Роды на 29 неделе беременности: Преждевременные роды

Содержание

Мои преждевременные роды в 29 недель. — 74 ответов

Наконец я созрела для написания нашей истории не простого рождения.
Начну с того, что вообще моя беременность была настоящим чудом, при мужском факторе и 8ми лет бесплодного брака.

Беременность протекала не совсем гладко, все таки возраст за 30, хронические то и дело обострялись, жкт работал ужасно, особенно в начале. Токсикоз. Была отслойка в 11 недель. Ну в целом ничего сильно критичного. С первым сыном конечно полегче было в мои двадцать два. Ну и мой постоянный страх, потерять малыша, который не давал наслаждаться этим прекрасным периодом.

Как только перевалило за второй триместр, так мне легко и хорошо стало, отдышка пропала, стала гулять дольше, активность появилась и тут на тебе…

Проснулась утром, 28 сентября, муж пришёл с суток, всё хорошо. Нужно в консультацию сегодня, оформлять родовой сертификат. Через минут 20, чувствую крутит живот, пардон за подробности. Поход в туалет облегчил мои страдания на несколько минут. Закрались мысли, что боли повторяются с некоторой периодичностью. Повторила поход, увидела кровь… испугалась… Тут боли стали нарастать, видимо от страха. Кричу мужа, собираемся как солдаты, в машине меня крючит от боли. Едем в наш городской роддом, чтобы посмотрели меня на месте. А рожать я должна была по плану в областном перинатальном центре в соседнем городе. Заходим в приемный покой роддома, врач сразу меня на кресло, смотрит и говорит -» ты в родах, шейка сглажена, открытие 2 пальца!» Я в слёзы,- «как в родах, только 29 недель!?» -«Сейчас вызовем скорую, поедешь в перинатальный». Тут я немного успокоилась, всё таки там специалисты и сам центр очень славится. Поставили мне капельницу генипрала, лежу, мучаюсь. А муж сидит за стенкой в холле. Проходит около 2х часов, нет скорой, муж на взводе. Я начинаю рыдать. Так и не поняла, почему так долго всё было, то ли они хотели посмотреть на моё состояние, смогу ли доехать, то ли правда долго оформляли документы на иногороднюю поездку. Вообщем, когда наконец, приехала машина, моя врач меня не захотела отпускать, говорит -«боюсь, что ты в дороге родишь, а мне голову оторвут». А раскрытие всё так же 2 пальца, капельница сдерживала видимо. Я опять реветь, не хочу здесь рожать, боюсь за ребёночка. Вообщем уговорили её всей толпой, я, муж и мед сестра скорой. Ехали 2 часа, капельница в руке, муж рядом, шутит. Мед сестра скорой, говорит, -«ничего сейчас прокапают и роды остановят», муж и расслабился)) А я то знала, ничего уже не остановить. Держалась я правда хорошо, терпела всю дорогу, только губы закусывала от боли.

Подъехали наконец к перинатальному и капельница закончилась как раз. И тут такие схватки поперли, каждые 3-5 минут, посмотрели меня, открытие 5 пальцев. Пока поднялись в род блок, пока катетер поставили, уже полное открытие. Прокалывают пузырь и уходят куда то все. А у меня потуги, чувствую голова уже совсем низко, ору, никого нет. Это конечно было что то. Пришла какая то тетка в пижаме цветастой, как оказалось это была акушерка. Но в тот момент я её приняла за уборщицу. Я ору, -«где все, я уже рожаю!?» А она -» а кого тебе надо? Не тужься, ещё рано, сдерживай.» А как не тужиться, я уже не могу сдерживать его. В тот момент мне убить её охото было. И тут она увидела наверное, что я не шучу и голова на подходе, начала быстро переодеваться. Даже халат толком не успела надеть, на второй потуге родился мой крошечный сынок Богдан. Вес 1640, рост 40см. Кричит. Дышит сам. Мне на живот его плюхнули. Я опять рыдаю…

Пришли неонатологи, осмотрели сына, забрали в реанимацию. Сказали как сможете встать приходите в отделение реанимации расскажем о ребенке. Прошло 2 часа, жду палату, ещё час, чувствую себя хорошо, будто и не рожала. Хочу к сыну. Наконец пришли за мной, увезли на кресле в послеродовое отделение. Я сразу на пост, говорю ведите меня к сыну. И вот длинными коридорами, вверх на лифте, сложно было запомнить сразу дорогу, пришли мы в реанимацию. Подводят меня к моему крошке, у меня сердце колотится, притронуться боюсь, голова ещё кружится, роды всё же пережила только что. На нем маска, говорят дышит тяжело, на искусственной вентиляции легких он пока будет. Ни каких прогнозов, как он адаптируется к внешнему миру неизвестно. И начались бесконечные дни и ночи и бесконечно-длинные коридоры к нему, очень было страшно. Каждый поход к нему меня всю трясло, я боялась каждый раз, когда открывалась дверь в мою палату, боялась плохих новостей. Гнала плохие мысли от себя на сколько могла конечно.

На третьи сутки пришло молоко и стала я ходить каждые 3 часа в реанимацию сцеживаться. Тогда морально мне стало легче, все таки могу 8 раз в сутки видеть его, быть рядом, хоть и по 20минут. Три дня пробыл на ивл сынок, потом дыхание восстановилось.Потерял в весе до 1420г!

На 6е сутки меня выписывают из послеродового отделения, домой типо едьте, ребенок в реанимации будет неизвестно сколько. Я в шоке, как его оставить такого крошечного одного, в чужом городе?((( Ревела сутки, хорошо мир не без добрых людей, врач дежурный — мужчина(добрячок такой), договорился на счёт меня, положили меня в палату единственную в отделении реанимации для мамашек (кстати, мне видимо одной так повезло, сколько общалась потом с другими, всех выписывали без детей домой). Почему наша лечащий врач этого не сделала не понятно. Потом ребенка в патологию новорожденных перевели, в палату интенсивной терапии, и ждала я место, чтобы меня к нему перевели, ещё 4 дня. Ходила в ПИТ к нему, там уже другая обстановка совсем, сама кормила Богдашу своего, сцеживаюсь, потом шприцом ввожу ему молоко в зонд, в желудок, сама памперсы меняю. Боже, какое оказывается счастье менять подгузники))) И наконец настал день Х, когда нас соединили! Было так радостно))) Отлежали мы в общей сложности 4 недели.Было ещё много чего, развивали рефлекс сосания, адаптировались без подогрева. Когда набрали вес 1925 и нас выписали! Третью неделю дома уже. Вот такое выстраданное счастье у меня)))

первый день вместе в палате.



она узнала, что беременна, родив в самолёте

Мы всё продумали: идеальная пара дней в Алматы

Читать

Я в Алматы, а ты?

Читать

Ещё, пожалуйста: как сэкономить в путешествиях

Читать

Россия возобновляет авиасообщение с пятью странами, в которые почти не летала раньше

Читать

Власти хотят ввести QR-коды для поездок по России. Как это будет работать?

Читать

Как развлекаются в Гоа

Читать

На рейсе Delta Airlines из Солт-Лейк-Сити на Гавайи бортпроводники успешно приняли роды. Обычная ситуация, но не для самой роженицы — она не знала о своей беременности и не была готова к родам. На помощь пришли шнурки и Apple Watch. Ну и бригада акушерок, которые летели тем же рейсом.

Лавиния Мунга 28 апреля летела с семьёй из Юты отдохнуть на Гавайях. Примерно в середине рейса, над Тихим океаном, она неожиданно начала рожать — девушка не подозревала, что находится на 29 неделе беременности.

@juliaberniceIt’s the ‘baby being born while we’re above the Pacific Ocean’ for me

♬ original sound — Julia Hansen

На призыв о помощи откликнулись не только стюардессы, но и врач-неонатолог, который с бригадой медсестер летел домой. К родам никто готов не был, поэтому пришлось справляться подручными средствами. Так, пуповину перерезали с помощью шнурков для обуви, а за сердечным ритмом младенца врачи следили через Apple Watch.

Самолёт успешно приземлился уже в Гонолулу, и мальчика доставили в больницу — он был в полном порядке. Родители назвали его Рэймондом. Ребёнок останется на Гавайях примерно до конца мая, пока не окрепнет, а сейчас семья собирает деньги на закрытие медицинских счетов.

Задержка развития, преждевременные роды – Минздрав раскрыл данные о последствиях ковида у беременных / 27 апреля 2021 | Екатеринбург, Новости дня 27.04.21

Коронавирус негативно сказывается на течении беременности и нередко вызывает внутриутробную задержку развития плода, а также преждевременные роды. Об этом «Новому Дню» рассказали в пресс-службе министерства здравоохранения России со ссылкой на данные Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В.И. Кулакова.

За последние год и месяц в стране выявлено 35 тысяч случаев коронавируса у беременных женщин, а также у женщин во время родов и послеродовом периоде. Более 15 тысяч пациенток с подтвержденной новой коронавирусной инфекцией уже родили, сообщили агентству в минздраве.

Там отметили, что более чем половине женщин, перенесших коронавирус во время беременности или болевших им к моменту родов, потребовалось кесарево сечение. «Это выше среднего в популяции», – утончили в минздраве.

Как правило, беременные болеют легко или средне, но тяжелые и крайне тяжелые пациентки в этой группе встречаются чаще, чем в группе пациенток такого же возраста, которые не находятся в положении. О том, передается ли инфекция от матери к ребенку во время беременности и есть ли у рожденных от коронавирусных матерей антитела к Covid-19, минздраву неизвестно. «Достоверного подтверждения этому на сегодняшний день нет», – сказали «Новому Дню» в ведомстве.

В минздраве также не ответили на вопрос агентства о том, в скольких случаях у переболевших коронавирусом прервалась беременность и в скольких случаях была зарегистрирована смерть ребенка в родах или в неонатальный период. Однако такие ситуации есть. Об этом рассказывают сами женщины, которые перенесли коронавирус во время беременности. Целую серию отзывов мам опубликовала в своем инстаграме неонатолог из Тюмени – с ее разрешения (и при условии сохранения анонимности, поскольку минздрав запретил медикам давать комментарии СМИ в случаях, касающихся коронавируса) «Новый День» публикует истории женщин, переболевших Covid-19 во время беременности.

«Я переболела ковидом на 24 неделе беременности, болезнь протекала в легкой форме – один раз поднялась температура до 37,5 и обоняния не было несколько дней. Два ПЦР-теста были отрицательными, но анализ на антитела подтвердил, что это была не ОРВИ, а коронавирус. Беременность у меня протекала прекрасно, не было токсикоза, все анализы были в норме – до 28 недели. Тогда появился белок в моче, носить дольше не удалось. В итоге на 30 неделе появилась на свет наша дочь. Было экстренное кесарево сечение. Анализ последа показал прогрессирующую внутриутробную инфекцию. У дочки анализ крови тоже показал антитела к коронавирусу. Сейчас уже все хорошо, но в отделении патологии, где мы лежали, каждый второй ребенок был с пневмонией разной степени тяжести», – рассказала одна из мам.

О том же рассказывают другие женщины: «Сильно заболела на 16-17 неделе, тест не брали, а в 26 недель начали подтекать роды, так что в 28 недель родила. После того как вышла из больницы, сделала тест на антитела – было такое количество, как будто я из ковидного госпиталя вышла. У ребенка была тяжелая двусторонняя пневмония – четыре дня на ИВЛ, шесть на СИПАП (также методика вентиляции легких, – прим. ред.), два с половиной месяца на кислороде».

К сожалению, некоторые случаи заболевания коронавирусом – даже в легкой форме – приводили к гибели детей в утробе матери. «Я заболела на 25 неделе, вызвала врача, но на тот момент если не задыхаешься и сатурация хорошая, «корону» не ставят, а у меня была температура и полная потеря обоняния и вкуса. Температура через четыре дня прошла, обоняние вернулось на 80%, а ровно в 27 недель пошла к врачу с предчувствием нехорошего – доплером нашли два сердечка наших девочек, но я попросила УЗИ, которое показало, что у одной дочки сердце не работало, примерно пять дней как она умерла. Вторая дочь жива, но нарушен кровоток. Меня положили в перинатальный. Кровоток то улучшался, то ухудшился, никто не мог понять, в чем дело. В итоге в 28 недель мне сделали доплер и увидели, что пуповинный кровоток нарушился сильно. Провели экстренное кесарево сечение, провела на СИПАП четыре дня, сейчас все хорошо, развивается отлично, есть гемангиомы, видимо, последствие ковида. Уже после ее рождения сдавали анализы и выяснили, что есть антитела. Тогда и поняли, что это все же был ковид, был сильнейший тромбоз», – рассказала одна из мам.

