Проблема семейных ценностей: «Проблема семейных ценностей в современном мире подростков»

Содержание

«Проблема семейных ценностей в современном мире подростков»

МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ЕРШОВСКАЯ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА ИМЕНИ ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ВАСИЛИЯ ФАБРИЧНОВА

(143055, Московская область, Одинцовский район, село Ершово, д. 6а)

тел. (498) 690-84-47

[email protected]

КОНКУРСНАЯ РАБОТА

Номинация (психология)

«Проблема семейных ценностей в современном мире подростков»

(исследование)

Выполнила:

Орлова Ксения, 10 класс

Московская область,

Одинцовский район,

в/ч 03160 д.9 кв.20

Руководитель:

Власова Татьяна Вячеславовна,

педагог-психолог

МБОУ Ершовской средней общеобразовательной школы

имени Героя Советского Союза Василия Фабричнова

Ершово

2017

Оглавление.

Введение……………………………………………………………………….. 3

Глава I. Теоретические основы семьи и семейных ценностей .…….…….. 5

    1. Понятие семья…………………………………………………………….5

    2. Подготовка подростков к браку и родительству……………………….6

    3. Понятие семейных ценностей……………………………………………7

    4. Какие проблемы семейных ценностей видят психологи?…………………..8

Глава II. Исследование представления современных подростков о семейных ценностях ….…………………………………………………….. ..10

Заключение……………………………………………………………………12

Список используемой литературы………………………………………….. 13

Приложения…………………………………………………………………… 14

Презентация

Введение

Слово семья известно всем с раннего возраста. Это самое ценное в жизни человечества. Семья и семейные ценности во всех странах мира всегда лежали в основе любого общества. 

Семья является традиционно главным институтом воспитания и социализации. Она обеспечивает развитие личности в течение всей жизни человека.

Основа личности закладываются в раннем детстве, но наиболее значимые новообразования личности появляются именно в подростковом возрасте при непосредственном влиянии семьи, которое может быть положительным и отрицательным [7]. Поэтому очень важно знать, насколько у подростков сформированы представления о семье и семейных ценностях.

Тема о семейных ценностях стала для нас интересной во время элективного курса для десятых классов «Этика и психология семейной жизни».

Тема, взятая нами для исследовательской работы, актуальна, так как особый интерес к вопросам семейной жизни появился в последние годы в связи с кризисным состоянием современной семьи. Статистика отрицательных показателей рассматривается как индикатор нравственного состояния России. Молодые семьи, официально зарегистрированные, сегодня с легкостью принимают решение о расторжении брака. По статистике, в России за 2016 год на 1200 миллионов зарегистрированных браков приходится 660 тысяч разводов молодых семей.  По данным института РАН основной причиной разводов признана психологическая неподготовленность супругов к семейной жизни (около 40% разводов) [4].

При создании молодой семьи у нынешнего поколения, к сожалению, материальные ценности преобладают над духовными. Без духовных ценностей не будет единства семьи и существования её в целом.  

Материальные интересы, карьерный рост, эгоизм, цинизм пришли на смену совести, ответственности, бескорыстности, взаимопонимания. У современных подростков происходит падение нравственности и неопределенной духовности.

У родителей в современном ритме жизни на беседы с подростками почти не остается времени. Так и получается, что подросток оказывается в ситуации диссонанса относительно семейных ценностей.

Мы решили проверить, является ли актуальной проблема семейных ценностей для подростков.

Предмет исследования: представления семейных ценностей у подростков.

Объект исследования: семейные ценности будущей семьи.

Цель: выявить с помощью анкетирования у подростков сформированность представления о семейных ценностях и их значимости в будущей семье.

Задачи:

  • изучить теоретическую часть данного вопроса;

  • исследовать представления подростков о семейных ценностях;

  • провести анализ полученных результатов.

Гипотеза: мы предполагаем, что понимание семейных ценностей у современных подростков недостаточно сформировано.

В процессе работы нами использованы следующие методы:

  • Теоретические (изучение литературы, информация в Интернете)

  • Эмпирические (беседа, анкетирование)

  • Методы статистической обработки результатов

В нашем исследовании мы использовали следующие методы: изучали источники педагогической отечественной и зарубежной литературы, искали в Интернете, беседовали с одноклассниками, проводили анкетирование. В своей презентации мы хотим донести информацию до подростков о совместимости ценностных ориентаций, мировоззрения людей, вступающих в брак, их убеждений и идеалов, является социально-духовным уровнем супружеской совместимости. 

Человек, строящий свой дом на одном сердце,

строит его на огнедышащей горе.

Люди, основывающие все благо своей жизни

на семейной жизни,

строят дом на песке.

/А.И. Герцен/

Глава I. Теоретические основы семьи и семейных ценностей.

1.1. Что такое семья?

На основании изучения научных и информационно-аналитических отечественных и зарубежных источников семья, по признанию многих учёных — одна из величайших ценностей, созданных человечеством за всю историю своего существования. Ни одна нация, ни одна культура общность не обошлась без семьи. В её позитивном развитии, сохранении, упрочении заинтересованно общество, государство, в прочной, надёжной семье нуждается каждый человек независимо от возраста [9].

Семья – малая социальная группа, основанная на браке или кровном родстве, члены которой связаны общностью быта, взаимной помощью, моральной и правовой ответственностью [6].

Семья – важнейший из феноменов, сопровождающий человека в течение всей его жизни. Значимость ее влияния на личность, ее сложность, многогранность и проблемность обуславливают большое количество подходов к изучению семьи, а также определений, встречающихся в научной литературе [9].

Социальная необходимость в семье действительно есть, ибо, исчезни она, само существование человечества оказалось бы под угрозой. И именно потому ни в одном обществе семья не была «личным делом», ибо любое общество вправе ожидать от семьи выполнения определенных функций, и, прежде всего двух важнейших, тесно взаимосвязанных: воспитательной и репродуктивной[10].

Сущность воспитательной функции достаточно ясна, ибо именно через семью наши дети входят в общество. В семье ребенок совершает свои первые шаги в осмыслении окружающего мира. В семье ему вручается эстафета опыта поколений, которую он обязан понести дальше, чтобы передать ее своим детям и тем самым будущему. В семье закладывается фундамент идейного, эстетического, нравственного, философского опыта ребенка, его представления о добре и зле, честном и бесчестном, хорошем и плохом и т.п.; основы умственного, морального и физического облика будущего гражданина современного общества. Почему именно в семье? [1].

Да потому, что за всю свою историю человечество так и не создало — и, наверное, никогда не создаст — лучшего института воспитания. Специальные исследования психологов и педагогов убедительно доказали: ни одно воспитательное учреждение не может дать детям того, что дает нормальная семейная атмосфера, общение ребенка с отцом и матерью. Дети, выросшие в этих учреждениях (как, впрочем, и те, хотя и меньше, кто в ранние годы лишился отца или матери и воспитывался в неполной семье), обычно отстают в чем-то от своих сверстников, растущих в полноценной семье, и они значительно труднее находят свое место в жизни. А раз так, нужно постоянно помнить, что мы воспитываем не только ребенка, но гражданина и человека.

Главное в репродуктивной функции — воспроизводство в детях численности родителей. Естественно, что только в семье это воспроизводство может осуществляться полноценно. В масштабе общества для простого (даже расширенного) воспроизводства населения (т.е. чтобы нас не стало меньше) необходимо, чтобы на каждые два лица противоположного пола приходилось не меньше двух детей. С учетом же того, что далеко не все женщины и мужчины вступают в брак и обзаводятся семьей, весьма желательно, чтобы большинство семей у нас были трехдетными. Однако, к сожалению, пока лишь некоторые семьи выполняют эту «общественную нагрузку» [5].

1.2. Подготовка подростков к браку и родительству.

Формирование определенного нравственного комплекса чувств, свойств характера, готовность личности принять на себя новые обязанности по отношению к своему брачному партнеру и будущим детям. Понимание долга, своих обязанностей, как и прав других людей по отношению к ним самим, является очень важным для устойчивости брака. Нравственный долг в семейных отношениях означает и ответственность за поведение другого супруга, за воспитание детей, уважение достоинств брачного партнера, признание принципа равенства в человеческих отношениях. Вступление в брак требует существенного изменения образа жизни молодых людей, который вытекает из необходимости координировать, согласовывать ритм своей жизни с ритмом жизни другого человека. Совместная жизнь требует постоянного согласования действий партнеров, от чего зависит крепость брачных уз. Подготовленность к браку есть подготовленность к межчеловеческому общению и сотрудничеству, что в свою очередь предполагает высокую нравственную культуру. Умение приспособиться к привычкам, чертам характера другого человека, понимание его душевных движений и состояний — важнейший показатель подготовленности человека к браку и родительству [2].

Нравственно-психологическая подготовленность подростков к браку и родительству означает восприятие человеком целого комплекса требований, обязанностей, социальных стандартов поведения, которыми регулируется семейная жизнь. Разумеется, нравственно-психологическая подготовленность юношей и девушек к браку и родительству должна являться частью общего воспитания человека. Когда мы говорим о подготовке молодежи к браку, то, прежде всего, следует определить, какие бытовые навыки и умения, какие знания необходимы человеку для того, чтобы он мог успешно организовать свою жизнь [5]

1.3. Понятие семейных ценностей.

Впервые о семейных ценностях заговорили в 1966 году. Ценность – важность, значение. Под этим подразумеваются духовные ценности, культурные ценности и материальные ценности.

Семейные ценности, являясь комплексным феноменом, изучаются различными социальными науками. В психологии ценностные ориентации, их детерминанты изучались такими зарубежными учеными как, Г. Олпорт, Р. Лапьер, М. Дефлер, Ф.Р. Уэстай, Э. Шпрангер, В. Франкл. Отечественные психологи, прежде всего Л.И. Божович, В.Н. Мясищев, Е.Ф. Рыбалко.

Когда мы говорим о семейных ценностях, то подразумевается, что есть некое единство – семья, которая имеет некие свои ценности. Это вытекает из самого выражения «семейные ценности». Но одной из причин распада семей является проблема расхождения целей и ценностей супругов. Иногда это расхождение может быть в начале заключения бракосочетания и тогда брак недолговечен, а иногда изменения во взглядах на ценности возникают в процессе совместного проживания.

Семейные ценности — это то, ради чего человек создает семью, в чём видит её главное предназначение, то, ради чего семья будет существовать и преумножаться. Это любовь и взаимопонимание, это доверие и близость, это чувство общности и принадлежности, уважение, личностный и духовный рост, это счастливое родительство, дети, экономическая стабильность и безопасность, и это бытовая и жилищная обустроенность [3].

Желающих создать свою семью ради криков, скандалов, неуважения, унижений, насилия, абортов, измен, равнодушия вряд ли мы встретим.

Почему же тогда получается так, что семейные ценности у нас вроде как одни, а ситуация во многих семьях совершенно иная, идущая вразрез с семейными ценностями?

В качестве ведущей деятельности семьи рассматривается деятельность по сохранению, развитию, преобразованию и передаче последующим поколениям определённых ценностей, которые на субъективном уровне выступают как ценностные ориентации семьи. Именно ценностные ориентации объединяют людей в семью и создают перспективу её развития. Ценностные ориентации определяют цели порождения и пути воспитания детей в семье.

Система ценностей каждой семьи складывается из ценностных ориентаций каждого человека. Система ценностей человека – это центральный компонент направленности личности. С её помощью человек легко отграничивает важное от неважного, полезное от бесполезного с точки зрения своих индивидуальных потребностей, интересов, убеждений. Система ценностей не просто придаёт поведению человека определённую стабильность, устойчивую направленность и организованность, но и определяет его поведение в различных жизненных ситуациях, межличностных отношениях, семейной жизни. Из системы ценностей личности вытекает и мотивация деятельности, которая является сознательным обоснованием необходимости свершения тех или иных действий. Ценностные ориентации личности играют ведущую роль в процессе принятия подавляющего большинства решений [7].

Совместимость ценностных ориентаций, мировоззрения людей, вступающих в брак, их убеждений и идеалов, является социально-духовным уровнем супружеской совместимости. Но помимо социально-духовного уровня, есть еще и психофизиологический уровень супружеской совместимости, под которым мы понимаем совместимость особенностей нервной системы, темперамента, сексуальности, — и психологический, под которым подразумевается совместимость когнитивных процессов, психических процессов, черт личности.

Какой же уровень совместимости является наиболее значимым? Что важнее: сексуальная совместимость, сходство характеров или общность ценностных ориентаций?

Этапы выбора партнёра протекают так. Первичный наш интерес к человеку противоположного пола всегда физиологичен. Оцениваются внешние характеристики человека, его возраст, его рост, фигура, лицо. Далее мы смотрим на стиль общения и манеру поведения человека. На последнем этапе происходит более глубокое познание личности человека — его убеждений, интересов, потребностей, жизненных целей, его идеалов, его духовную направленность, его жизненные ценности.

При психофизиологической совместимости пара совершенно не обязательно придёт к совместимости духовной. А, наоборот, при совместимости жизненных ценностей, людям проще обрести сексуальную совместимость.

Отношение молодых семей к семейным ценностям, как правило, детское, незрелое, что выражается в том, что я хочу всего того, что представляет из себя суть семейных ценностей, но обеспечить мне моё «хочу», должен мой партнёр. И тогда сложно воспитать в ребенке правильное понимание семейных ценностей, их значение и ответственность за их возникновение и присутствие.

Для того, чтобы родители смогли передать свой опыт взращивания семейных ценностей ребёнку, а ребенок начал этот опыт привносить в общество, важно понимать все психологические проблемы, связанные с семейными ценностями [5].

1.4. Какие проблемы семейных ценностей видят психологи?

Очень много молодых людей создают семейный союз, беря за основу для будущей семьи свое чувство влюблённости. Это чувство хорошее, но для создания семьи обманчивое. Во внешности или характере человека, в которого влюбляются, как правило, есть одна или несколько особых чёрт, на которые очень обращают внимание. Для влюблённости всегда достаточно психофизиологической и психологической совместимости, а иногда даже только психофизиологической. Ценностные ориентации у партнёров могут и не совпадать, но они либо игнорируют этот факт, либо вообще из-за пылкости чувств, даже и не думают о каком-то там совпадении своих взглядов на жизнь, убеждений и идей [10]. Когда молодой человек влюбляется только в привлекательную внешность девушки и её весёлость нрава, очень нравится ему то, что она «заводная». При создании семьи, опираясь только на такие параметры это огромная ошибка. Внешность девушки со временем будет изменяться, и порой очень сильно, особенно во время беременности и после родов. Соответственно влюблённость молодого человека утрачивается и видоизменяется. Пылкость чувств остывает. Что останется, если социальной совместимости между молодыми супругами так и не было? Штамп в паспорте, общее имущество и общий ребенок и всё. И тогда начинаются скандалы: кто и кому должен, ты был другим, ты была другой. Зачастую подобные браки распадаются. Иногда существуют достаточно долго, но при этом они мертвы. Очень сложно уже в этом случае привить с воспитанием семейные ценности.

В современном обществе, в наше время, когда материальное преобладает над духовным, молодые девушки влюбляются во внешние атрибуты молодого человека, в наличие хорошего дохода, красивой машины. Они женятся, но если потом по какой-то причине, материальное положение этого молодого человека меняется, то жена утрачивает смысл нахождения рядом с мужем. Для неё счастливая картинка рушится, утрачивается первоначальная влюбленность, он её раздражает.

Если подростки выросли в неблагополучной семье, то где взять пример благополучной? Той, где супруги совпадают своими взглядами на семейные ценности и заботливо взращивают их? В образовательных учреждениях мало говорят об отношениях в семье и семейных ценностях.

Глава 2. Исследование представления подростков о семье и семейных ценностях.

Для проведения исследования нами была разработана анкета, состоящая из нескольких открытых и закрытых вопросов (приложение 1). Для более подробного изучения отношения подростков к семье мы взяли вопросы о своей и будущей семье. Она позволила нам выявить основные представления о семье и семейных ценностях подростками.

Среди десятиклассников нашей школы и подростков, посещающих подготовительные курсы МГУ мы провели анонимное анкетирование. Возраст 16-17 лет. Приняли участие 38 человек.

Все результаты выражены в относительных величинах – в процентах.

Анализ полученных результатов (графическое представление результатов – в приложении 2) позволяет сделать следующие выводы:

С определением понятия «Семья» полностью справились 92 % опрошенных. Семья как ценность имеет высокий рейтинг. А понятие «Семейные ценности и их сущность» смогли раскрыть лишь 34% опрошенных; 19% раскрыли частично и 47 % не смогли ответить на данный вопрос. На вопрос «Что, по-твоему, самое главное в семье?» большинство опрошенных затруднялись с ответом – 80%; ответили «Взаимопомощь, уважение, преданность семье, взаимоличностное развитие» — 10%; 2% считают, что главное «Свод правил и совместные воспоминания, 8% «Любовь и ответственность».

Проанализировав полученные анкеты, мы выяснили, что понятие о «семейных ценностях» у подростков есть, но сформировано не полностью и размыто. Это можно объяснить тем, что на данном возрастном этапе у подростков появляется новый уровень сознания того, что его окружает. Подросток начинает понимать не только своё предназначение в семье, но и в социуме. Проанализировав ответы опрошенных, касающихся их будущего, можно сказать, что отношение к будущей семье подростка положительно. Этому свидетельствует большинство подростков, которые планируют иметь официально зарегистрированный брак – 76%, не регистрированный брак с дальнейшим намерением его заключить – 8%, не регистрированный брак без дальнейшего намерения его заключить – 12%, 4% затруднились с ответом.

Влияние со стороны семьи, как отмечают опрошенные, огромное и положительное. В это понятие опрошенные включили желание иметь такую же семью или похожую на нее — 62% и не хотят такой семьи как родительская — 38%.

Анализируя желаемый возраст для создания будущей семьи, можно обнаружить, что подростки в основном выбирают более осознанный: от 20 до 25 лет – 45%, от 25 до 30 лет – 25%, от 18 до 20 лет – 10% и затруднились с ответом – 20%.

В понятие ценности большинство опрошенных включили понятие семьи как таковой.

В ходе нашего исследования было выявлено, что подростки уже имеют представление о семье в целом. Однако ценность у подростков ещё находиться, в основном, на среднем уровне сформированности: по родительско — воспитательной шкале (62%), что свидетельствует о необходимости формирования данных ценностей в дальнейшем.

Таким образом, наша гипотеза справедливо подтвердилась. И можно сделать вывод, что «семья» осознаётся подростками как социальный институт; они имеют представления о важных качествах присущих семье. Семья является ценностью для подростков, однако у них нет полного представления о сущности семейных ценностных ориентаций на семейную жизнь.

Данное исследование было полезным для нас, поскольку указало на существующие проблемы и заставило продумать пути решения.

Заключение.

Подростковый возраст является одним из наиболее сложных периодов.

Ничто иное как семейное воспитание формирует у подростка понятие основных жизненных ценностей.

В результате нашего исследования мы пришли к выводу, что наша гипотеза подтвердилась.

Таким образом, мы можем сделать следующий вывод – семейные ценности не в полной мере осознаются подростками как социальный институт. Семья является ценностью для подростков, однако у них нет установок, ценностных ориентаций на семейную жизнь.

В семейных отношениях, для подростков, должно быть ценно взаимное уважение и доверие, чувствовать любовь и заботу друг о друге, возможность реализовать себя вне семьи, семейное единство и сплоченность, общение, возможность получить поддержку в трудную минуту, дружеские отношения детей и родителей.

Что же можно предпринять, чтобы помочь десятиклассникам сформировать ценностные ориентации и будущих родительских установок у подростков?

В целях оказания поддержки подросткам в нашей школе с сентября месяца 2016 года введен в действие факультатив для десятиклассников «Этика и психология семейной жизни».

И мы надеемся, что факультатив поможет расширить представления о роли семьи в формировании и развитии личности; формировать семейные ценности и уважительное отношение к семье, формирование уважительного отношения к противоположному полу для создания благополучной семьи.

Программа может стать надежной профилактикой социальной угрозы и патологии семейных отношений, принести психическое, социальное и духовное оздоровление благодаря развитию глубокого осознания смысла и цели жизни.

Важно, чтобы наши подростки были нравственно подготовленными и защищенными к созданию благополучной семьи.

В образовательных учреждениях очень мало говорят об отношениях в семье и семейных ценностях.

Мы хотим пожелать, чтобы в каждой средней общеобразовательной школе вводили такой профилактический курс для старшеклассников.

Список литературы.

  1. Докучаева С. О. Влияние родительской семьи на построение супружеской семьи в следующем поколении [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование: электрон. научн. журн. 2005. № 3. URL: http://psyjournals.ru/psyedu/2005/n3/Dokuchaeva.shtml

  1. Кон И.С. Ребенок и общество. — М.: Академия, 2003. — 336 с. 

  1. Москвичева Н. Л. Семья в системе ценностных ориентаций личности студента. СПб, 2000.

  1. Нравственность современного российского общества: психологический анализ // Отв. ред. А.Л. Журавлев, А.В. Юревич. — М.: «Издательство психологии РАН», 2016. http://www.ipras.ru/engine/documents/document4057.pdf

  1. Рахманова В. К. Первый опыт отцовства и отношение к своему отцу // Психологическая наука и образование. 2008. № 4.

  1. Самсонова П. М. Роль родительской семьи в формировании представлений подростков о будущей семье // Тезисы второй всероссийской научной конференции «Психологические проблемы современной российской семьи» (25–27 октября 2005 г.). В 3-х частях. Ч. 3. М., 2005.

  1. Туманова Е. В., Филиппова Е. В. Образ отца и образ себя у подростков (возрастные и гендерные аспекты). Психологическая наука и образование. 2007. № 2.

  1. Хамитова И. Ю. Диагностика семьи. Инструкция по применению. Журнал практической психологии и психоанализа. 2004. № 4. URL: http://psyjournal.ru/j3p/pap.php?id=20040406

  1. Шнейдер Л.Б. Семейная психология,-М.: Академический проект, Екатеринбург 2006. — 768с.

  1. Montgomery A. US Families 2025: In search of future families, 9100 Westheimer #2412, Houston, TX 77063, USA http://dx.doi.org/10.1016/j.futures.2007.08.005
    Портал психологических изданий PsyJournals.ru — http://psyjournals.ru/psyedu/2013/n4/66303.shtml [Представления о родительской и будущей семье в подростковом и юношеском возрасте — Психологическая наука и образование — 2013. № 4]

Приложение 1

АНКЕТА

  1. Что по-твоему семья?

  2. Что по-твоему самое главное в семье?

  3. Дайте определение понятия «семейные ценности»

  4. В каком возрасте вы готовы создать семью?

— до 18 лет — от 18 до 20 лет — от 20 до 25 лет — от 25 до 30 лет

— старше 30 лет — Затрудняюсь ответить

  1. Какой форме семейной жизни вы отдаете предпочтение?

