах персонажей, сочетавших сленг и неграмотную речь, усматривали угрозу англо-саксонской словесности и более того, самой «цивилизации».

На страницах Atlantic Monthly о комиксе отзывались как о «национальном позоре». Лишенный морализаторства Желтый малыш, центральным персонажем которого был ребёнок из низов, возмутил покой и женского литературного сообщества. Издания обвиняли в «преступлениях против детей» и безнравственности. Однако, несмотря на нападки со стороны критиков, комикс издавался вплоть до 1935 года и породил множество подражаний по всему миру. На сегодняшний день Желтого малыша считают отцом жанра графического романа, да и в целом всей американской комиксовой культуры.

dropi.ru

Жёлтый малыш — это… Что такое Жёлтый малыш?

Жёлтый малыш
англ. The Yellow Kid
История
Издатель

Нью-Йорк джорнал

Даты публикаций

1895 год

Создатели
Авторы

Ричард Аутколт

Жёлтый малыш (англ. The Yellow Kid) — название первого в мире комикса, впервые опубликованного в «Нью-Йорк джорнал» в 1895 году. Его создателем является американский художник Ричард Аутколт, считающийся изобретателем современных комиксов.

Комикс издавался до 1898 года сначала в «New York World» Джозефа Пулитцера, а затем в «New York Journal» Уильяма Рэндольфа Хёрста. Автором сценария и художником серии был Ричард Ф. Ауткольт (под этим именем был опубликован первый выпуск

«Hogan’s Alley», а позднее и под другими псевдонимами). Это был одним из первых воскресных комикс-стрипов в американских газетах, хотя подобная графическая сетка уже ранее использовалась в полтических карикатурах и иных рисованных историях.[1] Жёлтый малыш также известен благодаря связи с термином «Жёлтая пресса».[2]

Мики Дьюган,[3] более известный как Жёлтый малыш, был лысым мальчиком с торчащими передними зубами. Он носил безразмерную ночную рубашку и проводил время в безделье в одном из мрачных переулков, типичным для трущоб Нью-Йорка начала XX века. Переулок Хогана был наполнен другими довольно странными персонажами, в основном, тоже детьми. С глуповатой улыбкой на лице Малыш обычно общался на специфическом сленговом языке, который также был напечатан на его футболке, что должно было высмеивать стиль написания слоганов на рекламных щитах.

[2]

Ссылки

Примечания

Есть более полная статья

dic.academic.ru

Википедия — свободная энциклопедия

Избранная статья

Первое сражение при реке Булл-Ран (англ. First Battle of Bull Run), также Первое сражение при Манассасе) — первое крупное сухопутное сражение Гражданской войны в США. Состоялось 21 июля 1861 года возле Манассаса (штат Виргиния). Федеральная армия под командованием генерала Ирвина Макдауэлла атаковала армию Конфедерации под командованием генералов Джонстона и Борегара, но была остановлена, а затем обращена в бегство. Федеральная армия ставила своей целью захват важного транспортного узла — Манассаса, а армия Борегара заняла оборону на рубеже небольшой реки Булл-Ран. 21 июля Макдауэлл отправил три дивизии в обход левого фланга противника; им удалось атаковать и отбросить несколько бригад конфедератов. Через несколько часов Макдауэлл отправил вперёд две артиллерийские батареи и несколько пехотных полков, но южане встретили их на холме Генри и отбили все атаки. Федеральная армия потеряла в этих боях 11 орудий, и, надеясь их отбить, командование посылало в бой полк за полком, пока не были израсходованы все резервы. Между тем на поле боя подошли свежие бригады армии Юга и заставили отступить последний резерв северян — бригаду Ховарда. Отступление Ховарда инициировало общий отход всей федеральной армии, который превратился в беспорядочное бегство. Южане смогли выделить для преследования всего несколько полков, поэтому им не удалось нанести противнику существенного урона.

Хорошая статья

«Хлеб» (укр. «Хліб») — одна из наиболее известных картин украинской советской художницы Татьяны Яблонской, созданная в 1949 году, за которую ей в 1950 году была присуждена Сталинская премия II степени. Картина также была награждена бронзовой медалью Всемирной выставки 1958 года в Брюсселе, она экспонировалась на многих крупных международных выставках.