И у женщин, у которых беременность протекала хорошо, после коронавируса начинались проблемы. «Переболели ковидом с мужем, и через неделю, в сроке 29,5 недель случились преждевременные роды – двойня. Всю беременность проходила без осложнений, все было хорошо, но в один момент все изменилось, отошли воды. Говорят, что ковид не влияет, а я не вижу другой причины, ведь все анализы, состояние было идеальное», – поделилась мама двойняшек.

У детей женщин, которые переболели тяжело, нередко проявлялись и более серьезные последствия. «Заболела, когда было 24 недели беременности, а в 27 недель у меня высохли все воды, их вообще не было. На тот момент я лежала в реанимации уже как полмесяца с кислородом. Ковид – основная причина раннего появления доченьки. Последствий других не знаю, все диагнозы, как у недоношенных, – бронхолегочная дисплазия средней степени, ретинопатия. Сейчас дочке 5 месяцев и по зрению пока все хорошо, но были две операции», – сообщила другая женщина.

«Я болела ковидом в первую волну, лежала в больнице в тяжелом состоянии, в итоге родила недоношенную девочку в 29 недель – задержка внутриутробного развития с 24 недели, у дочери больное сердце», – рассказала еще одна переболевшая ковидом.

«Я переболела коронавирусом в среднетяжелой форме на 19-21 неделе. Роды начались на сроке 35 недель, в родах – отслойка плаценты и экстренное кесарево. У ребенка тяжелая пневмония, провел 10 дней на ИВЛ, желудочковое кровотечение, переливали плазму, сейчас на пути к выздоровлению, но еще в неонатологическом отделении», – поделилась женщина.

«Я была одной из первых беременных, заболевших в нашем регионе. Лечили по скайпу московские врачи, и прогнозы были неутешительные – мужу надежды никто не давал. Я была на неинвазивном ИВЛ, 10 дней в реанимации, половину не помню. Невролог сказал, что я заболела на 28 неделе, когда у ребенка все было сформировано, а если бы до 14 недели, то последствия были бы другие. Родила на 33 неделе, экстренное кесарево, сейчас все хорошо, учимся послать, слава Богу, все обошлось», – рассказала еще одна подписчица.

Ранее неонатологи рассказывали «Новому Дню», чем может обернуться коронавирус во время беременности. «Особенно опасен коронавирус, по моим наблюдениям, во втором триместре беременности. Мы пока не знаем, способен ли он преодолевать плацентарный барьер, но в моей практике уже были случаи, когда у беременных коронавирус впоследствии вызвал острую и хроническую плацентарную недостаточность, как следствие – задержку роста плода, гипоксию плода, – говорил «Новому Дню» уральский неонатолог на условиях сохранения анонимности. – К сожалению, уже есть случаи замерших беременностей и выкидышей из-за ковида, а также преждевременных родов».

В оперативном штабе Свердловской области напомнили, что всех беременных с ковидом – вне зависимости от тяжести течения заболевания – госпитализируют. Они находятся под круглосуточным медицинским наблюдением в стационаре. Около 89% беременных на Среднем Урале перенесли инфекцию в бессимптомной и легкой форме.

Екатеринбург, Екатерина Норсеева

Екатеринбург. Другие новости 27.04.21

Глава штаба Навального в Екатеринбурге не смог обжаловать арест. / Макс Покровский: концерт в Екатеринбурге отменили из-за нашей поддержки Навального. / На Урале умер подросток, надышавшийся газа из баллона. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

© 2021, РИА «Новый День»

Проблемы со здоровьем у умеренно недоношенных детей

Что это значит, если ваш лечащий врач говорит вам, что ваш ребенок родится «умеренно недоношенным»? Чего ожидать, если у вас умеренно недоношенный ребенок?

Существует много определений недоношенности, но наиболее широко распространенными являются следующие:

В последние месяцы беременности плод быстро растет. Таким образом, ребенок, родившийся умеренно недоношенным, будет сильно отличаться от ребенка, родившегося раньше или позже.У умеренно недоношенного ребенка будут другие проблемы, проблемы со здоровьем и потребности, чем у других детей, рожденных преждевременно.

Как выглядит умеренно недоношенный ребенок?

Хотя они меньше, чем доношенные дети, умеренно недоношенные дети очень похожи на детей, родившихся позже. У них больше нет тонкой кожи и отсутствия жировых отложений, которые есть у очень недоношенных детей. Обычно они весят от 3 1/2 до 5 фунтов.

Если вы посещаете новорожденного умеренно недоношенного ребенка в отделении интенсивной терапии новорожденных (ОИТН), оборудование, вероятно, будет более пугающим, чем крошечный ребенок.В отделении интенсивной терапии вы можете ожидать:

  • Трубки для кормления : Умеренно недоношенные дети недостаточно сильны, чтобы получать достаточное количество пищи для набора веса. Можно установить трубку, которая идет изо рта ребенка (зонд НГ) или носа (зонд НГ) в желудок. Трубка будет использоваться для кормления любым молоком, которое ребенок не может сосать из груди или из бутылочки.
  • Инкубаторы : Несмотря на то, что умеренно недоношенные дети начали набирать вес, у большинства из них недостаточно жира, чтобы согреться.Ребенка можно поместить в инкубатор или на первые несколько часов жизни под лучистое тепло.
  • IV Строки : У умеренно недоношенных детей пищеварительная система незрела, что означает, что молочное кормление необходимо вводить медленно и увеличивать в течение нескольких дней. Периферические капельницы часто используются для питания ребенка во время увеличения количества кормления, хотя также могут использоваться линии PICC и пупочные катетеры.
  • Оборудование для мониторинга : Наклейки на грудь и ноги или запястья умеренно недоношенного ребенка позволяют контролировать частоту сердечных сокращений ребенка, частоту дыхания и насыщение кислородом.
  • Респираторная поддержка : Умеренно недоношенным детям может потребоваться респираторная поддержка при рождении. Чаще всего используются назальный СИПАП и назальные канюли, хотя некоторым умеренно недоношенным детям требуется искусственная вентиляция легких.

Проблемы со здоровьем 

Умеренно недоношенный ребенок обычно достаточно зрелый при рождении, чтобы избежать самых серьезных проблем со здоровьем, связанных с недоношенностью. Большинство проблем со здоровьем, с которыми сталкиваются умеренно недоношенные дети, недолговечны и проходят до выписки из отделения интенсивной терапии.

  • Апноэ недоношенных : Апноэ (когда дыхание останавливается) и брадикардия (когда частота сердечных сокращений замедляется) часто встречаются у недоношенных детей. Умеренно недоношенные дети могут страдать от апноэ недоношенных в течение нескольких недель, пока их тела созревают. Апноэ недоношенных лечится медикаментозно и под тщательным наблюдением.
  • Желтуха : Желтуха вызывается нормальным распадом эритроцитов после рождения. Во время этого распада организм создает отходы, от которых недоношенные дети не могут избавиться очень хорошо.Недоношенным детям может потребоваться лечение фототерапией в течение нескольких дней, чтобы помочь.
  • Плохое кормление : Умеренно недоношенные дети недостаточно сильны, чтобы все время сосать грудь или из бутылочки, и могут плохо координировать сосание, глотание и дыхание. Родителям может быть неприятно оставлять своих детей в отделении интенсивной терапии, когда они кажутся здоровыми во всех отношениях, только потому, что они недостаточно сильны, чтобы кормить грудью или из бутылочки.
  • Респираторный дистресс : Развитие легких не завершается до тех пор, пока ребенок не достигнет полного срока, и у умеренно недоношенных детей иногда возникают проблемы с дыханием при рождении.Они могут дышать слишком быстро (тахипноэ), иметь низкое насыщение кислородом или проявлять другие признаки того, что у них проблемы с дыханием. Может потребоваться респираторная поддержка, особенно в первые несколько дней жизни.

Что такое тахипноэ?

Тахипноэ – учащенное дыхание. Новорожденные обычно дышат от 40 до 60 вдохов в минуту. Частота дыхания выше 60 вдохов в минуту называется тахипноэ.

Как недоношенные дети, так и дети, рожденные в срок, могут учащенно дышать, если у них наблюдается легкое состояние, называемое транзиторным тахипноэ новорожденных (ТТН).Младенцам с ТТН может потребоваться респираторная поддержка, но обычно они начинают нормально дышать в течение 1 или 2 дней.

У недоношенных детей тахипноэ может быть признаком респираторного дистресс-синдрома, более серьезного состояния, от которого может потребоваться больше времени для восстановления.

Как долго они будут оставаться в отделении интенсивной терапии?

Все недоношенные дети должны пройти определенные этапы, прежде чем их можно будет безопасно выписать из отделения интенсивной терапии. Они должны иметь возможность есть, дышать и согреваться самостоятельно.Умеренно недоношенным детям требуется несколько недель, чтобы достичь этих вех, и обычно их выписывают примерно на 36 неделе гестационного возраста.

Долгосрочные проблемы

Большинство умеренно недоношенных детей покидают отделение интенсивной терапии новорожденных без каких-либо длительных последствий недоношенности. Некоторым детям после выписки может потребоваться краткосрочный уход (например, их могут отправить домой с монитором апноэ или им потребуется кислород дома в течение нескольких месяцев).

Вот несколько вещей, которые родители могут сделать, чтобы убедиться, что у их детей будет наилучший возможный результат.

  • Узнайте о раннем вмешательстве : Если у вашего ребенка проявляются какие-либо признаки задержки развития или серьезные проблемы со здоровьем в отделении интенсивной терапии, поговорите со своим педиатром о раннем вмешательстве (EI). Программы раннего вмешательства бесплатны для родителей и могут помочь недоношенным детям быстрее догнать своих сверстников.
  • Получить дородовой уход : Беременные женщины могут снизить риск преждевременных родов, получив ранний дородовой уход. Будущие родители должны заранее поговорить со своим лечащим врачом о своих шансах на рождение недоношенного ребенка.
  • Проведите время в отделении интенсивной терапии новорожденных : Если вы родили умеренно недоношенного ребенка, проводите как можно больше времени в отделении интенсивной терапии. Узнайте о состоянии вашего ребенка, подружитесь с ним и начните хорошо кормить своего недоношенного ребенка.

Развитие моего недоношенного ребенка в утробе матери – 29 неделя

Что может случиться, если ваш ребенок родится на этой неделе

Если ваш ребенок родится на этой неделе, он будет классифицирован как очень недоношенный. Если ваш ребенок рождается сейчас, медицинские условия, связанные с тяжелой формой недоношенности, становятся менее серьезными или могут вообще отсутствовать.Но им по-прежнему потребуется специализированная помощь в отделении новорожденных.

Маловероятно, что у родившихся сейчас детей будут серьезные проблемы с дыханием, которые потребуют интубации в родильном зале (когда дыхательная трубка проходит через рот или нос в легкие).

Некоторым детям может не понадобиться аппарат ИВЛ, но им все равно потребуется помощь при дыхании. Вместо этого им будут вставлять небольшие канюли в ноздри или надевать маску на нос, подключенную к аппарату (так называемому «CPAP»), который подает воздух или кислород под давлением, чтобы облегчить им дыхание.Вашему ребенку могут ввести в легкие лекарство, называемое сурфактантом, для облегчения дыхания. Узнайте больше о поддержке дыхания для недоношенных детей.

Медицинская бригада порекомендует лечение кофеином, чтобы уменьшить или вылечить апноэ. Апноэ — это распространенное состояние, при котором ребенок может задерживать дыхание на разное время.

Дети, рожденные на этом сроке, подвержены риску гипотермии (аномально низкой температуры тела). Когда они родятся, их поместят в прозрачный пластиковый пакет до шеи, чтобы согреть их и защитить хрупкую кожу.В неонатальном отделении они будут помещены в инкубатор, который увлажняется, чтобы согреться.