— официально зарегистрированный брак

— не регистрированный брак с дальнейшим намерением его заключить

— не регистрированный брак без дальнейшего намерения его заключить

— затрудняюсь ответить

  1. Желаете ли вы иметь свою будущую семью похожую на родительскую?

— да, хочу

— скорее хочу, чем не хочу

— скорее не хочу, чем хочу

— нет, не хочу

Диаграммы Приложение 2

Семейные ценности как ключевой механизм «мягкой силы» России

«Духовно-нравственные ценности,

о которых в ряде стран уже забывают,

нас, напротив, сделали сильнее.

И эти ценности мы всегда будем отстаивать и защищать».

Президент В.В. Путин,

Послание Федеральному Собранию РФ, 21.04.2021 г.

 

2 июля Президент России В. В. Путин утвердил новую Стратегию национальной безопасности, в которой традиционные духовно-нравственные и семейные ценности утверждаются как основа укрепления суверенитета страны. Как России в условиях разрушительного влияния антисемейной идеологии защитить свои традиционные ценности и стать лидером просемейного движения в мире — в статье депутата Государственной Думы Инги Юмашевой.

Традиционные семейные ценности и благосостояние социума

Семья и семейные ценности — это фундамент, на котором зиждется общество. Во всех культурных традициях, независимо от формы социальной организации, создание семьи как союза любви между мужем и женой, рождение и воспитание детей были смысловым стержнем, вокруг которого выстраивались нормы, ценности и взаимоотношения членов общества.

В кругу семьи происходит взращивание личности, формирование ее идентичности. Именно семья является связующим звеном между тремя, а то и четырьмя поколениями, которые попеременно заботятся друг о друге. Разорви этот круг — и народ исчезнет, развалится на отдельные управляемые личности, которым не надо думать о будущем своих детей. Поэтому, защищая семью и деторождение, общество защищает себя, свое процветание, суверенитет и территориальную целостность — свое будущее.

Вместе с тем начиная со второй половины ХХ века в некоторых западных странах сознательно распространяются тенденции, направленные на разрушение традиционной семьи. Началась целенаправленная работа по дискредитации христианства и других традиционных религий, укрепляющих семейные ценности.

Вместо проверенных временем мировоззренческих основ, обеспечивающих благосостояние не только отдельного индивида, но и всего социума в целом, были предложены гедонистические идеологии, девальвирующие наши идеалы и ценности.

Исторические предпосылки разрушения традиционных ценностей

Ещё до окончания Великой Отечественной войны началась новая война — демографическая. В 1944 году председатель исполнительного комитета Ассоциации Лиги Наций США Хью Эверетт Мур основал фонд для финансирования организаций, занимающихся контролем народонаселения. Тема перенаселения Земли прочно вошла в общественно-политические дискуссии на ближайшие полвека. Стали разрабатываться и предлагаться к принятию различные меры по сокращению численности населения.

© Pixabay

В 1959 году Государственный департамент США издал доклад о тенденциях мирового населения, в котором прозвучала рекомендация о настоятельной необходимости контроля за ростом населения.

Вице-президент Международной федерации планируемого родительства (МФПР) Фредерик Яффе издает меморандум, призывающий к мерам регулирования рождаемости, среди которых числились стерилизация, аборты, сокращение социальной поддержки материнства, а также поощрение роста гомосексуализма.

Именно в это время началось трехлетнее агрессивное давление на Американскую психиатрическую ассоциацию (АПА), сопровождающееся шок-акциями и травлей специалистов, закончившееся депатологизацией гомосексуализма1. Ведь только исключив гомосексуализм из списка психиатрических заболеваний, можно было начать пропаганду гомосексуального образа жизни как нормального и здорового поведения.

В 1994 году состоялась Международная конференция ООН по народонаселению и развитию, где оценивались принятые в течение последних 20 лет меры по решению якобы «демографических проблем». Среди мер рассматривались «секспросвет», аборты и стерилизация, «гендерное» равенство 2. Отмечался прогресс многих стран, достигших снижения коэффициента рождаемости.

В 2010 году были разработаны стандарты ВОЗ для сексуального образования в Европе, в которых сделан акцент на продвижение детям однополых отношений и раннюю сексуализацию детей3.

В мае 2011 года была открыта для подписания Стамбульская конвенция. Турция стала первой страной, ратифицировавшей Стамбульскую конвенцию. Однако 10 лет спустя, в марте 2021 года, был издан указ о выходе из нее. Как было сказано в официальном заявлении: «Конвенция, первоначально предназначавшаяся для защиты прав женщин, была присвоена группой людей, пытающихся нормализовать гомосексуализм, что несовместимо с социальными и семейными ценностями Турции»4.

​Международный геополитический фон и прогнозы

В 2011 году указом Барака Обамы защита прав «сексуальных меньшинств» стала приоритетом американской внешней политики5. Десять лет спустя, в 2021 году, президент Джо Байден подписал указ «о защите и продвижении прав «ЛГБТ»-сообщества по всему миру»6. Вслед за тем Федеральное правительство Германии включило концепцию продвижения «лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов» («ЛГБТИ») в свою внешнюю политику.

Из-за усиливающейся с каждым годом пропаганды растет и количество людей, относящих себя к «ЛГБТ»-сообществу. Если в поколении «традиционалистов», родившихся до 1946 года, всего 1,3 процента причисляют себя к «ЛГБТ», то в поколении Z (родившиеся после 1999 года) таких уже 15,9 процента, то есть каждый шестой. Что будет с более молодым поколением, прошедшим еще более агрессивную «ЛГБТ»-пропаганду, когда оно вступит в репродуктивный возраст? Особую озабоченность вызывает то, что подавляющее большинство представителей поколения Z, идентифицирующих себя как «ЛГБТ» (72 процента), заявляют, что они «бисексуалы»7.

«Бисексуалы» наиболее подвержены проблемам физического и психического здоровья даже по сравнению с гомосексуалистами и лесбиянками8. Они переносят инфекции из группы риска (гомосексуалистов) в общую популяцию, способствуя распространению ИППП, в том числе неизлечимых и вызывающих бесплодие9. При этом среди «бисексуалов» прогнозируется повышение заболеваемости и рискованного поведения10.

Определяющим демографическим показателем является суммарный коэффициент рождаемости (СКР) — сколько в среднем рожает одна женщина на протяжении репродуктивного периода. Для сохранения численности населения на уровне простого замещения необходим СКР = 2,1. В России, как и в большинстве развитых стран, этот показатель находится ниже уровня воспроизводства, и дополнительные факторы, влияющие на отказ или невозможность рождения женщинами детей, приближают дату исчезновения народа с исторического горизонта.

© Pixabay

Среди объективных причин падения рождаемости и усиления демографического кризиса по всему миру — урбанизация, смена репродуктивного поведения, повышение возраста женщин, родивших первого ребенка, смена социокультурных стереотипов поведения. А также дополнительные факторы, соответствующие менталитету каждого народа.

Глава британской внешней разведки MI-6 Ричард Мур заявил в интервью Sunday Times, что российский режим испытывает давление, потому что Россия как страна слабеет: «Россия — объективно слабеющая держава, экономически и демографически…»11

Текущие события, наряду с риторикой политических лидеров, необходимо рассматривать в свете демографического и геополитического противостояния, в котором конечное число жителей той или иной страны и их возрастной состав будут играть ключевую роль в сохранении народа и экономической стабильности. ​

Позиция Российской Федерации

Несмотря на то что отдельные государственные органы, такие как Роспотребнадзор, заявляют о необходимости «секспросвета»12, Россия начинает отказываться от методов депопуляции, закрепляя в законодательстве и Конституции традиционные представления. На голосовании по поправкам в Конституцию россияне подтвердили прописную истину, что брак — это союз мужчины и женщины. Темы поддержки семьи, материнства, отцовства, традиционных ценностей все громче звучат в политическом дискурсе.

Участие в международных договорах, используемых «ЛГБТ»-активистами для адвокации своей деятельности, не соответствует интересам России. Например, Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) требует от Российской Федерации разрушения традиционных представлений о роли мужчины и женщины, в том числе среди религиозных деятелей, введения «секспросвета», отмены профилактики абортов и легализации проституции13.

В Российской Федерации действуют законы, защищающие детей от пропаганды гомосексуализма (Ст. 6.21 КоАП РФ) и опасной информации, причиняющей вред их здоровью и развитию (436-ФЗ). Эти статьи призваны оградить детей от «секспросвета», консультаций психологов и сексологов, применяющих утверждающий подход к гомосексуализму, а также от пропаганды «нетрадиционных» сексуальных отношений в сети Интернет.

Российское общество возмущено постоянно нарастающей пропагандой антисемейной и «ЛГБТ»-идеологии, деятельностью деструктивных блогеров, деятелей искусства, СМИ. Происходит мобилизация традиционных и семейных движений.

На разных площадках и круглых столах, от политиков и общественных деятелей звучат требования запретить пропаганду не только гомосексуализма, но и транссексуализма, абортов, бездетности и другого поведения, влияющего на сознание подрастающего поколения и в конечном итоге — на рождаемость.

Сегодня некоторые российские региональные министерства здравоохранения поддержали обращение группы «Наука за правду» к учёным, общественным деятелям и политиками14. Обращение, подписанное десятками тысяч россиян, предлагает ряд мер, направленных на защиту детей от вредной информации и отказ от западных представлений о психосексуальной норме.

​Традиционные ценности как инструмент внешней политики

Западные политики осознают отказ России от внедрения предложенных демографами методов сокращения рождаемости. В условиях долгосрочных процессов сокращения населения, миграционных явлений и демографического противостояния действующие власти некоторых стран Европы, подчиняясь влиянию США, не будут способны отказаться от конфронтации с Россией, ведь мы поддерживаем рождаемость в своей стране, запрещаем внедрение и распространение методов, снижающих рождаемость, ставя себя в более выгодное демографическое положение.

Можно предполагать только усиливающиеся попытки расшатать ситуацию, сменить власть и продолжить начатое в 90-е годы разрушение традиций.

Об этом сказал и директор Службы внешней разведки (СВР) Сергей Нарышкин на международной встрече по вопросам безопасности. По его словам: «С целью ускоренного размывания понятия о половой принадлежности, ценностей семьи и брака реализуются программы продвижения прав «ЛГБТ»-сообщества, распространения идей радикального феминизма… По сути, дело идёт к тому, чтобы сделать из людей разобщённых, страдающих невротическими расстройствами индивидов с постоянно изменённым состоянием сознания. Понятно, что такие индивиды являются идеальным объектом для манипуляций, особенно если в руках у них — подключенный к Сети айфон»15.

© Pixabay

Следует напомнить, что христианские конфессии, за исключением протестантов, не поддерживают нетрадиционные ценности (однополые браки, одобрение абортов)16. Кроме того, нужно учитывать растущую исламскую умму Европы, ещё менее терпимую к депопуляционной пропаганде.

Сегодня уже ряд стран приходит к пониманию происходящего замещения не интегрируемыми в общество мигрантами и начинают поддерживать политиков, готовых выступить против уничтожения своего народа в этом плавильном котле.

Центральная и Восточная Европа в последние десятилетия задумывается над оформлением своей идентичности, и миграционный вопрос является катализатором этих процессов.

Венгрия решительно выступает против ратификации Стамбульской конвенции. Суд Болгарии заявил, что Стамбульская конвенция не соответствует Конституции Болгарии17. Заявление болгарского суда не оставляет сомнений в том, что «ЛГБТ» и Стамбульская конвенция связаны прочной нитью.

Польша выходит из этого договора. Министр юстиции Польши заявил, что Стамбульская конвенция вредна, так как требует, чтобы школы учили детей гендерным вопросам18. Стоит отметить, что правящая партия «Право и справедливость» связана с Католической церковью и настроена продвигать традиционные семейные ценности. Треть Польши объявлена зоной, свободной от «ЛГБТ», за что шесть городов лишатся финансовой поддержки Евросоюза19.

Очевидно, что в современном многополярном мире народы, выступающие против глобалистской идеологии западного мира, будут искать точку моральной опоры и образец для подражания.

Читайте также:

• В России предложили ввести отцовский капитал • Старикам почет у нас почем?

Этапы формирования образа будущего России

Для того чтобы Россия стала образцом для всех стран, нужно предпринять ряд шагов на внешнем и внутреннем контуре государственной политики. Концептуальная основа этих шагов есть, и она закреплена в Конституции: Бог, семья, дети и традиции. Это не просто понятия, а фундамент сохранения нации. Россия должна последовательно транслировать их вовне и практически реализовать внутри страны.

  • На международном уровне нам необходимо провести анализ договоров и документов ООН и ВОЗ, толкования которых направлены на депопуляцию и сокращение рождаемости. Пересмотреть участие и денонсировать статьи, которые не соответствуют Конституции России.
  • Имеет смысл присоединиться к Женевской декларации, принятой на основе консенсуса, о содействии здоровью женщин и благополучию семьи.
  • Инициировать конвенцию о защите семьи на уровне Союзного государства Россия — Белоруссия с возможностью присоединения других государств.
  • Признать нежелательными международные и российские организации, которые заняты агрессивной антидемографической пропагандой. Разработать механизмы выявления и ограничения работы таких организаций.
  • Инициировать международные договоры и конвенции, исключающие «решение демографических проблем» методами разрушения семьи и морали, защищающие жизнь человека с момента зачатия, обеспечивающие гармоничное образование и развитие человека, основанное на нравственных принципах. Создать площадки для обсуждения путей реализации этих договоров и международного сотрудничества.
  • На государственном уровне необходимо предоставить максимальную поддержку семьям с детьми, вплоть до полного решения жилищной проблемы.
  • Принять закон о едином статусе многодетных семей и мерах их поддержки.
  • Обеспечить необходимым бесплатным лечением детей с тяжелыми врожденными заболеваниями.
  • Ввести во всех российских школах уроки семьеведения для формирования правильного отношения к семье.
  • Предоставить молодежи бесплатное высшее образование.
  • Принять закон «О биоэтике и биобезопасности», утвердив основополагающей ценностью защиту жизни и здоровья человека на всех этапах, от зачатия до смерти.
  • Ввести существенные ограничения на распространение деструктивного содержания посредством социальных сетей, музыкальных и медийных проектов, кинематографа. Создать эффективный механизм блокировки информации, нарушающей Закон №436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Обязать Роскомнадзор контролировать автоматическое удаление опасной для детей информации в досудебном порядке.
  • Ужесточить наказание за нарушение законодательства «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Признать вовлечение в гомосексуальный образ жизни и «смену пола» причинением вреда средней тяжести по статье 112 УК РФ. Ужесточить наказание за пропаганду гомосексуализма, транссексуализма, абортов, бездетности и других видов депопуляционного поведения в условиях переживаемого демографического кризиса.
  • Усилить пропаганду семейных ценностей путем введения государственного заказа на конструктивный, позитивный контент.

Как отметила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, «всесторонняя забота о детях, приоритетные вопросы поддержки материнства и детства, укоренение традиционных семейных ценностей, активно поддержанное гражданами России при обсуждении поправок к Конституции, — это основополагающие направления государственной политики современной России»20.

Все вышеуказанные предложения разработаны в русле данного видения. Принятие предложений обеспечит создание прочного фундамента государственной поддержки семьи и традиционных семейных ценностей. С этим фундаментом Россия имеет все шансы стать мировым лидером просемейного движения, поддержкой и опорой для тех государств, которые намерены отстаивать свой суверенитет и своё право самостоятельно определять идеологический вектор и ценностную базу для дальнейшего развития, защищать общемировые человеческие ценности.

Автор: Инга Юмашева

член Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей,

член Российского совета по международным делам,

член Совета по внешней и оборонной политике.


  1. Лысов В.Г. Информационно-аналитический доклад. Риторика гомосексуального движения в свете научных фактов / В.Г. Лысов. — Красноярск : Научноинновационный центр, 2019. — 750 с. — doi:10.12731/978-5-907208-04-910.
  2. Доклад Международной конференции по народонаселению и развитию, Каир, 1994 — URL.
  3. Стандарты сексуального образования в Европе. Документ для лиц, определяющих политику, руководителей и специалистов в области образования и здравоохранения, ФЦПСЗ, Кёльн, 2010 г., 76 с., ISBN 978-3-937707-82-2 — URL
  4. В Турции объяснили выход из Стамбульской конвенции по защите прав женщин — URL.
  5. Обама объявил защиту прав сексуальных меньшинств приоритетом внешней политики США — URL.
  6. Байден подписал указы о «восстановлении роли США в мировом сообществе» — URL.
  7. Perales, F. The health and wellbeing of Australian lesbian, gay and bisexual people: a systematic assessment using a longitudinal national sample // Australian and New Zealand Journal of Public Health, 2019. — 43: 281-287. https://doi.org/10.1111/1753-6405.12855.
  8. Dermatologic care for lesbian, gay, bisexual, and transgender persons: Epidemiology, screening, and disease prevention / Yeung H., Luk K.M., Chen S.C., Ginsberg B.A., Katz K.A. // J Am Acad Dermatol, 2019. — 80(3):591-602. doi:10.1016/j.jaad.2018.02.045.
  9. 2020, sexually transmissible infections and HIV in gay, bisexual and other men who have sex with men / Fairley C.K., Prestage G., Bernstein K., Mayer K., Gilbert M. // Sex Health, 2017. — 14(1):1-4. doi:10.1071/Sh26220.
  10. Sexual Orientation and Suicide Attempt Disparities Among US Adolescents: 2009-2017 / Raifman J., Charlton B.M., Arrington-Sanders R., et al. // Pediatrics, 2020. —145(3):e20191658. doi:10.1542/peds.2019-1658.
  11. MI6’s ‘C’: We warned Putin what would happen if he invaded Ukraine. — URL.
  12. https://lenta.ru/
  13. Заключительные замечания по восьмому периодическому докладу Российской Федерации. — URL.
  14. Обращение: Защитите научный суверенитет и демографическую безопасность России. — URL.
  15. https://www.mid.ru/
  16. Бурмистрова Е. С. Старый свет — новые ценности: концепт традиционных ценностей в политических и религиозных дискурсах Западной Европы (на примере Франции и Германии) // Вестник Удмуртского университета. Социология. Политология. Международные отношения — 2020 г. — № 3 — С. 297-302.
  17. http://www.constcourt.bg
  18. https://www.bbc.com/
  19. https://rg.ru/
  20. Матвиенко: забота о детях — основополагающее направление государственной политики России — URL.

Проблемы семейных ценностей в этико-философской перспективе

Полный текст автореферата диссертации по теме «Проблемы семейных ценностей в этико-философской перспективе»

на правах рукописи

005014466 Оу’о

ПОПОВА Вера Васильевна

ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В ЭТИКО-ФИЛОСОФСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ

Специальность: 09.00.05 — Этика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

1 5 [,]Д? 2012

ТУЛА-2012

005014466

Работа выполнена на кафедре культурологии ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Варава Владимир Владимирович

Официальные оппоненты: Усачев Александр Владимирович

доктор философских наук, доцент ФГБОУ ВПО «Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина», профессор кафедры философии Тронина Лейла Николаевна кандидат философских наук ФГБОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого», старший преподаватель кафедры практической психологии и педагогики

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского»

Защита состоится «30» марта 2012 года в 14 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.270.02 при Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального /образования «Тульский государственный педагогический университет имени Л.Н. Толстого» по адресу: г. Тула, просп. Ленина, 125, корп. 3, ауд. 96.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «ТГПУ им. Л.Н. Толстого». Автореферат разослан 29 февраля 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор философских наук, профессор

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Актуальность исследования. Семья является важнейшим институтом человеческой культуры. Один из наиболее видных представителей современной западной культуры, писатель и философ Дж. Фаулз, отождествляя любовь и брак, говорит, что брак есть «самый благородный тип отношений», который имеет онтологические, иосоциальные основы, поскольку: «Мужчина и женщина два самых могущественных биологических принципа; их бесконфликтное взаимодействие в обществе есть один из признаков социального здоровья»1.

Современное социальное нездоровье во многом обусловлено глубочайшей проблемностью вопроса о семейных ценностях, не находящего позитивного разрешения. Как справедливо отмечает Е.Б. Рашковский, на протяжении всей осознанной истории человечества семья «всегда воспринималась не только как непреложная жизненная реальность, но и как проблема»2. Сегодняшнее время в значительной мере обостряет проблему семьи и семейных ценностей. Еще в 2003 году видный отечественный специалист в области социологии семьи и социологии молодежи В.Т. Лисовский писал: «В настоящее время, когда прежние ценности утрачены, а какие-то устойчивые еще не найдены, особенно актуальными становятся проблемы брака и семьи»3. A.C. Запесоцкий определил состояние современной семьи в радикальных терминах: «Семья деградирует невероятными темпами»4.

В современной культуре, отмеченной знаком глубокого релятивизма, проблема семейных ценностей приобрела форму кризиса, стала, тем самым, одной из наиболее сложных и злободневных проблем. Это состояние коснулось всего российского общества, которое известный современный философ JI.H. Столович характеризует как «безбрежный релятивизм»5. Именно в контексте такой, релятивизированной в ценностном плане культуры, сформировался сниженный образ «человека семейного».

1 Фаулз Д. Аристос. М.: ACT, 2008. С. 251,267.

2 Рашковский Е.Б. Феномен семьи (междисциплинарные заметки) // Вопросы философии. №10, 2010. С. 27.

3 Лисовский В.Т. Молодежь: любовь, брак, семья. (Социологическое исследование). СПб.: Наука, 2003. С. 62.

4 Куда идет российская культура? (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. № 9, 2010. С. 36, 37.

5 Столович Л.Н. «Золотое правило» нравственности как общечеловеческая ценность // Леонид Столович. МУДРОСТЬ. ЦЕННОСТЬ. ПАМЯТЬ. Статьи. Эссе. Воспоминания. 1999-2008. Tartu — Tallin: InGri,2009. С. 148.

Произошла утрата высокого образа мужа и жены, прежде всего, как носителей духовно-нравственных ценностей, поскольку, как говорил С. Кьеркегор: «…супружество несет в себе этический и религиозный момент»6. Философ постулирует важность этического начала, заложенного в браке, утрата которого привело к подрыву базовых традиционных ценностей брака. Это отразилось с одной стороны, на либерализации семейных ценностей, с другой, на появлении серьезного кризиса семьи как таковой, который влияет уже на все состояние духовной и физической жизни общества и человека в этом обществе.

Кризис семейных ценностей в современной релятивистской культуре проявляется в различных аспектах, и прежде всего, в правовом, социально-психологическом, религиозном и моральном. Это достаточно опасная тенденция, поскольку расшатывание и общественных, и личных устоев происходит в релятивизированной и постмодернистской культуре, которая во многом позиционирует себя в качестве альтернативы всем формам традиционалистской культуры. В результате — увеличение количества разводов, абортов, брошенных детей, усиление девиантного поведения в семье, вообще выхолащиванию духовного смысла таких понятий как материнство, детство, святость брака и т.д.

