Как бьют ремнем: Можно ли бить ребенка в целях воспитания? Советы родителям

Содержание

Как в России бьют детей

«Я сейчас сама свою, дочь (4 года) по голой попе ремнем как следует раз 25 — и в угол. Стоит вот уже минут 30 и будет стоять, пока я ней не разрешу выйти. Зато теперь будет как ангел дней 5, а потом повторим, я или муж. Вика».

«Я тоже наказываю свою дочь ремнем, помогает сильно, раз-два в неделю по голой попе — и ребенок как шелковый, иногда нужно только его показать. Но правильно ли это? Напишите, как вы поступаете. Моей дочери 3,2 года. Ксения».


В рунете несложно найти форумы, на которых родители обсуждают, чем и как правильнее бить детей и как сделать так, чтобы на теле ребенка не оставалось следов. На других форумах люди, пережившие насилие в детстве, признаются друг другу, что не смогли бы жить без побоев — и на собственном примере рекламируют такой способ воспитания.

«Меня мама не порола, но воспитывала. Брала трусы и лифчик на 2 размера меньше, надевала и туда много-много крапивы. После этого я качала пресс 50 раз, затем меня привязывали к кровати. Каждые 2 часа мне меняли крапиву, и все повторялось. И так весь день».

«Отец с дедом пороли меня до 16 лет. Примерно раз в месяц за самое что ни на есть вопиющее. И знаете, шло на пользу. Двойки исправлялись, поведение исправлялось. Когда однажды «под градусом» и со смачным засосом на шее я заявилась под утро, отец так высек меня по голой заднице ореховым прутом, что в нескольких местах кожа разошлась. На этих местах у меня до сих пор небольшие шрамы остались. И что вы думаете? Замуж я вышла девственницей и ни разу в жизни в рот сигарету не взяла. И школу хорошо окончила, и институт. А сейчас двух девочек воспитываю, 9 и 13 лет. За пустяки, конечно, не наказываю, но за вопиющее поведение, за хамство и упорство иногда хлещу ремнем, как и меня когда-то отец. После этого мои крошки ходят как шелковые. Главное — знать меру. Не превращать наказание в истязание. И не бить рукой, потому что рука у меня, например, тяжелая. И если, не дай бог, попаду по пояснице, то и почки могу отбить, а вот прутиком или ремешком — в самый раз».


Обычно о том, что ребенка бьют, в его окружении знают многие — и почти все относятся к этому спокойно. Психологи говорят, что дети в семьях страдают зачастую от нескольких форм насилия: физического (родители могут избить «в сердцах», в состоянии аффекта, а могут устраивать регулярно-профилактические «порки по субботам»), эмоционального (угрозы, оскорбления, подавление личности) и даже сексуального. Ведь, по мнению психологов, большинство взрослых, насилующих детей, никакие не педофилы — просто сексуальное насилие оказывается еще одним способом продемонстрировать ребенку свою власть. При этом особенно опасны для детской психики не пьяные побои, а систематические, спланированные, хладнокровные наказания, когда родители выстраивают с ребенком такую систему отношений, в которой физическое воздействие кажется естественным и обязательным даже ему самому.


Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Психолог, психотерапевт, кандидат педагогических наук и один из авторов программы «Жизненные навыки. Уроки психологии для детей и подростков» Дарья Рязанова знает, что многих современных родителей самих били в детстве:

«Очень большую часть — примерно одну треть — людей, которым сейчас 30-40-50 лет, в детстве били. Случается, что человек осознал и принял решение с собственными детьми так не делать, но чаще всего такие люди все равно переносят все на своих детей, потому что не знают, как с ними по-другому обращаться».

Рязанова считает, что собрать реальную статистику по насилию в отношении детей в настоящее время невозможно:

«Традиция применять к детям физические наказания существует уже много веков, но именно сейчас, благодаря средствам массовой информации, формируется первое поколение родителей, которые считают, что бить детей как-то нехорошо (не нельзя, а именно нехорошо), поэтому многие этого стыдятся и не говорят об этом. Но то, что у нас есть традиция детей бить, — это однозначно».

Выявить домашнее насилие по отношению к детям сложно еще и потому, что многие считают такое поведение нормой, утверждает психолог:

«Был у нас один случай в кружке психологическом: мама при других детях звала-звала девочку 8-9 лет, а девочка не выходила, была увлечена игрой. Тогда мама подбежала, схватила ее за хвост на голове и за него выволокла ее к себе. Психологи были в шоке, дети испугались. А мама явно не считала, что сделала что-то плохое».

Подтвердить эти слова несложно. Среди 30-летних легко находятся люди, готовые рассказать о том, что с ними происходило в детстве.

Светлана (имя изменено), 33 года, филолог, литературовед:

«Это происходило до того момента, когда я ушла из дома. Мне было почти 18 лет. Когда началось — сказать не могу, это было всегда, сколько я себя помню. С пяти лет помню совершенно отчетливо — тогда родители переехали со мной и сестрой в отдельную квартиру и перестали сдерживаться. У моих родителей среднее образование, отец не смог поступить на биофак МГУ и всю жизнь работал руками, хотя был очень начитанным и эрудированным человеком. Между собой родители дрались всегда, особенно когда выпивали. Нас с сестрой могли и не трогать, но мы всегда пытались защитить маму. Отец мог избить ее и ногами, но обычно ему хватало просто швырнуть ее, чтобы об стенку шмякнулась и больше не вякала. Несколько ярких моментов запомнились мне больше всего: однажды отец кинул мою младшую сестру через всю комнату. Она росла слабой и болезненной, ей много было не надо, она ударилась всем телом о мебельный гарнитур. Переломов у нее тогда не было, а если и было сотрясение мозга, то мы уже об этом не узнаем — в больницу ее не повели. Мы тогда даже не считали такое обращение с нами чем-то из ряда вон выходящим, думали, что это нормально. Ну да, побили в очередной раз, мы поплакали, позлились — прошло. Если отец вставал на следующее утро и не демонстрировал агрессии, можно было дальше жить. А вообще, его дети раздражали бесконечно. Он предпочитал не разговаривать с нами, а физически пресекать любое нарушение дисциплины. Измазался кашей — получи ложкой в лоб. Позже то же самое: пришел с улицы после 9 вечера — будешь побит. Друзей домой приглашать было тоже нельзя, смотреть телевизор без спроса, даже разговаривать по домашнему телефону — отца это раздражало, и он просто выдергивал телефонный провод. Сейчас я понимаю, что отца раздражали любые проявления личности: желания, интересы, круг общения. Если бы все мы — я, мама, сестра — сидели молча в углу целыми днями, то все было бы хорошо. О любви к нам речи не шло никогда, только о пьяном умилении, но даже эти крохи внимания были нам очень ценны».


Социолог, психолог, руководитель общественно-политического центра Горбачев-фонда Ольга Здравомыслова говорит, что вариантов, по которому может пойти развитие личности, пережившей в детстве насилие, несколько:

«Пережитое чувство беззащитности перед властью (родительской, учительской, потом милиционера — дальше можно разное выстраивать) должно быть человеком потом как-то переосмыслено. После того, как он это пережил, он должен как-то отнестись к себе самому — к человеку, которого только что топтали. Его не убили физически, но психически к этому почти подвели. И дальше он должен к этой ситуации адаптироваться.

Если ребенка в детстве били и унижали, он может превзойти своего обидчика и стать садистом. Бывает и другая реакция — когда человек становится забитым и абсолютно неспособным вообще что-то делать. Есть сильные натуры, бунтующие, которые от насилия становятся только крепче и, наоборот, учатся защищать себя и других. Последних, правда, очень мало, потому что для этого требуются особые душевные качества и благоприятные обстоятельства. Когда, например, наряду с фигурой, проявляющей насилие, есть и другой родитель, с которым можно идентифицироваться, когда есть защита с его стороны».

Дарья Рязанова считает, что у подростка, пережившего насилие, жизненных сценариев всего два:

«Ребенок либо вырастает подавленным, либо бунтует — в переходном возрасте убегает из дома, связывается с дурными компаниями, потому что там его хотя бы немного понимают, внимательны хотя бы к каким-то его желаниям и чувствам».

Многие почему-то уверены, что насилие в семье — явление классовое. На самом деле мучить детей могут не только деревенские забулдыги, но и вполне обеспеченные, образованные жители больших городов.

Наталья (имя изменено), 28 лет, преподаватель:

«Внешне моя семья могла показаться абсолютно благополучной. В доме никогда не было алкоголя, никто из родителей даже не курил. Много книг, всегда порядок. Родители — с высшим образованием, типичные советские интеллигенты. При этом мать всегда была готова устроить скандал отцу, а большинство конфликтов со мной в его отсутствие разрешалось физическим способом. Сейчас я уже не могу вспомнить точно, сколько раз в неделю она меня била — два, три, пять. Кажется, в этом была вся суть наших отношений. Если я делала что-то не так, она меня била — ремнем, кулаками, какими-то проводами, могла запустить тарелкой или чашкой, вцепиться в волосы, расцарапать лицо и руки ногтями. Хорошо запомнился эпизод: мне 4 или 5 лет, я зачем-то полезла в секретер и случайно сломала в замке ключ. Отец был в отъезде. Мать ругала и била меня несколько часов, потом поставила в угол и била каждый раз, проходя мимо меня. Говорила, что отца не будет еще долго, и к тому времени, как он приедет, она убьет меня совсем. Я помню, что очень испугалась.

Если отец видел следы у меня на руках, он просил ее больше так не делать, а по-настоящему ссорился с ней, только если она оставляла следы на лице. Мне нравилось, что отец меня защищал. Однажды, после того, как мать снова меня избила, я довела отца до того, что он ее ударил. В этот момент я была хоть и напугана, но счастлива.

К физическим расправам привыкаешь, они становятся частью обыденной жизни, повседневности. Я знала, что некоторых из моих одноклассниц могут отшлепать, влепить затрещину — такие меры я считала слишком щадящими, их родители казались мне попросту ненастоящими.

Тяжелее всего адаптироваться к постоянным упрекам, словам о том, что тебе вообще лучше было не рождаться на свет. Мне не давала покоя мысль, что другие дети ничем не лучше меня — хуже учатся, меньше читают — но их почему-то любят просто так, а меня только дрессируют. Однажды у наших соседей по даче случилось несчастье: семилетний мальчик провалился в выгребную яму, захлебнулся и умер. После этого мать, разозлившись на меня в очередной раз, сказала: «Вот, у людей дети умирают, а ты все живешь и живешь!» Я тогда из-за своей живучести долго переживала, но утопиться так и не решилась.

Жаловаться кому-то, кроме отца, мне не приходило в голову.

Как правильно бить женщину-2: порка!