Им понадобится тонкая трубка, вставленная через нос или рот в живот, через которую можно будет давать молоко. Им также потребуются жидкости или питание («капельница») через тонкую трубку в вену (внутривенно или внутривенно). Это часто будет в одной из вен в их пуповине. Узнайте больше о кормлении недоношенного ребенка в больнице.

Ваша медицинская бригада будет внимательно наблюдать за недоношенным ребенком, чтобы убедиться, что он получает наилучший уход.

Если у вас есть какие-либо вопросы о вашей беременности или риске преждевременных родов, обратитесь к своему врачу или акушерке.

Вы также можете позвонить акушерам Tommy’s по телефону 0800 014 7800 (с понедельника по пятницу, с 9:00 до 17:00) или написать нам по адресу [email protected]

.

Мама описывает рождение ребенка, родившегося всего на 29 неделе -Kidspot

Одна мама делится своей историей родов после родов на 29 неделе беременности. Малыш Оскар провел несколько месяцев в отделении интенсивной терапии, прежде чем смог вернуться домой со своей семьей.

Я очень хорошо помню день, когда все началось – это было воскресенье 26 июля 2015 года, я была на 29 неделе беременности. В то утро я проснулся с легкой болью в спине и подумал, что это, должно быть, просто то, как я спал, поэтому я не слишком много думал об этом.

У нас были друзья на обед, и когда они ушли, мне было очень больно. Я просто не мог устроиться поудобнее — я пытался лечь и принять душ, но боль в спине, казалось, только усиливалась. Мой муж сказал мне позвонить своему акушеру, что я в конце концов и сделала, но ответа не было.Затем я позвонила в местную больницу, где собиралась рожать; мне сказали, что нужно срочно в женско-детскую больницу. Я предположил, что это был протокол, и им просто нужно было проверить меня, а потом я возвращался домой.

Хотите присоединиться к семье? Подпишитесь на нашу новостную рассылку Kidspot, чтобы получать больше подобных историй.

СВЯЗАННЫЕ: Грудное молоко пожертвовано недоношенным близнецам

Бек не ожидала, что родит так рано.Источник: прилагается.

СВЯЗАННЫЕ: «Быть ​​папой в отделении интенсивной терапии — это страшно и травматично»

Преждевременные роды

Когда мы приехали в больницу, стало очевидно, что все идет довольно быстро. Меня проверили и сказали, что у меня раскрытие уже 3 см, и я буду рожать к 3 часам утра следующего дня. Я расплакалась – я была напугана, отрицала и определенно еще не была готова к ребенку.

Мне сделали укол стероидов, чтобы помочь легким ребенка, и что-то, что поможет замедлить схватки, и сразу же доставили в родильное отделение.Дина (моего мужа) отвезли на экскурсию по отделению интенсивной терапии, а потом мы ждали.

На следующее утро у нас все еще не было ребенка – я почувствовала облегчение и подумала, что это значит, что я могу идти домой. Ха… на это не было шансов!

Меня перевели в дородовое отделение и велели отдыхать. Через 24 часа после того, как я прибыл в больницу, мне сделали еще одну инъекцию стероидов, и я лично посетил отделение интенсивной терапии. Это было таким откровением (хотя я все еще отрицал это).

Все улеглось, и Дин ушел домой в понедельник вечером, но когда я проснулась во вторник, у меня снова начались схватки.Я вызвала медсестер, и Обь меня проверила – у меня раскрытие 5 см, и я собиралась рожать.

СВЯЗАННЫЕ: Момент отделения интенсивной терапии, который всегда останется со мной

Оскар Хэмиш весил всего 1220 г. Источник: прилагается.

Экстренное кесарево сечение

Мне нужно было сделать экстренное кесарево сечение, так как ребенок был в тазовом предлежании, поэтому, когда меня готовили к операции, я позвонил Дину, чтобы сказать ему прийти. Как только Дин прибыл, я была готова идти .Я никогда не был более окаменелым за всю свою жизнь.

В 11:41 во вторник, 28 июля 2015 г., в возрасте 29 недель и двух дней, мы приветствовали появление на свет Оскара Хэмиша с крошечным весом 1220 г.

Я сразу подумал о худшем, так как он не издавал ни звука, но как только его принесли ко мне, я почувствовал облегчение — он был крошечным, но совершенным!

Его сразу доставили в отделение интенсивной терапии, где он поселился в своем новом доме. На третий день мне наконец разрешили впервые обняться – это было так драгоценно!

Выйти из больницы и вернуться домой на пятый день было самым трудным — я никогда раньше не чувствовал ничего подобного.Я даже не могу это описать, но это было ужасно. Как и в любом путешествии на премьеру, у Оскара не все было гладко. Он родился с паховой грыжей, и перед выпиской из больницы ему потребовалась операция. У него также был сильный рефлюкс, который не облегчал процесс кормления, так как его постоянно рвало. У меня также несколько раз возник мастит из-за сцеживания, в результате чего меня также несколько раз госпитализировали на внутривенное введение антибиотиков.

Оскару сейчас пять лет. Источник: прилагается.

Возвращение домой из отделения интенсивной терапии

После 77 дней пребывания в больнице и родов 12 октября Оскар вернулся домой.Вместе с чувством полной радости было и чувство тревоги – Оскар последние 11 недель был у мониторов 24/7 – это было пугающе, но со временем мы приспособились. Когда он выписался из больницы, стало очевидно, что Оскар захлебывался молоком и несколько раз синел. Мы отвезли его обратно к неонатологу, который направил его к гастроэнтерологу, и ему был проведен ряд анализов.

Он аспирировал свое молоко, поэтому ему нужно было умеренное количество загустителя в жидкости — это было похоже на клей Clag! Сразу после своего третьего дня рождения Оскар смог отказаться от загустителя и теперь пьет жидкости, как и все остальные.

Пару месяцев назад Оскару исполнилось пять лет, и в следующем году он пойдет в школу. Он по-прежнему принимает лекарства от рефлюкса каждое утро, у него астма, но он преуспевает, достигая всех своих целей и становясь уверенным в себе, целеустремленным молодым человеком. Мы так гордимся им.

Walk for Prems

Мы приняли участие в Walk for Prems, это отличный день, чтобы пообщаться и познакомиться с другими семьями prem и послушать их истории. Также приятно видеть медсестер, которые заботились о наших малышах — они всегда хотят быть в курсе того, как идут дела.

Очень важно повышать осведомленность о недоношенности – пока у нас не родился недоношенный ребенок, мы понятия не имели, что значит родить ребенка слишком рано. Влияние, которое это оказывает на всю вашу жизнь, огромно, и «Маленькие сокровища жизни» помогли нам в трудные времена. Мы хотим поблагодарить их за поддержку, и, приняв участие в «Прогулке за премиями», мы можем это сделать.

В этом году прогулку можно совершить локально в небольшой группе. Источник: iStock.

На что это похоже… когда ваш ребенок родился в 29 недель

После работы я был занят позже, чем ожидалось.Мы переговаривались друг с другом за ужином, когда моя жена Кристин упомянула, что не чувствовала особого движения в течение дня. Всего на 29 неделе беременности мы не знали ни о каких осложнениях; на самом деле, мы только что сделали УЗИ несколькими днями ранее. Совместное обсуждение вариантов помогло нам прийти в себя. Мы решили, что спать на нем не стоит, и поехали в ближайшую больницу.

Когда я прибыл на четвертый этаж с парковки, я обнаружил группу внимательных врачей в небольшой комнате для осмотра с прозрачной занавеской.Они проводили тесты и оценивали нашу ситуацию. С каждым вопросом, на который отвечала Кристин, у меня возникало приятное чувство, что это было довольно рутинно. Я начал думать, что через несколько часов нас отправят домой с рецептом и некоторыми инструкциями, чтобы успокоиться на несколько дней, когда к и без того переполненному пространству за кулисами добавились еще два доктора.

Одна попросила своего коллегу позвонить на диагностическую визуализацию и сказать, что нам нужно немедленно показаться. Я задавался вопросом: «Насколько это рутинно?» и начал думать, что в этом может быть нечто большее, чем я хотел признать.Я цеплялся за их спокойствие, и это давало некоторое утешение.

Затем нас отвели в комнату, где анализировали ультразвуковые изображения плода. То, как изменились голоса врачей, подсказало нам, что с нашим ребенком что-то не так. Нам сказали, что отсутствие притока крови к плоду было причиной отсутствия движений плода. Наша дочь боролась за свою жизнь и должна была выйти на свет прямо сейчас. Нам не оставили выбора.

Мне сказали, что у меня есть 10 минут, чтобы позвонить и привести себя в порядок, а Кристину отвели прямо в операционную, которая, как ни удивительно, уже была подготовлена, и персонал был наготове.Я связался с ее родителями и сумел выговорить основную информацию — что мы направляемся к скорой помощи, совсем не то, чего мы ожидали, когда выходили из дома часом раньше.

Парализующее лекарство позволило Кристин нормально функционировать выше пояса во время кесарева сечения. Сидя рядом с ней, я стал де-факто переводчиком происходящего вокруг нас. Через несколько минут они взяли в руки нашу девочку и теперь тянули маму, чтобы вывести ее на свет.

После родов я последовал за бригадой по переводу в отделение интенсивной терапии новорожденных (ОИТН). Мы торопливо шли по лабиринту коридоров, пока не добрались до прачечной. На стене были написаны яркие инструкции по мытью рук. Я читал и следовал им до буквы Т. Этот ритуал будет повторяться много раз в течение следующих нескольких месяцев. Проходя через защитные двери в отделение интенсивной терапии, я был поражен количеством новорожденных. Прикрепляется к дыхательным аппаратам и аппаратам, отслеживающим жизненные показатели.

Команда припарковала ее блок содержания под названием «изолетт» в отсеке 14 и сразу же начала прикреплять и вставлять трубки в ее крошечное тело.Я выглянул из-за запотевшего пластикового покрытия и увидел, как ее грудь двигается вверх и вниз с помощью кислородного насоса. Звуки, которые он издавал, потрясли мою душу.

Было трудно ее разглядеть из-за количества скопившегося внутри конденсата. Чтобы создать успокаивающую атмосферу для недоношенных детей, климатические элементы управления установлены на «тропический». Медсестра что-то сказала мне. Они хотят, чтобы я ненадолго отлучился, чтобы они могли приступить к работе. Я посмотрел вниз на свою хрупкую дочь и не хотел оставлять ее одну.

Вид ее крошечного тела заставил меня понять: я ее отец, это мой ребенок. Вот когда я начал плакать. Я почувствовал это великое бессилие, за которым последовал поток смелости, который позволил мне выскользнуть: «Я люблю тебя, малышка. Мама и папа здесь, с тобой. Мы любим тебя очень, очень сильно». Я знала, что это было едва слышно, но я верила, что эти слова будут иметь достаточную силу, чтобы преодолеть пластиковый барьер между нами и приземлиться на нее, легкая, как перышко.

Между той бессонной ночью и сегодняшним днем ​​прошло четыре месяца.Наш первый День матери и День отца были проведены в отделении интенсивной терапии. У нас были операции, поездки на скорой помощи и бесчисленные консультации со специалистами, прежде чем мы смогли дойти до этого момента – это выпускной день.

Сегодня мы заберем нашу дочь домой. Я не могу дождаться, чтобы вывести ее на улицу, чтобы ветерок мог омывать ее мягкие щеки. Ее волосы, которые уже вызвали переполох среди восхищенных медсестер, будут любить ощущение ветра, продувающего их.

Оглянувшись назад, я вижу, что ничто не могло ждать – в ту ночь должна была родиться наша маленькая девочка.Несмотря на медленное освоение, мы справились с этим вместе. Если у меня не было возможности осознать всю серьезность происходящего, то у Кристины этого не было. К счастью, она знала, что что-то не так, ее материнский инстинкт хорошо оттачивался внутри нее.