Таким образом, нестабильное состояние современной семьи, которое ставит под вопрос фундаментальную ценность брака как такового, определяет главную актуальность данного диссертационного исследования.

Степень разработанности исследования. Семья представляет собой одну из фундаментальных ценностей человеческой культуры за весь период ее существования. Феномен семьи в традициях европейской науки изучался всестороннее, многомерно и глубоко. Социология, психология, этнография, история, антропология, педагогика, культурология и многие другие науки внесли значительный вклад в понимание семьи как важнейшего элемента человеческого бытия и культуры. В настоящее время формируется фамшистика как комплекс междисциплинарных исследований семьи.

Некоторые важные аспекты феномена семьи в этико-философской перспективе показывают, что философия, в особенности нравственная философия, никогда не обходила феномен семьи своим вниманием. К проблемам семьи в разных аспектах обращались многие виднейшие философы, начиная с античных времен. Так, Платон в «Пире» заложил основы трактовки любовного влечения людей друг к другу как целительного восстановления изначальной целостности человека; Аристотель, говоря о

6 Кьеркегор С. Эстетическая значимость брака // Или — или. Фрагмент из жизни: в 2 ч. СПб.: Амфора, 2011. С. 507.

свойствах, отличающих людей от всех остальных живых существ, в «Политике» писал: «только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость и т. п. А совокупность всего этого и создает основу семьи и государства»7; Л.Б. Альберти создал фундаментальную ренессансную теорию семьи, имеющую универсальное значение; Ф. Бэкон говорил, что семья «учит человечности»; И. Кант разделил нравственный и правовой аспект брака, дав глубокое обоснование нравственной сущности брака, он же усматривал в брачной жизни «единую моральную личность»; Гегель в «Философии права» дал нравственно-онтологические основания семьи, вписав ее в целостность духовно-государственного бытия; С. Кьеркегор обосновал этическую сущность брака как высшего долга человека, в котором выражается всеобщее, а не частное и случайное; нравственность народов, считал В. Гумбольдт, зависит от «уважения к женщине»; JI. Фейербах полагал, что только в браке достигается «действительный человек»; Ф. Ницше показал, порой иронически и саркастически, глубинные различия мужской и женской природы, раскрыв нравственно-антиномический характер брака и одновременно его непреходящее значение, сказав, что «брак — это долгий разговор».

О ценности и важности семьи и брака в нравственном измерении писали многие выдающиеся отечественные философы, писатели, педагоги. Так, B.C. Соловьев нравственное значение брака видел в «восполнении индивидуального человека до его истиной целостности»; JI.H. Толстой говорил о сложности семейных отношений у нравственного человека; В.А. Сухомлинский определял семью как ту первичную среду, «где человек должен учиться творить добро» и т.д.8

Особо важное значение духовно-нравственному, религиозному и метафизическому значению семьи и брака придавал русский мыслитель В.В. Розанов, который, бесспорно, один из первых расширил философские горизонты этих социальных институтов, по-иному взглянув на такие сущностные компоненты семьи и брака как пол, любовь, материнство, рождение, детство, раскрыв духовно-нравственный смысл многих физиологических аспектов брака, подняв вообще на новый уровень так называемый «женский вопрос». Во многих своих работах, посвященных семье и браку, например, таких как «Семя и жизнь», «Смысл аскетизма», «Кроткий демонизм», «Женщина перед великою задачею», «Русская Церковь» и др., В. Розанов говорил исключительно в терминах «святости

7 Аристотель. Политика. Сочинения: В 4-х т. Т. 4. М.: Мысль, 1984. С. 379.

8 См.: Разум сердца: Мир нравственности в высказываниях и афоризмах. / Сост.: В.Н. Назаров, Г.П. Сидоров. М.: Политиздат, 1990 (раздел: «Брак и безбрачие: семья; отношение к женщине». С. 169-177).

брака», подчеркивая особо важное значение всех его компонентов: и чувственно-физиологических и духовно-нравственных, и социокультурных и, самое главное, метафизических. В его раскрытии внутренней сущности брака неизменно присутствуют слова «перелом», «новая жизнь», «озарение», «таинство», а сам брак определяется не иначе как «…что-то великое, какая-то надвигающаяся на человека громада, какая-то нераскутанная темнота»9.

Необходимо отметить, что в традициях русской философской культуры придавалось особе значение такой нравственной стороне брака, как любовь. Об этом писали практически все видные русские мыслители: Ф.М. Достоевский, B.C. Соловьев, Н.Ф. Федоров, JI.H. Толстой, H.A. Бердяев, С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский, Л.П. Карсавин, Б.П. Вышеславцев, C.JL Франк, Д.С. Мережковский, И.А. Ильин и др.

Во всех вышеприведенных суждениях о семьи и браке на первый план выходит нравственное значение феномена семьи, который так же индивидуален, как и социален, также «физичен», как и метафизичен. Такой высокий духовно-нравственный статус семьи определяется тем, что наиболее важные моменты жизни человека от рождения до смерти происходят в «кругу семьи». Большую часть своей жизни (и во временном, и в психологическом плане) человек осуществляет в своей семье, которая для него является не только «социальной ячейкой» общества, сколько «экзистенциальной нишей» бытия. Социальное и экзистенциальное в семье достигает своего наивысшего воплощения, и в этом огромный этико-философский смысл семьи, которая должна быть предметом глубокого философского анализа в разные исторические периоды.

Феномен семьи исследовался в современной гуманитарной науке в различных ракурсах, среди которых одним из важнейших является акцент на кризисе семейных ценностей. О кризисе традиционного образа семьи в современном потребительском и, одновременно, техногенном обществе, которые совместно порождают постмодернистское мировоззрение, стремящееся к девальвации духовных ценностей культуры, всерьез заговорили и западные мыслители. Среди значительного количества авторов, достаточно важными и актуальными сегодня выглядят взгляды видного экономиста и социолога Й. Шумпетера, высказанные им в 1942 г. в книге «Капитализм, Социализм и Демократия», где он пишет об опасностях, которые подстерегают общество с потребительской ментальностью, в котором одним из наиболее серьезных нравственных изъянов является распад буржуазной семьи. Шумпетер говорит о том, что капиталистический процесс все более подрывает идеалы семейной жизни в такой мере, что уже у

9 Розанов В.В. Женщина перед великою задачею // В.В. Розанов / Том 1. Религия и культура. М.: Правда, 1990. С. 234.

7

современного человека нет понимания того духовно-нравственного и физического смысла (даже пользы), которую несут в себе дети10.

Большой вклад в разработку проблем семьи, брака и любви внесли авторы работ этико-философского, социально-психологического и социально-демографического плана (Р.Г. Апресян, А.И. Антонов, И.В. Бестужев-Лада, В.А. Борисов, А.Г. Вишневский, А.Г. Гачева, С.И. Голод, М.К. Горшков, В.Н. Дружинин, Е.П. Ильин, И.С. Кон, В.Т. Лисовский, М.С. Мацковский, В.М. Розин, Е.Б. Рашковский, В.П. Фетисов, А.Г. Харчев, Н.Д. Шимин и др.). Значительно возросло количество диссертационных исследований, посвященных различным аспектам проблемы семьи».

Среди последних исследований, в которых глубоко и всестороннее рассматривается феномен семьи, необходимо отметить работу Е.Б. Рашковского, в которой в том числе затрагивается и проблема кризиса семейных ценностей. Исследователь выделяет шесть уровней подхода к проблематике семьи (био-соматический, психологический, экономический, социокультурный, правовой и религиозный), подчеркивая «непреложность и насущность проблемы семьи как базовой, «двухатомной молекулы» всей ткани человеческой жизни»12. Это одна из наиболее методологически значимых работ для нашего исследования.

Таким образом, исследовательская литература по проблемам семьи и брака, неисчерпаема. Еще в 1990 г. В.М. Розин в своей работе по проблемам семейных ценностей отметил, что современное исследование семьи может вызвать недоумение у читателя в том плане, что о семье уже все давно сказано великими мыслителями древности и современности. Однако, как он сам справедливо сказал: «сегодня все видится по-новому: меняются времена и обстоятельства, меняется семья, меняемся мы сами. Поэтому необходимо

10 Шумпетер Й.А. Капитализм, Социализм и Демократия. М.: Экономика, 1995. С. 215-217.

11 См.: Безнощенко Е.А. Семья как социальная ценность: философский анализ, автореф. дис… канд. филос. н. М., 2010; Муравецкий И.М. Человекоразмерность семейного бюджета: философско-антропологический анализ, автореф. дис… канд. филос. н. Белгород, 2011; Фатенкова Т.А. Идентификация и самоидентификация в структуре современных семейных отношений : автореф. дис… канд. социол. наук. Н. Новгород, 2010; Шестаков К.А. Аксиологический фактор репродуктивного поведения россиян : автореф. дис. канд. социол. н. М., 2010; Тронина Л.Н. Этико-психологические проблемы современного материнства, автореф. дис… канд. филос. н. Тула, 2010 и др.

12 Рашковский Е.Б. Феномен семьи (междисциплинарные заметки) // Вопросы философии. №10,2010. С. 29.

снова и снова говорить и о любви, и о семье, и о связанных с ними проблемах»13.

Со времени этих слов прошло уже двадцать лет, и сегодня проблем накопилось такое количество, что они уже перешли в новое, к сожалению, деструктивное «качество». Формирующаяся междисциплинарная наука о семье — фамилистка!4, изучающая исторические, социологические, этнографические, демографические и прочие аспекты, обходит стороной этические аспекты семьи, растворяя их, как правило, в психологии и социологии. В этом контексте значение вопроса о семье приобретает стратегическое значение. И.В. Бестужев-Лада, называя семью непреходящей ценностью и самоценностью человеческого общества, пишет, что «сегодня впору говорить о семье, как о точке опоры, чтобы земной шар не перевернулся. Есть серьезные основания полагать, что именно семья станет гарантом устойчивости альтернативной цивилизации, тем Римом, куда в XXI в. будут вести все дороги»15.

Как это ни парадоксально, в современных исследованиях практически отсутствует этико-философское осмысление феномена семьи. Сегодня появилось большое количество работ по психологии и социологии, культурологии и педагогике, этнографии и истории, которые, в силу своей методологической специфики, не могут постичь глубинную природу брака и тех нравственных антиномий, которые составляют его «живую ткань». С нашей точки зрение проблему кризиса современной семьи можно наиболее адекватно решать в контексте нравственной философии, в которой дан глубокий анализ феномена ценностного релятивизма современной культуры. Этим и объясняется актуальность этического анализа семейных ценностей сегодня.

Объект диссертационного исследования: этика

Предмет диссертационного исследования: семейные ценности

Цель: целостный этико-философский анализ современного кризиса семейных ценностей.

Задачи:

□ дать нравственную характеристику основным феноменам

семейной жизни;

13 Розин В.М. Судьба молодой семьи: Психологические размышления о современной любви и семье. М.: Моск. рабочий, 1990. С. 3.

14 См.: Фамилистические исследования / науч. ред. А.И. Антонов. М.: КДУ, 2009.

15 Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация. М.: ВЛАДОС, 1998. 444 с.

□ исследовать истоки современного кризиса семейных ценностей в контексте релятивистской культуры;

□ проанализировать сущность современного кризиса семейных ценностей с точки зрения права и психологии;

□ показать ограниченность семейно-бытовой морали и его антипода — тендерного подхода к проблеме современной семьи;

□ раскрыть нравственные антиномии семьи и брака;

□ дать анализ основным метафизическим концептам отечественной философии любви;

□ раскрыть смысл духовного концепта преображение в контексте семейно-брачных отношений;

□ показать актуальность русской философии любви на примере некоторых построений современных философов.

Гипотеза исследования основана на предположении о том, что идея преображенного эроса, отрефлектированная в традициях русской философии любви, обладает значительным эвристическим и духовно-нравственным потенциалом, что делает целесообразным ее применение в решении многих проблем, связанных с современной кризисной ситуацией в сфере семейно-брачных отношений.

Теоретико-методологическая основа исследования:

Исследование проведено в рамках системного, диалектического, социологического, сравнительно-исторического методов. Методологические принципы исследования — принципы единства исторического и логического, восхождения от конкретного к абстрактному, от абстрактного к конкретному, единства исторического и логического. Это проявилось в реализации абстрактных этических представлений о семье и браке, переходящих в раскрытие конкретных черт, проявленных в нравственных антиномиях и предложенных путях выхода из современного кризиса семейных ценностей на основании выбранной методологии.

Теоретические источники исследования:

Исследование базируется на материале философского, социально-психологического, педагогического характера. Основные теоретические построения работы основываются на трудах западных философов, писателей и психологов, среди которых Л.Б. Альберти «Книги о семье», И.Г. Гердер «Идеи к философии истории человечества», И. Кант «Метафизика нравов», С. Кьеркегор «Или-или», Ф. Ницше «По ту сторону добра и зла», В. Сатир «Психотерапия семьи», Дж. Фаулз «Аристос», отечественных философов, прежде всего, Ф.М. Достоевского, B.C. Соловьева В.В. Розанова, Н.А. Бердяева, C.JI. Франка, М.М. Бахтина и др.

В работе также были использованы данные «Словаря индоевропейских социальных терминов» Э. Бенвениста, в которых раскрывается лингво-социальный смысл базовых терминов родства.

Научная новизна исследования заключается в анализе этических причин кризиса семейных ценностей на основании реконструкции нравственных антиномий семьи и брака, которые не могут быть преодолены как в традиционалистских моделях брака, так и в современной тендерной парадигме и требуют глубинной этико-философской аналитики. Нравственная феноменология семейных ценностей позволила ввести в научный оборот новое понятие «человек семейный».

Положения, выносимые на защиту:

1. Семья представляет собой безусловную ценность человечества, значимость которой раскрывается в различные культурно-исторические эпохи. Несмотря на неоднозначные трактовки происхождения семьи, ее сущности, назначения и содержания, общим остается непреходящая значимость семьи не только как социального, но как духовно-нравственного института. На этом основании представляется возможным ввести понятие антропологический тип «человек семейный» наряду с Homo sapiens (человек разумный), Homo moralis (человек моральный), Homo religiosus (человек религиозный), Homo informaticus (человек информационный) и т. д., что значительно углубит возможности понимания онтологической и этической сущности семьи.

2. В диссертационном исследовании показано, что понятие антропологического типа позволит существенно расширить во многом устоявшиеся представления о семье и браке, углубит понимание причин современного кризиса семьи. Одна из главных философских задач этики в указанном аспекте заключается в реабилитации семьи как важнейшего института культуры и государства, которая даст возможность (прежде всего молодежи) пересмотреть взгляды на семью, во многом сформированными современной либеральной культурой, обрести в семье счастье, смысл жизни и достойное человека существование.

3. Нравственная феноменология семейных ценностей (эрос, любовь, брак, материнство, детство, старость и т. д.) наиболее полно раскрывает духовную (экзистенциальную) сущность семьи не столько как «ячейки общества», а «духовной ниши», в которой происходят наиболее важные и значимые моменты человеческой жизни. Это — зарождение, развитие, становление человеческой личности, жизнь которой завершается в семье. Этот драматический момент в жизни каждого человека наиболее остро и глубоко постигается и переживается именно «в семейном кругу», где взаимоотношения близких имеют высочайшее значение.

4. Современная культура отмечена глубоким кризисом семейных ценностей, связанного с упадком традиционной семьи, закатом традиционного уклада жизни. Этот неизбежный процесс, происходящий в релятивизированной и постмодернистской культуре, которая во многом является альтернативой и антитезой таким формам традиционалистской

культуры как христианская и советская и стремится к созданию новых семейно-брачных форм, рожденных в недрах «гендерной парадигмы». Однако этот процесс не приводит к духовному и физическому оздоровлению семьи, а наоборот, ведет к таким негативным формам как увеличение количества разводов, усиление девиантного поведения в семье, увеличения количества абортов, брошенных детей, преданию забвения понятия материнства и т. д.

5. Попытки восстановить традиционную семейно-бытовую мораль или использовать тендерную политику в этой сфере оказываются малоэффективными, поскольку они не улавливают глубинную нравственную проблематику, связанную с онтологией семейно-брачных отношений. Средствами этико-философского анализа раскрываются наиболее существенные философские проблемы семьи (нравственные антиномии), которые сводятся к таким видам: антиномия кровнородственных связей и выхода за пределы этих связей; антиномия отцов и детей; антиномия любви и брака; антиномия плотского и духовного; антиномия смерти индивида и бессмертия рода. Понимание этих противоречий (антиномий) поможет более взвешенно и продуктивно подойти к реальным проблемам современной семьи.

6. Ригоризм и психологизм — две методологии решения проблемы семьи брака, которые присущи семейно-бытовой морали и тендерному подходу. Выявлена недостаточность этих методологий в современных условиях. Ни ригоризм традиционной морали (христианской или марксистской), ни антиригористический психологизм антитрадиционной (гендерной) показали свою неспособность решать сложные проблемы современности, которые, при всей своей сложности и многогранности требуют понимания духовной целостности человека, в которой и заключено наиболее продуктивное решение современных проблем семьи и брака. Ни традиционно христианская модель брака, ни идеологическая советская, ни современная гендерно-либеральная не отвечают в полной мере нравственной глубине человека и требуют иной, адекватной нравственной сущности человека, антропологии. Речь идет об этико-философской парадигме рассмотрения данного вопроса, которая более всего отрефлектированы в традициях русской философии.

7. В диссертации показано, что русская философия достигла больших результатов в понимании метафизической сущности пола, эроса, любви. Архетипической моделью русской философии является идея преображения, которая охватывает как индивидуальный уровень человеческого бытия, так и социальный. Идея преображения, примененная к сфере семейно-брачных отношений, может дать конкретные результаты, поскольку раскрывает одновременно и чувственные, и духовные аспекты взаимоотношения полов, позволяя реабилитировать образ «человека семейного». Преображенный эрос,

как высшее достижение русской философии, может стать основой семейно-брачных отношений, являющейся альтернативой современной тендерной сексологии и традиционной морали.

Теоретическая и практическая значимость исследования: определены этические характеристики современного брака, в том числе и его кризисные параметры, которые в совокупности представляют собой нравственно-мотивационную готовность к действенному мышлению и поступку, ориентированных на духовно-нравственное совершенствование личности, в том числе супругов. Выявлены нравственные антиномии семьи и брака, осмысление которых может оказать позитивное влияние в вопросе преодоления современного кризиса семьи. Положения и выводы диссертационного исследования дополняют сферу научного познания в области этики, психологии и социологии семьи и брака, позволяют расширить основу для дальнейших теоретических и практических разработок проблемы. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в разработку курсов по этике, социологии, психологии семьи и брака и психологии морали.

Личный вклад автора в получение научных результатов заключается в разработке этико-философской методологии анализа современного кризиса семейных ценностей, основанной на исследовании и систематизации большого эмпирического материала из области социологии, юриспруденции, психологии, конфликтологии. Автором предложен этический анализ нравственных антиномий, возникающих в семье, который способствует реальному выявлению глубинных причин существующего кризиса семейных ценностей.

Апробация работы. Основные положения диссертации нашли отражение в публикациях автора и его докладах на научных конференциях: регулярных конференциях в ВГУ «Культурология: пересечение научных сфер» (Воронеж, 2008-2011), «Актуальные проблемы современного образования» (Воронеж, 2008), в работе городского «Этико-философского семинара им. Андрея Платонова» (Воронеж, 2008-2011), на научных сессиях факультета философии психологии ВГУ (2008-2011), «Веневитиновских чтениях» (Воронеж, 2010), XII Рождественских чтениях на тему «Православное образование в культурной жизни региона» (Елец, 2011).

По теме диссертации опубликовано 7 научных работ (в том числе 3 статьи в журналах из списка ВАК) общим объемом 2,99 п.л.

Диссертация была обсуждена на кафедре культурологии факультета философии и психологии Воронежского государственного университета.

Структура работы определяется целью, задачами, а также спецификой этико-философского дискурса. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя шесть параграфов, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность и новизна избранной темы, обозначается предмет исследования, степень его разработанности, определяются методологические основания работы, формулируются цель, объект, предмет и задачи исследования, положения, выносимые на защиту, определена научная новизна, теоретическая и практическая значимость, представлены формы апробации исследования.

В Главе I «Кризис семейных ценностей в современной культуре» проанализированы основополагающие нравственные феномены семейных ценностей, рассмотрен кризис современной семьи с точки зрения права и психологии, а также выявлены ограниченности семейно-бытовой морали и тендерного подхода к проблеме семьи.

В параграфе 1.1. «Нравственная феноменология семейных ценностей» анализируется онтологический фундамент семейных ценностей в истории человеческой культуры и раскрывается этический характер основных семейных ценностей в эволюционном генезе человеческого бытия.

В параграфе обосновывается идея о том, что семья представляет собой одну из безусловных духовно-нравственных ценностей человеческой культуры за весь период ее существования. Размышления Платона в диалоге «Пир» о стремление человека к изначальной целостности являются основой основ всей дальнейшей философии любви, органичной частью которой является философия семьи и брака. Философские воззрения Ж.-Ж. Руссо, Гегеля, Ф.М. Достоевского, С. Кьеркегора, М.М. Бахтина и других классических мыслителей, принадлежащих к различным направлениям, подтверждают это.

Обобщаются многочисленные данные из области философии, социологии, антропологии, этнологии, медицины, психологии, педагогики, лингвистики о семье как «мельчайшей единице каждого общества» (И. Гердер, В. Сатир, Р. Нойберт И.В. Бестужев-Лада, С.И. Голод, В.Т. Лисовский, В.Н. Дружинин, В.М. Розин, Е.Б. Рашковский и др.), на основании чего выделяются такие онтологические свойства семейных ценностей как экзистенциальная значимость, универсальность, воспроизводимость, историческая жизнестойкость. Мысль о стабильности терминов родства подтверждается лингвистическими данными из «Словаря индоевропейских социальных терминов» Э. Бенвениста. При этом определено, что инвариантным ядром семейных ценностей выступает нравственное начало, которые большинством как современных, так и классических авторов полагается за основополагающее в истории человеческой культуры.

Особое место в параграфе уделяется разбору воззрений о нравственной природе брака Л.Б. Альберти, изложенных в его «Книгах о семье», а также размышлениям И. Канта, посвященных вопросу о разграничении нравственного и правового аспектов брака, которые освящены в его «Метафизике нравов».