В предыдущей части, посвященной столь важной, но несправедливо отторгнутой обществом теме, как дисциплинарное избиение женщин, я, к сожалению упустил очень важный аспект бития, именуемый поркой. А ведь это очень важная мера для дисциплинарной профилактики женского поведения. Запомните главное – порка не призвана удовлетворить ваши садистские наклонности. Порка призвана сохранить ваш брак крепким, а женщину – счастливой хранительницей домашнего очага! Поэтому первая потребность успешного сторонника порки — это соответствующий инструмент наказания для использования на спинах и ягодицах заблудших действий. Вы просто обязаны иметь ремень, или плеть в вашем доме.

К сожалению, многие просвещённые люди, так называемые либеральные гнойники на теле современного общества, полностью отказывают этому виду воспитания в праве на существование. Однако такой взгляд имеет один существенный недостаток, связанный с психологией женского существа: женщина должна чувствовать себя слабой, но защищённой своим избранником. Тогда она счастлива. Этой цели в частности и служит хорошая порка. Она даёт понять женщине, что мужчина превосходит её физически и морально. Физическое наказание всегда действеннее, так как затрагивает разом и эмоциональный, и физический, и психологический аспекты. В ходе чего женщина начинает любить мужа еще сильнее! Так как она понимает, что она провинилась, была не права и ее за это наказали, то она же и получает в конечном итоге от этого удовольствие. Это удивительная психология жертвы. Хоть и признаются в этом далеко не все.

Всем известно, что порка существовала все время, что существует человек, и это не спроста!
А на Руси, и вовсе порка считалась главным заделом успешной, счастливой семьи, вплоть до 1917-го года, пока большевики не отменили данный вид благодетели. Порка описывалась даже в библии и была популярна в Древних Риме, Греции и Египте. Использовалась порка в основном в воспитательных целях и в качестве наказания, но мало кому известно, что порке розгами приписывались целебные свойства.

Невропатологи и психотерапевты уверяют, что порка вырабатывают смелость, стойкость и мужество. Повышает уверенность в себе. Люди, получающие порку, меньше боятся боли и трудностей в жизни, легче справляются с недугами, более выносливы и менее раздражительны. В общем, применяя порку в отношении своей женщины, ты должен знать, что не просто облагораживаешь таким образом ее нрав, но и укрепляешь ее дух и здоровье!

Безымянный
Женщина, если она приличная и культурная – обязательно оценит такую заботу и какой бы ни была порка, обязательно пойдет утешаться к своему любимому мужу. Как только всё будет закончено, она обязательно начнёт тянуть к нему руки, обниматься, стараться быть к нему ближе (в то время как неприличная девушка после порки будет обиженно плакать, молчать и забиваться в угол). В эти моменты девушки часто бывают особенно нежные и внимательные. Культурная девушка понимает, что наказывал её муж вовсе не для того, чтобы оттолкнуть или унизить, а наоборот, для того чтобы приблизить к себе, сделать лучше, научить, исправить её ошибки. Она понимает, что он старается для неё, она рада, что смогла искупить свою вину и поняла то, где была не права. Ей приятно, что всё кончилось и теперь она снова может сильнее прежнего ласкать своего любимого мужа, ведь он уже совсем на неё не злится.

Женщину нужно бить плёткой, или ремнем из мягкой кожи. Ремень должен быть из натуральной кожи, без металлической фурнитуры, мягкий, гладкий, шириной 5-6 см. Узкий ремень причиняет более интенсивные болевые ощущения. К тому же такое битьё не оставляет на коже любимой женщины рубцов. Употребляя сей инструмент, человек отстраняется от чувственного соприкосновения с предметом порки, что не дает выхода на волю для эмоций мужа. А непосредственно плеть, как инструмент физического воздействия имеет куда более глубокий смысл, понимаемый подсознательно: плетью хлещут животных и рабов, тогда, как рукой или палкой, по зрелому размышлению, мы бьём равных нам. Таким образом, ты в первую очередь демонстрируешь женщине ее подчиненное положение, что способно пробудить в ней новые чувства и удовлетворить ее женские потребности!
Если вы порете ее плетью, очень важно бить сугубо в область мягких тканей, не задевая кости. На костях, при ударе, может рассечься кожа, и кровь неминуемо запачкает ваш костюм.

Такую порку следует проводить не реже 1 раза в неделю (рекомендуемая продолжительность порки – пол часа). При регулярной порке кожа становится более физически устойчивой к ударам, а также менее склонной к разрывам капилляров. А ремень при активной ударной эксплуатации становится мягче, что поможет вашей женщине в дальнейшем, куда более легко переносить воспитательные акты наказания. Ведь ты же, как настоящий мужчина, заботишься о ее комфорте, не так ли?

Очень важно создать психологически верную атмосферу наказания. Вы должны показать женщине, что порка является проявлением вашей высшей любви к ней и наказываете вы её не за то, что она плоха, а за её плохой поступок, и имеете своей целью не унизить её, а улучшить. Для порки желательно выделить отдельную комнату, с большой удобной кроватью, куда возлюбленная помещается после порки для восстановления сил и для размышления над обстоятельствами приведшими к такому положению.
Так же в комнате рекомендую разместить небольшой столик с напитками, которыми вы в случай чего сможете освежиться и подкрепить силы. На пол положите мягкий ковёр или даже лучше – медвежьи шкуры. Вам должно быть уютно, а даме –страшно.

Для душевного комфорта я бы порекомендовал негромкую музыку Вагнера.
Если же вы сомневаетесь, пороть или не пороть вашу женщину, тогда я прошу, чтобы вы обратились к вашей совести и подумали, все ли вы сделали, что в ваших силах, чтобы предохранить ее от скверны? Вы усадили и внимательно поговорили с ней, выслушали ее точку зрения?
Я уверен, что пытались. Тогда почему она сбилась с пути? Потому, дорогие мои, что вы не дали ей одну вещь, в которой она нуждается больше всего — авторитет. Каждая женщина любит следовать за лидером. Являетесь ли вы лидером для неё? Вполне ли вы понимаете, что авторитет включает определенную неприятную обязанность добиваться повиновения и уважения посредством дисциплины?

На самом деле порка – это целое искусство. В то время, как сам процесс, подобен творческим мукам, в которых рождается чистый помысел вашей женщины. Подобно любому искусству, порка требует постоянного терпения и тренировок. Успешная порка требует надежного знания фундаментальных принципов.
Наилучший способ действий — это выбрать стиль наказания и строго ему следовать. Таким образом, удары могут наноситься в следующем порядке: ДВА в быстрой последовательности отдельно по каждой из голых ягодиц, сопровождаемый ОДНИМ по задней стороне верхней части каждого бедра, — и повторяться в том же порядке. После двух повторений вся область поражения должна быть совершенно красной и болезненно выглядящей, но кожа не должна быть разбита или ушиблена. Когда вы начнете избивать таким образом свою возлюбленную, она будет дергаться и устно реагировать. Шлепайте сильнее, и вскоре она будет просить вас остановиться и обещать вам лучшее поведение. Продолжайте действовать.

В этот момент девушка осознает только одно – ей надо срочно капитулировать. Она сразу забывает свою гордость, свою «взрослую» самонадеянность, свое чувство превосходства. Может, она будет бороться за это так долго и упорно, на сколько у нее хватит сил, но если вы увеличите размах ремня, не взирая на недозволительную дерзость она сдастся в изнеможении. Настоящая девушка, честная, нежная, порядочная, скоро откроется через слезы. Она сделает или скажет что вам будет угодно, в надежде остановить обжигающее пламя, которое поглощает ее нежное, горящее тело.
Если это произошло – с уверенностью можно сказать, что девушка исцелена от душившего ее сознание недуга! Вы все правильно сделали, и для профилактике повторите процедуру ровно через 1 месяц! Кстати, данную методику поддержания дисциплины в семье, активно применяет и нынешний президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин:

598613
Так же допустима порка по заблудшим стопам и пяткам исправляемой! Это называется «Бастинадо».
Для этого надлежит использовать легкую бамбуковую трость около 1см толщиной и 70см длинной. Я, как правило бью только по внутренней стороне стопы в ложбинку легкими резкими ударами на «излете» — разгон за счет кисти с резкой остановкой. Внимательно слежу чтобы удар был только гладкой частью фаланги бамбука, а не узлом и шел по всей плоскости ступни.

Ощущения сильно разнятся в зависимости от места удара. Заметил, что лучше наносить удар ближе к пятке — боль ярче.
Никогда не бью по самой пятке или подущечкам пальцев — это опасно. Никогда не бью со всей руки — место настолько чувствительно, что и кисти более чем достаточно.
Эффект от практики хороший, мозги прочищает в раз и, как правило, двух-трех серьезных наказаний (30-50 ударов за сессию) достаточно — взаимопонимание с девушкой просто идеальное. Далее — в рабочем режиме («расчет» за провинности по 10-15).

Вроде бы с поркой женщины, мы с вами, более-менее, разобрались. Но что делать, если вам необходимо выпороть сразу двух женщин? Например, жену и любовницу? Наши мудрые предки, конечно же, сталкивались с подобной оказией, потому была изобретена, так называемая «групповая порка».

Главное правило групповой порки — пороть одинаково. Если одну выпороли сильно, то и вторую девушку надо выпороть не менее сильно. Пороть надо стараться одинаково по времени и по одинаковым местам, чтобы последствия и следы от порки были более-менее одинаковыми. Саму порку следует проводить на глазах у второй девушки. И до, и после порки девушек следует держать вместе (без вашего присутствия), чтобы они могли обсудить будущую или пережитую порку, показать друг другу следы и друг другу посочувствовать. Главное в такой порке — найти общую причину и провести одинаковое действие. Если одну выпороли ротангом, то и вторую надо выпороть ротангом, если одну выпороли линейкой, то и вторую надо пороть линейкой, чтобы никого не обидеть. Ведь справедливость – это главное жизненное кредо настоящего мужчины!

Надеюсь, что данный текст поможет очень многим заблудшим и сбившимся с истинного пути мужчинам и женщинам найти себя в этом мире, вывести семейные отношения на принципиально новый уровень, а главное – прожить оставшуюся жизнь в любви, гармонии и взаимопонимании! Любите друг-друга, ведь любовь – это главный компас по жизни, ведущий нас за собой, подобно красной звезде на поле Куликовом.

А напоследок, подписывайтесь на телеграм-канал самых оголтелых ДНОвостей:

дновости3.jpg

Следить за обновлениями блога вы также можете вконтакте:
дновости3.jpg

<p><a href=»http://top.mail.ru/jump?from=2232008″><br><img src=»http://de.c0.b2.a2.top.mail.ru/counter?js=na;id=2232008;t=56″ alt=»Рейтинг@Mail.ru»></a></p>

Как правильно бить своего ребёнка?