В работе над полотном художница использовала наброски, сделанные летом 1948 года в одном из наиболее благополучных колхозов Советской Украины — колхозе имени В. И. Ленина Чемеровецкого района Каменец-Подольской области, в котором в то время было одиннадцать Героев Социалистического Труда. Яблонская была восхищена масштабами сельскохозяйственных работ и людьми, которые там трудились. Советские искусствоведы отмечали, что Яблонская изобразила на своей картине «новых людей», которые могут существовать только в социалистическом государстве. Это настоящие хозяева своей жизни, которые по-новому воспринимают свою жизнь и деятельность. Произведение было задумано и создано художницей как «обобщённый образ радостной, свободной творческой работы». По мнению французского искусствоведа Марка Дюпети, эта картина стала для своего времени программным произведением и образцом украинской реалистической живописи XX столетия.

Изображение дня

Рассвет в деревне Бёрнсте в окрестностях Дюльмена, Северный Рейн-Вестфалия

ru.wikipedia.green

Yellow Kid (Джозеф Уэйл) Самый страшный аферист доядерной эпохи

Лошади
Уэйл страстно любил бега, породистых лошадей и все, что с этим связано. Он разбирался во всех тонкостях ипподромной жизни, но… никогда не играл на тотализаторе. «Я очень быстро понял, что бега, как и казино, устроены для того, чтобы забирать у людей деньги, и остаться в плюсе тут невозможно, – писал Джо в автобио­графии. – Однако это почему-то было за гранью понимания большинства посетителей ипподрома. Это-то меня и привлекало». В атмосфере тотализаторной лихорадки люди были готовы платить любые суммы, и Джо разработал несколько верных схем, как перенаправить эти шальные деньги в свой карман.

Прекрасный пример – афера, главным героем которой стал владелец крупнейшего чикагского театра Макалистер. Джо начал с того, что разместил в «Чикаго трибьюн» объявление, в котором предлагал возможности инвестирования в чрезвычайно выгодное дело. Во времена непуганых миллионеров на такие вещи откликались не только маргиналы, но и вполне себе владельцы городских театров. Макалистер встретился с Уэйлом и спросил, в чем дело. На условиях строжайшей конфиденциальности наш герой сообщил, что муж его сестры работает на телеграфе «Вестерн юнион». Именно к нему приходят результаты крупных бегов по всей стране. Он может дать информацию, какая лошадь победила, за пару минут до того, как ставки будут закрыты! Макалистер был страстным игроком – Уэйл видел его на ипподроме. Он сразу же заглотил наживку, глаза его заблестели. Ничто так не возбуждает игроков, как возможность получить инсайдерскую информацию и поставить на «верную» лошадь, – в этом Джо убеждался раз от раза. Они договорились, что Макалистер заплатит «мужу сестры» Уэйла 2500 долларов, еще 5 тысяч – человеку на телеграфе в Нью-Йорке, который будет знать, что Чикаго задерживает результаты забега, но никому не скажет. Как только информация о победителе придет в «Вестерн юнион», оператор пошлет сообщение: «Такая-то лошадь задерживается с выходом на старт». Это будет означать, что она выиграла. Макалистер быстро сделает ставку, и через пару минут оператор пришлет официальные результаты забега. Естественно, никакого «мужа сестры» в «Вестерн юнион» не было. В назначенный день Макалистера отвели в зал, где мошенники организовали фальшивый тотализатор – установили кассы, наняли мелких жуликов и проституток, чтобы они имитировали массовку. Фальшивый оператор фальшивого телеграфа в назначенное время сообщил: «Колорадо задерживает старт». Макалистер бросился к кассе. Но тут двое специально обученных человек из массовки начали драку прямо у окошечка. Как ни пытался театральный продюсер пробиться через них – бесполезно, он не успел сделать ставку до официального объявления результатов. На следующий день Уэйл ждал его в назначенном месте. Когда он узнал про неудачу, то принялся рвать на себе волосы: как же быть, ведь теперь они должны пять тысяч нью-йоркскому оператору! С братом жены еще можно договориться, но тут… Расстроенный Макалистер согласился заплатить всем – при условии, что они попытаются повторить аферу. «Нет проблем! – заявил Уэйл. – Только не сразу, иначе могут заподозрить!»