В параграфе установлено, что в эволюционном генезе человеческого бытия этический характер семейных ценностей находит свое проявление в таких феноменах как: детство, материнство, любовь, старость и смерть. Рассмотрение этих феноменов в широком контексте воззрений различных классических мыслителей и современных исследователей (К.Г. Юнг, В.В. Розанов, Дж. Фаулз, B.C. Соловьев, Р.Г. Апресян, Р.Г. Гачева, Кирилл Василев, Ф. Арьес и др.) позволило определить, что они, самым тесным образом связанные с семейным бытием человека, являются универсальными антропологическими характеристиками человека. Раскрытие нравственного характера этих феноменов показывают их глубинную укоренность в семейном этосе человеческого бытия. Семья, таким образом, является не только историко-культурной, государственной и социальной формой существования, наиболее адекватной человеческой сущности, но, прежде всего, основной его духовно-нравственной формой.

В параграфе 1.2. «Кризис современной семьи с точки зрения права и психологии» ставится задача выявления философских, культурно-исторических, этических параметров кризиса семейных ценностей в современной релятивистской культуре. В этом контексте также ставится задача определить особенности психологического подхода в решение вопроса о семейном кризисе, в том числе раскрыть этические параметры психологического феномена «материнской депривации».

В параграфе затрагивается вопрос о кризисе семьи в историко-культурной и этико-философской перспективе конца XIX — начала XX века. Именно в этот период происходит «переоценка ценностей» (Ф. Ницше) в культуре и развитие рынка в экономике. Следствием «рыночной эмансипации индивида» явились такие факторы как резкое падение количества заключаемых браков, увеличение числа одиночек, снижение детности семей, увеличение числа разводов, появление «женского вопроса» и т. д. За внешними социологическими факторами, которые можно объяснить «социокультурной динамикой», особенностями «трансформирующегося социума» более глубокие мыслители усматривали расшатывание многовековых фундаментальных устоев, которые свидетельствовали не о мобильности социальных процессов, а об угасание корневых нравственных свойств человеческой души. Таким образом, семейный вопрос был выдвинут для публичного обсуждения, когда развитие рыночных отношений привело традиционную семью к кризису. В работе установлено, что современный кризис семейных ценностей, находящий свое выражение в данных

демографического характера, появляется в современной культуре, которая отмечена знаком релятивизма (Ж. Бодрийар, В.К. Кутырев).

В качестве главных проблем современной семьи Е.Б. Рашковский выделяет три. Это — культурная люмпенизация, миграция и старение. Современная ситуация, в которой имеет место обеспечение некоего минимума сытости и досуга, характеризуется как положение травмирующей пустоты. В таком положении «бытийного кризиса» страдает, прежде всего, семейный уклад человеческого бытия (В.Т. Лисовский). Сегодня происходит не столько модернизация семейной сферы, связанная с плюрализацией форм семейной жизни, сколько «прагматизация партнерских отношений» (М.К. Горшков). Это достаточно опасная тенденция, которая приводит к расшатыванию и общественных и личных устоев, когда возникает радикальная дилемма: «Либо семья — либо звериная стая» (И.В. Бестужев-Лада).

В истории отечественной философии одним из первых серьезных и крупных мыслителей, который осознал девальвацию института брака в культуре, был В. В. Розанов. Он говорил о «разрушении брака», о «сведении брака к номинализму, и семьи к фикции», о «пассивной семье» и прочих негативных факторах, приводящих к постепенному угасанию смысла семейной жизни, которая имеет не только общественно-государственный, но и духовно-метафизический смысл.

Правовой аспект современного кризиса семьи проявляется, прежде всего, в настораживающей статистике относительно количества разводов, неблагополучных семей, брошенных детях, различных криминальных ситуаций в семьях и т.д. Приводится точка зрения А.Г. Вишневского об изменении отношения современного россиянина к правовому статусу брака. В параграфе выявляется связь правового аспекта кризиса семьи с особенностями правосознания, которое в контексте современной релятивистской культуры находится на крайне низком уровне. Это проявляется, прежде всего, в отсутствии чувства гражданственности у подрастающего поколения. В этом контексте также рассматривается вопрос религиозного расширения современного пространства правого поля. Ставится вопрос о возможной государственной легализации конфессионального брака и вообще о необходимость систематизации и кодификации церковного брачного права Русской православной церкви (РПЦ).

Современная психология также уделяет много внимания вопросам семейных отношений, в том числе, вопросам кризиса семейных ценностей. «Психология семейных отношений», «Этика и психология семейных отношений» — очень частотные названия многих учебных пособий различного уровня. В них ставятся и решаются проблемы, возникающие в семье, особенно в молодой семье. Как правило, эти подходы основываются на

фундаментальной методологии «возрастной психологии», которая нечутка к этическим измерениям личности.

В параграфе выявлено, что психологический анализ кризиса семейных ценностей выявляет множество негативных факторов, среди которых наиболее опасным является феномен «материнской депривации». Это проявляется в том, что базовый материнский инстинкт терпит существенную деформацию, которая приводит соответственно к деформированным формам современной семьи, которые сегодня становятся «патологической нормой».

В параграфе 1.3. «Ограниченность семейно-бытовой морали и гендерного подхода» анализируются этическая неполнота христианской и советского моделей брака, а также современной «гендерной парадигмы».

В работе показано, что наиболее сильно кризис семейных ценностей проявляется с позиций религиозной морали. Христианская этика изначально стоит на позиции святости семейных уз. Рассматриваются концепция семьи и брака известного современного православного богослова С. Харакаса, а также отечественных христианских философов C.B. Троицкого (работа «Христианская философия брака») и А. Жураковского (работа «Тайна любви и таинство брака»). При этом в параграфе отмечается, что христианская модель брака не в полной мере улавливает все реальные драматические этические сложности и нюансы интимной сферы. В христианстве имеет место моралистическая абсолютизация семейных ценностей без серьезной этико-психологической аналитики сложных и противоречивых моментов, которые заклеймляется как «греховные» проявления человека. В этом контексте приводятся критические точки зрения H.A. Бердяева и В.В. Розанова.

Марксистская концепция семьи и брака, наиболее полно представленная в советский период истории, не представляет собой оригинальной философской доктрины, поскольку была прежде все подчинена идеологическим функциям воспитания советского человека. Работа Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства» являлась основной теоретической базой при объяснении всех моментов, связанных с пониманием сущности и смысла брака. Однако необходимо отметить, что несмотря на идеологию, социалистическая мораль связывает брачно-семейные отношения с любовью, считая брак естественной и высшей формой проявления любви.

Семья как ячейка «социалистического общества» — это, по сути дела и есть социалистическая концепция брака, которая формально напоминает христианскую концепцию, которую с некоторой натяжкой, можно было бы сформулировать так: «семья — это ячейка христианского общества (общины)». При содержательном различии, обнаруживается формальное сходство, которое накладывает на брак строгую систему регуляции и

регламентации. Недаром, многие исследователь отмечали довольно существенное сходство христианских и социалистических принципов.

В качестве альтернативы христианской и социалистической моделям брака сегодня предлагается модель, которую условно можно назвать гендерной. Появление тендерной парадигмы, во многом основывающейся на философии феминизма, связано с реальной неспособностью традиционной семейно-бытовой морали решить современные проблемы, вставшие, в том числе и перед женщиной. Патриархальная модель, недооценивающая женское начало, является основной мишенью феминистской идеологии. Приводят воззрения современных исследователей (С.И. Голод, И.С. Кон), которые теоретически обосновывают появление этой парадигмы.

Интерес к гендерной проблематике в современной России столь велик, подчеркивается в работе, что в определенном смысле можно сказать, что мы живем в культуре с доминирующей гендерной парадигмой. В параграфе раскрыта противоречивость и ограниченность современного тендерного подхода по отношению к семейным ценностям. Выявлено, что тендерная проблематика, явившаяся во многом проекцией феминисткой философии борьбы против маскулинности в борьбе за равенство полов, избыточна, и по существу не вносит принципиальной новизны в проблематику взаимоотношений между полами, и часто «смахивает на игры политиков в популизм» (Е. П. Ильин).

Отмечаются негативные результаты этой деятельности. Например, «планирование семьи», ставя целью научить молодых людей, как им правильно организовывать свою семейную жизнь, не может остановить лавинообразный поток разводов; «сексуальное просвещение», стремясь обучить детей «основам сексуальности, «грамотной технике сексуального поведения», в действительности приводит к ранней половой жизни, к разжиганию нездорового интереса детей к половой проблематике, извращенному сексуальному поведению, проституции и проч.; стремление либерализовать формы брака, допуская их различные формы, на деле оборачивается катастрофическим распадом семьи как таковой с соответствующими следствиями как личностного, так и социального характера.

В параграфе рассматриваются критические воззрения относительно гендерной политики, в том числе приводятся результаты исследования, посвященного критике гендерной теории политкорректного языка, основанного на ошибочных философско-лингвистических допущениях феминисток (К.С. Шаров). Первоначально Ф. Ницше принадлежит «пальма первенства» в фундаментальной критике феминизма как ошибочной и недальновидной теории. Также у И. Канта в «Метафизике нравов» можно обнаружить «антигендерные» размышления. В работе отмечается, что многие русские философы, писатели в Х1Х-ХХ вв., такие как Н.Ф. Федоров, Ф.М.

Достоевский, JI.H. Толстой, B.C. Соловьев, H.A. Бердяев, С.Н. Булгаков, В.В. Розанов и др. были противниками эмансипаторского подхода к женщине, видя в ней существо более высокого порядка, предназначенного к миссии духовного преображения. На основании анализа проблем брака, представленного у английского писателя и философа Дж. Фаулза, в параграфе раскрыты многие драматические противоречия, возникающие в сфере межполового взаимодействия («Адам и Ева»), которые не могут быть решены традиционными методами психологии и педагогики. Особенно значимой является критика Фаулзом сексуальной свободы, которая культивируется в современном капиталистическом обществе, а также его программа полового воспитания и образования, в основе которой лежит не пропаганда секса, а раскрытие духовной сущности любви.

Делается вывод, что ограниченность семейно-бытовой морали и гендерного подхода в вопросах семьи и брака проявляется, прежде всего, в том, что ни та, ни другая не улавливают этико-философской сущности имеющейся проблематики. Это проявляется в неумении увидеть и понять существующие антиномии брака и семьи. Семейно-бытовая мораль пытается их не замечать, ригористически решить проблемы семьи и брака, создав строгую систему регуляции брачно-семейных отношений; тендерный подход, наоборот, стремиться имеющиеся проблемы решить исключительно психологически через либерализацию семейных ценностей, сексуальной проблематики.

Глава II «Семейные ценности как проблема нравственной философии» посвящена нравственной аналитике проблем семьи и семейных ценностей, в свете которой предлагаются альтернативные традиционалистским и тендерным подходам практические решения, основанные на традициях «преображенного эроса», нашедших наивысшую степень отрефлектированности в русской философии.

В параграфе «Нравственные антиномии семьи и брака» показаны наиболее сложные и драматические проблемы, возникающие в семейной жизни, которые не всегда могут получить адекватное осмысление в социально-психологическом контексте. Выделены наиболее важные нравственные антиномии семьи и брака:

□ антиномия кровнородственных связей и выхода за пределы этих связей;

□ антиномия отцов и детей;

□ антиномия любви и брака;

□ антиномия плотского и духовного;

□ антиномия смерти индивида и бессмертия рода.

Особенность нравственного подхода к указанным противоречиям заключается в том, что они не предполагают внешних решений, а направлены на углубленную духовную работу личности, призванной самостоятельно, без

опоры на внешние авторитеты, решать эти противоречия. В параграфе рассматривается последовательно каждая антиномия.

Так, анализ антиномии кровнородственных связей и выхода за пределы этих связей, в ходе которого были реконструированы некоторые воззрения Л.Б. Альберти и М. Монтеня, показал следующее. Эта первая и наиболее распространенная антиномия, имеющая культурно-исторический характер общечеловеческого уровня. Духовный смысл семьи проявляется в том, что в этой «социальной ячейке» происходит первичное преодоление родовых, кровнородственных связей, по сути, биологически детерминирующих человека. Этот процесс перехода из одного рода в другой сопровождается приобретением родственников, с которыми, как всегда возникают трудности, прежде всего, морального плана. Именно здесь необходимо искусство правильного общения с родственниками, основанное на понимание этой антиномии.

Антиномия отцов и детей раскрывает драматический характер отношений, возникающий в истории между поколениями. Эта поколенческая проблема свойственна человеческому роду: там, где есть семья, есть проблема между поколениями. Приводятся данные социологического опроса «Межпоколенные конфликты в современной семье», которые привела исследователь М.В. Вдовина. Социологический опрос подтвердил устойчивую негативную тенденцию в сфере семейных ценностей, которая воспроизводится в течение многих лет. К этой проблеме в нравственном аспекте обращались многие русские писатели-философы, среди которых Ф.М. Достоевский, И.С. Тургенев, JI.H. Толстой, А.П. Платонов и др. В параграфе анализируются воззрения русского философа Н.Ф. Федорова, который раскрывает эту проблему на глубоком нравственно-онтологическом уровне.

Антиномия любви и брака рассматривается в контексте социальных и философских теорий. С точки зрения положительной теории ценностей и здравого смысла, любовь и брак должны совпадать, в идеале именно в браке любовь и достигает своего наивысшего воплощения. Любовь является нормой здорового брака (В.Т. Лисовский). В этой антиномии столкновение рода и индивида проявляются наиболее сильно. С точки зрения рода, высшим проявлением которого является семья, брачные узы являются добродетелью, с точки зрения индивида, высшей добродетелью является любовь. Более того, в любви, даже если она идет наперекор браку, личность достигает наиболее полного расцвета и проявлений своих духовных качеств. Приводятся воззрения Дж. Фаулза и H.A. Бердяева по этому поводу.

В антиномии плотского и духовного раскрываются важные биологические, психологические, духовные, нравственные и вообще метафизические основы взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Этико-философский анализ раскрывает антиномический характер

материального и духовного в браке, тем самым выявляет его наиболее глубокую основу. Этот аспект демонстрируется на примере метафизики пола В.В. Розанова. Эта антиномия также связана с такими сложными «проклятыми вопросами» семьи и брака как измены, ссоры, обиды, разводы, прощения и т. д. Как правило, эти вопросы принято решать в психологической плоскости (например, есть раздел — сексология, который специально занимается этими проблемами). Не отрицая психологического подхода и значительных его успехов, все же необходимо указать на его ограниченность.

Антиномия смерти индивида и бессмертия рода представляет собой универсальный закон смены поколений. Нравственная проблемность проявляется в том, что поколения не просто сменяют друг другу, но то, что ценой рождения является смерть. Брак как наивысшая гармония любящих людей далеко не в последнюю очередь венчает свое счастье деторождением. Но трагический парадокс в том, что дети как продолжение жизни являются продолжением жизни рода, а не семьи. Для семьи — это продолжение временно, оканчивающееся смертью родителей, которые, как бы выносили залог бессмертия рода, но зародыш собственной смерти. Иными словами, бессмертие рода, достигаемое большим и главным образом в семье, осуществляется за счет смерти индивидов (в данном случае родителей).

Нравственная антиномичность выявляется тогда, когда на этот процесс смотрят не беспристрастными глазами рациональной науки, а понимают, что в самом акте деторождения содержится зародыш смерти. Иного способа продолжения рода нет, именно поэтому это и есть антиномия, а не просто закон. Смерть через жизнь, а жизнь через смерть — так можно сформулировать сущность этого процесса, в котором безличностная закономерность сталкивается с нравственным восприятием. Это вообще одно из главных противоречий человеческого бытия, в котором материалистическое (биологически детерминированное) сталкивается с духовным (свобода воля). Деторождение, таким образом, является одновременно и физиологическим процессом и нравственным явлением. Именно в этом, наиболее жизненном акте, проявляется главное противоречие индивидуального бытия и человеческого рода. Эта антиномия доведена до высшего своего проявления Ф.М. Достоевским, заострившим ее до уровня всемирной истории.

Среди проанализированных в параграфе концепций, раскрывающих нравственные антиномии семьи и брака, особого внимание заслужила концепция С. Кьеркегора, в которой он рассматривает противоречие между долгом и любовью, которое в обыденном (и романтическом) сознании являются «камнем преткновения» против брака как наиболее адекватной форме союза мужчины и женщины, в котором возможно наиболее полное

проявление любовного чувства. Кьеркегор показывает этическую сущность брака, которая раскрывает его высшие онтологические свойства.

Параграф 2.2. «Преображенный эрос как нравственная основа семейных ценностей» является центральным в диссертационном исследовании, поскольку в нем выявляются особенности отечественной «философии любви» на основе реконструкции софиологических построений B.C. Соловьева и духовно-нравственных идей его работы «Смысл любви». Здесь раскрывается практический смысл концепта «преображения» для современного структурирования нравственной базы семейных ценностей.

В параграфе показано, что понятие «преображение» является основным понятием русской философии, которое может найти возможности своей реализации в контексте современной культуры. Своеобразной вершиной, в которой соединились две важнейшие идеи — идея преображения и идея Эроса — нашла свое воплощение в книге видного русского философы Б.П. Вышеславцева «Этика преображенного Эроса». Использую методологию синтеза христианского платонизма и открытия современного психоанализа, автор затрагивает широчайший спектр важнейших вопросов, таких как антитеза закона и благодати, трагедия закона, подсознание и сублимация, воображение, сублимация свободы, бесконечное и абсолютное др. Для целей диссертационного исследования важна следующая мысль автора: «семья есть малая Церковь, и Церковь есть большая семья».

Метафизика любви, метафизика пола — это наиболее важное направление русской философии, которое разработало оригинальный вариант философии любви, имеющий поэтико-метафизическое, духовно-нравственное и практическое измерение. Это поистине уникальное учение, внесшее значительный вклад в сокровищницу мировой философии и культуры. Мы полагаем, что это учение может быть рассмотрено в качестве практической основы при нахождении выхода из кризиса современных семейных ценностей.

В параграфе рассмотрены главные теоретические построения метафизики любви русской философии, в которых центральной является идея преображения (одухотворения) отношений между полами. Творчество B.C. Соловьева и особенно «Смысл любви» является наиболее полным воплощением идей русской философии относительно духовной сущности любви. Любовь, красота, преображение — вот тот «духовный контекст, который определяет замысел Соловьева. В работе «Смысл любви» содержится много глубоких и продуктивных размышлений о сущности любви, раскрывающие ее важные особенности и для личности, и для культуры. Основная идея философа — это любовь как жертва эгоизма. Способность к жертвенности является свойством духовности и в этом наибольшее отличие человека от животного.

В итоге выявляется духовно-культурное понимание любви у Вл. Соловьева, которое заключается в следующем:

□ постулируется главный тезис всей философии любви Соловьева, который определяет любовь как жертву эгоизма;

□ утверждается сизигический идеал любви, выводящий ее до соборно-социальных и космологических параметров;

□ устанавливается глубокая взаимосвязь смерти и деторождения, и соответственно развивается духовное понимание любви как преодоления смерти;

□ утверждается духовное единство мужской и женской сущности, составляющей таинственный Образ Божий в человеке;

□ утверждается идея необходимости просветления и одухотворения плоти, которая оказывается наиболее продуктивной для культурного творчества. Тем самым, утверждается духовный идеал любви, имеющий огромное преображающее значение и для личности и для культуры. Также здесь рассматриваются построение H.A. Бердяева и C.JI. Франка, выполненные в контексте духовного понимания любви, определенного B.C. Соловьевым.

В свете идей русской философии вышеобозначенные антиномии могут найти определенное разрешение:

1. Антиномия, связанная с напряжением между кровнородственными связями и выходом за пределы этих связей, в контексте преображенного эроса приобретает не такой остродраматический вид, поскольку преображение личности, достигаемое в истинной любви, способно раскрыть универсальные черты людей, принадлежащих к различным родовым и семейным группам. Духовный универсализм преображенной любви раскрывает нравственные характеристики человека, которые пробуждают чувства любви к ближнему.

2. Антиномия отцов и детей, возникающая, как правило, в контексте непреображенных отношений, также теряет свой напряженный характер, если в семье воцаряется здоровый нравственный климат. Нельзя родителей насильно заставить любить детей, а детей уважать родителей. Здоровая нравственная атмосфера в семье, если и не может полностью устранить неизбежный конфликт между отцами и детьми, то, по крайней мере, может в значительной мере его ослабить.

3. Антиномия любви и брака, по сути дела, и может быть преодолена лишь в контексте преображенного эроса. Между любовью и браком нет того фатального противоречия, в котором запуталась современная семья, решая проблему лишь посредством развода. Преображенная любовь раскрывает любящим их вечную («софийную») сущность, и поэтому между супругами не ослабляется интерес, который можно наиболее полноценно реализовывать лишь находясь в законном браке.

4. Антиномия плотского и духовного свидетельствует об изначальном противоборстве полов, которое не может быть устранены в силу их естественного различия. Брак не может быть полноценным, если делается

ставка только лишь на плотское, или только лишь на духовное. Преображенный эрос устанавливает максимально возможное равновесие между плотским и духовным, тем самым, способствуя наиболее гармоничным отношениям между мужчиной и женщиной.

5. Антиномия смерти индивида и бессмертия рода в свете преображенного эроса приобретает такой вид. В этом контексте разрушается детерминизм природной необходимости, в котором свершается смена поколений, не имеющая особого смысла в эсхатологической перспективе. Поскольку преображенный эрос раскрывает вечную сущность любящих, то именно в ней и происходит преодоление родовой ограниченности, имеющей исход в смерти индивида. Преображенный эрос — это та сила любви, которая способна победить смерть.

В заключительном параграфе 2.3. «Современные концепции семьи и брака, основанные на идеях преображенного эроса» анализируются концепции любви и брака в современной русской философии, раскрывается преемственность отечественной философской культуры в вопросах любви и брака.

В параграфе рассмотрены воззрения В.П. Фетисова на природу любви и секса. Его идеи, основывающиеся на традициях преображенного эроса русской философии, приобретают конкретно-практическое значение, поскольку преодолевают многие тупики современной сексологии, не в силах помочь молодым людям, попавшим в трудную ситуацию. Особенно важными являются воззрения философа на несовпадение любви, брака и полового акта. В неправильной постановке вопроса заложен корень очень многих бед, которым страдает человек.

Потенциал русской философии в конкретных вопросах пола, любви, семьи огромен и недостаточно исследован. В значительной мере работы А. Г. Гачевой компенсируют это. В параграфе разбираются основные идеи исследователя, основанные на изучении русской литературы (Ф.М. Достоевский, Ф.И. Тютчев) и русской философии (Н.Ф. Федоров, B.C. Соловьев). В контексте духовного смысла любви раскрывается смысл семьи и семейственности. Исследователь показывает, что общим у Достоевского является идея всемирного родства, достигаемая через преображенную любовь, прежде всего в семье. В этом контексте возникает один важный нюанс, связанный с абсолютизацией семьи, и семенного начала до уровня государства. Об этом говорит Ю.В. Пущаев, ссылаясь на разделение «государства-политии» и «государство-семью», которое совершает В.В. Бибихин. Этот политологический аспект выходит за рамки нашей темы, однако размышление над духовным смыслом семьи непосредственно выводит на него, поскольку современный государственный кризис есть во многом кризис семейных ценностей.