Жизнь

Юная фотограф из Венгрии Fanni Putnoczki сделала это фото своей младшей сестры с «подрисованными» синяками, чтобы показать ужас насилия над детьми. Для многих детей этот ужас – реален. Фото: World Photography Organization

 

У насилия над детьми нет безопасных форм. Нет приемлемой силы, с которой сильный и взрослый имеет право ударить слабого и безответного. Тому, кто не может обойтись современными методами воспитания, лучше вообще не заводить детей.

Пока обсуждение законопроекта о противодействии домашнему насилию в Беларуси принимает самые разнообразные обороты, новостные порталы продолжают освещать дело о жестоком убийстве двухлетней девочки в Слуцке. Какая же жуткая, дьявольская ирония в соседстве этих новостей.

Никто в здравом уме не будет оправдывать родителей, забивающих своих детей насмерть. Но там, где разворачивается дискуссия о домашнем насилии, непременно всплывает множество «но», «если» и «иногда». Выясняется, что в исключительных случаях, за исключительные проступки, только если другие методы не помогли, несильно, по попе, чисто в воспитательных целях, без какого-либо садистического удовольствия… Да что там, даже полезно, оказывается!

Этот текст будет не о юридических аспектах домашнего насилия, не об абьюзерах и жертвах – он будет о границе. О той абстрактной черте, которая отделяет явления, состояния и объекты от противоположных или смежных. И в этом тексте будет очень много вопросительных предложений.

Все ощущают разницу между родителем-садистом из криминальных сводок и человеком, допускающим, что ребёнка можно шлёпнуть по попе, если по-другому не понимает. Мы прекрасно осознаём, как далеко одно от другого – и между этими двумя полюсами существует целый спектр переходных, промежуточных вариантов-сценариев.

…Отшлёпать, чтоб знал; дать подзатыльник, чтоб не путался под ногами; всыпать по первое число за двойку; дать пощёчину за немытую посуду; избить до синяков за позднее возвращение; отшвырнуть плачущего грудничка… Сломать ему ручку или проломить голову, но не со зла, а потому, что надоел его плач… И наконец – забить. До смерти. Двухлетку.

Вы хотите поискать себе безопасную точку на этой шкале, ведущей от оправдания легких ударов к бесчеловечным побоям?

Президент Лукашенко раскритиковал концепцию законопроекта о противодействии домашнему насилию: «Все это дурь, взятая прежде всего с Запада… Мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта». «Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка», – считает глава государства.

 

Допустим, ребёнок ведёт себя всё хуже (что неудивительно), и родительские наказания становятся всё строже. В какой момент вы перестаёте быть справедливым родителем, сторонником умеренных традиционных наказаний, проверенных поколениями, и становитесь немножечко садистом? Ещё не тем, который зверски издевается над безропотным малышом, но уже – самую чуточку – опасным? То есть так, чтобы один удар назад было ещё приемлемо, а чуть сильнее приложиться – нет, уже недопустимо. Я не уверена, что кто-либо может показать мне эту точку невозврата.

А с какого возраста можно начинать бить своего ребёнка? Грудничка, наверное, ещё не стоит? Когда начнёт ходить – уже можно? Рановато, наверное, всё-таки еле стоит на ножках. Может, в детском саду, когда он раз в пять меньше взрослого? Неспортивно как-то. Наверное, в школе, как раз начнутся плохие оценки, будет множество поводов. Главное – вовремя закончить, потому что подросток может внезапно ответить на удар. А сколько историй, когда дети, над которыми годами издевались, убивали своих родителей с неправдоподобной жестокостью и не испытывали раскаяния. В этом нет ничего хорошего, но и ничего странного тоже нет.

Как сильно можно бить своего ребенка и по каким частям тела? По попе – понятно, мы чтим традиции. Можно ли использовать ремень с утяжеляющими элементами? Должны ли оставаться следы в назидание? Этично ли бить таким образом девочек или следует наказывать ремнём со спущенными штанами только мальчиков? Не выглядит ли это в конце концов как какая-то совершенно болезненная девиация?

Как родители приходят к мысли о том, что им нужно начать бить ребенка? Воспитание складывается из последовательности действий и решений воспитателя. Родитель, не справившийся со своими задачами, пытается наверстать упущенное битьём? Занося руку для удара, он расписывается в своём бессилии и своей несостоятельности как воспитателя. Бьет ребенка не потому, что тот виноват, а потому, что агрессор не может справиться с гневом, раздражением и недовольством своими же педагогическими успехами. Перед ним со спущенными для наказания штанами стоит результат череды его плохих решений. Он говорит о неуправляемости, не желая признать, что попросту облажался.

Разбираемся: что на самом деле предлагает концепция закона о противодействии домашнему насилию

Или же ребенка бьют с рождения? То есть родитель изначально в свои воспитательные планы закладывает эти меры как допустимые? За что можно – хотя бы слегка – шлёпать младенца, чем он может заслужить наказание? Тем, что голоден? Тем, что хотел на ручки?

Кого-то от случая к случаю лупят истероидные родители, впадая в гнев («Я не могу с ним больше», «Смотри до чего ты меня довёл!», «Ты был плохим и разозлил мамочку»). Кого-то избивают постоянно и сильно – просто потому, что родители – асоциальные бесчеловечные психопаты, слишком неизбежно, к сожалению, попадающие в новостные сводки. Так ли далеко одно от другого?

 «Нас били – и мы выросли нормальными людьми», – вот стандартная отговорка сторонников ремня, в которую закралась ошибочка. Не выросли они нормальными. Они продолжают транслировать из поколения в поколение эту нездоровую схему адвокации насилия над слабым и беззащитным. Иногда – совершенно беспомощным, доверяющим, неспособным что-либо противопоставить жестокости.

Жестокость, вторгшаяся в миропонимание несформированной личности, поселится там, вытеснив норму; подросший ребёнок будет жесток к людям, животным, самому себе и когда-нибудь – к своим стареющим родителям. Побои за побои, пусть никто не удивляется. Даже одно единственное несправедливое, неприемлемое родительское наказание может отпечататься в памяти на всю жизнь, и потом ваш взрослый ребёнок будет вспоминать об этом, давясь рыданиями, с ненавистью к вам, живому или мёртвому.

Традиции зарождаются, укрепляются, наследуются, устаревают и отмирают, у каждой есть свой жизненный цикл, в этом и суть культурного прогресса. Понятие нормы со временем смещается, корректируется, приводится в соответствие с современностью; воспитывать детей битьём – это очень и очень давно не норма, это анахронизм.

От шлепка по попе до смертельных побоев очень далеко, но на этом отрезке нет никаких отметок. У насилия над детьми нет безопасных форм. Нет приемлемой силы, с которой сильный и взрослый имеет право ударить слабого и безответного, на детском теле нет допустимых мест для битья. Тому, кто не может обойтись современными методами воспитания, лучше вообще не заводить детей.

Читайте дальше:

МВД против домашнего насилия. Как государственный патриархат мешает успешной борьбе

«Жертв домашнего насилия обвиняют в том, что они сами провоцируют мужей»

«У папы есть краник, у мамы — дырочка». Как половое воспитание детей решит проблему абортов

Как в России бьют детей — Блоги — Эхо Москвы, 05.02.2013

Автор: Мила Дубровина, продюсер PublicPost

Детей в России защищают со рвением и от всего: от педофилов, от геев, каждое слово и жест которых — пропаганда, от крамолы в литературе и в кино, от табачного дыма, от интернета. Все делается теперь во имя детей. Но главная угроза для них исходит не из внешнего мира, а из семьи. По данным правозащитного движения «Сопротивление», 77% детей, переживших насилие, пострадали от своих родителей, 11% — от родственников и лишь 10% — от посторонних людей.

«Я сейчас сама свою, дочь (4 года) по голой попе ремнем как следует раз 25 — и в угол. Стоит вот уже минут 30 и будет стоять, пока я ней не разрешу выйти. Зато теперь будет как ангел дней 5, а потом повторим, я или муж. Вика».

«Я тоже наказываю свою дочь ремнем, помогает сильно, раз-два в неделю по голой попе — и ребенок как шелковый, иногда нужно только его показать. Но правильно ли это? Напишите, как вы поступаете. Моей дочери 3,2 года. Ксения».

В рунете несложно найти форумы, на которых родители обсуждают, чем и как правильнее бить детей и как сделать так, чтобы на теле ребенка не оставалось следов. На других форумах люди, пережившие насилие в детстве, признаются друг другу, что не смогли бы жить без побоев — и на собственном примере рекламируют такой способ воспитания.

«Меня мама не порола, но воспитывала. Брала трусы и лифчик на 2 размера меньше, надевала и туда много-много крапивы. После этого я качала пресс 50 раз, затем меня привязывали к кровати. Каждые 2 часа мне меняли крапиву, и все повторялось. И так весь день».

«Отец с дедом пороли меня до 16 лет. Примерно раз в месяц за самое что ни на есть вопиющее. И знаете, шло на пользу. Двойки исправлялись, поведение исправлялось. Когда однажды «под градусом» и со смачным засосом на шее я заявилась под утро, отец так высек меня по голой заднице ореховым прутом, что в нескольких местах кожа разошлась. На этих местах у меня до сих пор небольшие шрамы остались. И что вы думаете? Замуж я вышла девственницей и ни разу в жизни в рот сигарету не взяла. И школу хорошо окончила, и институт. А сейчас двух девочек воспитываю, 9 и 13 лет. За пустяки, конечно, не наказываю, но за вопиющее поведение, за хамство и упорство иногда хлещу ремнем, как и меня когда-то отец. После этого мои крошки ходят как шелковые. Главное — знать меру. Не превращать наказание в истязание. И не бить рукой, потому что рука у меня, например, тяжелая. И если, не дай бог, попаду по пояснице, то и почки могу отбить, а вот прутиком или ремешком — в самый раз».


Обычно о том, что ребенка бьют, в его окружении знают многие — и почти все относятся к этому спокойно. Психологи говорят, что дети в семьях страдают зачастую от нескольких форм насилия: физического (родители могут избить «в сердцах», в состоянии аффекта, а могут устраивать регулярно-профилактические «порки по субботам»), эмоционального (угрозы, оскорбления, подавление личности) и даже сексуального. Ведь, по мнению психологов, большинство взрослых, насилующих детей, никакие не педофилы — просто сексуальное насилие оказывается еще одним способом продемонстрировать ребенку свою власть. При этом особенно опасны для детской психики не пьяные побои, а систематические, спланированные, хладнокровные наказания, когда родители выстраивают с ребенком такую систему отношений, в которой физическое воздействие кажется естественным и обязательным даже ему самому.


Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Психолог, психотерапевт, кандидат педагогических наук и один из авторов программы «Жизненные навыки. Уроки психологии для детей и подростков» Дарья Рязанова знает, что многих современных родителей самих били в детстве:

«Очень большую часть — примерно одну треть — людей, которым сейчас 30-40-50 лет, в детстве били. Случается, что человек осознал и принял решение с собственными детьми так не делать, но чаще всего такие люди все равно переносят все на своих детей, потому что не знают, как с ними по-другому обращаться».

Рязанова считает, что собрать реальную статистику по насилию в отношении детей в настоящее время невозможно:

«Традиция применять к детям физические наказания существует уже много веков, но именно сейчас, благодаря средствам массовой информации, формируется первое поколение родителей, которые считают, что бить детей как-то нехорошо (не нельзя, а именно нехорошо), поэтому многие этого стыдятся и не говорят об этом. Но то, что у нас есть традиция детей бить, — это однозначно».

Выявить домашнее насилие по отношению к детям сложно еще и потому, что многие считают такое поведение нормой, утверждает психолог:

«Был у нас один случай в кружке психологическом: мама при других детях звала-звала девочку 8-9 лет, а девочка не выходила, была увлечена игрой. Тогда мама подбежала, схватила ее за хвост на голове и за него выволокла ее к себе. Психологи были в шоке, дети испугались. А мама явно не считала, что сделала что-то плохое».

Подтвердить эти слова несложно. Среди 30-летних легко находятся люди, готовые рассказать о том, что с ними происходило в детстве.

Светлана (имя изменено), 33 года, филолог, литературовед:

«Это происходило до того момента, когда я ушла из дома. Мне было почти 18 лет. Когда началось — сказать не могу, это было всегда, сколько я себя помню. С пяти лет помню совершенно отчетливо — тогда родители переехали со мной и сестрой в отдельную квартиру и перестали сдерживаться. У моих родителей среднее образование, отец не смог поступить на биофак МГУ и всю жизнь работал руками, хотя был очень начитанным и эрудированным человеком. Между собой родители дрались всегда, особенно когда выпивали. Нас с сестрой могли и не трогать, но мы всегда пытались защитить маму. Отец мог избить ее и ногами, но обычно ему хватало просто швырнуть ее, чтобы об стенку шмякнулась и больше не вякала. Несколько ярких моментов запомнились мне больше всего: однажды отец кинул мою младшую сестру через всю комнату. Она росла слабой и болезненной, ей много было не надо, она ударилась всем телом о мебельный гарнитур. Переломов у нее тогда не было, а если и было сотрясение мозга, то мы уже об этом не узнаем — в больницу ее не повели. Мы тогда даже не считали такое обращение с нами чем-то из ряда вон выходящим, думали, что это нормально. Ну да, побили в очередной раз, мы поплакали, позлились — прошло. Если отец вставал на следующее утро и не демонстрировал агрессии, можно было дальше жить. А вообще, его дети раздражали бесконечно. Он предпочитал не разговаривать с нами, а физически пресекать любое нарушение дисциплины. Измазался кашей — получи ложкой в лоб. Позже то же самое: пришел с улицы после 9 вечера — будешь побит. Друзей домой приглашать было тоже нельзя, смотреть телевизор без спроса, даже разговаривать по домашнему телефону — отца это раздражало, и он просто выдергивал телефонный провод. Сейчас я понимаю, что отца раздражали любые проявления личности: желания, интересы, круг общения. Если бы все мы — я, мама, сестра — сидели молча в углу целыми днями, то все было бы хорошо. О любви к нам речи не шло никогда, только о пьяном умилении, но даже эти крохи внимания были нам очень ценны».


Социолог, психолог, руководитель общественно-политического центра Горбачев-фонда Ольга Здравомыслова говорит, что вариантов, по которому может пойти развитие личности, пережившей в детстве насилие, несколько:

«Пережитое чувство беззащитности перед властью (родительской, учительской, потом милиционера — дальше можно разное выстраивать) должно быть человеком потом как-то переосмыслено. После того, как он это пережил, он должен как-то отнестись к себе самому — к человеку, которого только что топтали. Его не убили физически, но психически к этому почти подвели. И дальше он должен к этой ситуации адаптироваться.

Если ребенка в детстве били и унижали, он может превзойти своего обидчика и стать садистом. Бывает и другая реакция — когда человек становится забитым и абсолютно неспособным вообще что-то делать. Есть сильные натуры, бунтующие, которые от насилия становятся только крепче и, наоборот, учатся защищать себя и других. Последних, правда, очень мало, потому что для этого требуются особые душевные качества и благоприятные обстоятельства. Когда, например, наряду с фигурой, проявляющей насилие, есть и другой родитель, с которым можно идентифицироваться, когда есть защита с его стороны».

Дарья Рязанова считает, что у подростка, пережившего насилие, жизненных сценариев всего два:

«Ребенок либо вырастает подавленным, либо бунтует — в переходном возрасте убегает из дома, связывается с дурными компаниями, потому что там его хотя бы немного понимают, внимательны хотя бы к каким-то его желаниям и чувствам».

Многие почему-то уверены, что насилие в семье — явление классовое. На самом деле мучить детей могут не только деревенские забулдыги, но и вполне обеспеченные, образованные жители больших городов.

Наталья (имя изменено), 28 лет, преподаватель:

«Внешне моя семья могла показаться абсолютно благополучной. В доме никогда не было алкоголя, никто из родителей даже не курил. Много книг, всегда порядок. Родители — с высшим образованием, типичные советские интеллигенты. При этом мать всегда была готова устроить скандал отцу, а большинство конфликтов со мной в его отсутствие разрешалось физическим способом. Сейчас я уже не могу вспомнить точно, сколько раз в неделю она меня била — два, три, пять. Кажется, в этом была вся суть наших отношений. Если я делала что-то не так, она меня била — ремнем, кулаками, какими-то проводами, могла запустить тарелкой или чашкой, вцепиться в волосы, расцарапать лицо и руки ногтями. Хорошо запомнился эпизод: мне 4 или 5 лет, я зачем-то полезла в секретер и случайно сломала в замке ключ. Отец был в отъезде. Мать ругала и била меня несколько часов, потом поставила в угол и била каждый раз, проходя мимо меня. Говорила, что отца не будет еще долго, и к тому времени, как он приедет, она убьет меня совсем. Я помню, что очень испугалась.

Если отец видел следы у меня на руках, он просил ее больше так не делать, а по-настоящему ссорился с ней, только если она оставляла следы на лице. Мне нравилось, что отец меня защищал. Однажды, после того, как мать снова меня избила, я довела отца до того, что он ее ударил. В этот момент я была хоть и напугана, но счастлива.

К физическим расправам привыкаешь, они становятся частью обыденной жизни, повседневности. Я знала, что некоторых из моих одноклассниц могут отшлепать, влепить затрещину — такие меры я считала слишком щадящими, их родители казались мне попросту ненастоящими.

Тяжелее всего адаптироваться к постоянным упрекам, словам о том, что тебе вообще лучше было не рождаться на свет. Мне не давала покоя мысль, что другие дети ничем не лучше меня — хуже учатся, меньше читают — но их почему-то любят просто так, а меня только дрессируют. Однажды у наших соседей по даче случилось несчастье: семилетний мальчик провалился в выгребную яму, захлебнулся и умер. После этого мать, разозлившись на меня в очередной раз, сказала: «Вот, у людей дети умирают, а ты все живешь и живешь!» Я тогда из-за своей живучести долго переживала, но утопиться так и не решилась.

Жаловаться кому-то, кроме отца, мне не приходило в голову. Я помню, что матери несколько раз даже на улице делали замечания посторонние люди, но почему-то за то, что делает она, мне тоже было стыдно. Это было как будто наше общее дело, в какой-то степени я была соучастницей: помогала ей скрывать следы, врала про их происхождение учителям, друзьям, их родителям и часто даже отцу. А в периоды перемирия вместе с матерью смеялась над шутками про тумаки.

Из дома я ушла очень рано и со скандалом, сейчас мы с матерью общаемся периодически. О том, что происходило, вспоминали всего несколько раз, причем по ее инициативе. Она просила прощения и говорила, что все это было ради меня — чтобы сделать из меня человека».


Все, кто подобно Наталье и ее матери заводит этот разговор, задаются вопросом: а что считать насилием? Где черта, переходя которую ответственный и строгий родитель превращается в чудовище? Ольга Здравомыслова говорит, что насилие — в отличие от простого конфликта или ссоры — это нарушение границ личности, приводящее к травме, которую человек несет в себе в дальнейшем.

«Мы проводили исследование как раз по насилию в отношении детей, опрашивали учителей. Один рассказал такую историю. Есть девочка, мать ее регулярно бьет за отметки, хочет, чтоб она была отличницей. Руки ей связывает, девочка приходит с синяками. Когда матери говорят, что не надо этого делать, она возражает, мол, я же ее люблю. И учитель мне тоже начинает объяснять, что это, конечно, нехорошо, но мать же ее действительно любит. Даже учителя не могут определить границы насилия и отличить родительскую любовь от комплекса власти, которая не может себя сдерживать».

В ситуации насилия над личностью ребенок выживает только благодаря тому, что считает все происходящее с ним нормой, утверждают психологи. Здесь принято приводить исторический пример: известно, что дети, выросшие в концлагерях, верили, что все происходившее с ними там — в порядке вещей; после освобождения у них случался шок.


 Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Современные дети обычно перестают считать домашнее насилие нормой, когда попадают в школу и узнают, что может быть по-другому — выясняется, что их одноклассников дома не бьют. Психолог Дарья Рязанова считает, что именно тогда в жизни ребенка начинается самый сложный период:

«По разным исследованиям, где-то до 9 лет у ребенка в подсознании записано, что без родителей выжить он не может. И даже если он осознает, что с ним происходит, что он в беде, он не может уйти из семьи, потому что без родителей он умрет — это вопрос выживания. Поэтому обычно ребенок принимает любые требования, хотя внутренне с родителями не согласен. Конечно, скандалы случаются, но в целом ребенку приходится сотрудничать с теми, кто применяет к нему насилие».

Что делать взрослому человеку, который в детстве пережил домашнее насилие? На этот вопрос психологи единодушно отвечают: проходить курс психотерапии. Все зависит от тяжести случая, но прогнозы в целом положительные.

А вот на вопрос, что сейчас делать детям, переживающим насилие в семье, никто не дает хоть сколько-нибудь внятного ответа.

Дарья Рязанова говорит, что ребенок, переживающий насилие в семье, попадает в замкнутый круг. Органы опеки скоры на расправу: по любому сообщению о побоях его могут легко забрать из семьи и отправить в учреждение, где ребенка будут бить, возможно, даже сильнее. При этом со случаями психологического насилия опека вообще никак не разбирается, хотя оно нередко страшнее физического. Оскорбления, диктат, подавление личности, игнорирование мнения ребенка, обман, унизительные сравнения с другими — более способными, послушными, спортивными и т. д. — детьми в России жестокостью не считаются.