Тайлер Мельник живет в Калгари

История Фрейи — Родилась в 29 недель

29 недель беременности

Я хотел бы начать с извинений, для некоторых людей это может показаться немного скучным, но идея истории Фрейи заключается в том, чтобы оказать некоторую поддержку другим родителям, у которых есть недоношенные дети.Даже если это поможет одному человеку, я буду счастлив, что написал это. Я провела много времени, читая блоги и форумы людей, чтобы узнать, что другие люди пережили или пережили со своим недоношенным ребенком, и чем больше подробностей, тем лучше. Если вы просто хотите перейти к той части, где родилась Фрейя, я разрешаю это, просто прокрутите вниз до Дневника RVI на память!

28 недель беременности сегодня ваууу, на неделю ближе к нашей великолепной маленькой девочке, это было 21 февраля, когда я сказал себе это. Как она будет выглядеть, будет ли она похожа на меня, и будут ли у нее до смешного опрятные черты отца? У меня было так много вопросов, крутившихся в моей голове, и я был так взволнован, как и Марк, папа Фрейи.Я стал немного одержим количеством приложений на моем телефоне и планшете, что она делала сегодня, ну, в 28 недель она весит около 2 фунтов и теперь тоже может моргать. Это было повседневным явлением, как только я открывал глаза утром, я хватал свой телефон, чтобы прочитать.

Я наслаждалась беременностью и видела, как растет моя шишка, мне нравилась шишка, и мне нравилось, когда она начинала пинаться. На тот момент моя беременность протекала довольно прямолинейно, однако у меня были месячные в течение первых 4 месяцев.Видимо, это было нормально, мои гормоны беременности были недостаточно сильными, чтобы взять верх над моими собственными, но в конце концов они прекратились. У меня не было ни тошноты, ни головных болей, ни тяги, я просто любил много есть, и теперь у меня было идеальное оправдание: «это кремовый торт для ребенка», да, верно!

В воскресенье на той неделе Марк был со своими друзьями, а я просто слонялся по дому, у меня было ленивое воскресенье, когда я почувствовал, как стекает по моей ноге, как будто я обмочился. Раньше я этого не чувствовал и понятия не имел, что это может быть.Это было немного, может быть, несколько столовых ложек, так что все еще довольно значительно. Я читала о потере контроля над своим мочевым пузырем во время беременности, это была плохая мысль, мне оставалось еще 12 недель. Мне пришло в голову, что это могут быть мои воды, но я отбросил это и начал гуглить, что это может быть. Google был моим лучшим другом и злейшим врагом во время беременности, я знаю, что вам не следует гуглить вопросы, потому что это может вызвать самые разные вопросы, но я просто ничего не мог поделать. У кого-то где-то, вероятно, была точно такая же проблема, как у меня, и он засунул ее на форум во всемирной паутине.Google сказал мне, что это, вероятно, мой мочевой пузырь, но я не могла перестать думать: «А что, если это мои воды отошли в 28 недель». Я решил, что не стоит рисковать, и связался с больницей, которая сказала мне идти прямо туда.

Я поговорил с Марком, который сказал мне, что он приедет прямо домой, но я отмахнулся от этого и сказал ему, что это, вероятно, ничего, кроме как на всякий случай, если я проверю его, на самом деле я молился, чтобы все было в порядке.

Когда я прибыла в больницу, акушерка осмотрела меня и подключила к мониторам, чтобы убедиться, что у меня нет схваток.Она объяснила, что у 6 женщин была такая же проблема, и только у одной были роды, так что, вероятно, не о чем беспокоиться. Через некоторое время после того, как меня подключили и проверили, нет ли подтекающей жидкости, она заверила меня, что со мной все в порядке, и, скорее всего, это был мой мочевой пузырь, и я пошел домой.

Всю эту неделю у меня продолжались небольшие подтекания, я просто чувствовал, что что-то не так и что это не мой мочевой пузырь, но потом я уговаривал себя, полагая, что я просто беспокоюсь, и все в порядке. Я еще немного погуглил, это была зависимость, я ничего не мог с собой поделать, на разных форумах, которые я посещал, говорилось, что обычно жидкость имеет почти сладкий запах.Я решил проверить эту теорию и меня охватило состояние паники, жидкость, которую я вытекал, имела сладковатый запах, это был точно не запах мочи. Я решил понаблюдать за ним в течение следующих нескольких дней, прежде чем снова отправиться в больницу. Я чувствовала себя одной из тех параноидальных будущих мам, которые абсолютно здоровы, но считают, что что-то не так.

На следующий день я чувствовал себя очень плохо, болезненно, уставшим и истощенным, это было для меня непривычно, так как я все время был в хорошей форме.У меня также были боли в пояснице, но я предположил, что это из-за того, что моя шишка росла каждый день. Прогуливаясь по супермаркету, я почувствовал, что у меня течет намного больше, чем обычно, я оставил свои покупки и пошел домой. Я даже пошел спать, как только пришел домой, я никогда не сплю днем, я просто чувствовал себя не в своей тарелке. Да, кстати, это была пятница, что означало одно, мне было 29 недель!!

Настоящий футбольный матч

В тот вечер я должен был пойти на футбольный матч, играл мой сын.Теперь мой первый ребенок, Лиам, ему сейчас 14 лет, он родился на 6 дней раньше срока со здоровым весом 8 фунтов 7,5 унций, с ним вообще никаких проблем. Мне было всего 17, когда у меня родился Лиам, но опять же, мне нравилось быть беременной. В ту ночь на футбольном матче было холодно, морозно, и я даже не подозревала, что у меня были первые роды.

Я проснулась рано утром от болей в животе, похожих на менструальные боли. Теперь я не знаю, чего я ждал, но подумал, просто игнорируйте их, они уйдут. Кажется, я знал, что что-то не так, но не хотел в это верить.Боли не прекращались, если что, то становились все сильнее, поэтому я решил засекать их по времени, они приходили каждые 7 минут. Мое сердце упало, этого не может быть, я не могу рожать, еще слишком рано. Я разбудил Марка и сказал, что собираюсь спуститься вниз, так как у меня болит живот. Я знал, что он вскочит и скажет, что спускается со мной, я мог сказать, что он тоже волновался. Мы позвонили в госпиталь Университета Дарема, и нас попросили немедленно пройти обследование. Мы оставили Лиама спать в постели, думая, что вернемся менее чем через час, но этого не произошло.

Нас встретила очень дружелюбная акушерка, или лучше сказать акушерка, так как он был мужчиной? Опять же, меня подключили к аппарату, но не было никаких признаков схваток, он объяснил, что это может быть мой таз, боль в тазовом поясе, я думаю, он упомянул. Я вздохнул с огромным облегчением, я мог терпеть боль в течение следующих 11 недель, пока колбаса была в порядке, это прозвище, данное папой, я не знаю, откуда оно взялось, но оно прижилось. Затем в комнату вошел консультант, и они обсудили мои результаты, поскольку за время подключения произошли изменения.Консультант тоже была дружелюбна, она объяснила, что просто хотела сделать быстрый внутренний осмотр и убедиться, что все в порядке, а потом послышались эти страшные слова: «Ваши 5 сантиметров расширены, ваш ребенок родится сегодня». Я не мог дышать, я не знал, что думать, а бедный Марк стоял рядом со мной, выглядя немного сбитым с толку. Я повернулась к нему и просто расплакалась: «Еще слишком рано, еще слишком рано». Марк держал меня, пытаясь уверить меня, что все будет хорошо, а акушерка пыталась помочь, объясняя, что 29 недель — это нормально, и пока не нужно слишком волноваться.Я взяла себя в руки, у меня тоже было, у меня сегодня должен был быть ребенок, я не знала, каким будет исход, но это должно было случиться, я буду справляться с этим шаг за шагом.

Когда она родилась, мне сделали инъекцию стероида, чтобы попытаться помочь легким справиться с ситуацией, они надеялись, что у меня будет время сделать вторую инъекцию стероидов, потому что в 29 недель ее легкие все еще были очень недоразвиты. Размер иглы был огромным, и она вонзилась мне прямо в зад, я знала, что будет больно, и была права.

Меня и Марка познакомили с нашей акушеркой, которая была с нами все время, а также со студенткой-акушеркой, оба были очень дружелюбны. Нас отвели в родильное отделение и сказали, что к нам придет несколько человек, чтобы объяснить, что именно должно произойти и чего ожидать. Потом мы остались одни, Марк был великолепен, моя скала, все время сохранял спокойствие и был сильным и позитивным, я знал, что это было для меня во благо, мы понятия не имели, чего ожидать в тот день.

Мы связались с нашими родителями, я знала, что моя мама будет прямо там, было еще раннее утро, нам нужно было, чтобы родители Марка пошли и увидели Лиама, так как он все еще спал дома один.Он все еще спал, когда они прибыли, и они попросили его связаться с Марком, Марк объяснил, что его младшая сестра придет рано, к счастью, Лиам понятия не имел, что это беспокоит, он просто думал, что встретится с ней немного раньше, что было, наверное, к лучшему. Мы связались с работой, близкими друзьями, просто людьми, которых, как мы думали, должны знать. Когда приехала моя мама, Марк заскочил домой, чтобы собрать кое-что, мне было всего 29 недель, у меня не было готовой больничной сумки, у меня почти ничего не было готово, у меня было еще 11 недель, чтобы разобраться.

Мама Марка сказала мне несколько недель спустя, что, когда Марк пришел домой, чтобы собрать кое-какие кусочки, он проверил, что Лиам был в своей комнате, а затем расплакался, он хотел быть сильным для меня, но был в ужасе от того, что должно было случиться. случаться. Когда он в конце концов сказал мне, что сломался, он объяснил, что не осознавал, что рождение ребенка в 29 недель не о чем беспокоиться, пока я не повернулась к нему в больничной палате тем утром и не сказала эти пугающие 3 слова «еще слишком рано». ‘. Марк прекрасно знал о моей одержимости приложениями для беременных, поэтому знал, что я в курсе того, что происходит с нашим ребенком каждый божий день.Марку тоже нравилось это знать, он писал мне с работы в четверг после получения еженедельной электронной почты NHS, чтобы рассказать, что наша маленькая девочка делала на этой неделе, просто он не вдавался в такие подробности, как я.

Марк вернулся в больницу, и боль начала становиться заметной, но я не могла с этим справиться, наши акушерки информировали нас на каждом этапе, студентка-акушерка никогда не отходила от меня. Они объяснили, что мне нужны сильные антибиотики через капельницу, причина моего плохого самочувствия в пятницу была из-за серьезной инфекции, которая у меня была, она объяснила, что мои результаты крови вернулись, и уровни СРБ, которые должны быть от 0 до 10, были более 200 , была вероятность, что я тоже передал это ребенку.Ей также потребуются антибиотики, когда она приедет. Как будто не о чем было беспокоиться, хватит ли ей сил побороть инфекцию?

Консультанты, акушерки и медсестры начали приходить, разговаривать с нами и проверять мои схватки. Один консультант, в частности, был очень полезным и чутким, он объяснил, что когда ребенок родится, он будет весить около 2 фунтов, ей почти наверняка понадобится помощь при дыхании, так как ее легкие еще не развились, и было время только для одной инъекции стероидов.Больница, в которой я была, обычно не лечила детей, рожденных до 30 недель, это меня немного пугало, ладно, сильно! В идеале меня бы перевели в Королевский лазарет Виктории в Ньюкасле (RVI), чтобы родить там, но они боялись, что я буду рожать в машине скорой помощи, и об этом, конечно, не стоило думать. Консультант объяснил, что у них есть оборудование для ухода за недоношенными детьми, но больницы, которые специализируются в этой области, могут потребовать, чтобы ее перевели к ним, поскольку у них есть специальная питательная капельница, которая используется для кормления ее через ярус.Позже он вернулся, чтобы объяснить, что связался с RVI, и они потребовали, чтобы, когда она родится, ее перевели прямо к ним.

Медсестры из неонатального отделения больницы Дарема, где я рожала, пришли ко мне и объяснили, что после рождения ребенка ее поместят в пластиковый пакет, почти как сумку-переноску. Это должно было сохранить ее тепло, так как она была слишком мала, чтобы делать это самостоятельно. Ее кладут прямо на меня (в сумке для переноски), но ее нужно сразу же забрать, чтобы консультанты могли ее увидеть.Затем ее отвезут прямо в неонатальное отделение и поместят в инкубатор. Они спросили Марка, не хочет ли он перерезать пуповину, но он слишком боялся, что сделает что-то не так, и чувствовал себя более комфортно, когда специалисты перерезали ей пуповину.