В заключение параграфа рассматриваются построения Е.Б. Рашковскогого относительно духовного смысла семьи, выполненные в традициях русской философии (прежде всего, B.C. Соловьева). Исследователь прибегает к метафорическому образу «священного восполнения», на котором во многом и строится человеческая семья. В результате чего строится онтологическая иерархия семейных ценностей, в котором такие ее составляющие как сыновство, супружество, братство, отечество и материнство являются фундаментальными этическими координатами человеческого существования в историческом времени и пространстве.

Таким образом, проанализированные построения современных отечественных философов подтвердили высокую жизнеспособность отечественной метафизики любви и пола в контексте современной жизни, требующей здоровых философских идей для преодоления нынешнего кризиса семейных ценностей.

В Заключении подводятся главные итоги диссертационного анализа, формулируются основные выводы и на их базе определяются дальнейшие исследовательские перспективы.

Основные положения диссертационного исследования отражены в ряде публикаций автора:

Статьи в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК МОиНРФ:

1. Попова В.В. Феноменология семейных ценностей в контексте нравственной философии // Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск. Вып. 7. 2012. — С. 243-250. (0,5 п.л.)

2. Попова В.В. Кризис современной семьи с точки зрения права и психологии // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: гуманитарные и социальные науки. Орел. №2 (46). 2012. — С. 169-176. (0,44 п.л.)

3. Попова В.В. Нравственные антиномии семьи и брака // Ученые записки Курского государственного университета. Электронный научный журнал. Курск. №1. 2012. (0,5 пл.)

Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов научно-практических конференций:

4. Попова В.В. Нравственный смысл и значение феномена семьи // Вестник научной сессии факультета философии и психологии Воронежского государственного университета. — Воронеж: Издательско-полиграфический центр Воронежского государственного университета, 2011. — Вып. 13. — С. 118-123.(0,4 п.л.)

5. Попова В.В. Кризис семейных ценностей в релятивистской культуре // Культурология: Пересечение научных сфер. Сб. статей. — Воронеж: Изд-во им. Е.А. Болховитинова, 2011. — Вып. 5. — С. 148-153. (0,4 п.л.)

6. Попова В.В. Преображенный эрос — нравственная основа семьи и

брака

(опыт русской философии) // Вестник Воронежского института МВД России. — Воронеж, 2012. — № 1. — С. 205-208 (0,25 п.л.)

7. Попова В.В. Феномен семьи в этико-философской перспективе // Собор. Альманах религиоведения. Вып. 10, Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2011. С. 70-76. (0,5 п.л.).

Важность семейных ценностей

Создание семьи — великий подвиг. Родить, дать новую жизнь не так трудно. Но вложить в ребенка понятия любви, свободы, веры, совести, ответственности — задача не из простых и невыполнима вне любви и вне семьи.

В семье закладываются такие общечеловеческие ценности как чувство патриотизма, любви и уважения к близкому, щедрости, ответственностиа свои поступки.

Перечень основных семейных ценностей, без сомнения, для каждой семьи будет уникальным, будет содержать бесконечное количество пунктов и подпунктов.

Каждый из нас должен иметь четкое представления о тех семейных ценностях, которые способствуют укреплению фундамента для создания крепкой и дружной семьи. Знание моральных и нравственных устоев играет важную роль в укреплении доверия и повышения уверенности к каждому члену семьи.

Чувство значимости и необходимости. Важно, чтобы каждый член семьи знал, что его любят, ценят и в нем нуждаются. Даже будучи сплоченной семьей, посвящая свои свободные минуты своим близким, каждому члену семьи должно быть выделено пространство и предоставлена свобода для своей деятельности. Семья — это то место, где можно собираться вместе без оcобых случаев, праздников и проводить вместе время, это безопасное место, в которое можно вернуться, когда что-то не получилось, вас примут, выслушают, поддержат, посоветуют как выйти из тупика.

Гибкость в  решении семейных проблем — путь к счастью и ощущению комфорта. В каждой семье устанавливается свой порядок, режим дня, структура, правила. Но слишком много порядка и правил может привести к ухудшению отношений и появлению обид.

Уважение. Важно привить членам семьи чувство уважения друг к другу. Единственный способ, чтобы сохранить уважение в семье — показать как уважать себя на личном примере. Между уважением и чувством страха существует очень тонкая грань. Уважать другого — значит принимать его чувства, мысли, потребности, предпочтения. Уважение, как ценность семьи, распространяется из дома в школу, на работу и другие общественные места, где человек сталкивается с людьми.

Честность образует глубокую связь между членами семьи. Поощряйте честность, практикуя понимание, уважение любых поступков, которые совершают ваши близкие. Если вы будете сердиться на то, что произошло, вероятнее всего, в следующий раз от вас скроют информацию в целях избежания неуважения к своей личности.

Необходимо научиться прощать людей, которые обидели вас. Все делают ошибки. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на обиды. От обидчика вам стоит получить ответы на все волнующие вас вопросы и сделать выбор — принять, простить, отпустить и идти дальше.

Учитесь быть щедрыми на внимание, любовь, время, общение, даже на некоторые ваши материальные владения. Щедрость — дарение, не думая о том, что вы получите взамен.

Общение — отдельное искусство.Передача информации, чувств — важный элемент становления семейных отношений. Когда люди чувствуют, что легко и открыто могут выражать свои мечты, надежды, страхи, успехи, неудачи, то это способствует только укреплению брачных уз. Отсутствие общения приводит к тому, что малые вопросы перерастают в более крупные, которые заканчиваются ссорами, избеганием, разводом.

Ответственность.Все мы хотим казаться для других ответственными людьми. Некоторые из нас более ответственные, другие — менее ответственные. Чувство ответственности не требует много занятий, чтобы выполнить работу вовремя и правильно.

Традиции— это то, что делает семью уникальной, они сплачивают всех членов семьи.
Будьте примером для подражания. Взрослые выступают примером для своих детей. Они передают им свои навыки решения проблем, совместной работы, общения и др.

Оцените свой вклад в развитие и укрепления ваших семейных уз. Хотя семейные отношения основаны на сильных кровных связях, все же в большой семье с течением времени чувства близости ослабевают, поэтому необходимо дополнительно прилагать усилия и уделять время для сохранения крепких семейных уз. Время от времени вы должны напоминать себе о важности семьи в вашей жизни.

МКУ муниципального района Безенчукский Самарской области
«Управление по вопросам семьи, опеки и попечительства»

По материалам сайта: admbezenchuk.ru

Фото: pixabay.com

Формирование ответственного родительства и укрепление семейных ценностей

Формирование ответственного родительства и укрепление семейных ценностей

 

Семья и семейные ценности – это важнейший фундамент, на котором строится жизнь любого человека. Формирование личности начинается именно в семье: семейные ценности прививают нужные навыки для гармоничного развития целостной натуры.

Семьи бывают разные : веселые и счастливые, строгие и консервативные, несчастные и неполные.   Разные семьи имеют разные характеры, как люди. Если человек, как личность, определяет свою жизнь, исходя из своих жизненных приоритетов, то и семья, как комплекс, состоящий из отдельных личностей, взаимосвязанных между собой родственными и эмоциональными отношениями, строит свое настоящее и будущее, основываясь на собственных ценностях.

Семья и семейные ценности  всегда неразрывно связаны между собой и друг без друга не существуют. Если семья отсутствует, то семейные ценности автоматически теряют свое значение. Ни одни узаконенные отношения между мужчиной и женщиной не существуют и никогда не существовали без основополагающих принципов. Именно благодаря им на протяжении многих лет супругам удается сохранить духовное здоровье, единство и целостность. На заботе и любви строятся традиционные семейные ценности.

Изменение и развитие общества, новые взгляды соответственно формируют и новое понимание семейных ценностей. Сегодня нравственные приоритеты родителей и детей значительно разнятся. У детей отношение к данному понятию обладает более прогрессивным, но жестким характером. Такая тенденция наблюдается ввиду того, что каждое последующее молодое поколение берет от предыдущего только самое необходимое, привносит в него собственные, актуальные в настоящее время, семейные обычаи и традиции. Безусловно, такие понятия, как доверие, любовь, взаимопомощь, уважение и доброта, остаются основополагающими и для человека 21-го века. Но, как ни печально, они подвергаются давлению со стороны самых разных факторов, которые обусловлены проблемами общества.

Как воспитываются семейные ценности? Сегодня взаимодействия между близкими людьми могут условно подразделяться на современные и традиционные, и они иногда конфликтуют между собой. У каждого человека есть свое индивидуальное понятие о том, как сохранить отношения и брак. Чему-то в этом вопросе научили родители, что-то удалось уяснить из собственного жизненного опыта. Когда только сформировалась молодая семья, супруги не всегда задумываются о том, что значит чтить мнение партнера, считаться с его личным пространством. Нередко они сразу начинают ожидать друг от друга только хорошего и считают, что это хорошее должен создавать именно партнер. На этом этапе следует понять, что ответственность за гармоничный союз лежит как на мужчине, так и на женщине в равной степени. Здесь каждый, занимая свою позицию, согласно половой принадлежности, должен оберегать и культивировать все то, что в силах сделать брак удачным, а будущих детей – счастливыми. Идеалом можно не быть, но стараться нужно. В любой период взаимоотношений (неважно, это пара, прожившая в браке много лет, или молодая семья) необходимо заниматься самовоспитанием, работать над собой. Любые проблемы можно научиться решать мирно, что и станет началом пути к взаимному счастью. В результате в скором времени у супругов жизнь преобразится в лучшую сторону, наладится или трансформируется общение. Именно так, преодолевая сложности, и формируется настоящая семья, и семейные традиции становятся священными и уважаемыми среди всех сородичей.

Дети – цветы жизни. Ни в коем случае не стоит забывать и о самых маленьких. Детям в первую очередь нужен в семье мир и благополучие, ведь они являются самым незащищенным и уязвимым родовым звеном. К ним необходимо проявлять благосклонность и на собственном примере показывать, как важна семья, разъяснять, почему необходимо чтить традиции. Такое морально-нравственное воспитание не будет напрасным.

Из-за информационного дефицита и из-за навязываемых обществом новых ценностей денег и статуса, дети отодвинули самые дорогие и необходимые составляющие своей нормальной жизни на второй план. Формирование у детей правильного понятия о жизни, об этических нормах станет залогом их счастливой семейной жизни в будущем. Разобраться малышам и подросткам в данной теме также помогают и школьные учреждения. В последнее время все чаще стал проводиться классный час, на котором  семейные ценности являются главной темой для бесед. Это большой шаг вперед, так как правильное развитие самосознания ребенка поможет ему найти и свое место в жизни.

Основные семейные ценности

Для любой семьи перечень семейных ценностей будет содержать бесконечное количество пунктов. Но каждый из нас должен иметь четкое представление о тех семейных ценностях, которые способствуют укреплению фундамента для создания крепкой и дружной семьи. Знание моральных и нравственных устоев играет важную роль в укреплении доверия и повышения уверенности к каждому члену семьи.

  • Чувство значимости и необходимости. Важно, чтобы каждый член семьи знал, что его любя, ценят, в нем нуждаются. Даже будучи сплоченной семьей, каждому члену семьи должно быть выделено пространство и предоставлена свобода для деятельности. Семья это то место, где можно собираться без «особых» случаев, праздников, это безопасное место, в которое можно вернуться, когда что-то не получилось, вас примут, выслушают, поддержат, помогут.
  • Гибкость в решении семейных проблем – путь к счастью и ощущению комфорта. В каждой семье устанавливается свой порядок, режим дня, структура, правила. Но слишком много правил и порядка может привести к ухудшению отношений и появлению обид.
  • Честность образует глубокую связь между членами семьи. Поощряйте честность, практикуя понимание, уважение любых поступков, которые совершают ваши близкие. Если вы будете сердиться на то, что произошло, вероятнее всего, в следующий раз от вас скроют информацию, чтоб избежать неуважения к своей личности.
  • Необходимо научиться прощать людей, которые вас обидели. Все делают ошибки. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на обиды. От обидчика вам стоит получить ответы на все волнующие вас вопросы и сделать  выбор – принять, простить, отпустить и идти дальше.
  • Учитесь быть щедрыми на внимание, любовь, время, общение, даже на некоторые ваши материальные владения
  • Общение – отдельное искусство. Передача информации, чувств – важный элемент становления семейных отношений. Когда люди чувствуют, что легко и открыто могут выражать свои мечты, надежды, страхи, успехи, неудачи, то это способствует только укреплению брачных уз. Отсутствие общения приводит к тому, что малые вопросы перерастают в более крупные, которые заканчиваются ссорами, избеганием, разводом.
  • Ответственность. Все мы хотим казаться для других ответственными людьми. Некоторые из нас более ответственные, другие – менее ответственные. Чувство ответственности не требует много «подталкиваний», чтобы выполнить работу вовремя и правильно.
  • Традиции — это то, что делает семью уникальной, они сплачивают всех членов семьи.
  • Будьте примером для подражания. Взрослые выступают примером для своих детей. Они передают им свои навыки решения проблем, совместной работы, общения и др.
  • Оцените свой вклад в развитие и укрепления ваших семейных уз. Хотя семейные отношения основаны на сильных кровных связях, все же в большой семье с течением времени чувства близости ослабевают, поэтому необходимо дополнительно прилагать усилия и уделять время для сохранения крепких семейных уз. Время от времени вы должны напоминать себе о важности семьи в вашей жизни.

 

Что угрожает семейным ценностям? – Власть – Коммерсантъ

15 мая — Международный день семьи. Накануне праздника в регионах России общественные палаты и общественные организации обсуждали угрозы традиционным семейным ценностям.

Это дело семьи, а не палат. Похоже, начинается кампания по нарушению частного пространства семьи. А это пахнет клерикальным государством, полицией нравов и откатом в средневековье

Женская эмансипация. Если раньше семья полностью зависела от мужа, то сейчас, мягко говоря, не зависит ни в чем. Это ведет к нивелированию статуса семьи и размыванию традиционных семейных ценностей. Меняется жизнь, и традиционные ценности отступают под влиянием этой самой жизни, к великому сожалению. И семья меняется. Впрочем, мне трудно говорить на эту тему, ведь я женат уже 41 год. У меня семья не меняется, но меняется у других, и это неприятно.

Владимир Бортко, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре, режиссер


Не хватает каких-то морально-нравственных ориентиров, заложенных еще школой и воспитанием. Страна переживает жуткий переходный период реконструкции и абсолютного незнания. В Европе многовековое развитие определенных ценностей привело к хорошему результату, хотя и там не все в порядке. А у нас совсем плохо, мы не пришли пока вообще ни к каким ценностям. Америка, кстати, хороший показатель, как в индустриальной и высокоразвитой технологической стране могут быть очень сильными патриархальные семейные ценности.

Максим Дунаевский, композитор


Ничего им не угрожает. Я не слышал, чтобы в разных семьях были разные ценности. А вот институт семьи под угрозой, и ему нужна защита, прежде всего от государства. Принятый «налог на развод» — это просто глупость. Ну не могут люди уже жить вместе! У нас все репрессивные меры пытаются вводить, хотя нужна элементарная поддержка материнства. Семья — если совсем формально — это созидательная ячейка общества, и поэтому меры здесь должны быть созидательного и охранительного характера. Государственная политика нужна, а не репрессии.

Роман Авдеев, владелец Московского кредитного банка (отец 23 детей)


Вмешательство государства в дела семьи. Все живут по-разному, и как это делать, нужно договариваться между собой. Когда вмешивается государство, появляются люди, которые начинают учить других. Если понимать под традиционными семейными ценностями моногамную, разнополую семью, то дело не в ее защите. Ни в одной стране никто не принуждает вступать в гомосексуальные браки или создавать полигамные семьи. А говоря о защите, они на самом деле нападают на тех, кто живет иначе. И мне такая «защита» не нравится.

Леонид Гозман, президент общественного движения «Союз правых сил»


Попытка насадить западные ценности. Их пытались экспортировать в Афганистан, Ирак, Сирию, Ливию. Но они не сработали, потому что разные народы имеют разные культуры, цивилизации. На Западе считают, что западные ценности являются фундаментальными и мировыми. Но золотой миллиард — это лишь 1/7 часть мира. Шесть миллиардов живут по своим ценностям, имеющим мало общего с европейскими. И претензия Запада — это предпосылка для столкновения цивилизаций. Я западный человек, мне нравятся завоевания в области прав человека и т. д., но я не могу не признать, что есть шесть миллиардов людей, которые эти взгляды не разделяют. И Россия тоже имеет право на свой путь.

Джульетто Кьеза, журналист, в 2004-2009 годах депутат Европарламента


Пьянство. Пока мужики в деревнях тихо спиваются, женщины присматриваются к китайским гастарбайтерам. Уже нередко можно увидеть детей с непривычным для нас разрезом глаз. В традициях каких семейных ценностей они будут воспитаны, чье влияние будет преобладать — матери или отца, мы узнаем лет через десять, когда дети подрастут.

Николай Марковцев, глава приморского отделения партии «Яблоко»


Это дело семьи, а не палат. Похоже, начинается кампания по нарушению частного пространства семьи. А это пахнет клерикальным государством, полицией нравов и откатом в средневековье. Люди с религиозной ментальностью не должны работать в ОП, содержащейся на наши налоги. Религиозные ценности у всех разные: один предложит многоженство, другой — многомужество, третий запретит есть корову… Цивилизованное государство — то, где семья защищена только УК и Декларацией прав человека, а не помыслами городских сумасшедших.

Мария Арбатова, президент Центра помощи женщинам


Разговоры об угрозах. Если общественные палаты заговорили о семье — жди подлянки. Сейчас не СССР, где была программа по защите материнства и детства, сейчас семье с детьми выживать сложно. Тем не менее их не надо трогать — сами выживут. Сегодня единственное спасение человека — только в традиционной семье. Когда вокруг одни воруют, других сажают за то, что природу защищают, где найти опору кроме как в семье?

Евгения Чирикова, лидер движения «Экооборона»


Не верить в традиционные семейные ценности — значит не верить в будущее. Ведь в чем сила общества, страны, коллектива? В связях между людьми. В отношениях, основанных на любви, уважении и доверии. И такие отношения дает человеку семья. Наше общество сильно тем, что живы традиции. А это значит, что и семейные ценности в России крепки.

Сергей Миронов, лидер партии «Справедливая Россия»

ВОПРОС НЕДЕЛИ / СЕМЬ ЛЕТ НАЗАД*


Вы простили немцев?

А, собственно, за что? За войну? Но нация тут ни при чем. Ну какие претензии или вопросы у меня могут быть к нынешним немцам? А те в большинстве своем понесли наказание.

Александр Торшин, статс-секретарь Центробанка РФ


Нельзя заставлять немецкий народ до сих пор платить по долгам фашистов. Ведь не все же немцы были фашистами, а украинцы или белорусы — бендеровцами или полицаями.

Татьяна Новикова, председатель Государственного комитета по делам молодежи


Войну развязали не немцы, а фашизм. И его простить нельзя, какой бы принадлежности он ни был — немецкий, прибалтийский или русский.

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ


Наверное, простил. Хотя моя семья очень сильно пострадала во время войны — деда гестаповцы живьем закопали в землю.

Владимир Шумейко, председатель Всероссийского общественного движения «Реформы — новый курс»


Пока у могил немецких солдат в России не будут стоять цветы, войну мы не преодолеем. Немцы переболели фашизмом. А мы сталинизмом — нет. Но Гитлер и Сталин несут ответственность на равных.

Юрий Афанасьев, ректор РГГУ

*Должности указаны на момент опроса.

СОХРАНЕНИЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ КАК СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА |

1. Иванова, Н.П. Воспитание детей в семье в контексте социальных изменений / Н.П. Иванова, И.А. Бобылева, О.В. Заводилкина // Начальная школа. — 2004. — №3. — С. 6-13.

2. Куликова, Т.А. Семейная педагогика и домашнее воспитание: учеб. для студ. средн. и высш. пед. учеб. заведений / Т.А. Куликова. — М.: Издательский центр «Академия», 1999. — 232 с.

3. Марковская, И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми / И.М. Маковская. — СПб.: Речь, 2005. — 150 с.

4. Мухина, В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество / В.С. Мухина. — М.: Издательский центр «Академия», 1999. — 456 с.

5. Овчарова, Р.В. Справочная книга практического психолога / Р.В. Овчарова. — М.: ТЦ «Сфера», 2001. — 480 с.

6. Соколова, Е.Т. Зависимость самооценки подростка от отношения к нему родителей / Е.Т. Соколова, И.Г. Чеснова // Вопросы психологии. — 1986. — № 2. — С. 110-118.

7. Рыбакова, М.М. Конфликт и взаимодействия в педагогическом процессе / М.М. Рыбакова. — М.: Просвещение, 1991. — 128 с.

8. Шаров, А.В. Молодежь и общество: проблемы социальной адаптации в современном мире / А.В. Шаров // Вестник психосоциальной и коррекционно-реабилитационной работы. — 2006. — №1. — С. 3-9.

9. http: //www.provoslavie.ru/news/66667.htm (дата обращения: 14.12.2013).

Конец семейных ценностей

Кризис COVID-19 стал переломным моментом для американских семей. Родители изо всех сил пытаются выполнять свою работу в быстро меняющихся или даже опасных условиях, заботясь о детях и других уязвимых близких. Десятки миллионов остались без работы и плохо представляют себе, какие рабочие места вернутся. Пандемия усилила неравенство и превосходство белых, что еще больше усложнило семейную жизнь. Черные и латиноамериканские американцы заражаются и умирают от коронавируса гораздо чаще, чем белые американцы.Низкооплачиваемые рабочие и цветные рабочие составляют наибольшую долю из 40 миллионов новых безработных. Неудивительно, что женщины несут непропорционально возросшую нагрузку по неоплачиваемому уходу, домашнему обучению и работе по дому в результате закрытия школ и приказов оставаться дома.

Критики возлагают вину за наше нынешнее экономическое устройство на четыре десятилетия приватизации. Меньше внимания уделялось сопутствующим культурным нормам для семьи.

Но условия для того, что сейчас испытывают семьи, были созданы задолго до того, как пандемия ударила по США.С. Шорс. Кажущаяся невозможность нынешней ситуации для американских семей не является неприятным побочным продуктом непредвиденного глобального кризиса в области здравоохранения. Это неизбежный результат экономического мировоззрения, которое методично перекладывает все больше и больше расходов на плечи семьи под фасадом «семейных ценностей».