Конечно же Джо повторил! Где-то через полгода незадачливый продюсер инвестировал 12 тысяч в «специальный прибор для считывания сообщений с телеграфных проводов» – абсолютно бесполезную тяжеленную железную коробку, из которой торчали пучки проводов, но полиция якобы накрыла установщиков прибора на месте преступления, поэтому ничего не вышло.

Провернув несколько подобных афер, Уэйл купил себе огромный особняк в центре Чикаго и завел собственных беговых лошадей. Большую часть денег он отдавал жене, которая инвестировала их в недвижимость, а на оставшиеся все еще немалые суммы закатывал сумасшедшие вечеринки, спуская иногда по тысяче за вечер на танцовщиц кабаре. Впрочем, жена была не в претензии.

Джо чувствовал себя абсолютно безнаказанным, поскольку знал, что жертвы его афер никогда не пойдут в полицию признаваться, что хотели незаконным путем получить информацию о бегах. Однако все испортила женщина. Однажды Уэйл обманул бандершу, любовником которой был глава крупного детективного агентства. Она решила отомстить, нажаловалась, и за Джо днем и ночью стали следить детективы. Они насобирали достаточно доказательств на первую трехмесячную отсидку Уэйла – законы того времени не считали мошенничество серьезным преступлением.

fishki.net

Появление желтой прессы, или Желтый Малыш всего за пенни

Есть несколько версий возникновения такого явления, как «желтая пресса». Одни говорят, что поводом стала дешевая желтая бумага, на которой печатались миллионные тиражи Нью-Йоркских газет, другие утверждают, что кличку этому роду прессы дал некий «Желтый малыш». Специально для вас Колонка Голого Колумниста, подробней рассказывает откуда растут желтые уши Малыша Микки.

Представьте: Мы в конце 19-го столетия, Америка. Прет технический прогресс, растут рабочие классы, общество слоится на работяг, бедных, богатых и очень богатых. Ты и я, как все порядочные жители Нью-Йорка, читаем местные газеты – всего около 14 штук. Там пишут про промышленные успехи, народное восстание на Кубе против испанских колонизаторов. Также в печать выходят забавные комиксы на актуальные темы. К примеру, вот этот – «Переулок Хогана», или «Hogan’s alley».

Создатель этого комикса Ричард Ауткольт (Richard Felton Outcault), по праву может гордиться – он стал первым художником, чьи комиксы добились коммерческого успеха в газетах. Площадкой для публикации «Переулка Хогана» изначально была газета «New York World», принадлежавшая известному Джозефу Пулицеру (именно его фамилией названа премия, ага). Посмеяться над собой и своими соседями американцы могли достаточно большой срок, учитывая что комиксы Ауткольта выходили с мая 1895 по октябрь 1896 года. 

 
Но о судьбе этой рисованной истории уже трудился другой человек. Как раз в это время на газетную арену вышел ученик Пулицера – Вильям Херст (William Randolph Hearst) со своей не менее тиражно газетой «New York Journal». Учитель и ученик стали жестко конкурировать. Оба гнались за тиражами, снижали цену газет, хватались в горячке за непроверенные факты, выбирали самые «горячие» заголовки и «жаренные» факты. В ход пошли не совсем точные данные о том самом восстании, фотографии издевательств – в общем сенсации. Читатель охотно хватался за эти крючки, которые забрасывали газетчики и вскоре тиражи подскочили с 70 тыс. до 1 млн. копий.

Чуете, чем запахло? Да, «желтизной». Тут-то и начинается история «желтой» прессы. Во-первых, издатели действительно снизили качество бумаги, чтоб поднять тиражи – это факт. Газета была настолько дешевой, что стоила всего 1 цент (тут же можно говорить о зарождении феномена «penny press», который нашел отражение даже в нашей стране – газета «Копейка»). Во-вторых, как раз в это время и выстрелила «Аллея Хогана». Во время публикаций у Пулицера, в комиксах стал появляться один постоянный персонаж – мальчик лет 8-10, в бесформенной желтой рубахе.

Микки Дуган, или более известный как Желтый Малыш, сразу приковал к себе внимание читателей. По замыслу, Малыш представлял собой самый бедный слой населения – он носил вместо одежды мешок из-под муки, так как не мог позволить себе другого. Причем издатели решили сделать акцент именно на этом мешке, и первое время лишь эта деталь была цветной – методом наложения краски им удавалось получить желтый цвет.