Большинство специалистов уверены, что быстрых путей решения проблемы насилия в российских семьях не существует. Единственный, не быстрый, но действенный способ его преодолеть — это профилактика.

Дарья Рязанова говорит, что специальная программа для детей «Жизненные навыки», которая рассказывает ребенку, что может с ним происходить и как ему к этому относиться, Минобру кажется необязательной.

«Ценность психологии и психического здоровья пока не признается на государственном уровне, государство не заинтересовано в том, чтобы ребенок понимал, когда он является жертвой и что ему в таком случае делать. Во всех развивающихся странах такие программы обязательны. После родного языка они на втором месте».

Осуществлять профилактику насилия в российских школах не просто не хотят, но и запрещают законодательно. 1 сентября 2012 года вступил в силу закон «О защите детей от вредной информации». Согласно этому закону, к информации, распространение которой среди детей определенных возрастных категорий ограничено, относится информация, «представляемая в виде изображения или описания жестокости, физического и (или) психического насилия, преступления или иного антиобщественного действия… в виде изображения или описания половых отношений».

И хотя ни одного случая привлечения к ответственности за информирование детей о насилии еще не зафиксировано, закон фактически запрещает рассказывать и показывать ребенку, каким оно бывает — то есть по сути, делает спасительную профилактику невозможной.


Польская социальная реклама против домашнего насилия гласит: «Родители, которые бьют детей, стараются это скрыть».

Оригинал на PublicPost

Ссылки по теме: 

Сиротство в России: как решить проблему?

Детский ад номер 46

Порка вместо подарка — Истории о порке, картинки наказаний, спанкинг арт, видео порка бесплатно — сайт для тех кто в теме

Дейн жила в деревушке с тётей и дядей.

Тётя Нэнси считала, что попку настоящей леди или джентльмена надо румянить ОСНОВАТЕЛЬНО. И вместе с дядей Томом тётя порола племянницу. Даже за малейшую оплошность…

Одна порка запомнилась надолго…

Это был день рождения. Пятнадцать лет! Несмотря на столь юный возраст, Джейн имела внушительную попку и грудь, тонкие черты лица и соблазнительные губы. На праздник были приглашены подруги и соседские мамы. Джейн смеялась и шутила
. Забывшись, она начала хрюкать, что очень рассердило тётю Нэнси. И она сделала замечание! Джейн, не слыша, продолжала. И дело кончилось тем, что она опрокинула вазу с вареньем на платье тётиной подруги. Нэнси схватила её и заставила встать :
-Эта девочка думает, что ей всё дозволено, и тётка ей не указ! Она может делать всё что захочет! Но я докажу, что она ошибается.

Одной рукой Нэнси вынесла на середину сада стул, а другой вывела Джейн. Затем она извлекла невесть откуда щётку для волос и перекинула Джейн через колени, задрав платье. Теперь все могли видеть её на редкость округлую и милую попку. Тётя звонко шлёпнула щёткой по заду девушки, оттенив красным пятном белоснежные ножки. Пока тётя работала, а именинница кричала, дядя Том спокойно встал из-за стола и вырвал из земли пучок крапивы. После окончания экзекуции он подошёл к смущённо красной попе и начал стегать её крапивой. От крапивы нет боли, но она раздражает кожу, вызывая жжение и зуд. Бедняжка завертелась юлой.
-Теперь ты получишь добавку, — сказал Том, и, не предупредив, они с Нэнси с силой ударили по пунцовым булочкам воспитанницы. Бедняжка Джейн взвыла и заёрзала. Ей было больно и стыдно, стыдно не за поступок, а потому что её подруги видят порку. Вскоре попа приобрела более малиновый цвет, и на ней выступили синие крапинки-синяки.

Затем ревущую именинницу поставили попой перед гостями в заросли крапивы.
-Почешешься, шевельнёшься, хоть как-нибудь тронешь свой зад — получишь головомойку!..
Джейн стояла, хлюпая носом, и боялась пошевелиться. Но зуд в попе и невыносимая боль дали себя знать, и девочка, убедившись, что на неё никто не смотрит, почесала горящие ягодицы.

Вдруг резкая боль впилась в кисти девушки. Это вездесущая Нэнси скрутила их и рывком за волосы отогнула голову племянницы.
-Что тебе мы говорили?!- закричала она,- видимо ты не считаешь нас авторитетом?- она вывела Джейн на середину сада и повернула попой к гостям,- Смотрите, этой девушке сегодня исполнилось пятнадцать лет! Но, видимо, её голова ещё глупа! Что ж, если она не понимает ни слов, ни щётки, то я должна научить её по другому. Через попу голова умнее будет!

Пока Нэнси говорила свой монолог, Том принёс длинный и тонкий шнур, а также лавку вместе с высокой тумбочкой. Он разложил на тумбочке четыре кусочка мыла и баночку вазелина. Нэнси подвела упирающуюся девушку и велела лечь на лавку.
-За то, что ты не слушаешься, ты получишь ещё одну порку! И я тебя уверяю, боль будет нескончаема!- по кивку жены Том сорвал юбку с Джейн и передал Нэнси шнур.

Нэнси часто упражнялась на племяннице и довела порку до совершенства, за минуту она могла дать до 70ти ударов. Джейн попыталась просить прощения, но тут же несколько ударов шнуром по губам.
-Будешь молить о пощаде — получишь втрое больше. И не только по твоей вертлявой заднице!..

Нэнси начала с силой, будто на время, хлестать шнуром провинившуюся именинницу, а трусики Джейн, висевшие на лодыжках, отлетели в кусты. Девочка, забыв про возраст и гордость, орала и плакала. После шестидесяти ударов по каждой некогда белоснежной булочке тётя взяла кусочек мыла с тумбочки и начала вкручивать его в анальное отверстие, говоря:
-Ты гадкая, непослушна девчонка! Думаешь, тебе можно всё? Думаешь, я тебя в пятнадцать не высеку? Да я тебя и в двадцать, и в двадцать пять, и при парне, и при муже, и при детях.. Поняла, дрянная девка? Видимо, только таким способом можно привить тебе настоящие ценности.
Джейн завеляла попой, пытаясь освоботиться, прикрыла попу руками и стала вытаскивать мыло, но Нэнси ударила её по рукам шнуром.
-Тётя Нэнси, не надо, шипле-е-ет!!!
-А хрюкать можно? А задницу трогать надо? Ну? А, может, нужно, может, можно заливать чужие платья?! — каждый вопрос сопровождался хлёстким ударом шнура, а каждое «можно, нужно, надо» двумя резкими шлепками и хлёским ударом шнура, будто выделяя эти слова,- и щипать тебе должно. Ты виновата! Руки убери!
Джейн ревела. Тётя наконец докрутила мыло и взяла шнуры… после дополнительных ударов, ревущую Джейн наклонили через тумбочку и за шнур взялся Том.Он, как и Нэнси, выдал «шесдесят горяченьких» и, смазав попку вазелином, вставил туда ещё кусочек мыла… Джейн понимала, что при порке надо расслабиться, но из-за двух щиплющихся кусочков мыла, она напрягалась ещё сильнее.

После такой экзекуции Нэнси велела снять Джейн верх, принести таз с водой и мылом и новое платье, а затем спросила:
-Ну, что? Ты поняла, что ошиблась?
-Да, мэм…
— Я не слышу!
— Да, мэм, я поняла, что ошиблась и больше так не буду…
-Отлично. А как поступают с непослушными и гадкими девочками?
-Их порят кнутом и шлёпают при гостях… в любом возрасте…- эту фразу Джейн сказала тихо, почти шёпотом.

Когда все указания были исполнены, и голая имениница принесла платье, ей было велено подарить это платье мадам, которую Джейн случайно облила, и просить прощения на коленях.
-А теперь, когда ты извинилась, выстирай прямо здесь и сейчас это платье в тазу!- строго сказала Нэнси.
-На руках?-изумилась девушка. Она не привыкла стирать, тем более, что дома была стиральная машина.
— Я тебя сейчас так руками отстираю по заднице! И стирай попой к нам, не прикрываясь!

Джейн склонилась над тазом и горько заплакала. Это унижение видели все её подруги. После нескольких окриков тётки она начала стирать, как вдруг подпрыгнула от неожиданности. Это Том без предупреждения резко вставил кусочек мыла, Джейн взвыла, обернулась и жалостливо посмотрела на гостей и родственников. Нэнси с дамами чопорно пила чай, Том улыбался, а подружки смеялись. Джейн попыталась представить, как выглядит выпоротая задница с торчащим куском мыла, но ей не захотелось смеяться, ведь это была ЕЁ попа! А со стороны, наверное, вид у неё ( несчастной девушки) был жалкий и немного комичный!»Вот если их пороли бы так!»- думала Джейн. После того, как платье было постирано, Нэнски встала и сказала:
-До конца для ты не получишь ни крошки с праздничного стола! Это РАЗ. А ДВА: ЭТО СЛЕДУЮЩЕЕ, До конца дня к тебе могут подойти любые наши гости и наказать тебя до 40 щёток за раз по одной булке! А первой будет Мадам Брайн, которая может наказать тебя по любому!(та, которой Джейн залила платье вареньем, а потом ещё и так унижалась?!) Прошу Вас!

Мадам Брайн не без удовольствия велела Джейн вымочить ремень в кипятке и лечь к ней на колени. И вскоре бедняжка Джейн убедилась, что эта чопорная молчаливая дама шлёпает гораздо сильнее, чем Нэнси со щёткой и Том с проводом вместе взятые.

А может эй так больно после шнура, щётки и крапивы? Шлепки сыпались градом и внезапно прекратились.
-Теперь ты будешь считать удары!- прозвучал противный голос Брайн.
-Один… Два! Ой! Четыре!…
-Не считается! Заново
-Простите! оЙ! Ой! Один! А—ДВА-АА! Три! Ой-четыре!!!! А-А-А-А-ПЯТЬ!…

На пятидесяти шлепки прекратились, и голос прозвучал:
-Теперь вынь ремень из кипятка и иди в дом! Не хочу, чтобы ты орала на улице…
Джейн послушно всё сделала. Мадам Брайн села на стул и многозначительно посмотрела на девочку.
-Ложись и не смей кричать! Ты получишь ровно пятьдесят ремнейпо каждой ягодице, а если будешь кричать, спорить, умолять о пощаде или вырываться — получишь 100!

Резкая боль от ожога и боль от хлёсткого удара ошпирили бедные ягодицы, Джейн рычала, кусала губы и, не выдержав, закричала. Мадам Брайн остановилась и отгнула голову девушки, затем ошпирила её губы ремнём и продолжила пороть. После ста ударов горячим ремнём по каждой ягодице, попа стала покрываться волдырями и приобрела синеватый цвет, а некоторые синяки стали чёрными и большими.