В последние годы критики возлагают вину за наше нынешнее экономическое устройство на четыре десятилетия приватизации, дерегулирования и снижения налогов. Меньше внимания уделялось сопутствующим культурным нормам для семьи: повышенным ожиданиям, что семьи будут обеспечивать себя сами при незначительной общественной поддержке, и допущению, иногда неявному, что нуклеарная семья с двумя родителями является оптимальной семейной структурой для этого. .Два набора норм — один экономический, другой культурный — внешне различны, но глубоко переплетены. Чтобы выйти из этого кризиса сильнее, мы должны разрушить семейные нормы, лежащие в основе нашего нынешнего неудавшегося экономического подхода. Только тогда мы увидим политическую волю вкладывать средства в общественные блага — от ухода за детьми до доступного высшего образования, — которые необходимы сегодняшним американским семьям для выживания и процветания.

Это остается сложной задачей. Устойчивость неолиберализма заключается не в его эмпирической силе — Соединенные Штаты пережили меньший рост и экономическую безопасность с 1980 года, чем за сорок лет до этого, — а в их политическом успехе в продвижении значительно расширенного представления о том, что составляет частную семейную ответственность, и в закреплении ее в качестве «разумный» двухпартийный консенсус.Более того, одна из причин, по которой неолиберализм сохранился в политическом плане, заключается в том, что он убедил многих американцев в том, что неспособность добиться процветания на свободном и ничем не ограниченном рынке является личным недостатком — недостатком добродетели, проистекающим из плохого семейного принятия решений.

Это может быть момент, когда такой консенсус рушится, когда семейные экономические и временные трудности становятся настолько острыми и широко распространенными, что их больше нельзя списывать на неправильный индивидуальный выбор. Вполне возможно, что кризис позволит нам представить себе альтернативное экономическое будущее, основанное на признании того, что семьи всех форм имеют достоинство и ценность.Такие исходы далеко не бесспорны, но впервые за последние полвека они возможны. Кризис побуждает к пересмотру экономических принципов, господствовавших десятилетиями. Теперь мы должны сделать то же самое с семейными предположениями, сыгравшими не менее важную роль в подъеме и устойчивости неолиберализма. И мы должны создать политические институты и силу, необходимые для того, чтобы такое будущее стало реальностью.

• • •

Неолиберализм обязан своим политическим господством общим связям между интеллектуалами, политическими институтами и лидерами движений.Большая часть политической власти, движущей силой подъема неолиберализма, пришла к социальным консерваторам: белым евангелическим христианским церквям, которые, начиная с 1970-х годов, становились все более политизированными как правая сила. Неолиберальные экономисты и социальные консерваторы не всегда придерживались единого взгляда на семью; как задокументировала политолог Мелинда Купер в F , ценность семьи для экономистов заключалась не столько в ее врожденной моральной добродетели, сколько в ее приватизирующей функции. Но анализ Купера показывает, насколько симбиотичными были эти два лагеря.Преклонение социальных консерваторов перед традиционной нуклеарной семьей предоставило основанный на ценностях язык для оправдания неолиберальных усилий по резкому разрушению государства всеобщего благосостояния. А неолибералы возвысили супружескую семью с двумя родителями как нормативный семейный идеал, сделав ее основной экономической единицей общества — так сказать, вместилищем индивидуального экономического успеха — и, в более широком смысле, личной добродетелью.

Чтобы выйти из этого кризиса сильнее, мы должны разрушить семейные нормы, лежащие в основе нашего нынешнего неудавшегося экономического подхода.

Социальные консерваторы не выиграли войну идей, когда дело касается структуры семьи; Американцы сегодня больше принимают широкий спектр форм семьи, чем когда-либо в истории. Но в то же время традиционная семейная структура сохраняет большую часть своей культурной силы из-за нестабильности современной экономической жизни. Благодаря системе с очень небольшим социальным страхованием, почти полному отсутствию государственных инвестиций в услуги для детей за пределами образования K-12 и рабочим местам, за которые не платят достаточно, чтобы прожить, люди на самом деле более привязаны к семьям — через богатство и долги — чем они были поколение назад.Семьи теперь несут почти исключительную ответственность за то, чтобы помочь обеспечить своим детям жизнь среднего класса, посредством частного финансирования ухода за детьми, ассортимента de rigueur частной деятельности по обогащению, высшего образования и даже, в конечном итоге, владения домом. По мере того как различные формы государственной экономической поддержки семей систематически разрушались (например, сокращение государственного высшего образования, сокращение грантов Пелла) и заменялись механизмами частного финансирования (например, расширение частных студенческих ссуд), семейные экономические связи через брак и родительство укрепились.

В результате структура семьи стала, наряду с расой и полом, одним из основных источников неравенства в Соединенных Штатах. Но точно так же, как центральным принципом неолиберализма является то, что люди заслуживают наград и наказаний, которые они получают от в значительной степени нерегулируемых рынков, безопасность семьи создается как результат индивидуального выбора, касающегося брака и деторождения.

В действительности рыночный капитализм был развит через форму семейного капитализма, который присваивает различные награды и наказания различным семейным структурам и использует возникающие несоответствия для определения и усиления параметров того, что является «нормальным».Супружеские пары в Соединенных Штатах пользуются более чем одной тысячей прав, льгот и привилегий, которые они получают в соответствии с федеральным законом, тогда как Соединенные Штаты предусматривают особенно суровое наказание за одинокое материнство. Действительно, матери-одиночки в США чаще бедны, чем в двадцати шести из двадцати девяти сопоставимых богатых демократий. Причина не в их «плохом образе жизни». Скорее, это результат ряда политических решений, замаскированных языком семейной морали, которые делают одиноких матерей в Соединенных Штатах более уязвимыми в экономическом отношении, чем в большей части остального мира.

Такой выбор не только укрепляет экономическое неравенство в семье; они являются инструментом в поддержании превосходства белых. Контроль за семейной структурой всегда был наиболее формальным и карательным для черных и коричневых семей с низким доходом. Реформа системы социального обеспечения 1990-х годов, например, стала кульминацией более чем тридцатилетнего морализаторства по поводу «распада семьи» в чернокожих общинах и стигматизации черных матерей-одиночек, при одновременном уничтожении черных и коричневых семей посредством массовых тюремных заключений и других форм наказания. структурный расизм.Неолибералы, в число которых входили не только политические консерваторы, такие как Рональд Рейган, но и «новые демократы», такие как Билл Клинтон, провели большую часть тридцати лет, проводя серию реформ, призванных навязать определенный взгляд на семейную мораль путем установления государственной заинтересованности в установлении отцовства. , соблюдение обязательств по алиментам, а в начале 2000-х годов — продвижение брака как средства сокращения бедности. Чистый эффект заключался в том, чтобы преобразовать общественный интерес в поддержке уязвимых семей в общественный интерес в обеспечении семейной ответственности среди малообеспеченных, непропорционально чернокожих женщин.

Традиционная семейная структура сохраняет большую часть своей культурной силы из-за нестабильности современной экономической жизни. По мере того как общественная поддержка систематически ослаблялась, семейные экономические связи укреплялись.

Для семей среднего и высшего среднего класса поддержание иллюзорного семейного идеала было более тонким и коварным. Белая, состоящая в браке, семья кормильца/домохозяйки, состоящая из двух родителей, была социальной конструкцией послевоенной эпохи середины двадцатого века, навязанной жесткой расовой и гендерной иерархией и поддерживаемой семейной заработной платой, когда-то выплачиваемой, а также щедрыми льготами на государственное жилье и высшее образование. когда-то предоставлялись белым мужчинам, в основном состоящим в профсоюзах.За последние полвека в семье многое изменилось. Сегодня 26 процентов детей живут с одним родителем. А 61% женатых родителей с детьми до 18 лет работают вне дома. Тем не менее, не произошло соразмерного сокращения труда по уходу и домашнему хозяйству, и мало новых государственных программ поддержки, чтобы помочь семьям справиться с обязанностями, которые когда-то были возложены на домохозяек, занятых полный рабочий день. Нет никакой официальной поддержки — в форме налоговой, денежной, жилищной или иной политики — для тех видов семейных структур, которые были бы лучше приспособлены для выполнения обязанностей неолиберальной экономики, таких как расширенная семья или фиктивные родственные связи.

«Мы живем с бытовыми требованиями 1960-х годов, но работой и родительскими ожиданиями 2020 года, что является гнилым сочетанием, особенно для матерей», — написала обозреватель New York Times Джен Сениор чуть более недели назад. Вместо этого стресс, который испытывают родители — и особенно матери — из-за растущего экономического и временного дефицита, рассматривается как их индивидуальная проблема, которую необходимо решить. «Лайфхаки» для большей эффективности; «забота о себе» в форме потребления — решение проблемы взбесившегося капитализма, как нам говорят, состоит в еще большем капитализме.

• • •

Вполне возможно, что кризис COVID-19 может привести к тому, что большее число американцев откажется от семейных норм, которые позволили неолиберализму сохраниться как «зомби-идеология», чьи интеллектуальные претензии в подавляющем большинстве случаев не оправдались. Затяжная и серьезная рецессия может заставить больше американцев отказаться от мифа о том, что экономическая безопасность является побочным продуктом личной добродетели и «хороших» семейных решений. И это вполне может привести к тому, что больше семей — и особенно женщин — перестанут принимать возложенные на них нереалистичные экономические и временные ожидания и начнут требовать общественной поддержки.

Семена такого восстания уже были там. До пандемии экономические условия, возникшие в результате неолиберальной политики — стагнация заработной платы, высокий уровень неравенства — в сочетании со стремительно растущими затратами на уход за детьми, высшее образование и здравоохранение создали новую политическую энергию для значительных новых государственных инвестиций: оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам, всеобщий уход за детьми. , бесплатный колледж, Medicare для всех и гарантированный доход. Однако ни один еще не прорвался.

Затяжная и серьезная рецессия может заставить больше американцев отвергнуть миф о том, что экономическая безопасность является побочным продуктом личной добродетели и «хороших» семейных решений.

С политической точки зрения причина этого ясна: консерваторы блокировали любые формы государственных инвестиций на протяжении большей половины прошлого века, а сторонники не смогли собрать политическую волю, необходимую для преодоления укоренившейся оппозиции. Частично это, вероятно, связано с сопротивлением преимущественно белых семей среднего и высшего среднего класса, которые смогли выжить, пусть даже на маргинальном уровне, благодаря труду оплачиваемых в частном порядке — и часто низкооплачиваемых — женщин. цвета, включая многих иммигрантов.Приведет ли нынешний кризис, наконец, к пересмотру этих интересов? COVID-19 сделал домашнюю рабочую силу менее доступной, потребовав от большего числа состоятельных семей возможности постоять за себя, в то же время вынуждая домашних работников, которым часто не хватает элементарной защиты труда, делать невозможный выбор между зарплатой и личным здоровьем и безопасностью. Хрупкость момента может помочь поощрить новое мышление, создать большую поддержку для решений, которые не требуют эксплуатации одних для обеспечения безопасности других.

Повышение спроса на государственные инвестиции также может быть вызвано разрушением государственных школ, одного из немногих оставшихся общественных благ для американских семей. После пандемии к и без того перегруженным тарелкам родителей, особенно матерей, добавилось огромное количество дополнительного неоплачиваемого труда. Недавние исследования показывают, что с тех пор, как пандемия поразила работающих родителей, они взяли на себя дополнительные двадцать восемь часов еженедельной работы по дому и уходу за детьми, при этом женщины теперь тратят в среднем шестьдесят пять часов в неделю на работу по дому (по сравнению с пятьдесят мужчин).Многие родители сообщают, что они «с треском проваливаются», пытаясь совмещать работу, воспитание детей и домашнее обучение.

Кризис также выявил риск использования частных рынков для предоставления основных товаров и услуг для семьи. Государственные школы уязвимы для сокращения бюджета в условиях постпандемической экономики, поскольку штаты и населенные пункты будут изо всех сил пытаться сбалансировать резко сократившиеся бюджеты. Но в конечном итоге они снова откроются и останутся нетронутыми. Между тем, приватизированный рынок ухода за детьми в США рушится.Большинство провайдеров работают с мизерной прибылью и в условиях массовых закрытий изо всех сил пытаются покрыть арендную плату и заплатить персоналу. Нехватка услуг по уходу за детьми и рост расходов, которые, вероятно, поприветствуют семьи по мере того, как местная экономика начнет вновь открываться (чтобы компенсировать более низкое соотношение учителей и учеников, которое будет необходимо для соблюдения правил социального дистанцирования), могут иметь нарастающие негативные экономические последствия, снижая трудоустройство матерей и перспективы карьерного роста на ближайшие годы. А в условиях затянувшейся рецессии или депрессии и без того непосильная долговая нагрузка на высшее образование, которую вынуждены нести миллионы молодых людей и их семей, может стать постоянным барьером для среднего класса.Государственная система, которая не несет ответственности за здоровье и безопасность семьи, просто несостоятельна, особенно в моменты большой опасности.

• • •

Открытый вопрос заключается в том, послужит ли пандемия не только личным переломным моментом, но и политическим моментом, создающим политическую волю для альтернативного экономического подхода. Такая перестройка возможна, но барьеры остаются.

Государственная система, которая не несет ответственности за здоровье и безопасность семьи, попросту несостоятельна.

Во-первых, трудно переоценить степень, в которой неолибералам удалось убедить общественность — особенно политическую, политическую и медийную элиту — в том, что их особая форма семейных ценностей — это всего лишь вопрос здравого смысла. Это особенно верно в отношении социального комментария к структуре семьи, где тезис о том, что «дети лучше всего развиваются с двумя женатыми родителями», остается относительно бесспорным, несмотря на тот факт, что самые строгие обзоры существующих исследований показали, что «в литературе отсутствует четкая консенсус в отношении существования причинного эффекта» и что «любой такой эффект невелик.«Невозможно с уверенностью сказать, почему эта идея остается такой убедительной, хотя, как и большая часть неолиберальной экономики, консервативные фонды, заинтересованные в продвижении и поддержании этой идеологии, вложили значительные средства в усилия по ее популяризации. И для многих представителей элиты, семьи которых, скорее всего, имеют семьи, напоминающие идеологический идеал, это утверждение, вероятно, имеет определенную корыстную привлекательность.

Во-вторых, не существует органической политической противодействующей силы, сравнимой с той, которую белые евангельские христианские церкви давали неолиберализму.По всей стране существует превосходная прогрессивная организация, хотя прогрессивные спонсоры, как правило, взаимодействовали с ней — и финансировали ее — через призму политических избирателей, которых необходимо мобилизовать, и разрозненных политических вопросов, которые необходимо продвигать. На самом деле необходим набор политических институтов, объединенных набором ценностей и моральным пониманием экономики как средства содействия процветанию человечества, а не его росту. Многообещающие модели существуют в форме организации с участием домашних работников, матерей и других прогрессивных религиозных сообществ, которые сосредотачивают внимание на уходе и опекунах, особенно наиболее уязвимых, и создают многорасовые политические базы для увеличения государственных инвестиций.Но нам еще предстоит полностью представить, не говоря уже о том, чтобы построить инфраструктуру, которая требуется в данный момент.

Но по мере того, как контуры альтернативной экономической парадигмы становятся более четкими, мы также можем начать представлять себе взгляды на семьи, которые она дала бы. Существует возможное будущее, в котором общественный интерес к семьям действительно поддерживал бы заботу, которую они обеспечивают, а не извлекал бы ее в виде неоплачиваемого труда, и в котором достоинство и ценность семьи подтверждались бы в широком диапазоне форм, а не привилегии одних за счет других.

Путь туда не прост и не легок. Но срочность есть. Одним из необходимых шагов на этом долгом пути является признание того, что этот медицинский и экономический кризис также является семейным кризисом, а это означает, что он коренится в представлении о семье, которое не работает само по себе и мешает нам по-настоящему решать проблемы пандемии и проблемы нашей политики.

Мишель Уолш, «Обзор семейных ценностей: между неолиберализмом и новым социальным консерватизмом Мелинды Купер (Zone Books)»

Семейные ценности: между неолиберализмом и новым социальным консерватизмом .Мелинда Купер. Нью-Йорк: Zone Books, 2017, 416 стр. (твердый переплет) ISBN 978 1 9354 08840. Список США: 29,95 долларов.

В академическом мире, заполненном специализированными темами, исследовательскими статьями и книгами и разрозненными, междисциплинарная интеграция Мелинды Купер является наиболее долгожданной картой исторических и современных сил, которые создали политические альянсы между неолиберализмом и неоконсерватизмом. Прослеживая общее для неолиберализма и неоконсерватизма нормативное культурное понимание семьи как гетеросексуальной и по сути патриархальной, тщательно проработанная книга Купера успешно документирует политические силы и моменты, которые изменили нынешний ландшафт социального обеспечения, здравоохранения и образовательного долга в Соединенных Штатах.Неолибералы и неоконсерваторы нашли общую политическую цель в приватизации этих территорий с помощью семьи, а не правительства. Те, кто был политически осведомлен и активен с 1960-х по 1980-е годы, обнаружат, что помнят многие из этих событий и моментов, но Купер предлагает более широкое историческое понимание их масштабов и последствий. Те, кто вырос позже и стал политически активным с 1990-х годов, испытают облегчение от того, что кто-то наконец так тщательно расшифровал и задокументировал маршруты и указатели социокультурной политической карты в этих исторических областях.Эта книга обещает стать классическим исследованием той роли, которую сыграла семья в создании альянсов между неоконсерваторами и неолибералами. Отдельные главы по многим академическим дисциплинам, помимо культурологии, также могут оказаться полезными в классе.

Интегративный охват объектива Купер позволяет ей с легкостью демонстрировать тонкое понимание таких разнообразных тем, как экономика, политика, теология, история, пол, раса, образование, сексуальность, долги, социальное обеспечение и СПИД. В то же время ей удается сделать сложное переплетение этих тем удобоваримыми и конкретными для читателя таким образом, чтобы они оставались вовлеченными на протяжении всей книги, в том числе копаясь в ее весьма щедрых сносках в поисках новых лакомых кусочков.Во всех этих темах нитью, которая последовательно связывает неолибералов и неоконсерваторов, является их общая забота, часто по разным причинам и ценностям, о регулировании семьи как фундаментальной структурной единицы общества. Таким образом, семья становится общим референтом для социального регулирования сексуальности, здоровья, долга и благосостояния — либо в экономических целях, либо в религиозных и моральных целях. Этот общепринятый в культурном отношении нормативный фокус порождает кажущиеся необычными или неожиданными политические союзы, основанные на повторяющихся моделях легально реализованного социального контроля, даже когда нормативная концепция семьи в конечном итоге выходит за рамки исключительно гетеропатриархальной формы.Особый талант Купер заключается в ее способности разоблачать эти тонкие закономерности, их масштабы и последствия, превращая, казалось бы, очень странных политических товарищей в партнеров, которые имеют полный политический смысл, даже если некоторые из нас пугают своей глубиной смысла.

Купер начинает свою книгу сначала с построения аргумента в пользу значения института семьи как готового центра истории во времена экономических, религиозных или моральных потрясений. Ее исторической отправной точкой является создание елизаветинского Закона о бедных в 1601 году в Англии как системы национального благосостояния.Она обсуждает различные способы, которыми этот тип закона о бедных, перенесенный в Соединенные Штаты, неоднократно воссоздавался и реформировался с течением времени:

С самого начала Закон о бедных обеспечивал соблюдение трудовых и семейных обязательств рука об руку. Когда дело дошло до адаптации законов и статутов Старого Света к новым американским колониям, каждый из тринадцати штатов в конечном итоге воспроизвел елизаветинский Закон о бедных почти в целом , сохранив многие положения об ответственности семьи, записанные в первоначальном законе.В каждой из колоний были введены уголовные наказания за секс без брака и гражданские законы, требующие от предполагаемых отцов содержать внебрачных детей. Эти законы, по-видимому, наиболее строго применялись к наемным слугам, опять же с явной целью избавить местные власти от бремени содержания… Когда гражданская война закончилась и бывшие рабы были объявлены свободными рабочими, они тоже попали в сферу действия новых изобрел законы о семейной ответственности. Как показывает эта история, законы о бедных были не только импортированы из Англии без изменений, но впоследствии неоднократно изобретались заново как средство дисциплинирования новых видов сексуальной и экономической свободы.(74–75)

Далее Купер обсуждает, как Бюро вольноотпущенников, созданное в 1865 году, будет проводить «энергическую [ли] кампанию по поощрению брака между рабами» и как «агентам разрешалось проводить свадебные церемонии, удостоверять или расторгать неформальные союзы, начавшиеся до эмансипации, и разыскивать супругов, насильно разлученных рабовладельцами» (79). Все яснее и яснее становится сохраняющееся регулятивное значение семьи как инструмента государственного контроля, используемого для перекладывания бремени хозяйственного обеспечения с государства на религиозно освященный социальный институт.Законодательные собрания многих штатов Юга последовали их примеру, приняв и расширив эти законы даже после закрытия Бюро Фридмана. Прослеживание Купером этих историко-политических практик можно было бы плодотворно поместить в диалог с теологом Келли Браун Дуглас в работе «Что с этим делать Богу веры?» Black Bodies/Christian Souls (Нью-Йорк: Orbis Books, 2005). Дуглас прослеживает и анализирует развитие белой христианской культурной идеологии, включая гендерные роли в семье, и ее усвоение афроамериканскими рабами во время и после Гражданской войны.В этом отношении книга Купера является ценным дополнением, документирующим роль государства в укреплении этого культурного понимания семьи посредством политических практик.

Купер продолжает свою книгу, сосредотачиваясь на трех основных точках конвергенции в социальном и моральном контроле над экономикой, здоровьем и сексуальностью, когда как неолибералы, так и неоконсерваторы смогли опираться на нормативный идеал гетеропатриархальной семьи. Эти точки соприкосновения иллюстрируются тем, что в одной главе основное внимание уделяется унаследованному богатству, в другой — кризису СПИДа 1980-х годов, а в третьей — росту студенческого и семейного долга.В этих главах она тщательно демонстрирует долгосрочное формирующее влияние этого сближения на структурные неравенства, которые пронизывают нашу современную ситуацию. Например, в ее главе о унаследованном богатстве хорошо известно, что федеральное правительство финансировало строительство жилья и пригородов для белой гетеропатриархальной нормативной семьи с послевоенной эпохи до 1960-х годов. Далее Купер уточняет структурную интерсекциональность этого наследия:

Федеральная жилищная политика, кроме того, была не просто расовой, но и тесно связанной с нормативным регулированием пола и сексуальности… Белый мужчина, связанный обязанностями на работе и в семье, считался самый кредитоспособный из заемщиков и самый страхуемый из рисков; одинокий белый человек, возможно, обладал большей финансовой независимостью, но с меньшей вероятностью выполнял свои долгосрочные обязательства; незамужней работающей женщине вообще запрещалось получать любые формы потребительского кредита на свое имя.Стандартизация профилей потребительских рисков отнесла заемщиков к континууму более или менее страхуемых рисков, при этом женщины, гомосексуалы и небелые были определены как выбросы на кривой нормального распределения кредитных рисков. Эта надбавка за семейное положение в рамках кредитных критериев FHA была дополнена более открытыми формами исключения, направленными на гомосексуалистов… (146–47)

Федеральное содействие накоплению богатства через сберегательную кассу в доме не только исключало определенные группы по расовому признаку. , гендер и сексуальная ориентация, она также способствовала развитию социальных сетей и, таким образом, социального капитала среди нормативных белых гетеропатриархальных семей в силу того, что они были сгруппированы в пригородных пространствах.