Были разные консультанты, которые приходили и говорили одно и то же, но один также объяснил, что у недоношенных детей часто бывает кровоизлияние в мозг, это беспокоило меня и Марка еще больше. Какую информацию мы обрабатываем в первую очередь, серьезную инфекцию, которую я мог передать, возможное кровоизлияние в мозг или тот факт, что она, скорее всего, не сможет дышать самостоятельно.Мне просто нужно было сосредоточиться на родах и решать все остальное шаг за шагом.

Около 10:30 боль начала усиливаться, акушерка не была рада давать мне обезболивающее, так как думала, что это может причинить дискомфорт ребенку, поэтому дала мне меньшую дозу. Он работал около 10 минут, но затем полностью прекратился. Я просто хотела родить, каждый раз, когда меня осматривали, я расширялась немного больше, но не полностью. Затем, около 12 часов дня, у меня была настоящая боль, и у меня было всемогущее желание тужиться, мне нужно было тужиться.Проверил еще раз, я был полностью раскрыт, пора было, она сейчас придет. Нервничая, взволнованная и взволнованная одновременно, мы шли навестить мою девочку.

Я не считала, сколько людей было в моей палате, когда я рожала, но я бы оценила от 12 до 15 консультантов, медсестер, врачей и акушерок, не до скромности. Моя мама и Марк стояли по обе стороны от меня, держа меня за руку. Они привезли машину и оборудование, необходимые для того, когда она родилась, и началось ее путешествие во внешний мир, чтобы встретиться с мамой и папой.Я отчасти рад, что мне было так больно, потому что это отвлекло меня от беспокойства и возможностей. Теперь по какой-то причине люди думают, что раз она была такой маленькой, то роды должны были быть легкими с небольшой болью, это никоим образом не соответствует действительности. Если вам нужно приложить еще больше усилий, чтобы вытащить маленький сверток, у них нет веса позади них, чтобы помочь трудиться. Скажу, что это было быстрее, чем рожать с Лиамом, в 12.55 родилась Фрейя Лилли. Доставили прямо мне на живот в полиэтиленовом пакете, она была здесь, не было шума, но я видел, что она жива, и я был счастлив.Она была огромной и с головой, полной черных волос, где была кукла Барби, которую я ожидал, она была как настоящий ребенок. При весе в 3 фунта 5 унций врачи сказали, что у нее действительно хороший вес, который даст ей наилучшие возможные шансы.

Моя маленькая нетерпеливая Фрейя

Буквально через несколько секунд она была на мне и ее доставили к аппарату с консультантами, которые должны были ее реанимировать, но тут самый лучший шум, я услышал ее крик. Марк расплакался, студентка-акушерка расплакалась, я все еще рожала плаценту, пока не до слез.Когда появилась моя плацента, пришла волна крови, она была повсюду, моя плацента оторвалась, и кровь скапливалась внутри меня, акушерка объяснила, что это, наверное, хорошо, что Фрейя родилась в тот день, так как это могло обернуться. намного хуже. До сих пор нет причин, почему у меня родился недоношенный ребенок, и я знаю, что теперь никогда не узнаю.

Фрейю забрали, а меня вымыли, я не мог поверить, что моя маленькая девочка была здесь, я был так счастлив, но все еще очень беспокоился. Марк пошел прямо в неонатальное отделение, чтобы увидеть ее, и принес фотографию, чтобы я мог ее увидеть.На это было немного страшно смотреть, у нее был синяк под глазом, опухшее тело и проводка на трубках и проводах. Марк улыбался, когда показывал мне, он сказал, что когда они попытались надеть на нее вентилятор, чтобы дышать за нее, она заплакала, и им пришлось его снять. Судя по всему, ты не должна плакать на ИВЛ, поэтому ей поставили СИПАП. Если вашему ребенку нужна большая помощь, его поместят на ИВЛ, следующий шаг вниз называется CPAP, и когда у него появятся признаки того, что он немного лучше справляется, он перейдет на кислород, который можно увеличить или уменьшить.

Когда меня вымыли, пришло время идти к моей девочке, чувствуя себя очень слабо, я ковылял по коридору с Марком и его мамой и папой. Она была крошечной, неподвижно лежала на животе внутри инкубатора, подключенного к проводам и трубкам, со звуковой сигнализацией. Медсестры были великолепны, сказали, что она настоящий боец, это заставило меня улыбнуться только потому, что они не выглядели обеспокоенными. Объяснили, что в этот же день ее переведут в РВИ, прибудет специальная бригада специалистов, которая заберет ее, отвезет в машину скорой помощи и сразу отправит в реанимацию.

Акушерки не очень обрадовались, выписав меня, так как я все еще чувствовала себя плохо и слабо, но знала, что мне нужно быть там, где был мой ребенок. Когда команда прибыла, чтобы забрать Фрейю обратно в RVI, они полностью объяснили, что произойдет, у меня было ощущение, что весь мой живот скрутило, хотя я знал, что увижу ее через пару часов. Она шла одна, без мамы и папы, просто кто-то, кто любил ее.

Было довольно поздно, когда мы приехали в РВИ прямо из больницы, она была в крошечной палате с несколькими другими младенцами.Поскольку это была интенсивная терапия, у каждой медсестры был один ребенок, и в палате всегда был кто-то с младенцами. Мы просто сидели и наблюдали за ней, врачи и медсестры подошли поговорить с нами и сказали, что у нее хороший вес, у нее будут ежедневно брать образцы крови для проверки на инфекции и другие важные факторы, которые могут повлиять на ее здоровье. В ее инкубаторе нам сказали, что мы можем дотронуться до нее, это было все равно, что дотронуться до пера. Боялся прикоснуться, боялся, что мы причиним ей боль, боялся, что ей может быть больно, но мы должны были прикоснуться к ней, потому что это все, что мы должны были показать ей, что мама и папа были здесь, и они очень любили ее.

На территории RVI есть жилье, которым управляет благотворительная организация, где родители и семья могут остановиться, чтобы быть рядом со своими детьми, если им нужно будет быстро к ним добраться. К сожалению, не было свободных комнат, поэтому в тот вечер мне пришлось оставить ее, чтобы пойти домой, это было труднее, чем я когда-либо думал. Я действительно хотел пойти домой и увидеть моего другого ребенка, хотя я знал, что с ним все будет в порядке.

На следующий день мы проснулись рано и прямиком в РВИ, а там она была, не шевельнулась ни мышцей и провела ровную ночь.Я звонил перед сном, просто чтобы убедиться, что я продолжал этот ночной телефонный звонок вместе с утренним телефонным звонком каждый день, пока она не вернулась домой.

Я решил вести дневник в RVI, я знал, что пробуду там какое-то время, и я подумал, что запись ее прогресса может помочь. Каждый день я писал всего пару предложений, чтобы рассказать, что происходит, и просто чтобы запомнить. Когда я перечитываю это сейчас, я просто вспоминаю, какой она маленький боец.

Мой памятный дневник RVI

03.02.14 — Сегодня у меня были первые объятия с мамочкой, мы любим кенгуриную заботу!

Уход за кенгуру – наши первые объятия

Уход за кенгуру заключался в том, что я клал Фрейю вниз топом на грудь, чтобы она чувствовала себя в безопасности и помогала регулировать сердцебиение и дыхание.Это был первый раз, когда я взял на руки свою девочку, я испугался, потому что она ничего не весила и была такой хрупкой, но она казалась такой довольной. Они объяснили, что для ухода за кенгуру, чтобы помочь вам, вам нужно будет делать это около 30 минут каждый день. Я не мог слишком часто забирать Фрейю из ее инкубатора, потому что она использовала слишком много тепла и не могла регулировать температуру своего тела, поэтому она находилась в инкубаторе. Поскольку она была такой маленькой, она также сжигала слишком много калорий вне своего инкубатора, ей нужно было экономить свою энергию, чтобы стать большой и сильной.

Я думаю, что большинство мам считают само собой разумеющимся, что они могут забрать своего ребенка, когда захотят, особенно если им нужна любовь. Так тяжело было, что моя малышка нуждалась во мне больше, чем когда-либо, и я не могла просто взять ее на руки и обнять.

Пришли результаты анализа крови Фрейи, которые показали, что признаков инфекции нет, но у нее была желтуха, и ее поместили в инкубатор под синие лампы. Не о чем беспокоиться, и ее уровни будут проверяться каждый день.

03.03.14 — Я вышел из СИПАП и был переведен в синюю зону

Это была музыка для наших ушей, она была достаточно здорова, чтобы ее перевели в синюю зону (РВИ называет свои палаты для больных и недоношенных детей цветами, интенсивная терапия — красной зоной, высокая зависимость — синей зоной, а затем у вас есть зеленый, который скоро поедет домой).Мы знали, что она маленький боец, она немного похудела и похудела примерно до 3 фунтов, но этого и следовало ожидать. Теперь она тоже была только на кислороде, это был большой прогресс.

Ежедневно врачи и консультанты сообщали нам о ее прогрессе, и мы задавали им свои вопросы, мы знали, что они не могли ответить на глупые вопросы, такие как «Как долго она будет в больнице?», но мы попытались. Медсестры проводили с нами время и объясняли все, что они делают, и сидели с нами, когда мы выполняли уход за Фрейей.

Заботы Фрейи заключались в том, чтобы я и ее папа меняли ей подгузник и мыли ее, мне это нравилось, я чувствовал, что могу присматривать за своим ребенком, даже если это было только раз в 4 часа. Она не могла выйти из своего инкубатора, поэтому нам пришлось использовать маленькие отверстия для рук, но мы быстро освоились.

Освежение рта Фрейи

Медсестры заводили с нами разные беседы и старались вести себя непринужденно, они были очень дружелюбны.

Медсестра, которая специализируется на грудном вскармливании, пришла ко мне, когда Фрейю впервые поместили в RVI, я сказала, что хочу кормить грудью, и теперь, когда Фрейя нуждалась в моем грудном молоке больше, чем когда-либо, у меня не было другого выбора, это был мой способ помогает и ей. Теперь, поскольку Фрейя была такой недоношенной, сцеживать грудное молоко было нелегко. Я сидела, массировала грудь и пыталась сцедить хотя бы небольшое количество, но это было всего несколько капель тут и там. Я не собирался сдаваться, мы использовали крошечные капли для ухода за полостью рта и использовали ватную палочку, чтобы увлажнить ею рот.Кажется, ей это очень понравилось! Примерно через 5 дней попыток это, наконец, начало приходить быстро и густо, я был так горд собой, Марк тоже был так горд, он знал, что для меня это важно. Он шел со мной и просто утешал меня, пытался расслабить, растирая мне плечи, поэтому он был счастлив, когда это наконец сработало, главным образом потому, что он мог видеть чувство удовлетворения, которое я испытывал. Каждые 2-3 часа я уходила в комнату для грудного вскармливания и сцеживала столько молока, сколько могла, даже ночью, когда я была дома, мой будильник срабатывал, это было тяжело, но я была полна решимости.Дело дошло до того, что в больнице Мишель сказали, что мы больше не можем брать у тебя молоко, наша морозилка заполнена, в основном твоим молоком, просто начинай хранить его дома.

Фрейя была еще слишком молода, чтобы пытаться сосать молоко из груди, у нее еще не было способности сосать, глотать и дышать одновременно, это не произойдет, пока ей не исполнится около 34 или 35 недель, и она было всего 29 недель. Пройдет какое-то время, прежде чем она сможет даже попытаться это сделать, но я был счастлив, зная, что у нее достаточно молока, чтобы продержаться какое-то время.