После порки на Джейн надели фартук и заставили прислуживать за столом, а мадам Брайн при каждом удобном случае щипала девушку за ягодицу и спрашивала, мило улыбаясь:
-Ну, милочка, будешь шалить ещё?

Автор: Аноним

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

Взрослые вспоминают, как их наказывали родители — Wonderzine

У меня была нормальная, по всем меркам благополучная семья, в которой, однако, практиковались телесные наказания, а точнее — ремень. Сложно вспомнить, как часто меня лупили — это происходило не регулярно, но и не считаные разы. Пик побоев пришёлся на 9–13 лет.

Моим воспитанием занималась в основном мама, поэтому наказывала она. Ближе к десяти годам у меня появились подростковые симптомы: я врала, прогуливала школу, плохо училась, хамила, ленилась и так далее. Дома были регулярные скандалы, и последним аргументом становился ремень. Кажется, мне влетало достаточно сильно, даже оставались следы. Папа и бабушка не вмешивались, видимо, считали, что это не их территория. 

Это было унизительно и очень-очень обидно. Кажется, я даже сейчас могу заплакать, когда вспоминаю об этом. Трудно сказать, ощущаю ли я это как травму — мне вообще не нравится состояние обиженности и позиция жертвы. Но, возможно, если бы не это, я бы выросла более открытой и уверенной в себе. И у нас с мамой были бы более доверительные отношения. Сейчас они, кстати, хорошие — мы можем долго разговаривать, чем-то делиться, советоваться. При всём сказанном выше мама всегда умела быть и ласковой, и любящей. Но моя привычка закрываться от неё осталась ещё с тех времен.

Не могу сказать, что мы с мамой до конца проговорили эту тему, но о своей обиде я ей рассказывала. А она в каком-то разговоре призналась, что просто не знала, как на меня влиять. То есть её попытки воспитывать меня с помощью ремня — это от бессилия. Она была очень уставшей, утонувшей в бытовых проблемах женщиной, которая не справляется с дочерью-подростком, — это я теперь тоже понимаю.

И всё же самое плохое — в том, что у меня, как и у матери, нет внутреннего барьера перед физическим наказанием. Сейчас у меня маленькая дочка, которая, как и все дети, иногда доводит до белого каления. И я с огромным трудом побеждаю в себе желание отшлёпать её. Скажу честно, получается не всегда, но я очень стараюсь держать себя в руках. Конечно, ни о каком ремне речь не идёт — это, казалось бы, безобидные шлепки по попе (хотя, конечно, они не безобидные). Но я вынуждена постоянно вести борьбу с собой, чтобы потом рука не потянулась к ремню. Притом что моё отношение к телесным наказаниям резко отрицательное. Я очень не хочу ранить своего ребёнка и мечтаю, чтобы он был полностью открыт ко мне. 

Библия пояса • Сильнее наукой

Грег Наколс

Clean Belt Clean Belt

Во что вы ввязываетесь:

~ 4700 слов, время чтения 15-18 минут

Это почти наверняка самая подробная статья в Интернете о эффектах, преимуществах и недостатках тренировок с поясом.

Ключевые моменты

1) Ношение пояса улучшает вашу производительность в тренажерном зале

2) Такое повышение производительности, вероятно, означает увеличение размера и силы в долгосрочной перспективе

3) Есть еще примеры, что это Лучше тренироваться без пояса, но вам, вероятно, следует использовать пояс для большей части тренировок.


Стоит ли вам носить подъемный пояс — вопрос на удивление спорный.Некоторые люди непреклонны в том, что вы всегда должны носить пояс, полагая, что они значительно уменьшают риск получения травм. Другие люди непреклонны в том, что вам никогда не следует носить пояс, либо потому, что они думают, что «это ослабляет ваше ядро», либо потому, что они считают, что это более верное испытание на силу, чтобы увидеть, что вы можете поднять без какой-либо внешней помощи (хотя эта статья победила) Я просто считаю, что это вопрос личных предпочтений и, следовательно, не имеет отношения к общим рекомендациям).

Итак, насколько это правда? Ремни делают вас безопаснее? Ремни ослабляют ваше ядро? Эта статья призвана ответить на эти вопросы и довольно подробно объяснить последствия ношения ремня.

Производительность

Во-первых, очевидно, что ношение ремня * обычно * улучшает производительность. Да, вы можете найти примеры, когда люди поднимали огромные веса без пояса (например, Константин Константинов тянул 939 или Виктор Найлекин приседал 903), но 99 человек из 100 могут поднять с ремнем больше, чем без него.Я не совсем понимаю, почему вы участвовали в соревнованиях по пауэрлифтингу без пояса (если вы соревнуетесь, чтобы набрать максимально возможный результат в рамках правил, а не только чтобы улучшить свой прошлый результат на основе ваших собственных стандартов). Трудно точно определить, сколько людей могут поднять с помощью ремня, но кажется, что для большинства людей, привыкших носить ремень, это составляет не менее 5-15%.

Ремень улучшает вашу производительность в тренажерном зале. Узнайте больше в The Belt Bible Click To Tweet

Однако — это кривая обучения для большинства людей.Некоторые люди впервые надевают пояс и набирают обороты, но обычно людям требуется хотя бы несколько сеансов, чтобы научиться им правильно пользоваться. Фактически, одно исследование, в котором использовался максимальный изометрический подъем (один подъем с доминантой спины и один подъем с доминантой ног), показало, что у людей, совершенно незнакомых с использованием ремня, не было какого-либо увеличения максимальной силы или внутрибрюшного давления.

belt beltless maximal force production belt beltless maximal force production На фото: большинство новичков не знают, как правильно использовать пояс.

Скорость штанги

Несколько исследований показали, что люди быстрее выполняют упражнения с ремнем, чем без него.Теперь это тоже должно быть очевидно. Между скоростью штанги и процентом от вашего 1 м руки существует довольно тесная связь. Поскольку с помощью ремня вы, как правило, можете поднимать больше, очевидно, что вы сможете поднимать любой заданный вес быстрее с помощью ремня.

Для иллюстрации, одно исследование с участием 90% опытных лифтеров (в среднем 1 метр ~ 315 фунтов) максимальной тяги без пояса показало, что люди достигают максимальной силы реакции земли примерно на 0,3 секунды раньше в подъеме, когда носят пояс — они могут создавайте максимальную силу быстрее, поскольку штанга ломает пол.Хотя это исследование не повлияло на общее время выполнения подъема, другие исследования показали, что люди, как правило, слабее всего в становой тяге от пола до уровня чуть ниже колена, поэтому разумно предположить, что люди, носящие пояс, «расслабились». »В верхней части подъемника (если вы не собираетесь утверждать, что ношение ремня затрудняет блокировку).

Deadlift belt beltless ground reaction force Deadlift belt beltless ground reaction force Другое исследование с участием опытных атлетов (минимум 8 м и 125,5 кг или 1,6 веса тела) показало, что людям требовалось примерно на 6% меньше времени для выполнения приседаний с поясом, и этот промежуток немного увеличивался по мере износа набора, особенно через мертвая точка приседания.

Squat belt beltless bar speed Squat belt beltless bar speed Еще одно исследование с участием опытных атлетов (средний 1 метр без пояса — 156 кг, или 1,8-кратный вес тела) обнаружило уменьшение времени выполнения упражнения примерно на 9% при выполнении приседаний с 90% 1-й руки без пояса.

Squat belt beltless bar speed Squat belt beltless bar speed В том же исследовании средняя скорость штанги во время концентрической части подъема была примерно на 15,5% выше при ношении ремня (0,417 против 0,361 м / с).

Squat belt beltless average velocity Squat belt beltless average velocity Опять же, скорость штанги не обязательно является важным показателем сама по себе. Однако, поскольку скорость штанги с субмаксимальной нагрузкой очень сильно коррелирует с силой в 1 метр, эти данные дают нам лучшее — хотя и косвенное — представление о том, насколько ношение ремня улучшает производительность у опытных лифтеров, которые знают, как правильно использовать ремень.Кажется, разница составляет около 5-15%.

Увеличение числа повторений с любой абсолютной нагрузкой

Это еще одно преимущество ношения ремня, которое должно быть очевидным. Однако я просто хочу вкратце объяснить, почему это важно.

При прочих равных условиях (одинаковые упражнения, одинаковая ПЗУ и т. Д.) Двумя наиболее важными факторами, влияющими на адаптацию к тренировкам (также известные как увеличение силы и массы), являются объем и интенсивность тренировки. С поясом вы можете перемещать на 5-15% больше веса в тех же подходах и повторениях, перемещать тот же вес для дополнительных 1-3 повторений в подходе или перемещать тот же вес в том же количестве повторений с меньшими усилиями.Все это хорошие вещи, которые со временем увеличивают силу и размер ваших основных движущих сил (в частности, мускулатуры ног, бедер и спины).

Эффект от тренировки

Насколько мне известно, не проводилось никаких исследований, сравнивающих одну группу людей, тренирующихся с поясом, с другой, тренирующейся без пояса в течение длительного периода времени. Это серьезный пробел в литературе, о котором я расскажу позже. Из-за этого мы должны сделать некоторые предположения о том, насколько хорошо данные ЭМГ могут быть экстраполированы на долгосрочные тренировочные эффекты.К счастью, есть веские основания полагать, что ЭМГ является надежным предсказателем долгосрочного тренировочного эффекта для биомеханически подобных движений (что, безусловно, применимо в данном случае, поскольку нет большой разницы между приседаниями или становой тягой с поясом или без него). Если вы хотите узнать больше об ЭМГ, я настоятельно рекомендую эту (невероятно обстоятельную) статью, но это не кроличья нора, на которую стоит углубляться в этой статье.

Повышение эффективности, вызванное ношением ремня, вероятно, означает увеличение размера и прочности в долгосрочной перспективе.

Вам действительно нужен подъемный ремень?

  1. У типичного ученика слабый стержень. Использование грузового ремня маскирует эту проблему.
  2. Силовые атлеты могут использовать пояс, но только в подходах выше 85% от 1ПМ, а не во всех упражнениях. Никогда не надевайте ремень при выполнении упражнения, в котором вы сидите или лежите.
  3. Если вы спортсмен и не носите пояс в своем виде спорта, то носите его экономно, если вообще носите его.
  4. Есть особый способ носить ремень — не просто надевать его.

Весовые пояса, кажется, возвращаются. Являются ли они обязательными аксессуарами для каждого лифтера?

Некоторых атлетов никогда не видели без своих потрепанных старых кожаных ремней, в то время как другие проводят всю свою карьеру, даже не надевая их.

Четыре тренера нацелились на самый распространенный модный аксессуар в тяжелой атлетике — грузовой пояс.