Главы Купера о кризисе СПИДа 1980-х годов и росте семейных и студенческих долгов наполнены многочисленными дополнительными интерсекционными идеями, которые стоит прочитать дословно. Каждый из них мог бы стоять отдельно в качестве отрывка главы для класса, использующего такие политические и политические культурные тематические исследования. Она завершается главой о роли публичного богословия в формировании современного государства всеобщего благосостояния, основанного на вере, в которой исследуется рост числа религиозных некоммерческих организаций и программ в сфере общественного благосостояния, таких как предоставление услуг в тюрьмах, приютах для бездомных и других необходимых сферах жизни. после деинституционализации больниц.Попутно она документирует, как религиозные правые научились использовать те же самые правовые инструменты гражданских прав, которые левые сначала использовали для расширения прав на социальное обеспечение и разрушения структурного расизма, чтобы теперь бросить вызов этим же законам во имя свободы вероисповедания. Такие проблемы возникли в ответ на то, что им было отказано в той же возможности для финансирования социальных инициатив на уровне штата и на федеральном уровне, что и светским группам, а также на то, что они обязаны следовать положениям о борьбе с дискриминацией, которые рассматриваются как ущемляющие свободу вероисповедания.Купер отмечает, что «христиане не только позаимствовали инструменты своих врагов, но и обратили эти инструменты против них самих, используя свободу вероисповедания, чтобы аннулировать юриспруденцию в отношении сексуальной свободы, и религиозные антидискриминационные законы, чтобы обойти гендерную защиту предыдущая эра» (304–305).

В то же время, когда неоконсерваторы обратились к правовым стратегиям, неолибералы заинтересовались социологической концепцией «опосредующих структур» гражданского общества — таких как семья, церковь и сообщество, выступающих посредниками между частной и общественной жизнью человека, — продвигаемой социолог Питер Бергер и теолог Ричард Джон Нойхаус.Здесь социолог, озабоченный секуляризацией, и теолог нашли неолиберальную точку соприкосновения. Концепция опосредующих структур Бергера и Нейгауза также нашла общий язык с неоконсерваторами. Сочетание неоконсервативных правовых вызовов свободе вероисповедания и неолиберальных мотивов экономической экономии и моральных инвестиций позволило передать все больше и больше услуг религиозным организациям, часто преследующим евангельские цели. Для тех, кто продолжает придерживаться расхожего мнения о том, что в Соединенных Штатах действительно существует разделение церкви и государства, книга Купера успешно дополняет работы, развенчивающие этот миф.Он раскрывает множество скрытых историй в нашей истории о постоянной связи и переплетении церкви и государства.

Тонкое понимание Купером того, что евангелисты также могут находиться в спектре справа налево, дает более глубокое понимание, например, силы сегодняшнего движения «Моральный понедельник» и «Восстановитель нарушения», возглавляемого преподобным доктором Уильямом Дж. Барбером II. . Анализ этого движения может быть хорошим способом обновить ее исследование. Что касается левых евангелистов, Купер заявляет, что их политическая власть была скомпрометирована их прежней приверженностью позиции против жизни и противодействием равенству браков.Опираясь на силу политики слияния, Барбер и его политические и религиозные партнеры продемонстрировали свою готовность преодолеть этот разрыв, полностью поддерживая репродуктивные права женщин, а также ЛГБТ-сообщество, в том числе оспаривая так называемый «закон о туалете» в Северной Америке. Каролина от имени прав трансгендеров. Интересно, что Купер мог бы сказать об этой новой религиозной коалиции и ее вызовах структурному неравенству на национальном уровне в области здравоохранения и их приверженности обновлению Мартина Лютера Кинга-младшего.Кампания для бедных. Представляет ли левая политика религиозного слияния новую или даже радикальную переменную в сегодняшней смеси?

Невозможно отдать должное этой блестящей и тщательно проработанной книге в кратком обзоре. Я уверен, однако, что эта книга будет удобно стоять на полке с другими классическими произведениями, которые обеспечивают постоянную глубину исторического, политического и культурного понимания нашей современной борьбы со структурным угнетением. В последнее время я часто думал о книге Мишель Александер «Новый Джим Кроу », читая текст Купера, и о том, как поставки Купера добавили интегративной ценности работе Александра.Опять же, эта книга должна быть широко прочитана учеными и студентами в самых разных областях, таких как культурные и социологические исследования, социальная работа, служение, защитники общественного здравоохранения, студенческие долги и защитники профсоюзов и т. д. Отдельные главы могут быть извлечены для мощного образовательного использования. . Это не та книга, которая предоставит вам простую карту стратегий из наших текущих проблем, но если мы не будем точно составлять карту и знать нашу историю, мы неизбежно будем продолжать повторять ее модели. Я благодарен и взволнован за вклад Купера в создание еще более точной исторической карты.

Спросить Стефани Кунц: Что там с «семейными ценностями»? Часть 1

ФЛОРИДА, 19 октября 2012 г. — Американскую семью можно описать только как незавершенную работу.

Времена меняются очень быстро, что ставит под вопрос традиционную семейную ячейку. В некоторых случаях старые идеи адаптируются к формирующимся социальным нормам нашего общества.

Излишне говорить, что это привело многих в состояние обострения.Многие из этих людей считают, что Америка должна вернуться в ушедшую эпоху, когда все казалось немного проще.

Так ли это было на самом деле?

Стефани Кунц — один из ведущих социологов нашего времени. Она много писала об американской семье и в процессе открыла немало неудобных истин.

В этой первой части откровенной беседы со мной она объясняет, как можно определить «семейные ценности», почему семейная жизнь претерпела столько изменений за последние несколько лет, является ли ответом защита исторической западной концепции семьи или нет. современным общественным проблемам и многое другое.

Джозеф Ф. Котто: Очень часто мы много слышим о «семейных ценностях». Как бы вы определили этот термин?

Д-р Стефани Кунц: Я почти никогда не использую этот термин, потому что он часто означает оценку только одного определенного вида семьи. Семейные ценности, с которыми я вырос, заключались в том, чтобы уважать индивидуальность каждого члена семьи, работая на благо семьи в целом, и судить о других семьях по тому, как они действуют и что они делают, а не по тому, как они выглядят со стороны. снаружи или во что они ГОВОРЯТ, что верят.К сожалению, этому набору семейных ценностей уделяется слишком мало внимания в наших политических дебатах.

Cotto: За последние несколько лет американские семейные нормы значительно изменились. Почему считают, что это произошло?

Д-р Кунц: Существует множество различных источников и типов изменений, как положительных, так и отрицательных. Новые юридические права женщин и растущая экономическая независимость изменили традиционную основу брака, сделав переговоры, компромисс и гибкость в отношении ролей гораздо более важными, чем в прошлом.Пары, которые приспособились, наслаждаются более близкими и более справедливыми браками, чем когда-либо прежде. За последние 20 лет уровень домашнего насилия сократился вдвое.

Новые ценности равенства и индивидуализма также значительно улучшили положение детей в большинстве семей. Жестокое обращение с детьми уменьшилось. Матери, в том числе работающие мамы, на самом деле проводят БОЛЬШЕ времени, общаясь со своими детьми, чем в прошлом, а отцы, которые живут со своими детьми, утроили количество времени, которое они проводят со своими детьми.

Но те же самые ценности и экономические тенденции, которые улучшили многие отношения, также дали людям больше возможностей разорвать отношения, а в некоторых случаях и больше стимулов для этого. И они значительно увеличили нехватку времени для семей и нестабильность семейных финансов, что приводит к еще большему стрессу в семье.

Cotto: Излишне говорить, что эти изменения вызывают сильное сопротивление. В чем, по-вашему, коренится это противопоставление?

Др.Coontz: Некоторые люди выступают против этих изменений, потому что у них очень фиксированные представления о том, что такое «правильные» гендерные роли, семейные отношения и выбор в личной жизни, и они ненавидят растущую терпимость к выбору и разнообразию. Другие по понятным причинам обеспокоены быстротой социальных и личных изменений, которые создали некоторые новые проблемы в процессе решения многих старых. Существует тенденция думать, что если бы мы просто повернули семейную жизнь вспять, мы могли бы избавиться от этих новых проблем, не осознавая, что при этом мы воссоздали бы условия, из-за которых так много людей были так недовольны традиционными гендерными ролями и традиционными ограничениями. по индивидуальному выбору в первую очередь.

Код: С вашей точки зрения, является ли защита традиционной западной семьи жизнеспособным ответом на многие социальные проблемы нашей страны?

Д-р Кунц: Нет, это не так. Во-первых, семья-кормильца-мужчина, о которой большинство людей думают, когда слышат слово «традиционная», на самом деле была исторической случайностью — коротким историческим периодом после Второй мировой войны, когда возраст вступления в брак упал до нового минимума, коэффициент рождаемости резко возросла, и впервые в истории средний мужчина смог содержать свою семью, не полагаясь на труд своих детей и жены.

На протяжении большей части истории женщины были со-кормилицами со своими мужьями на ферме или в малом бизнесе. Сегодня женщины присоединились к мужчинам на рынке труда, отчасти по собственному выбору, отчасти по экономической необходимости. Занятость жен имеет решающее значение для экономической безопасности большинства семей, и у матерей, имеющих оплачиваемую работу с некоторым уровнем гибкости, уровень депрессии ниже, чем у других матерей. Но тот факт, что 70 процентов детей в Америке живут в домах, где каждый взрослый в семье работает вне дома, означает, что мы должны придумать более качественный уход за детьми или дошкольное учреждение, а также более гибкие варианты работы для большего числа родителей.Мы просто не можем делать вид, что эти проблемы исчезнут, если мы сможем каким-то образом отправить женщин домой.

Код: Многие считают 1950-е годы безмятежной эпохой традиционных семейных ценностей. Действительно ли 50-е годы были временем таких социальных стандартов?

Д-р Кунц: Это вторая проблема защиты так называемой традиционной семьи. За картинами Нормана Роквелла и веселыми ситкомами скрывалась гораздо более сложная реальность. Да, внебрачных рождений тогда было меньше, как и разводов.Но насилие в семье было гораздо более распространенным, чем сегодня. Детоубийство было более распространенным явлением. Жестокое обращение с детьми и инцест были заметены под ковер. Уровень бедности и детского недоедания был выше. Афроамериканские семьи подвергались жестоким репрессиям, когда пытались воспользоваться своими гражданскими правами. Геев и лесбиянок заставляли жить в чулане. Был широко распространен антисемитизм. Дети-инвалиды и умственно отсталые дети часто помещались на склады.

Даже те, кто считался счастливыми домохозяйками, жили ненадежной жизнью.Только в 8 штатах домохозяйка вообще имела какие-либо права на доход, заработанный ее мужем во время брака.

Стефани Кунц преподает семейные исследования в Государственном колледже Эвергрин в Олимпии, штат Вашингтон, и является сопредседателем Совета по современным семьям. Ее последняя книга — «Странное движение: тайна женственности» и «Американские женщины на заре 1960-х» (BasicBooks).

Семейные ценности: чему дети учатся у родителей

Фраза « семейных ценностей» вызывает множество реакций в сегодняшнем политически заряженном мире.И это позор. Потому что независимо от того, являются ли наши семейные ценности консервативными или либеральными, они не должны на самом деле менять идеалы, которых мы придерживаемся в отношении воспитания и образования наших детей.

Семейные ценности слишком долго ассоциировались с политической повесткой дня, особенно в Соединенных Штатах. На самом деле семейные ценности гораздо больше связаны с тем, как ребенок учится преуспевать в жизни, чем с тем, выступают ли родители этого ребенка за права геев или поддерживают контроль над оружием.

Наши семейные ценности являются отражением того, кто мы есть и как мы воспитываем детей.Когда мы формулируем эти ценности и живем ими, наши дети усваивают жизненные уроки. Они учатся выражать себя, решать проблемы, расти на ошибках и развивать другие навыки и способности, которые ведут к полноценной жизни. Родители тоже учатся.

Некоторых родителей внушили, что оценки являются самым важным показателем обучения их ребенка. Хотя никто не будет спорить с тем, что академическое обучение жизненно важно для успеха в карьере, родители могут научить детей гораздо большему через свои семейные ценности.

Преимущество компаса — это система, в которой ценит определенный набор человеческих способностей — любознательность, общительность, стойкость, самосознание, честность, находчивость, креативность и сопереживание. Он не основан на консервативной или либеральной повестке дня. Вместо этого структура основана на исследованиях, которые предполагают, что эти способности являются основой того, как молодежь и взрослые процветают в жизни. Когда молодые люди обладают этими способностями, у них больше шансов добиться успеха во все более сложном обществе.

Как вы выражаете свои семейные ценности?

My Parenting Promise, , изображенный ниже, был разработан, чтобы сформулировать набор семейных ценностей, которые положительно влияют на развитие детей и подростков. Это привычки мышления и поведения, которые учитывают весь спектр нашего человеческого поведения — наши сильные и слабые стороны, уязвимости и несовершенства. Когда родители воплощают эти ценности в повседневных действиях, они помогают создать здоровую среду обучения для своих детей и для себя.

Обещание родителей является ответом на то, чего больше всего хочет молодежь: поверить в себя и научиться прокладывать собственный путь в жизни. Обещание ссылается на У меня есть мечта, заявление, написанное в соавторстве с подростками и поддержанное исследованиями в области человеческого развития.

Семейные ценности имеют решающее значение для развития всех способностей компаса и повышения благосостояния ребенка. Пожалуйста, рассмотрите возможность поделиться и обсудить Мое родительское обещание и У меня есть мечта со своими детьми, став более осознанными в отношении того, что ваша семья ценит больше всего.Возможно, вы и ваши дети решите сами написать свои обещания. Что бы вы ни решили, повесьте их в таком месте, где вам каждый день будут напоминать о том, насколько драгоценна ваша семья и как многому вы учитесь друг у друга своими словами и действиями.

Вы можете скачать и распечатать «Мое родительское обещание». Для этого нажмите здесь или на изображение выше. Благодарность сотрудникам Corners Outreach в Атланте за перевод Parenting Promise на испанский язык. Вы можете скачать испанскую версию здесь.Вас также может заинтересовать «Обещание нашего сообщества» — еще один готовый к использованию документ, предназначенный для использования школами, некоммерческими организациями, государственными учреждениями и предприятиями, которые хотят развивать способности компаса у молодежи.

Избранное изображение предоставлено: szefei

Опубликовано: 3 февраля 2016 г.

Этические вопросы, связанные с семьей – Религия онлайн

Глава 6. Этические вопросы, связанные с семьей

После сексуальной революции 1960-х стало менее ясно, почему христиане должны или должны жениться.Моральные ценности, связанные с «семейной скамьей», оказали меньшее влияние на сексуальную этику молодежи, родившейся после 1960 года, чем те же самые ценности для предыдущих поколений протестантов. Различия между поколениями причинили душевную боль многим разочарованным родителям. Неспособность многих общин реалистично относиться к жизненному опыту поколения после шестидесятых может быть одной из причин того, что так много молодых людей, достигших совершеннолетия в 1970-х и 1980-х годах, не находятся на «семейной скамье».»

Большой недостаток этических ценностей, связанных с «семейной скамьей», заключается в том, насколько современная семья зависит от нетерпимости к разнообразию. Небольшая семейная ячейка, известная сегодня как нуклеарная семья , является типичным типом семьи современной эпохи в западных культурах. 1 В течение последних двухсот лет идентичность больше ассоциировалась с семейной ячейкой, чем с более крупными социальными единицами, такими как община. До 1960-х годов личностная идентичность — концепция, неизвестная библейским авторам, — в значительной степени зависела от семейной верности и соответствия семейным ценностям.Эта общая модель была усилена в американской протестантской культуре ассоциацией семейных ценностей с христианскими и американскими ценностями. Родители, которые были воспитаны на вере в то, что ценности «семейной скамьи» являются единственным вариантом для христиан, приходят в замешательство, когда обнаруживают, что их дети не соответствуют этим этическим ценностям.

Для христиан первого века посвящение новой жизни во Христе требовало от них оценки семейных обязательств и роли закона в их жизни.Точно так же, как они были освобождены от беспрекословной приверженности еврейской традиции и закону, христиане сегодня могут быть освобождены от некритической приверженности «законам» «семейной скамьи». Одними из наиболее тревожных аспектов изменения отношения к сексуальному поведению являются вопросы, связанные с тем, женятся ли и почему. Хотя протестанты могут считать, что они должны жениться и иметь детей, неясно, почему они так считают.

Брак и сексуальность одиноких взрослых

В Новом Завете брак считается желанным для большинства людей.Ожидается, что хороший брак между двумя христианами будет способствовать духовной стабильности каждого из партнеров (1 Кор. 7:2). Подобно тому, как отдельные христиане принадлежат к Телу Христову и должны стремиться к благополучию других членов христианской общины, так и брак также предназначен для повышения благосостояния каждого из партнеров. Сексуальные отношения между мужем и женой важны, потому что они влияют на их другие роли в церкви и на работе. Другими словами, хороший брак между христианами может способствовать положительному духовному становлению.

Хотя библейские взгляды на брак неоднозначны, Новый Завет не поддерживает семейный идеал, в котором отказ от брака считается трагедией. Однако из-за того, что в еврейской традиции предпочтение отдавалось потомкам «детей Авраама», брак был нормативным для большинства христиан, и ожидалось, что женщины будут рожать детей. В письме к Коринфу Павел неохотно признает, что брак приемлем. В отличие от сегодняшних взглядов, он предпочитал холостяцкую жизнь на том основании, что одинокий христианин свободен беззаветно посвятить себя Богу (1 Кор.7:34-40).

Однако в пастырском послании, написанном несколькими поколениями позже, совет о том, кто женится и почему, был пересмотрен в свете другой ситуации. «Традиционный» запрет повторного брака для вдов был пересмотрен, чтобы «естественные желания» молодых вдов не стали сильнее «их преданности Христу». Автор опасается, что принятое учение может стать камнем преткновения для веры, и приходит к выводу, что лучше пересмотреть «предание», чем рисковать аморальными обычаями, которые могут негативно отразиться на обществе (I Тим.5:4-16). В обоих случаях вопрос заключается в том, как выражение «естественных желаний» повлияет на христианскую веру и христианское сообщество.

Сказано, что все семьи создаются и поддерживаются Божьей благодатью (Еф. 3:14). Для христиан Божье благословение можно испытать в браке и семейной жизни. Всякая любовь между теми, кто живет верой в Иисуса Христа, усиливается присутствием даров Духа. Но из этого не следует, что брак необходим для христианской жизни, потому что христиане могут испытать Божью благодать в супружеских отношениях.

Несмотря на изменение культурного отношения к браку, многие протестанты сегодня считают ненормальным не вступать в брак. Никто не знает этого лучше, чем одинокие взрослые. Поскольку уже не считается само собой разумеющимся, что брак предназначен для всех, христианам необходимо знать, почему они могут выбрать брак.

Отношение к браку в иудео-христианской традиции скорее практичное, чем романтическое. Нигде эта практичность не проявляется так очевидно, как в мифах о сотворении мира Бытия. Почему Бог создал их мужчиной и женщиной? Так они не будут одиноки.Так что они могут быть соработниками, заботясь о Божьем мире. И поэтому они могут заселить землю (Быт. 2:18-22). Эти идеи о браке можно найти в правилах домашнего обихода Послания к Ефесянам, но они адаптированы к этике новой жизни во Христе.

Хотя брак не является протестантским таинством, многие протестанты считают свой брак священным. Особый вид познания «во Христе» может иметь место, когда супруги приближаются к таинственной, невыразимой любви Божией через любовь друг к другу.Поскольку физический союз представляет собой метафору союза Христа с церковью, сексуальная связь в браке может усилить ощущение того, что в Божьей любви преодолено все отчуждающее. Любить друг друга «во Христе» значит любить Христа друг в друге.

Половые узы в браке могут быть выражением единства в Теле Христовом, но переживание единства духа не ограничивается браком. Ощутить единство во Христе — значит на мгновение увидеть истину о том, что вечная любовь Бога сильнее уз смерти.

Другой присутствует перед нами в поразительной непосредственности и открытости, так что кажется, что происходит смешение существ в узах привязанности… Этот момент никогда не длится. Нельзя вернуть или управлять теми моментами самораскрытия и отношений, когда другое «я» было почти неотличимо от собственного «я». 2

Всякая дружба между обновлёнными Духом причастна любви, преодолевающей разлуку и одиночество. Это любовь, которая изгоняет страх и тревогу, любовь, основанная на вере в Бога через Иисуса Христа.Жить новой жизнью во Христе — значит любить друг друга в доме Божьем.

Ожидается, что жизнь христиан «дома» будет отражать любовь христиан друг к другу, но семейные отношения сильно отличаются от всех других проявлений любви. Когда два человека живут вместе, они осознают различия, которые отдаляют друг друга. Каждый приносит старый образ жизни в их новую совместную жизнь. Странное поведение и взгляды другого человека могут сбивать с толку, непонятны, а иногда и огорчать.Личные симпатии и антипатии, привычки, отношения и способы мышления и оценки будут другими. Даже если два человека растут вместе в браке, никогда не бывает времени, когда они полностью поймут друг друга.

Совет взаимного подчинения друг другу «во Христе» — хороший совет для вступающих в брак христиан. Феминистки, обвиняющие патриархальные взгляды в раннехристианских писаниях в угнетении женщин сегодня, слишком много внимания уделяют разным наставлениям мужа и жены. В «правиле домашнего хозяйства» в Послании к Ефесянам женам сказано подчиняться своим мужьям; мужьям сказано любить своих жен, как свои тела.Наставления даны как примеры того, как «подчиняться друг другу из благоговения перед Христом» (Еф. 5:21-33).

Суть в том, что и муж, и жена должны уважать друг друга, потому что оба являются членами дома Божия. Это пример самоотверженности всякой христианской любви. Это означает, что те, кто живет новой жизнью во Христе, отказываются от всех прежних претензий на особый статус. Подчинение жены мужу не означает, что женщины должны жертвовать личным благополучием ради других членов семьи.

Автор Послания к Ефесянам с большим уважением относится к таинственной природе сексуальной связи. «Правило» для домашнего хозяйства передает ответственность христиан за благополучие друг друга в браке, как они стремились бы к благополучию других членов христианской общины.

В браке вера проверяется и может углубляться. Хотя понимание Божьей любви можно углубить в любой дружбе между христианами, в браке партнеры со временем стремятся к взаимному благополучию.Это не происходит автоматически. Брак можно рассматривать как выражение христианской духовности, которая лучше всего будет процветать, когда оба партнера активно ищут духовного руководства через участие в христианском сообществе.