В этот момент врачи ждали моего молока, Фрейя все еще была на капельнице для питания TPN, но нуждалась в молоке, и они хотели дождаться моего молока, прежде чем вводить смесь. Некоторые из консультантов пришли поговорить с нами об испытании SIFT, которое они проводили, это было какое-то исследование, в котором участвовала благотворительная организация Tiny Lives, в котором изучалось, как молоко дают недоношенному ребенку. Большие объемы медленно или низкие объемы быстро, чтобы увидеть, могут ли они справиться со своим молоком, не будучи слишком болезненными. Их пищеварительная система все еще развивалась, и Марк, и я подумали, что это хорошая идея, и согласились принять участие в испытании SIFT.Они были очень информативны, не оказывали на нас давления и объясняли, что произойдет. Теперь я могу ошибаться, но я думаю, что из-за этого испытания Фрейя никогда не была болезненным ребенком. Она отлично переносила свое молоко и никогда не имела проблем с молоком. Ее молоко будет подаваться ей через капельницу из одной из ее многочисленных трубок.

На 3-й день мне также предложили комнату в Crawford House, чтобы мне не пришлось оставлять ребенка. Я пошел к волонтерам, которые его обслуживали, это было буквально в 2 минутах ходьбы от Фрейи.Они были очень дружелюбны и показали мне все удобства, а затем мою комнату. Я не знаю, у скольких женщин бэби-блюз 3-го дня, но моя в тот день сильно пострадала. Я не могла оставаться одна в коробочке с кроватью, до слез доводила только мысль об этом. Я объяснил Марку, что не могу этого сделать, я чувствовал вину за то, что у меня была возможность остаться с ней, но я не мог смириться с мыслью о том, что буду один вдали от Марка. Он был пришит к моему боку с тех пор, как начались схватки, он хотел, чтобы я вернулась домой, я думаю, он думал, что я не смогу справиться с тем, чтобы оставаться в одиночестве, и продолжал говорить, что мы можем вернуться в больницу через 20 минут, если потребуется. .Плюс кто-то, кто жил дальше, оценил бы комнату больше, поскольку они были как горячие пирожки!

03.06.14 – Папа вернулся к работе, двойной уход кенгуру с мамой

Любимая кожа на коже

Итак, Марк вернулся к работе, и мы решили, что ему будет лучше взять отпуск, когда Фрейя, наконец, вернется домой. Все медсестры составляли мне компанию, и у меня были посетители, моя мама и мама Марка были постоянными посетителями.

Синие желтушные лампы

Фрейя все еще была на лампах от желтухи, и у нее по-прежнему брали кровь каждый день, им приходилось выдавливать крошечные капли крови из ее ног, к тому моменту ее это уже не беспокоило, и она позволила им продолжать.Одной вещью, которую ждали и Марк, и я, был ее первый грязный подгузник, ужасная черная смола! Я продолжал спрашивать медсестер: «Почему он еще не пришел?» «Это нормально, что у нее еще не было грязного подгузника?» Бедным медсестрам, должно быть, надоели мои безостановочные вопросы, но я никогда не мог сказать, они ответили им всем и всегда были очень дружелюбны. Видимо, это было хорошо, что ей было 6 дней и у нее не было грязного подгузника, они бы начали разбираться, если бы через несколько дней у нее до сих пор не было его, но…

03.07.14 — Пришло!

Обычно это не то, чего вы ждете от своего новорожденного ребенка, но прибыл первый грязный подгузник Фрейи, аллилуйя! Ее также взвесили, и все выглядело хорошо, она была не совсем в своем весе при рождении, но он медленно полз вверх, теперь он составляет 1478 граммов.

Одна вещь, которая беспокоила меня каждый час каждого дня, это то, что будильник Фрейи постоянно срабатывал. Медсестра объяснила, что означают сигналы тревоги, чтобы я лучше понял. На экране, подключенном к Фрейе, был уровень ее кислорода, и если ее уровень кислорода упадет ниже 86, сработает тревога. Важно сказать, что, поскольку легкие Фрейи не были полностью развиты, она лежала на животе, что помогало ей дышать. Как только ее положат на спину или вытащат из инкубатора, прозвучит сигнал тревоги.Врачи сказали мне, что им придется продолжать менять ее положение, так как ее легкие должны стать сильнее, и она должна иметь возможность дышать, лежа на спине, а не только на животе.

Так много проводов

Также на ее экране отображалась частота сердечных сокращений, которая также подавала сигнал тревоги, если она опускалась ниже или выше определенного диапазона, установленного врачами. Затем, наконец, было количество вдохов, которые она делала, опять же, это вызывало бы тревогу, если бы оно выходило за пределы диапазона, установленного врачами.

Падал в основном ее уровень кислорода, медсестры и врачи называли это десатурацией, но короче говоря, десатурацией, я возвращался домой ночью и все равно слышал сигналы тревоги.Они заверили меня, что им станет лучше, и объяснили, что даже наш собственный уровень кислорода падает, когда мы едим или делаем резкие движения. Это заставило меня почувствовать себя немного лучше, я просто ненавидел, что срабатывает будильник, потому что это означало, что что-то не так.

03.08.14 – Прости мамочка, я забыл дышать

Потребление кислорода Фрейей упало до минимально возможного значения 0,01, что было здорово, почти что она могла дышать без него. Я не мог дождаться того дня, когда она перестанет пить и ее будильники перестанут пищать.В тот день несколько раз срабатывали ее сигналы тревоги, и ее уровень кислорода резко падал, как и частота сердечных сокращений, это было очень пугающе, я упомянул об этом консультанту, который объяснил, что у некоторых недоношенных детей есть апноэ и брадикардия, что в основном означает, что они забывают дышать и их частота сердечных сокращений резко снижается. В некоторых случаях младенцы синели, и им требовалась легкая стимуляция, чтобы напомнить им дышать. Они начали давать Фрейе ежедневные инъекции кофеина через зонд для кормления, что помогало стимулировать ее, чтобы она не забывала дышать.Это было так тревожно, это было похоже на шаг вперед и два шага назад. Когда мы могли бы радоваться возвращению нашей малышки домой и когда мы могли бы просто быть нормальной семьей с нашей малышкой. Это все еще разбивало мне сердце каждую ночь, когда я оставлял ее в своей маленькой коробочке без мамы или папы, которые могли бы присматривать за ней. Я просто хотел ее дома больше всего на свете, и меня убивало то, что я не мог делать все мамины вещи, брать ее с собой в ее новую супер-пупер коляску, чтобы показать ее всем, или просто обнимать ее, когда я хотел.Я даже не мог ее одеть, ей разрешили надеть только подгузник.

Мои два малыша

Старшему брату Лиаму потребовалось некоторое время, чтобы приехать и навестить его, он был немного шокирован, когда увидел ее фотографию в инкубаторе, подключенном к множеству машин. Марк забрал его из школы и привел повидаться со мной и Фрейей. Он просто продолжал смотреть на нее, не мог поверить, насколько она была крошечной, и он ни за что не хотел держать ее, иначе он мог сломать ее. Я вытащил ее из инкубатора для дневного ухода за кенгуру, и он просто сел рядом со мной.Ее уход за кенгуру был утром и днем, и я тратил около часа каждый раз, мне это нравилось, и она была такой уравновешенной. Даже папа заботился о кенгуру, и она тоже была так привязана к нему, вы могли чувствовать, как ее маленькая грудь так быстро бьется о вашу собственную грудь, это было немного страшно, но мы к этому привыкли.

03.10.14 – Мои руки свободны

Папочкины объятия

У Фрейи было так много проводов и трубок, что было трудно понять, что к чему, но в тот день, когда ее ярус TPN выходил наружу, ее маленькие руки, которые были забинтованы, чтобы остановить выпадение трубки, теперь были свободны.Это был шаг в правильном направлении, она также так хорошо переносила свое молоко, что они увеличили его, она была на 8,5 мл в час, я знаю, массивно! Врачи и медсестры были очень довольны ее прогрессом, и каждый день они говорили, что особых проблем нет, мы просто хотим, чтобы она продолжала расти и прибавлять в весе. А потом пришли новости, которых я ждал, мы можем перевести ее обратно в Дарем. Эта новость означала, что они были довольны ее прогрессом, я был на седьмом небе от счастья. Больница в Дареме была буквально за углом от того места, где мы жили, поэтому знание того, что я могу быть там через несколько минут, сделало это намного проще.

В то время как в RVI мы поняли, что многие другие находятся в гораздо худшем положении, чем мы, более 100 дней пролежал один из младенцев. Были дети, рожденные в 23 недели, некоторые родились с органами, рожденными снаружи их тел, и некоторые дети, чья мама находилась в больнице за много миль, поэтому они были предоставлены сами себе. В палатах были истории и фотографии детей, которым они помогли, я не мог поверить, что есть дети, рожденные в 23 недели, статистика выживаемости, которую я прочитал, давала детям в 24 недели шансы на выживание 50/50, поскольку они такие недели.Для детей, рожденных в 29 недель, статистика показала, что выживаемость составляет около 80 процентов, что было хорошо, но для меня 20 процентов были большим числом.

03.11.14 – Едем в Дарем

Моя девочка уже была в отпуске, все ее проверки были проведены, она была помещена в инкубатор, предназначенный для транспортировки, со всеми ее мониторами. Я был очень эмоционален, покидая весь персонал, они были такими информативными, дружелюбными, и я проводил с ними целые дни каждый день.Все пришли попрощаться с Фрейей и со мной, и ее увезли на скорой. И снова этот ужасный узел в моем животе, но я знал, что она скоро будет так близко к дому. Это был еще один шаг к ее возвращению домой, так что это был шаг в правильном направлении.

Когда она добралась до Дарема, она была в маленькой комнате одна, это было для инфекционного контроля. Все еще в ее инкубаторе и тревогах, звучащих больше, чем обычно. Медсестры объяснили, что иногда младенцы не очень хорошо передвигаются, и это может привести к обезвоживанию, но на следующий день с ней все будет в порядке.Мне не очень нравилось, что она была в комнате одна или что она так сильно хныкала, что я задержался в ту ночь довольно поздно. Я просто сидел и смотрел на нее и играл со своим лучшим другом, гугл! Марк пошел домой, чтобы увидеть Лиама, хотя в 14 лет мы ему тоже были нужны, иногда мама Марка забирала его и делала ему чай, или Марк встречал его после школы и привозил в больницу. Многие мои друзья писали и предлагали забрать его после школы или отвезти домой после школы.

На следующий день Фрейя успокоилась и провела спокойную ночь, медсестры работали совсем иначе, чем в RVI.Это было место, где они следили за тем, чтобы дети были готовы вернуться домой. В результате в тот день у Фрейи отключился кислород, и ее будильник не звучал больше обычного, если только ее не переворачивали. Им приходилось переворачивать ее в течение дня, потому что, если оставить ее на животе, у нее могут возникнуть проблемы с бедрами, и она не сможет нормально ходить. Она почти спала весь день, медсестры сказали, что она все еще была внутри меня в своем теплом инкубаторе. Она очень редко открывала глаза, поэтому, когда она это делала, это было похоже на паническую станцию: «Сделайте фото быстро, ее глаза открыты», она также никогда не плакала.Дошло до того, что мы не могли дождаться, когда она станет, как обычный ребенок, плачущей от голода. Она все еще находилась на постоянном питании через капельницу, поэтому никогда не голодала.

03.13.14 — Я в одежде!

«Вы можете одеть Фрейю, если хотите», до сих пор она была голой, если не считать крошечного подгузника. Я даже не знала, что они делают такие маленькие подгузники. У меня не было одежды, я даже не знала, где купить преждевременную одежду, зачем мне, я никогда раньше не покупала.В больнице была подаренная одежда, поэтому Фрейя начала носить ее. Началась операция преждевременной одежды, мне нужна была ее собственная одежда, у меня были друзья и семья, покупавшие самую маленькую одежду, которую они могли найти, при весе в 3 фунта это было довольно тяжело. Мы купили несколько кусочков для нас, но они все еще были слишком большими.