Майк Робертсон

Спортсмен ничего не добьется, используя пояс.

Только те, кто пытается соревноваться в силовом виде спорта (спортсмены-олимпийцы, пауэрлифтеры, силачи и т. Д.) при подъеме должны быть пристегнуты ремнем.

Когда мы оцениваем наших клиентов, они почти всегда приходят со слабым или недоразвитым ядром. Таким образом, мы должны со временем восстанавливать это с помощью умного коучинга и прогрессивных упражнений.

Если кто-то постоянно использует пояс, чтобы «скрыть» слабый корпус (относительно бедер / ног), нам необходимо решить эту проблему.

Спортсмен действительно ничего не добьется, используя пояс. И во многих случаях это работает против них, потому что цель — построить сбалансированное тело, работающее как функциональная единица.

Для силовых атлетов совсем другое дело — вас судят по вашей способности перемещать вес. Тем не менее, большую часть тренировочного времени следует проводить в сыром виде, используя пояс только в диапазоне подъема 85% +.

Чтобы эффективно использовать пояс, нужно гораздо больше, чем просто «выпрямить пресс». На самом деле это вредно, так как заставляет вашу поясницу разгибаться.

Вместо этого наденьте ремень и слегка выдохните, позволяя ребрам опуститься. Теперь, когда ребра опущены, сделайте еще один глубокий вдох — вы должны почувствовать давление спереди, по бокам и сзади ремня.

Это истинная, круговая, стабильность сердечника во всех направлениях. Вы не только станете более устойчивым, но и перенесете больше веса.

Тим Энрикес

Чрезмерная зависимость от ремней ослабляет сердечник.

Подъемные ремни могут повышать внутрибрюшное давление. Это внутрибрюшное давление хорошо тем, что увеличивает стабильность позвоночника и корпуса. Плохо тем, что поднимает артериальное давление и может усугубить грыжи и другие травмы.

Подъемные ремни могут помочь при выполнении больших подъемов с задействованием нижней части спины.Если атлет тяжело приседает или тянет по-крупному, пояс может улучшить его результаты.

Однако, если упражнение действительно не сильно нагружает нижнюю часть спины / корпус — жимы ногами, отжимания на трицепс и т. Д. — в носке ремня нет необходимости (кроме того, что ваша талия выглядит меньше, а плечи больше).

Чрезмерная зависимость от подъемных ремней может также ослабить основную мускулатуру. Подумайте о ремне как о костыле — если вы используете его слишком часто, мышцы не реагируют, потому что ремень здесь.

При этом такие люди, как Луи Симмонс, рекомендуют прижимать пресс к поясу, и в этом случае работа с поясом может на самом деле укрепить ваше ядро, потому что у вас есть некоторое сопротивление — пояс, — против которого можно надавить.

Но если вы спортсмен и не носите пояс в спорте, то я бы носил пояс экономно.

Итак, мой ответ на вопрос о ремне таков: во-первых, не носите его на вещах, которые не затрагивают поясницу, и определенно не будьте одним из тех парней, которые надевают ремень в раздевалке и не снимает его, пока не переоденется в тренировочной одежде.

Во-вторых, приберегите ремень для больших наборов, что бы это ни значило для вас. Для разминки и легких рабочих сетов, как правило, не нужно ее носить, но для больших вещей наденьте ее.

Наконец, вам нужно научиться пользоваться ремнем. Мне нравится выполнять упражнение на укрепление кора, в котором я натягиваю пояс, принимаю положение подъема, а затем очень сильно напрягаю мышцы кора.

Иногда я прошу лифтеров просовывать пальцы между поясом и корпусом. Во время фиксации они должны чувствовать сильное давление на пальцы.Это сложнее, чем кажется, и если это для вас, то уменьшите движение следующим образом:

Начните в обычном положении стоя с небольшим прогибом в пояснице и научитесь в этом положении закрепляться. Затем перейдите в более подходящие для подъема позиции. Удерживайте скобу около 5 секунд и сделайте несколько подходов.

Если вы получили травму и чувствуете, что ремень защищает ее, наденьте его. При сгибании позвоночника легко крепко сжать ядро, но во время подъема мы хотим имитировать положение подъема, обычно с небольшим разгибанием позвоночника.

Когда дело доходит до типов ремней, я неравнодушен к ремню Inzer Forever с рычагом. У меня один и тот же пояс 17 лет, и я до сих пор его люблю.

Дэн Тринк

Ответ находится посередине.

Около 400 лет назад, когда я впервые ступил в тренажерный зал, все носили грузовые пояса. Неважно, приседаете ли вы, жмете лежа или проходите уроки степ-аэробики, пояс с отягощениями был такой же частью спортивной формы, как гетры или штаны Zubaz.

Затем, около 15 лет назад, такие парни, как Пол Чек, выступили против грузовых поясов, заявив, что они задерживают развитие поперечной мышцы живота и других основных мускулатур. В тот момент, если вас не звали Свен и вы не поднимали 400-фунтовый атласный камень на соревнованиях World’s Strongest Man, вас бы не застали за пояс.

Как и в большинстве случаев, правильный ответ находится где-то посередине. Большинство людей не должны носить подъемные ремни большую часть времени.

Однако, если вы собираетесь выполнить максимальное или почти максимальное приседание или становую тягу, а вес на перекладине колеблется примерно в 2 раза больше веса тела, пояс, безусловно, поможет вам завершить подъем, обеспечив большую поддержку пресса и поясницы. а также не позволят позвоночнику превратиться в кучу пыли.

Я также заметил, что намного больше олимпийских тяжелоатлетов носят тонкие пояса с застежкой-липучкой во время почти максимальных попыток. Это также хорошая идея, поскольку все, что может помочь вам в большей безопасности и тренироваться дольше и усерднее, будет полезно в долгосрочной перспективе.И учитывая то, как тренируются многие спортсмены, и огромные нагрузки, которые они могут поднимать, эти ремни, вероятно, необходимы.

Хотя вы хотите, чтобы ваш подъемный пояс был натянутым, цель состоит в том, чтобы наполнить живот воздухом и прижать пресс к ремню. Так что, если вы затягиваете ремень так туго, что не можете сделать полный, глубокий вдох, возможно, вы захотите сделать его чуть ниже.

Фактически вы можете использовать грузовой пояс в качестве проприоцептивного инструмента, чтобы помочь обучить брюшной бандаж, направляя воздух в брюшную полость и опираясь на пояс.Я обычно делаю это, кладя руки на талию клиента, но если тренируешься в одиночку, пояс отлично справляется.

И никогда не надевайте ремень при выполнении упражнения, когда вы сидите или лежите. Когда-либо.

Итог: если вы опытный лифтер, собирающийся сделать одинарное или двойное усилие, близкое к максимальному, тогда наденьте подъемный пояс. Однако, если вы выполняете подходы из 8–10 на 70%, положите грузовой пояс обратно в шкаф вместе со своей майкой со шнурками.

Тодд Бумгарднер

Ленты
предназначены для опытных лифтеров и тяжеловесов.

Я категорически сторонник использования грузовых лент для увеличения силы.

Это простой аргумент — внутрибрюшное давление, обеспечивающее стабильность позвоночника, приводит к увеличению выходной силы. Однако, как и любой другой обучающий инструмент, его использование носит ситуативный характер.

Хотя пояса — полезный инструмент, их следует приберечь для больших упражнений и олимпийских упражнений, а также для усилий с 75% или более от максимального одного повторения. Извините, но кричащие сгибания бицепсов в парашютных штанах не достойны пояса.

Конечно, использование ремня для подъемов с более низким процентом эффективно — вы улучшите выходное усилие. Но наращивание силы ядра и координации полезно для создания прочной силы. Считайте, что лифты с более низким процентом являются основными строителями, а ремни — демонстрационными эргогенными помощниками.

Ремни

также предназначены для тех, у кого есть хотя бы несколько лет опыта в поднятии тяжестей — молодые лифтеры и молодые люди в тренировочном возрасте должны научиться дышать и укреплять широчайшие мышцы, пресс и поддерживающую основную мускулатуру, прежде чем шлепнуть. ремень на.

Мы действительно вышли из утробы с прочным поясом — лифтерам нужно освоить его, прежде чем они обратятся к внешней помощи.

Вы знаете, как вдохнуть воздух низко в живот? Вы освоили напряжение широчайших? Ты можешь дышать за щитом? Если вы ответили отрицательно хотя бы на один из этих вопросов, забудьте об использовании ремня.

Если ремень готов, используйте его как следует. Выровняйте его так, чтобы нижняя часть ремня находилась чуть выше гребней тазовых костей. Убедитесь, что передняя часть ремня закрывает пупок.

Также убедитесь, что ремень используется для усиления твердого диафрагмального дыхания. Не просто прижимайте пресс к поясу. Это означает, что ремень не должен быть настолько тугим, чтобы живот не мог в него расшириться.

Когда вы делаете вдох, вы должны почувствовать, как ваше туловище наполняется воздухом и давит на ремень на 360 градусов. Ваш живот должен давить на пояс, как и ваша спина. Ваши косые мышцы живота должны упираться в пояс чуть выше гребней подвздошной кости. Если вы все сделаете правильно, вы почувствуете себя зефиром в обручальном кольце.

Убедитесь, что ремень не является костылем для дерьмового позиционирования. Зафиксируйте форму, а затем используйте пояс как помощь, чтобы удерживать хорошее положение — длинный позвоночник и низкое дыхание.

Заключение

Весовые пояса

— это инструмент — в правильном контексте они незаменимы, в то время как в большинстве случаев (и для большинства лифтеров) они в лучшем случае бесполезны.

Узнать prope

.

уроков по поясам: как и зачем их использовать

В темном углу местного спортзала я недавно заметил парня, который приседает … с поясом с отягощениями. Это зрелище было похоже на стремительный удар в промежность! Хотя это не самое страшное нарушение в тренажерном зале и даже невероятно редкое событие, я понял, что многие тренирующиеся не знают, что делает подъемный пояс, когда его носить и зачем кому-то.

Ношение ремня, например, во время приседаний фактически противоречит его функциям.Вся суть грузового пояса заключается в предотвращении сгибания позвоночника; весь смысл приседаний заключается в том, чтобы согнуть позвоночник, напрягая пресс. Видите проблему здесь? Я также видел, как люди используют пояса для сгибаний на бицепс, разгибаний широчайших и разгибаний ног. Понятно, что нужна какая-то инструкция по этому распространенному аксессуару.

Belt-ology в действии

Большинство людей думают, что грузовые пояса поддерживают спину и помогают предотвратить травмы. В целом это правда, но лучшее понимание механики изменит количество людей, использующих их оборудование.Даже некоторые производители грузовых ремней не понимают, как он должен работать, что проявляется, когда они делают заднюю часть ремня шире передней.