Желтый Микки из комикса в комикс проказничал, высмеивал богатых и нафуфыренных женщин, бывал в центре всех событий «Переулка Хогана». Но самый большой успех ждал его в другой газете. Главный конкурент Пулицера – Херст переманил художника вместе со своим персонажем в свой «Нью-Йорк Джорнал», где как раз миллионная публика и увидела Желтого Малыша во всей красе. Только посмотрите, насколько эти комиксы подробны и продуманны, почитайте, сколько в них политической иронии и в принципе – юмора. Совсем не те, дурацкие комиксы, что мы часами смотрим в социальных сетях.

Стоит сказать, что образ Желтого Малыша содержал в себе много смысла. Тут вам и бедняки, и обида низших слоев на богатых, и отражение америко-японских отношений (у парня явно азиатские черты лица, присмотритесь). Для меня это стало небольшим и радостным открытием – как же умело и продуманно художник и издатель работали над картинками.

Кстати, Пулицер, потеряв своего художника не долго горевал. Он пригласил другого рисовальщика и продолжил публиковать «Переулок Хогана» с тем же Желтым пареньком. Так, две самые популярные газеты печатали примерно похожие истории желтого цвета. И буквально за несколько лет такой перестрелки комиксами, в народе «Нью-Йорк Джорнал» и «Нью-Йорк Ворлд» закрепили за собой кличку «желтых газет». Изначально просто из-за краски. Ну а уж позже, качества этих газет перетекли в наполнение термина «желтая пресса», каким мы его знаем – непроверенные сенсации, «звездные» истории, кричащие заголовки.

Интересно получилось, правда? Как одна идея дала на многие года название тенденции. Жаль, что сам Желтый Малыш канул в Лету. Сейчас в мире ситуация совершенно похожая, и здоровый смех над собой, сарказм по отношению к власти и зажравшимся миллиардерам не помешали бы. Но…кроме тупых рисованных рож нынешние художники, похоже ни на что не способны. Я, конечно, не утверждаю, скорее тенденцию просматриваю.

P.S. Судя по учебникам истории журналистики и вообще истории, тогда, на рубеже веков, было веселое время. Не простое, но всё же не такое посредственное, как сейчас. Но, знаете, мне кажется, что идут какие-то сдвиги. Возможно, страницы газет и интернет-журналов снова запестрят, снова «колючая» мысль запестрит, и не важно в каком виде – в комиксах, демотиваторах, текстах. Может и у нашего времени появится свой «Yelow Kid».

naked-columnist.livejournal.com

Жёлтый малыш — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Жёлтый малыш
англ. The Yellow Kid
История
Издатель

Нью-Йорк джорнал

Даты публикаций

1895 год

Создатели
Авторы

Ричард Аутколт

Жёлтый малыш (англ. The Yellow Kid) — название первого в мире комикса, впервые опубликованного в «Нью-Йорк джорнал» в 1895 году. Его создателем является американский художник Ричард Аутколт, считающийся изобретателем современных комиксов.

История

Комикс издавался до 1898 года сначала в «New York World» Джозефа Пулитцера, а затем в «New York Journal» Уильяма Рэндольфа Хёрста. Автором сценария и художником серии был Ричард Ф. Ауткольт (под этим именем был опубликован первый выпуск «Hogan’s Alley», а позднее и под другими псевдонимами). Это был одним из первых воскресных комикс-полосок в американских газетах, хотя подобная графическая сетка уже ранее использовалась в политических карикатурах и иных рисованных историях[1]. Жёлтый малыш также известен благодаря связи с термином «Жёлтая пресса»[2][3].

Мики Дьюган[4], более известный как Жёлтый малыш, был лысым мальчиком с торчащими передними зубами. Он носил безразмерную ночную рубашку и проводил время в безделье в одном из мрачных переулков, типичным для трущоб Нью-Йорка начала XX века. Переулок Хогана был наполнен другими довольно странными персонажами, в основном, тоже детьми. С глуповатой улыбкой на лице Малыш обычно общался на специфическом сленговом языке, который также был напечатан на его футболке, что должно было высмеивать стиль написания слоганов на рекламных щитах[2].