Моя лучшая подруга Сара пошла искать крошечную одежду и принесла несколько великолепных вещей, Сара пришла навестить меня и Фрейю в RVI. Марк немного беспокоился обо мне, он слышал термин «послеродовая депрессия» и немного боялся, что, возможно, это происходит со мной.Признаюсь, я стал очень похож на зомби, я проснулся утром, пошел прямо в больницу, сидел и наблюдал за ней весь день, выполнял ее заботы, сцеживал молоко каждые несколько часов и шел домой, чтобы лечь спать. Я просто должен был сосредоточиться на том, как Фрейе становится лучше, я не мог думать ни о чем другом, я не чувствовал себя подавленным, я просто не мог расслабиться, пока кто-нибудь не сказал мне, что с ней все будет в порядке, к сожалению, никто не мог мне этого сказать. Марк и Сара были на связи друг с другом, я думаю, что Сара очень помогла Марку, он не знал, что делать или думать, а Сара знает меня лучше, чем кто-либо.Он устроил так, чтобы Сара пришла ко мне, в RVI количество посетителей было ограничено, поэтому ни друзья, ни большая часть семьи еще не встречались с Фрейей. Когда Марк тайком покинул больницу однажды, вошла Сара, я был очень рад ее видеть. Если кто и может заставить меня смеяться и улыбаться, так это Сара. Она вернула мне немного нормальности, рассказав обо всех сплетнях, это было нужно и ценилось.

15.03.14 – Кому вообще нужен кислород!

Фрейя все еще была без кислорода, у нее все еще были десатиты, и иногда, когда они падали за 60, я паниковал и хватал медсестру, но она восстанавливалась и была в порядке.Фрейя почти достигла своего веса при рождении, что было отличной новостью, врачи и консультанты сделали свой обычный ежедневный обход и предоставили мне подробную информацию. Они решили перевести ее с непрерывного кормления на двухчасовое и хотели, чтобы я начала кормить ее через зонд. Я действительно не чувствовал себя комфортно с этим, но я знал, что высока вероятность того, что она вернется домой со своей трубкой, поэтому мне нужно будет учиться.

Перед каждым кормлением я проверял, находится ли ее зонд для кормления в правильном месте, если он переместился в легкие, это могло быть очень серьезно, поэтому было важно, чтобы эта проверка проводилась каждый раз.Ее трубка была помещена через ее нос и вниз через ее желудок. С помощью шприца и куска специальной бумаги для РН мне нужно было выдавить часть содержимого желудка Фрейи через трубку и выпустить его на бумагу для РН. Если она становилась оранжевой, это было нормально, если она становилась синей, это было связано с тем, что трубка переместилась в ее легкие. К счастью, этого не произошло, проблема с Фрейей у меня была в том, что я дала ей грудное молоко, оно быстро впиталось, что отлично, но было трудно удалить что-либо из ее живота.Молочная смесь переваривалась намного дольше, поэтому ее было легче извлечь из желудка и проверить с помощью бумаги.

Затем я отмерял ей молоко с помощью большого шприца, прежде чем подсоединить его к ее трубке, и должен был медленно выпускать молоко. Каждый раз, когда Фрейя набирала вес, количество молока, которое ей давали, увеличивалось. Когда настала очередь папы давать Фрейе молоко через зонд и делать небольшой тест на рН, я мог сказать, что он паниковал, но сохранял спокойствие и делал это с легкостью.

19.03.14 – Время сканирования мозга

Консультанты и врачи объяснили, что сканирование мозга необходимо, так как у недоношенных детей, рожденных до 30 недель, довольно часто может быть кровоизлияние в мозг. Большую часть времени он останавливался и разбирался сам, иногда это могло привести к таким вещам, как церебральный паралич. Мы знали, что предстоит сканирование мозга, мы, очевидно, очень волновались. Это не беспокоило Фрейю, пока они делали это, они нанесли немного смазки на ее голову и осторожно использовали ручной инструмент, чтобы просканировать ее голову, они не увидели никаких проблем или проблем, какое облегчение, я понятия не имею, что был бы следующим, если бы была проблема.

Сегодня мы решили дать Фрейе попробовать мою грудь, чтобы посмотреть, будет ли она брать грудь и сосать, и она это сделала, это было немного странно для меня, так как я никогда раньше не кормила грудью. Я запаниковал, что она не может нормально дышать, но это было просто для того, чтобы представить ее, поэтому нам не пришлось делать это долго, чем быстрее я смогу накормить ее, тем быстрее я смогу вернуть ее домой!

Каждый день на обходе врачи говорили одно и то же, они были довольны прогрессом Фрейи и она просто питалась и росла в основном.Она все еще принимала кофеин для лечения апноэ и брадикардии, но это было под контролем.

Наш консультант был очень информативным, мы хотели знать, с какими проблемами разработки мы можем столкнуться, когда Фрейя будет так рано. Мы просто хотели быть готовыми убедиться, что сможем дать ей все, что ей нужно. Он объяснил, что обычно дети, рожденные в возрасте около 29 недель, к тому времени, когда они идут в школу, успевают пройти все этапы развития. Хотя Фрейе было несколько недель, они использовали ее скорректированный возраст в 29 недель.Это все еще сбивает с толку, ее реальный возраст сегодня составляет 8 месяцев, но ее скорректированный возраст составляет всего 5 и 1/2 месяца. Это возраст, который мы используем для ее развития, она пытается сесть, но не совсем, и она может перевернуться, но не может перевернуться на спину. Фрейе приходится обращаться к консультантам как в RVI, так и в Дареме, чтобы следить за ее развитием, пока у нее все хорошо, и мы очень ею гордимся.

26.03.14 — Я вырвался из инкубатора

У меня на глаза навернулись слезы, моя малышка наконец-то оказалась в кроватке, я мог прикоснуться к ней, когда захочу, я мог с легкостью взять ее на руки.Инкубатор был таким ограничивающим, теперь она была свободна. У нее была только трубка через нос для молока и монитор вокруг ноги для сигналов тревоги. Сейчас она весила 1720 г, любила молоко.

30.03.14 — Моя первая ванна

Полные паники, мы с Марком устроили Фрейе первую ванну в палате. С новорождённым достаточно сложно обращаться с ним осторожно, но когда он весит примерно половину веса новорождённого, паника становится гораздо сильнее. Ей очень нравилось, когда ее мыли, но когда папа действительно посадил ее в ванну, она закричала, он вскоре успокоил ее, и ее плач прекратился.

Сигнализация Фрейи перестала так сильно пищать, и теперь она лежала в основном на спине, но иногда и на животе. Я принял решение давать Фрейе сцеженное молоко в бутылочке, она изо всех сил пыталась сосать грудь, и медсестры объяснили, что при кормлении из груди задействовано больше мышц, поэтому ей будет тяжелее. Давать ей бутылочку тоже было тяжело, она забывала, как глотать и дышать, и ее сидение падало, и срабатывал будильник, я начинал паниковать, и медсестра приходила и помогала мне.Я так волновался, что у меня не будет монитора, который подаст сигнал тревоги, когда ее часы упадут, когда я вернусь домой, так откуда мне знать? Медсестры уверяли меня, что с ней все будет в порядке, и к тому времени, как она пойдет домой, она будет кормить без проблем. Ей все еще давали питание через зонд, слишком много бутылочек утомляло ее. Это был постепенный процесс, и она все контролировала.

Медсестры к тому моменту стали моими лучшими друзьями, мы обсуждали телевизор, что будем пить к чаю, какая одежда нам нравилась, они заставили меня забыть, что я в больнице.Раньше они говорили мне, что мне не нужно сидеть в больнице весь день, они не подумают, что я плохая мама, если я заскочу домой, но альтернативой было сидеть дома и смотреть телевизор, зачем мне это делать когда мой малыш может открыть глаза и захочет увидеть и услышать свою маму.

К этому моменту Фрейя привыкла к осмотру, взятию крови, проверке слуха, сканированию головного мозга, а затем был проведен тест на ретинопатию недоношенных (РН). Это заболевание глаз, потенциально приводящее к слепоте, которое поражает недоношенных детей, рожденных до 30 недель, и является одной из наиболее распространенных причин потери зрения в детстве.Этот тест проверяет, прекратили ли рост кровеносные сосуды позади сетчатки. Это очень интрузивное обследование, и родителям рекомендуется не присутствовать при его проведении. Глаза младенцев открываются булавками, и используется инструмент, чтобы удерживать глазные яблоки неподвижно, чтобы их можно было проверить. Этот тест проводится до тех пор, пока ребенок не станет доношенным. Фрейе пришлось пройти через это 3 раза, это было душераздирающе, но необходимо. К счастью, у Фрейи нет проблем с глазами, и они хорошо развиваются.

04.06.14 – Посмотрите, сколько я вешу?

День взвешивания был 3 раза в неделю, каждый родитель в этом отделении жил на день взвешивания.Фрейя теперь весила 4 фунта 5 унций, и я мог довольно уверенно дать ей полную бутылку, даже если сработала сигнализация. Ее бутылочки были увеличены до 3 в день, я знал, что они готовят ее к дому, это приближалось, и я был так взволнован.

04.11.14 – Прощай, кофеин

Консультанты решили, что пора отказаться от кофеина Фрейи и посмотреть, как она отреагирует. Весь день я почти сидел на краю своего кресла, ожидая, когда сработают ее будильники, но на самом деле они ничем не отличались от обычных, просто будильник то тут, то там.Медсестры спросили меня, как я буду себя чувствовать, если они выключат мониторы, но я не была к этому готова, для меня это был огромный шаг, хотя с ней все было в порядке. Я не был уверен, что буду готов отказаться от мониторов!

04.12.14 – Что ты сделал?

Когда я вошел в палату в тот день, когда монитор Фрейи был выключен, сразу же подошли медсестры и объяснили, что они знают, что я никогда не буду готов, и мне нужно научиться жить без мониторов, так как Фрейя была в полном порядке.Но это была не единственная новость, которую они мне сообщили: «Если у Фрейи все еще все в порядке с ее бутылочками, и вы чувствуете себя комфортно, кормя ее через зонд, она может отправиться домой во вторник, и мы проведем для вас информационно-разъяснительную работу». Эта новость была тем, чего я ждала несколько недель, и сейчас мне хочется расплакаться, просто переживая тот момент, когда мне сказали, что я могу забрать свою девочку домой. Дом к ней своя кровать и семья и все время обнимаю ее и просто балую ее насквозь. Марк тоже не мог в это поверить, он был так взволнован, что мы наконец-то увидели свет в конце туннеля.

В эти выходные мы позаботились о том, чтобы у нас было все необходимое: одежда, бутылочки, молокоотсос, подгузники, у нас не было ничего лишнего. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой, я ждал, что что-то пойдет не так или что-то пойдет не так, но этого не произошло.

Слезы наворачиваются — мы идем домой

Во вторник, 15 апреля 2014 года, после более чем 6 долгих недель в больнице, мы, наконец, смогли забрать нашу драгоценную маленькую девочку домой. Это день, который мы никогда не забудем, наполненный счастьем и волнением.Это были эмоциональные американские горки, которые, казалось, будут продолжаться вечно, но мы преодолели их, и теперь Фрейя — счастливая здоровая маленькая девочка.

Если у вас есть или скоро родится недоношенный ребенок, и вы хотели бы спросить нас о чем-либо, от мамы или папы, пожалуйста, свяжитесь с нами, мы будем рады помочь.

[email protected] или [email protected]

Теперь мы жертвуем 5% прибыли Tiny Lives Charity от нашего небольшого онлайн-бизнеса, названного в честь Фрейи Лилли, и рассматриваем возможность сбора средств для новорожденных в Дареме.

www.facebook.com/freyalillie

Преждевременные роды и роды — NHS

Преждевременные роды — это роды до 37-й недели беременности. Около 8 из 100 детей рождаются недоношенными.

Срочный совет: позвоните своей акушерке или в родильное отделение, если вы беременны менее 37 недель и у вас есть:

  • регулярные схватки или схватки
  • менструальные боли
  • поток или струйка жидкости из влагалища – это может быть отхождение вод
  • боль в спине, необычная для вас

Акушерка или больница предложат проверки, анализы и мониторинг, чтобы выяснить:

  • отошли ли воды
  • роды
  • у вас инфекция

Это может включать вагинальное исследование, анализ крови, анализ мочи и кардиотокография для записи сокращений и сердцебиения ребенка.

Они должны будут проверить вас и вашего ребенка, чтобы выяснить, рожаете ли вы, и обсудить с вами варианты ухода.

Запланированные преждевременные роды

В некоторых случаях преждевременные роды планируются и вызываются, потому что для ребенка безопаснее родиться раньше, чем позже.

Это может быть связано с состоянием здоровья матери (например, преэклампсией) или ребенка. Ваша акушерка и врач обсудят с вами преимущества и риски продолжения беременности по сравнению с рождением ребенка раньше срока.