Чтобы поговорить о поясах, сначала нужно поговорить о дыхании. Большинство людей учат вдыхать в эксцентрической (отрицательной) части упражнения и выдыхать во время концентрической (положительной). Хотя вам определенно следует дышать, это не тот метод, который лучше всего работает, когда вам нужно создать большое количество силы. В повседневном мире, когда вам нужно переместить что-то тяжелое — диван или камень Атласа — вы делаете глубокий вдох, толкаете или тянете, задерживая дыхание, и выдыхаете только после завершения движения.

Мы используем эту технику, известную как маневр Вальсальвы, когда выполняем определенные упражнения с почти максимальным усилием. Задержка дыхания напротив закрытой голосовой щели при одновременном повышении давления в грудном отделе живота укрепляет вас и позволяет поднимать больший вес. Вы никогда не увидите пауэрлифтера, приседающего 600 фунтов, медленно выдыхая.

Когда вы вдыхаете, давление в грудной полости увеличивается; это давление еще больше увеличивается, когда вы сгибаете пресс.В связи с этим мышцы живота служат главным образом для оказания давления на переднюю часть позвоночника, пытаясь уравновесить силы, создаваемые разгибателями на задней стороне. Другими словами, это давление не дает вам быть раздавленным весом, когда вы приседаете.

Мышцы спины обеспечивают силу, положение и поддержку позвоночника сзади, тогда как брюшная стенка и повышенное давление в брюшной полости от глубокого вдоха поддерживают его спереди. Основная функция грузового пояса — добавить опору спереди за счет увеличения давления в брюшной полости.

Ремень It Real Good

Короче говоря, подъемный пояс обеспечивает стенку для пресса. Дополнительная сила с ограниченным пространством означает повышенное переднее давление на позвоночник, помогая его стабилизировать. Это дает вам более жесткий торс с лучшей передачей усилия от бедер к перекладине, а также более устойчивую основу для подъемов над головой. Ширина задней части ремня не имеет абсолютно никакого отношения к его функции, как многие думают.

В идеале достаточно ремня шириной от трех до четырех дюймов по всей длине.Если он намного меньше этого, он не окажет большой поддержки. Если он намного больше, он может не поместиться между ребрами и бедрами. Материал должен быть твердым, обычно кожа / замша или что-то не растягивающееся.

Ремень или не ремень

Нет необходимости постоянно носить ремень. В фитнес-сообществе ведется много дискуссий о том, стоит ли вообще носить пояс. Некоторые люди считают, что для стабилизации тяжелых нагрузок следует полагаться только на собственные способности.Я не собираюсь здесь углубляться в эту дискуссию, но скажу две вещи: во-первых, при большой нагрузке пояс может помочь снизить ваши шансы получить ортопедическую травму. Во-вторых, пояс определенно поможет в подъеме.

На мой взгляд, грузовой пояс необходим только во время попыток, близких к максимальным, в сложных упражнениях, и уж точно не во время езды на велосипеде. Вы не должны носить пояс с грузами, которые вы легко можете выдержать — ниже 90% от вашего одного повторения в больших подъемах со штангой.

Надевайте правильно

При ношении ремня его необходимо правильно расположить и затянуть.Много раз я видел, как лифтеры перемещали пояс в более удобное положение под животом, хотя это противоречит тому, что они узнали об использовании ремня. Очевидно, что ремень не должен быть слишком свободным, хотя многие делают ошибку, делая его слишком тугим. Ремень, настолько тугой, что вы не можете правильно сжать брюшную стенку, на самом деле сработает против вас. Сделайте вдох (задержите дыхание), установите ремень в нужное положение и подперните брюшную стенку. Натяните ремень достаточно туго, чтобы слегка ограничить положение живота с упором для достижения максимальной пользы.

Рекомендуемые ремни
.

Как использовать пояс для тяжелой атлетики — Университет приседаний

Недавно я работал с тяжелоатлетом, который пытался справиться с ноющей болью в коленях. Во время нашей тренировки я попросил ее выполнить несколько подходов с тяжелыми приседаниями на спине, чтобы я мог наблюдать за ее техникой. Прежде чем она подошла к перекладине, я заметил, что она берет пояс для тяжелой атлетики, висящий на ее талии, и застегивает его как можно туже. Как будто она надевала корсет 18 -го -го века прямо перед тем, как сделать присед на спине.

Когда она закончила, я спросил ее: «Кто-нибудь раньше учил вас пользоваться поясом для тяжелой атлетики?» С озадаченным выражением лица она ответила на мой вопрос своим: «Разве ты просто не носишь его очень плотно?»

Пояс для тяжелой атлетики — один из самых распространенных тренировочных аксессуаров. Прогуляйтесь по любому тренажерному залу в мире, и вы обязательно увидите, что в нем есть несколько человек. Я пришел к выводу, что подавляющее большинство спортсменов и тренеров неправильно используют ремни.

Зачем нужен ремень?

Спортсмены, которые регулярно носят пояс, скажут, что он помогает им поднимать упражнения с большей техникой и сохраняет спину в безопасности.Я разговаривал со многими, кто доверяет поясу для тяжелой атлетики и будет использовать его на протяжении всей тренировки. В то время как другие будут использовать его только при максимальных попытках.

Однако я разговаривал с некоторыми спортсменами, которые никогда не носят пояса. Они часто заявляют, что их стабильность корпуса и сила спины достаточно хороши, чтобы поднимать их без него.

Так кто же прав? Действительно ли пояс оказывает такую ​​дополнительную помощь при выполнении приседаний? И если да, то нужно ли использовать его постоянно или с максимальным количеством попыток?

Пояс для тяжелой атлетики обеспечивает дополнительную устойчивость нижней части спины (3).Это достигается за счет помощи вашим основным мышцам. Если вы вспомните нашу лекцию о механике правильного дыхания во время приседаний, вы бы вспомнили, что создание стабильности в нижней части спины — это все, что нужно для дыхания и поддержки.

Когда мы попадаем под тяжелую штангу, нам нужно сделать глубокий вдох и напрячь мышцы туловища, чтобы вес штанги не сгибал нас пополам. Это увеличивает давление внутри брюшной полости. Если вы правильно дышите во время тяжелого приседания, вы почувствуете, как поднимается и опускается живот.Не твоя грудь.

По сути, объем внутрибрюшной полости тела увеличивается, когда мы делаем большой вдох. Если мы соединим это расширение в нашем ядре с помощью мышц, давление внутри брюшной полости возрастет, потому что объем больше не может расширяться. Так создается внутрибрюшное давление (ВБД). Ремень — это просто еще один «слой», который останавливает расширение брюшной полости, тем самым еще больше увеличивая ВБД.

Представьте свою брюшную полость как воздушный шар.Когда вы вдуваете воздух в воздушный шар, он расширяется. Если вы обмотаете воздушный шар легкой эластичной лентой и попытаетесь снова вдохнуть в него воздух, он не расширится так сильно. Лента действует как мышцы, окружающие наше ядро. Поскольку воздушный шар больше не может увеличиваться в размерах, давление внутри воздушного шара возрастает.

А что, если теперь вы обмотаете шар жесткой изолентой и попытаетесь снова вдохнуть в него воздух. Ограничивая расширение воздушного шара в большей степени, чем с помощью одной только эластичной ленты, давление внутри воздушного шара возрастает еще больше! Вот что происходит, когда мы носим пояс.

Ремень не заменяет наши основные мышцы, а скорее действует как еще одно ограничение. Ремень в сочетании с правильно закрепленным сердечником более устойчив, чем без ремня. Исследования показали, что значения ВБД могут увеличиваться на 20-40% при ношении ремня во время тяжелых приседаний (1).

Как использовать ремень

Для правильного использования ремня необходимо дышать «в пояс». Если вы будете носить его только плотно на талии, вы упустите возможность бандажа.Всегда думайте о том, чтобы втянуть живот в пояс, а затем упереться в него.

Исследователи показали, что спортсмены, которые правильно носят пояс, как правило, поднимают более тяжелые веса с большей взрывной силой. Они также могут поддерживать жесткость туловища для большего количества повторений во время выполнения более высоких повторений максимальных подъемов, таких как попытка 8 ПМ (1,2).

Когда носить ремень

Хотя очевидно, что пояс для тяжелой атлетики может способствовать большей устойчивости нижней части спины во время приседаний со штангой, к его преимуществам следует относиться с некоторой осторожностью.Хотя ношение ремня может быть очень полезным при поднятии тяжестей, длительное использование ремня на ВСЕХ упражнениях может иметь некоторые вредные последствия.

При постоянном использовании ремня тело, естественно, начинает полагаться на пассивную поддержку ремня. По сути, вы ослабляете свой корпус, полагаясь на пояс как на костыль. Таким образом, изучение того, как удерживать скобу и создавать устойчивость самостоятельно с меньшим весом, должно быть первым приоритетом для всех лифтеров.

Если вы ищете качественный пояс для тяжелой атлетики, я бы рекомендовал проверить ремни Cardillo.

Последние мысли

Наша цель как тренера — всегда обеспечивать безопасность спортсменов и обеспечивать их наилучшую технику. Ремень может помочь в этом. Некоторые спортсмены не будут использовать пояс даже при максимальных попытках. Это нормально, если они поддерживают хорошую технику. Однако, если вы собираетесь использовать пояс, вы должны знать, как его правильно использовать. Я рекомендую тренироваться с более легким весом и ремнем, чтобы убедиться, что вы используете правильное дыхание / фиксацию.Поэтому, когда вы все же делаете попытку приседать с тяжелым весом, это будет вашей второй натурой.

Если у вас есть пояс для тяжелой атлетики, я советую вам использовать его с осторожностью. Я часто держу свою в спортивной сумке до тех пор, пока не буду выполнять самые тяжелые или самые интенсивные тренировки.

До следующего раза,

Д-р Аарон Хоршиг, PT, DPT, CSCS, USAW

с

Д-р Кевин Сонтана, PT, DPT, CSCS

Ресурсы

  1. Lander JE, Hundley JR, Simonton RL. Эффективность использования гантелей при многократном повторении приседаний.Медико-спортивные упражнения. 1992 Май; 24 (5): 603-609.
  2. Цинк AJ, Уайтинг WC, Винсент WJ, Маклейн AJ. Влияние грузового пояса на активность мышц туловища и ног и кинематику суставов во время выполнения приседаний. J силы Cond Res. 2011; 15 (2): 235-240.
  3. Cholewicki J, Juluru K, Radebold A, Panjabi MM, McGill SM. Стабильность поясничного отдела позвоночника можно повысить с помощью брюшного ремня и / или повышения внутрибрюшного давления. Eur Spine J. 1999; 8: 388-395.

Нравится:

Нравится Загрузка…

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.