Напишите отзыв о статье «Жёлтый малыш»

Литература

Vance, Michael. [www.questia.com/library/81911187/forbidden-adventures-the-history-of-the-american Forbidden Adventures: The History of the American Comics Group]. — Greenwood Press, 1996. — 159 p. — ISBN 978-0-31-329678-9.

Примечания

  1. Wood, Mary (2004). The Yellow Kid on paper and stage, Contemporary illustrations. Retrieved on 2007-10-17 from [xroads.virginia.edu/~MA04/wood/ykid/illustrated.htm Xroads.virginia.edu]
  2. 1 2 Quimby, Rachel. [backstoryradio.org/the-adorable-origins-of-yellow-journalism/ The Adorable Origins of Yellow Journalism]. Back Story: The American History Guys (Virginia Foundation for the Humanities) (12 June 2009). Проверено 25 января 2012. [www.webcitation.org/6DlMi4GZ8 Архивировано из первоисточника 18 января 2013].
  3. Vance, 1996, p. 2.
  4. [cartoons.osu.edu/yellowkid/index.htm The Yellow Kid]. The Ohio State University Libraries. Retrieved 1 December 2007

Ссылки

  • [www.backstoryradio.org/?s=yellow+kid&x=13&y=11 Radio piece detailing the story behind the Yellow Kid, particularly his role in commercial advertising]  (англ.)
  • [cartoons.osu.edu/yellowkid/1895/1895.htm Billy Ireland Cartoon Library & Museum: (88 Yellow Kid pages)]  (англ.)
  • [query.nytimes.com/gst/fullpage.html?res=9407E7DF1439F934A25751C1A963958260 New York Times Book Review: «The Kid From Hogan’s Alley» by John Canemaker]  (англ.)
  • [www.neponset.com/yellowkid/ R. F. Outcault Society’s Yellow Kid site]  (англ.)
  • [www.marklansdown.com/pinbacks/pages/yellowkid.html Yellow Kid Pinbacks]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Жёлтый малыш

Он очнулся и долго испуганно оглядывался не в силах понять, где он находится.
– Графиня приказала спросить, дома ли ваше сиятельство? – спросил камердинер.
Но не успел еще Пьер решиться на ответ, который он сделает, как сама графиня в белом, атласном халате, шитом серебром, и в простых волосах (две огромные косы en diademe [в виде диадемы] огибали два раза ее прелестную голову) вошла в комнату спокойно и величественно; только на мраморном несколько выпуклом лбе ее была морщинка гнева. Она с своим всёвыдерживающим спокойствием не стала говорить при камердинере. Она знала о дуэли и пришла говорить о ней. Она дождалась, пока камердинер уставил кофей и вышел. Пьер робко чрез очки посмотрел на нее, и, как заяц, окруженный собаками, прижимая уши, продолжает лежать в виду своих врагов, так и он попробовал продолжать читать: но чувствовал, что это бессмысленно и невозможно и опять робко взглянул на нее. Она не села, и с презрительной улыбкой смотрела на него, ожидая пока выйдет камердинер.
– Это еще что? Что вы наделали, я вас спрашиваю, – сказала она строго.
– Я? что я? – сказал Пьер.
– Вот храбрец отыскался! Ну, отвечайте, что это за дуэль? Что вы хотели этим доказать! Что? Я вас спрашиваю. – Пьер тяжело повернулся на диване, открыл рот, но не мог ответить.
– Коли вы не отвечаете, то я вам скажу… – продолжала Элен. – Вы верите всему, что вам скажут, вам сказали… – Элен засмеялась, – что Долохов мой любовник, – сказала она по французски, с своей грубой точностью речи, выговаривая слово «любовник», как и всякое другое слово, – и вы поверили! Но что же вы этим доказали? Что вы доказали этой дуэлью! То, что вы дурак, que vous etes un sot, [что вы дурак,] так это все знали! К чему это поведет? К тому, чтобы я сделалась посмешищем всей Москвы; к тому, чтобы всякий сказал, что вы в пьяном виде, не помня себя, вызвали на дуэль человека, которого вы без основания ревнуете, – Элен всё более и более возвышала голос и одушевлялась, – который лучше вас во всех отношениях…
– Гм… гм… – мычал Пьер, морщась, не глядя на нее и не шевелясь ни одним членом.
– И почему вы могли поверить, что он мой любовник?… Почему? Потому что я люблю его общество? Ежели бы вы были умнее и приятнее, то я бы предпочитала ваше.
– Не говорите со мной… умоляю, – хрипло прошептал Пьер.
– Отчего мне не говорить! Я могу говорить и смело скажу, что редкая та жена, которая с таким мужем, как вы, не взяла бы себе любовников (des аmants), а я этого не сделала, – сказала она. Пьер хотел что то сказать, взглянул на нее странными глазами, которых выражения она не поняла, и опять лег. Он физически страдал в эту минуту: грудь его стесняло, и он не мог дышать. Он знал, что ему надо что то сделать, чтобы прекратить это страдание, но то, что он хотел сделать, было слишком страшно.