Вы по-прежнему можете составить план родов и обсудить свои пожелания с партнером по родам, акушеркой и врачом.

Если у вас отошли воды

Если у вас отошли воды (так называемое преждевременное излитие плодных оболочек перед родами, P-PROM), существует повышенный риск заражения для вас и вашего ребенка. Вам предложат:

  • сдать антибиотики
  • тесты на инфекции

P-PROM не обязательно означает, что у вас начнутся роды, но вам может быть рекомендовано остаться в больнице на несколько дней.Когда вы вернетесь домой, вам будет рекомендовано немедленно позвонить акушерке или в родильное отделение, если:

  • у вас повысилась температура
  • вы чувствуете жар и озноб
  • любая жидкость, вытекающая из влагалища, имеет зеленоватый оттенок или пахнет
  • у вас кровотечение из влагалища
  • у вас боли в животе или спине
  • у вас схватки
  • движения вашего ребенка замедляются или прекращаются, или наблюдается изменение их обычного характера движений

Если у вас запланированы преждевременные роды или незапланированные или если ваши воды отошли преждевременно, вам могут быть предложены инъекции стероидов.

Если у вас не отошли воды

Ваша акушерка или врач должны обсудить с вами симптомы преждевременных родов и предложить проверки, чтобы узнать, рожаете ли вы. Эти проверки могут включать в себя вопросы о вашем медицинском анамнезе и истории беременности, а также о возможных признаках родов, таких как:

Вам может быть предложено вагинальное исследование, а также могут быть проверены пульс, артериальное давление и температура.

Ваша акушерка или врач также осмотрит вашего ребенка. Они, вероятно, потрогают ваш животик, чтобы определить положение ребенка и насколько глубоко в тазу находится головка ребенка.

Они также должны спросить о движениях вашего ребенка за последние 24 часа. Если они не спрашивают, расскажите им о движениях ребенка.

Если у вас преждевременные роды

Акушерка или врач могут предложить:

  • лекарства, чтобы попытаться замедлить или остановить роды
  • инъекции стероидов, которые могут помочь легким вашего ребенка

Замедление родов или их остановка подходит не во всех обстоятельствах – ваша акушерка или врач могут обсудить с вами вашу ситуацию.Они рассмотрят:

  • срок вашей беременности
  • может ли безопаснее родить ребенка, например, если у вас инфекция или кровотечение
  • местные учреждения по уходу за новорожденными (новорожденными) и возможно, вам придется перевестись в другую больницу
  • ваши пожелания

Вам могут предложить курс инъекций стероидов, чтобы помочь легким вашего ребенка подготовиться к дыханию, если он родился преждевременно.

Стероиды нельзя предлагать после 36 недель, так как легкие вашего ребенка, скорее всего, будут готовы к самостоятельному дыханию.

Если у вас преждевременные роды и срок беременности от 24 до 29 недель, вам следует предложить сульфат магния. Это может помочь защитить развитие мозга вашего ребенка.

Вам также могут предложить его, если вы находитесь в родах и беременны на сроке от 30 до 33 недель. Это делается для того, чтобы защитить вашего ребенка от проблем, связанных со слишком ранним рождением, таких как церебральный паралич.

Если вы принимаете сульфат магния более 5–7 дней или несколько раз во время беременности, вашему новорожденному ребенку могут быть предложены дополнительные проверки.Это связано с тем, что длительное использование сульфата магния во время беременности в редких случаях было связано с проблемами костей у новорожденных.

Лечение для предотвращения ранних родов

Вам может быть предложено лечение для предотвращения ранних родов, если:

  • вы родили на сроке менее 34 недель беременности до
  • у вас был выкидыш на сроке до 16 недель беременности
  • ваш воды отошли до 37 недель, во время этой беременности или до
  • ваша шейка матки была травмирована в прошлом, например, в результате операции
  • у вас короткая шейка матки

Есть 2 вида лечения:

  • небольшая таблетка гормона лекарство, которое вы вводите во влагалище
  • операция по наложению шва на шейку матки для ее поддержки

Ваша акушерка или врач предложат на выбор 2 метода лечения, и они должны обсудить с вами риски и преимущества.

Чем опасен для моего ребенка преждевременный род?

Дети, рожденные раньше срока (до 37 недель), подвержены проблемам, связанным с недоношенностью. Чем раньше во время беременности рождается ребенок, тем более он уязвим.

Ребенок может выжить, если он родился примерно на 24-й неделе беременности.

Дети, рожденные в этот срок, нуждаются в особом уходе в больнице со специализированными помещениями для недоношенных детей. Это называется неонатальным отделением.У них могут быть проблемы со здоровьем и развитием, потому что они не полностью развились в утробе матери.

Если ваш ребенок может родиться раньше срока, вас следует госпитализировать в больницу с неонатальным отделением.

Не во всех больницах есть помещения для ухода за глубоко недоношенными детьми, поэтому может возникнуть необходимость перевести вас и вашего ребенка в другое отделение.

Узнайте о детях, нуждающихся в специальной интенсивной терапии

Двойня и многоплодие

Двойня и тройня часто рождаются раньше срока.Узнайте о рождении близнецов.

Если у вас есть основания полагать, что ваши роды могут начаться раньше срока, немедленно свяжитесь со своей больницей.

Важный: Коронавирус (COVID-19) обновление

Если вы чувствуете себя хорошо, очень важно, чтобы вы посещали все свои приемы и обследования для здоровья вас и вашего ребенка.

Если вы беременны, больницы и клиники позаботятся о том, чтобы вам было безопасно ходить на приемы.

Если у вас появились симптомы COVID-19 или вы заболели чем-то другим, кроме COVID-19, поговорите со своей акушеркой или родильным домом. Они посоветуют вам, что делать.

Узнайте больше о беременности и COVID-19

Показатели преждевременной выживаемости по неделям

Мало что может быть страшнее преждевременных родов.

Несмотря на многочисленные достижения в области медицины, преждевременные роды по-прежнему являются основной причиной неонатальных потерь.

Однако теперь статистика показывает, что показатели выживаемости даже самых ранних недоношенных детей довольно поразительны.

Если вы столкнулись с преждевременными родами, вы, вероятно, задаетесь вопросом, какие исходы вероятны, исходя из вашей текущей беременности.

Если вы подвержены риску преждевременных родов, знание результатов по неделям становится частью обратного отсчета вашей беременности, и вы знаете, что каждый день и каждая неделя означают улучшение показателей выживаемости.

Показатели преждевременной выживаемости по неделям

Когда у меня было кровотечение на 16 неделе беременности, я помню, как у меня сжалось сердце.

Ее быстро приподняли, когда мне сделали ультразвуковое исследование, но я знала, что кровотечение во втором триместре (в сочетании с некоторыми плацентарными осложнениями) может увеличить вероятность преждевременных родов.

Позже, когда у меня отошли воды в 29 недель, я лихорадочно начала искать статистику. Каждый день, проведенный в больнице, приносил облегчение, зная, что прогноз моего ребенка улучшается с каждым днем.

В первые 24 часа моего пребывания в больнице доктор за доктором приходили, чтобы обсудить самые разные вещи — от специалиста по охране материнства и плода, обсуждавшего УЗИ, до неонатолога, пришедшего поговорить о показателях выживаемости.

Это был вихрь информации, но все, что я хотел знать в то время, это насколько вероятно, что с моим ребенком все будет в порядке.

Каковы показатели выживаемости недоношенных детей?

При оценке показателей выживаемости учитывается множество факторов: страна, в которой вы находитесь, больница, в которую вы обращаетесь, пол вашего ребенка и т. д.

В разных районах и больницах действуют разные правила, например, в отношении реанимации или жизнеспособности. Статистика просто дает общую картину того, что может произойти.

Самая новая и наиболее меняющаяся статистика касается крайне недоношенных детей, также известных как микронедоношенные, потому что много лет назад жизнеспособность не начиналась до 28 недель.

Теперь, как правило, когда вы достигаете 24 недель, вы достигли жизнеспособности, и коэффициент выживаемости составляет 40-70%

В некоторых учреждениях будут пытаться реанимировать младенцев, рожденных уже в возрасте 22 недель. Выживаемость составляет 0-10%.

Более низкая выживаемость может быть частично связана с меньшим количеством попыток реанимации младенцев на этом сроке беременности из-за плохого долгосрочного прогноза до 24 недель.

Младенцы, рожденные в возрасте 34 недель, имеют почти такие же показатели выживаемости, как доношенные дети, — 98 % и более.

Они более подвержены риску определенных осложнений со здоровьем и развитием, чем доношенные дети, но их выживаемость и долгосрочный прогноз очень близки к таковым у доношенных детей.

Показатели выживаемости по неделям

Каждая ситуация уникальна, но эти статистические данные помогут вам понять, чего ожидать.

  • 21 неделя или менее: 0%
  • 22 недели: 0-10%
  • 23 недели: 10-35%
  • 24 недели: 40-70%
  • 25 недель: 50-80%
  • 26 недель: 80-90%
  • 27 недель: более 90%
  • 28 недель: 92% или более
  • 29 недель: 95% или более
  • 30 недель: более 95%
  • 31 неделя: более 95%
  • 32 недели: 98%
  • 33 неделя: 98%
  • 34 недели: 98% или более

Хотя в каждой больнице действуют разные правила ведения преждевременных родов, 24 недели считаются возрастом жизнеспособности, поскольку 50 % или более детей выживают на этом сроке беременности.

При поддержке неонатологии дети, рожденные в возрасте 32 недель, имеют показатели выживаемости, близкие к показателям доношенных детей.

Младенцы, рожденные в возрасте 34 недель или позже, имеют показатели выживаемости доношенных детей, часто с небольшой поддержкой в ​​​​еде и, иногда, в дыхании.

Дети, родившиеся между 35 и 37 неделями, хотя и считаются недоношенными, обычно не нуждаются в респираторной поддержке, и многие из них могут питаться через рот без осложнений. Тем не менее, некоторым из этих детей по-прежнему потребуется некоторая поддержка при переходе, что может означать непродолжительное пребывание в отделении интенсивной терапии.Однако показатели выживаемости в этой группе редко вызывают беспокойство.

Можете ли вы увеличить шансы вашего ребенка на выживание?

Большая часть беременности и родов находится вне нашего контроля. Однако есть некоторые вещи, которые мы можем контролировать.

Когда речь идет о недоношенности, высказывание лучше профилактики, чем фунта лечения совершенно верно.

Не все случаи недоношенности можно предотвратить, но есть вещи, которые мы можем сделать, чтобы снизить риски и увеличить шансы ребенка на выживание.А в ситуациях, когда у нас нет никакого контроля, к счастью, мы живем во времена многих неонатальных достижений.

Чтобы снизить риск преждевременных родов:

  • Получать регулярный и адекватный дородовой уход
  • Обратитесь к акушеру или врачу, если у вас есть какие-либо признаки ИМП или других инфекций/лихорадки
  • Примите меры до зачатия и во время беременности, чтобы снизить риск развития гестационного диабета (ГД)
  • Если у вас развился БГ или у вас диабет 1 или 2 типа, следуйте рекомендациям вашего врача по диете, физическим упражнениям и лекарствам.Если у вас диабет 1 типа, вам следует по мере необходимости работать с эндокринологом.
  • Сообщите о любом кровотечении акушерке или врачу
  • Сообщите о спазмах или схватках акушерке или врачу. Хотя они часто не вызывают беспокойства, важно, чтобы ваш врач решил , нужно ли вам наблюдаться
  • .
  • Немедленно обратитесь к акушеру или врачу, если вы считаете, что у вас подтекают или отошли воды,

Если преждевременные роды уже неизбежны, мало что можно сделать; однако есть вещи, которые могут помочь вашему ребенку:

  • Если начались преждевременные роды, как можно скорее обратитесь в больницу
  • Иногда токолитические препараты могут ослаблять или останавливать схватки, позволяя ребенку оставаться в положении на несколько дней дольше, а иногда даже до полного срока
  • Если вам меньше 32 недель, ваша акушерка или врач, вероятно, назначит сульфат магния, чтобы защитить мозг вашего ребенка и снизить риск церебрального паралича.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.