wiki-org.ru

«Желтый малыш», обманувший Муссолини. — АПотапов Обо всем интересном понемногу — LiveJournal

Все мы помним фильм «The Sting» (Афера) 1973 года с Полом Ньюманом и Робертом Редфордом. Премия «Оскар»(1973) за лучший фильм. Но немногие знают, что в основе сюжета лежит реальная история, произошедшая с одним из самых известных американских мошейников Джозефом Уэйлом «Желтым малышом» (Joseph «Yellow Kid» Weil).

Джозеф родился в 1875 году в Чикаго. Он был белым по происхождению (отец — немец, мать — француженка). Свое прозвище Джозеф получил работая в начале 20 века с другим известным мошейником Френком Хоганом. В 1903 году вышел комикс «»Hogan’s Alley and the Yellow Kid», и за Хоганом закрепилось прозвище Хоган, а за Джозефом Уелом —   Yellow Kid  (Желтый малыш).
В юности «Желтый малыш» промышлял продажей очков «в золотой оправе» по пониженной цене. Типично цыганский трюк имел успех, возможно из-за интеллигентного вида «Желтого малыша». Позднее он придумал аферу с собакой. Он приходил в бар в центре города в хорошем костюме с собакой, обвешанной медалями. Уверяя бармена, что не может пойти в банк с собакой, он просил бармена посмотреть за ней, давая в оплату услуги 50 долларов. Затем в бар заходил Фред Бакминстер, его партнер, который просил продать породистую собаку, которая якобы ему принадлежала раньше, за большие деньги. Бармен, естественно отказывался. Но напарник мошейника оставлял карточку с номером телефона на всякий случай. Но затем в баре вновь появлялся «Желтый малыш» и горестно заявлял, что разорен. Бармен тут же предлагал купить собаку за 150-200 долларов. «Малыш» соглашался, а бармен начинал звонить на несуществующий номер телефона.
Интересно, что напарником «Желтого Малыша» стал полицейский Фред Бакминстер, который арествал Уэйла с поличным. Но тот просто и без затей предложил ему 8 тысяч долларов и сказал, что это – только утренняя «выручка», после чего предложил стать его компаньоном. Фред согласился.
Самой известной их совместной аферой стала афера с фиктивным банком. «Желтый малыш» и Бакмистер сняли помещение филиала настоящего банка Национального торгового банка Muncie, который недавно съехал. Они занимались продажей участков земли, на которых якобы обнаружены месторождения. Джозеф нашел нового клиента — канадского миллионера, и пригласил его в «банк». Миллионеру пришлось прождать около часа. В это время вокруг него кипела «финансовая жизнь» — телефонные звонки с требованием усилить охрану и выяснения, куда складывать деньги, которыми забиты все хранилища. После этого впечатленному клиенту «Желтый малыш» милостиво предложил скинуть цену на 100 тысяч долларов, до 400 000. Клиент согласился и «Малыш» стал богаче на 350 000, 50 000 пришлось затратить на «спектакль». Именно эта афера и была положена в основу сюжета фильма.
С этой аферой по продаже участков «Желтый малыш» приехал и в Италию, изображая инженера шахтной промышленности. В его роль поверил даже Бенито Муссолини, который купил право на разработку шахт в Колорадо.
Джозеф Уэйл написал автобиографию, из котором мы  и знаем о его трюках. После 2 мировой войны карьера «Малыша» закончилась, дела стали идти все хуже, возможно сказывался возраст «Малыша». Он умер в 1976 году в Чикаго в возрасте 100 лет.

apotapov777.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о