Традиционные идеалы могут привести к таким завышенным ожиданиям в отношении любви в браке, что пары обречены на разочарование. Более реалистичный библейский взгляд на человеческую природу позволяет понять, что брак не может быть союзом, в котором личности хорошо сбалансированы.Или, в зависимости от жизненных обстоятельств, между партнерами в одни времена больше единства, чем в другие. Это не означает, что брак не может способствовать благополучию каждого из партнеров. Это означает, что большинству людей нужны друзья по вере, которые понимают и поддерживают их духовность в те моменты, когда их партнер не может или не делает этого.

Молодежь, сексуальность и брак

Большинству родителей, ставших взрослыми до 1960 года, очень трудно понять отношение своих детей к работе и любви.Многие ожидают, что их «взрослые» дети найдут подходящую работу и женятся после школы или колледжа, как это сделали они. Но времена изменились. У большинства молодых людей сегодня нет такого выбора в жизни, который был доступен в период экономического подъема после Второй мировой войны.

В то время как некоторые социальные критики обвиняют молодежь в лени, снисходительности и самовлюбленности, другие видят изменение культурного отношения к работе из-за перехода от индустриальной культуры к культуре обслуживания.Консультанты по профессиональной ориентации в государственных школах — не причуда. Они необходимы в то время, когда у молодых людей, похоже, нет четких профессиональных возможностей.

Как родители одиноких молодых людей должны реагировать на двадцатипяти- и тридцатилетних «детей», которые живут жизнью, столь отличной от их собственной жизни в молодости? Как они должны реагировать, когда сыновья и дочери не проявляют интереса к браку, но живут с «другом»? Родители обижены или злы, но обычно не отвергают «ребенка», который возвращается домой после развода, между неудачными отношениями или по экономическим причинам.

Эти родители обоснованно обеспокоены. В протестантской традиции работа и брак считаются двумя основными сферами жизни, в которых познается и выражается верность Богу. Но, как и идея самореализации в браке или семейной жизни, американцы превозносят идеалы самореализации и в работе. Работа имеет место в христианской жизни, но не считается само собой разумеющимся, что человеческая работа должна или будет приносить личное удовлетворение.

Викторианский опыт подготовил почву для продолжающихся протестантских ожиданий продвижения вверх как знака Божьей благодати.Несмотря на шок Великой депрессии, надежды на восходящую мобильность возродились в послевоенном экономическом оптимизме. Связь среднего класса работы с процветанием и Божьим благословением означает, что протестанты пришли к убеждению, что работа должна приносить вознаграждение. Многие молодые люди, унаследовавшие эти ожидания, обнаружили, что в доступной им работе нет соответствующей реальности. Многие никогда не находят работу, соответствующую их ожиданиям, навыкам или подготовке к обучению. Большинство считает, что их работа не приносит личного удовлетворения.

Возможности найти подходящего брачного партнера ненамного лучше, чем возможность найти высокооплачиваемую работу. Культурный плюрализм означает, что молодые люди не испытывают той протестантской однородности моральных и социальных ценностей, которую их родители считали само собой разумеющейся. Им трудно найти «наших людей», разве что в церкви.

В культуре, где немедленное удовлетворение желания — сексуального или иного — является постоянным сообщением средств массовой информации, молодые люди не поощряют устанавливать прочные отношения.Для молодых людей, которым посчастливилось найти подходящего партнера, нехватка работы и продолжающаяся инфляция делают создание нового домашнего хозяйства все более трудным. Многие не могут позволить себе снять квартиру в крупном городе. Возможность владеть домом кажется многим молодым парам далекой мечтой, если не невозможностью.

В дополнение к изменениям экономических обстоятельств, которые не благоприятствуют созданию дома в юношеско-взрослом возрасте, традиционные идеалы брака усложняют возможность делать выбор.Сегодня нецелесообразно ждать «нужного человека». Однородность провинциальных протестантских ценностей старшего поколения привела к мистике в отношении данных Богом партнеров, а также данных Богом ролей для мужчин и женщин. В популярной мифологии того времени все знали, что целью свиданий было найти «правильного человека», потому что «браки заключаются на небесах». Это романтическая роскошь, создающая несбыточные ожидания относительно счастья в браке. Это также сбивает с толку родителей, которые не понимают, почему свидания больше не являются обычной практикой.

В менее благополучные и менее романтические времена христиане рассматривали брак более прагматично, как добрый Божий дар, предоставляющий партнера, с которым можно работать, жить и заниматься любовью. Если при этом мужчина и женщина были менее одиноки и если их союз привел к рождению детей, это было хорошо. С этой точки зрения брак между двумя христианами не зависел от влюбленности. Вопрос, который задавали молодые люди в менее романтические времена, был не «Люблю ли я…?» Это было «Могу ли я научиться любить.. . ?»

Сексуальность одиноких взрослых

Учитывая обстоятельства, в которых молодые люди достигают совершеннолетия сегодня, многие из них имеют сексуальный опыт до брака, если они вступают в брак. Исследования показывают, что «почти три четверти белых женщин восемнадцати и девятнадцати лет имели половые сношения в 1988 году, по сравнению с 64 процентами в 1982 году»; 76 процентов одиноких женщин в возрасте от пятнадцати до сорока четырех лет заявили, что ведут активную половую жизнь. 3

В то время как родители-христиане могут справедливо желать предотвратить преждевременные сексуальные эксперименты и, возможно, пагубные отношения, родители молодых взрослых на самом деле мало контролируют частную жизнь взрослых «детей».«Родители не могут навязывать своим детям свой моральный кодекс так же, как правительство не может остановить аборты, сделав их незаконными».

Родители многих молодых людей проникнуты этикой добрачного целомудрия. Способ оценки сексуальной практики в отношении брака в Новом Завете предполагает, что христиане никогда не должны предполагать, что конкретный моральный кодекс, который они унаследовали, является единственной возможностью приемлемого христианского поведения.

Библия относительно мало говорит о добрачных сексуальных отношениях как о самостоятельной теме.Запреты на супружескую измену предназначены для защиты семьи и касаются лиц, уже состоящих в браке. Блуд, считающийся менее серьезным, чем прелюбодеяние в еврейском законе, может относиться к одиноким людям. Это включает инцест, зоофилию, изнасилование, проституцию и гомосексуальность. В Новом Завете, за исключением рекомендации Павла о безбрачии, одинокая жизнь не была проблемой в культурах, где ожидалось, что большинство людей вступят в брак. Но блуд действительно относился к любым сексуальным отношениям вне брака.

Когда Павел говорит, что лучше жениться, чем сгореть, это предполагает, что брак является для христиан выбором, а не обязанностью. Осуждение Иисусом похоти является особенно строгим учением для современных сексуально осведомленных подростков и молодых людей, которые живут в культуре, которая буквально пульсирует либидозной энергией (Мф. 5:27-30). Они могут «гореть» сексуальным желанием, но у них мало шансов заключить брак.

Лучшая причина для того, чтобы посоветовать безбрачие молодым людям, не состоящим в браке, — это христианское понимание того, что корпоративная природа брачного завета поддерживает партнеров в их стремлении к взаимному благополучию.Христиане, вступающие в брак, должны рассчитывать на поддержку своих намерений в христианской общине. Само присутствие сообщества может быть напоминанием об их приверженности. Пример других, которым нравится их брак, может вдохновить новобрачных на стойкость.

Церемония бракосочетания признает уже существующие отношения. Суть церемонии состоит в том, чтобы сделать обязательства партнеров достоянием общественности. Этот элемент отсутствует у пары, которая только «живет вместе». Сексуальные отношения вне брака, будь то совместная жизнь или нет, будут более уязвимыми, если между парой начнут возникать разногласия.У них вряд ли будет сообщество, которое достаточно заботится об их совместном будущем, чтобы поощрять их упорствовать, когда дела идут плохо, как это происходит в каждом браке.

Точно так же, как нет никаких гарантий, что церемония бракосочетания обеспечит верность одного партнера другому, не следует предполагать, что прочный и верный союз невозможен вне брака. Поддерживать взаимное уважение с течением времени без общественной поддержки может быть труднее, но это возможно.

Что это говорит неженатым взрослым о выражении их сексуальных желаний? Бывают обстоятельства, при которых мужчина и женщина имеют длительные отношения, верные по христианским стандартам, но не считают целесообразным вступать в брак. Чаще это происходит с пожилыми людьми. Иногда молодая пара не вступает или не может вступить в брак, но со временем у них стабильные отношения. Разве лучше гореть сексуальным желанием, чем вступать в сексуальные отношения, которые не могут или не могут привести к браку (1 Кор.7:8-10)?

В учениях как Павла, так и Иисуса следует избегать полового влечения, которое отвлекает христиан от возможности посвятить свою жизнь «любви и служению Господу». Что это дает незамужним молодым людям, у которых может быть очень мало возможностей для вступления в брак? Лучше ли им сгорать от сексуального желания, чем рисковать сексуальными отношениями, которые могут не привести к браку? Здесь, как и в других позициях относительно повторного брака вдов в Новом Завете, вопрос заключается в том, укрепит ли этот союз верность Богу.

На каком основании официальное церковное учение может продолжать абсолютный запрет на все внебрачные половые отношения? Отношение Нового Завета к выражению сексуальности — и к тому, что происходит, когда люди пытаются подавить сексуальное желание — кажутся более реалистичными и более милосердными, чем можно было бы предположить в нынешнем протестантском учении.

Есть разница между более терпимым отношением к сексуальным отношениям вне брака и пропагандой «свободной любви»! Можно принять альтернативное выражение сексуальности, не подразумевая, что это хорошо для всех.У христиан есть очень веские причины знать, почему они вступают в брак и как этот выбор связан с жизнью веры. Было бы полезно, если бы больше христиан знали о преимуществах корпоративного характера брачного завета. Но знание того, что у христиан могут быть варианты, могло бы облегчить боль родителей, которые считают, что сексуальное поведение их детей — это отказ от всего, за что они борются.

Некоторые деноминации теперь рекомендуют «целибат в одиночестве и верность в браке». 4 Если не состоящие в браке христиане воспринимают это всерьез, это может способствовать подавлению полового влечения во избежание нарушения морального закона. Неженатые любовники могут практиковать безбрачие, но полезно ли это духовно? Павел предупреждал, что попытки практиковать безбрачие в браке может привести к неверности со стороны одного из партнеров. Лучше ли молодым людям практиковать целибат в одиночестве, когда они «горят желанием»? Этика, которая не задается вопросом, как соблюдение «закона» влияет на дух людей участие не является законом любви.

Родители-христиане могут лучше понять образ жизни своих детей, если осознают, что мир, в котором их дети достигли совершеннолетия, требует, чтобы их дети принимали решения о сексуальном поведении, которые даже не были проблемой в прошлом. У каждого есть потребность в физической близости и общении в повседневной жизни. Учитывая нынешние культурные обстоятельства, молодые люди находят множество способов удовлетворить свое стремление к близости и дружбе. Некоторые создают суррогатную семью.Некоторые живут с друзьями, которые не являются любовниками. Некоторые живут с любовниками, которые являются друзьями.

Существуют значительные различия в условиях жизни как незамужних гетеросексуальных, так и гомосексуальных пар. Гомосексуальные пары, которые хотят посвятить себя моногамным отношениям на всю жизнь, оказываются в той же ситуации, что и все, кто живет вместе без выгоды брака. Разница в том, что у гомосексуалистов нет выбора.

Возможность того, что гомосексуальные или лесбийские отношения могут быть «браком», настолько чужда нынешнему отношению к гомосексуализму, что не существует языка и общепринятого ритуала, подтверждающего их намерения.Тем не менее, они, как и все остальные, нуждаются в корпоративном свидетельстве и поддержке своих обязательств.

Когда два христианина живут вместе в отношениях, не являющихся браком, по каким-либо причинам обязательства в отношениях могут оцениваться так же, как оцениваются обязательства в браке между христианами. Поддерживает ли любовь, проявленная между этими двумя людьми, способность каждого из них более полно жить христианской жизнью любви?

Родительство как служение

Многие родители мечтают стать бабушками и дедушками.Пары, которые не решают стать родителями, и пары, которые не могут стать родителями, могут оказаться под неуловимым давлением со стороны родителей или сверстников. Старшему поколению трудно принять тот факт, что отцовство теперь является предметом выбора, особенно когда это означает, что у них никогда не будет внуков. Некоторые реагируют на эту ситуацию так, как будто у них нет будущей жизни, если их родословная не будет продолжена через их детей.

Это наследие американской мечты до сих пор передает ощущение, что если женщина не является матерью, она неполноценна.Такое отношение особенно жестоко по отношению к парам, которые тратят много времени и денег на попытки зачать ребенка. Но верное следование Иисусу в Евангелии не описывается как семейная обязанность производить потомство. Лучшие друзья Иисуса — Мария, Марфа и Лазарь — были одинокими молодыми людьми!

В прошлом дуалистическое представление о том, что значит быть женщиной, настолько сильно ассоциировало материнство с женщинами, что деторождение казалось необходимым для духовной цельности. Поскольку противозачаточные средства стали легко доступны, можно задаться вопросом, должны ли все христианские пары стать родителями.На каком основании супружеская пара должна решить, что стать родителями будет верным их христианскому призванию?

Протестанты всегда верили, что быть родителями — это данное Богом призвание, хотя они не всегда считали неестественным быть одиноким или бездетным. Традиционно протестанты говорили, что родительство — это работа, данная Богом, и что это служение человеческому обществу. Вот почему всякая работа, в том числе и родительская, должна совершаться «как для Господа».

Представления о разделении труда между мужчинами и женщинами затрудняют представление о мужчинах как о родителях из-за тесной связи родительских обязанностей с матерями.В викторианский период личность женщины настолько сильно зависела от рождения и воспитания детей, что мужчины часто чувствовали себя оторванными от семейной жизни. Многие до сих пор работают, особенно в домах, где женщины не работают вне дома.

Ожидание того, что мужчина должен поддерживать свою семью в финансовом отношении, по-прежнему предполагает, что «правильное» место для мужчин находится в мире труда, в то время как «настоящие» женщины посвящают себя служению семье и церкви. Этот прискорбный дуализм продолжает влиять на отношение к тому, что значит быть мужчиной и женщиной, даже несмотря на то, что более половины работающих женщин в Соединенных Штатах работают, чтобы содержать семью.

Многие члены церкви продолжают считать, что данная Богом роль женщин заключается в «христианском доме», как «хранительницах источников». Пока отцовство не было выбором, современные протестанты редко спрашивали о работе женщин. Нельзя больше считать само собой разумеющимся, что все женщины станут или должны стать матерями.

Родительство как слуга служения

У каждого христианина есть призвание, призвание к какой-то конкретной работе в мире, данное как служение Богу. Нет гендерно-специфических профессий.И мужчины, и женщины призваны выполнять работу, приносящую пользу Божьему миру. У христианских призваний есть две цели. Во-первых, всякая работа способствует благополучию мира. Во-вторых, работа христиан в мире является формой евангелизации. Для христиан родительство — это и акт веры, и служение служения.

Родительство не для всех. Свобода во Христе означает свободу от некритической верности общественным условностям. Мужчина-христианин может решить не быть рабом карьерных амбиций, чтобы посвятить достаточно времени тому, чтобы быть хорошим отцом.Ни одна женщина-христианка не должна предполагать, что единственная или лучшая работа, к которой она призвана Богом, — это быть женой и матерью. Есть бездетные пары, которые могут добросовестно заключить, что нынешняя работа каждого является их настоящим и полным призванием. Некоторое разделение труда между домом и работой необходимо каждой паре, независимо от того, являются они родителями или нет. Не существует единой схемы, подходящей для всех.

Точно так же, как хороший брак требует личных изменений и самопожертвования обоих партнеров, так же и родительство.Новые родители обнаруживают, что включение третьего лица в их дом и их жизнь снижает конфиденциальность и меняет повседневные привычки. Мужчина и женщина устанавливают новые отношения друг с другом, учась вместе заботиться о своем ребенке. В процессе один или оба из них могут счесть необходимым отказаться от личных амбиций, рабочих проектов или свободного времени.

В это время культурной путаницы в отношении смысла семейной жизни мир должен увидеть, какое отношение христиане могут привнести в свои семейные отношения и обязанности.Корпоративный характер христианской жизни означает, что родители должны иметь возможность найти поддержку и ободрение для своей родительской работы среди других членов своего собрания. Иногда трудно вспомнить, что тяжелая работа или боль, связанные с ответственностью за младенца, ребенка или подростка, — это труд любви. Иногда кажется, что все усилия сошли на нет. Помнить, что родительство — это служение слуги, может помочь вере.

Родителям, которые пытаются воспитывать детей в «наставлении и наставлении Господнем» без поддержки христианской общины, семейная жизнь не станет легче; им будет сложнее.Отношение, которого родители-христиане хотят от своих детей, не всегда совпадает с отношением остального мира. Членство в христианской общине предлагает им участие в работе, которая станет проверкой их верности, терпения и настойчивости. Регулярное богослужение, изучение Библии и молитва помогают укрепить веру, особенно потому, что эти дисциплины напоминают родителям-христианам о присутствии Божьей благодати во всей жизни.

Развод и примирение

Развод в настоящее время настолько распространен, что некоторые пары заключают брак только «пока длится любовь».«Немногие расширенные семьи не пострадали от феноменального роста числа разводов за последние двадцать лет. Отношение к разводу в церкви изменилось, чтобы соответствовать новой ситуации. мужчина или женщина когда-либо были разведены.Причина такой политики считалась библейской.

Хотя абсолютный запрет на развод сейчас встречается реже, все же есть общины и деноминации, где развод запрещен по библейским основаниям.Даже там, где развод приемлем, многие христиане, разведенные в последние годы, считают, что потерпели неудачу. Некоторые настолько сильно связывают свое чувство неудачи с церковью, что могут чувствовать себя нежеланными в своем собрании. Они могут чувствовать себя неприемлемыми как для Бога, так и для членов своей общины.

Развод трагичен. Развод часто кажется концом жизни из-за сильного отчуждения, которое обычно возникает. Как и брак, развод имеет публичное измерение, затрагивающее жизни всех, кто знает эту пару.Нередко другие чувствуют угрозу, когда друзья или члены семьи разводятся. Тот факт, что разводы в настоящее время настолько распространены, может подпитывать веру в то, что брак настолько сложен, что может не длиться всю жизнь. Друзья и члены семьи могут захотеть избегать пары, попавшей в беду, в тот самый момент, когда они больше всего нуждаются в поддержке.

Матфеевское изложение размышлений Иисуса о разводе и еврейском законе предполагает, что духовные аспекты развода важны. Люди, которые разводятся, могут воспринимать это как конец своих самых заветных надежд и мечтаний.Но развод — это больше, чем конец мечты, больше, чем неспособность выполнить обязательство. Развод кажется концом жизни, потому что союз, в котором двое стали одним, распался. Кажется, что часть себя потеряна. Некоторые люди никогда не восстанавливают самоуважение после развода. Другим трудно доверять, потому что близость была предана.

Развод ранит душу так, что трудно предвидеть. Это время, когда люди должны знать, что они прощены и что они могут простить.В некоторых общинах развод между двумя членами признается обрядом исповеди. Цель ритуала — признать неудачу со стороны пары и прихожан, чтобы могло произойти исцеление. Это кажется хорошей идеей, но она может свести на нет последствия развода для супругов и собрания.

Когда два христианина взаимно соглашаются, что у них больше нет брака, это настоящая трагедия, в которой следует покаяться. Если они предприняли серьезные попытки с помощью пастора или советника примирить свои разногласия, они могут прийти к выводу, что развод предпочтительнее, чем жить в отчуждении. 5 «Грех» заключается не в решении развестись; это опыт отчуждения от Бога, себя и других, который наносит ущерб человеческому духу.

Приливы и отливы в браке обязательно будут иметь периоды, когда взаимная забота и уважение напрягаются другими интересами и другой любовью. Неверность принимает разные формы для людей. . . чрезмерная любовь к работе, детям или другому человеку. Важность прощения в христианском браке — знания о том, что прошлое можно оставить позади, — трудно переоценить, когда искушение неверности так распространено.

Пасторы особенно подвержены искушениям чрезмерной работы и прелюбодеяния. Недавнее исследование, профинансированное Lilly Endowment, показывает, что каждый четвертый священнослужитель имел какой-либо сексуальный контакт с прихожанкой, а каждый десятый имел роман с прихожанкой. 6 Масштабы супружеской неверности и разводов духовенства являются четким показателем того, что неверность в браке также довольно распространена.

Когда известно, что духовенство связано с кем-то из их собрания, или когда духовенство разводится, влияние на собрание значительно серьезнее, чем последствия развода членов собрания для собрания.Половой контакт пастора с прихожанкой считается сексуальным насилием с точки зрения профессиональной этики. Это поднимает перед церковью большую проблему, касающуюся духовности пастырей и людей, вверенных их заботе.

Прощение и примирение

В большинстве браков бывают моменты, когда взаимное уважение разрушается и прощение кажется невозможным. Тем не менее, отношение прощения является частью того, что означает для христиан любить друг друга. Этому нелегко научиться или практиковать в культуре, где выгодно иметь власть над другими людьми.Примирение будет очень трудным, если не невозможным, когда только одна сторона готова признать поражение и начать все сначала.

Если брак заканчивается разводом, все его участники теряют чувство собственного достоинства. Если речь идет о детях, родители обычно испытывают чувство вины за свою неспособность сохранить семью. Тем не менее, признание неспособности быть верным брачному завету — это первый шаг в процессе исцеления. Признание неудачи — это действие, в котором может быть обнаружена исцеляющая сила всепрощающей милости Божией.Это тоже сложно в культуре, где чаще обвиняют других, чем берут на себя ответственность за неудачи.

Разорванные отношения — это всегда проблема веры. Хотя это не всегда очевидно, люди, которые разводятся, теряют веру в себя. В случае, когда один или оба не прощают, их способность доверять Богу, себе и другим снижается.

Похоже, то же самое происходит, когда собрание разочаровывается в пасторе. Неспособность церковных судов противостоять неверности пастора — когда неверность пастора общеизвестна в собрании — лишает членов церкви возможности для исцеления.Если руководитель пастора отказывается признать существование проблемы, то община не может решать связанные с ней духовные проблемы. Это мешает членам доверять новым лидерам и друг другу.

Прихожанам, возможно, придется приложить особые усилия, чтобы помочь недавно разведенным людям осознать, что община — это место, где можно восстановить веру. Исцеление сломленных людей — это процесс обучения снова доверять; это процесс обучения снова уважать себя и других.Это учит верить, что во Христе есть новая жизнь. Обряд примирения не восстанавливает уважения, но может стать началом новой жизни для тех, кто раскаялся и уверовал.

Когда доверие общины было подорвано, большая христианская община обязана осознать, что членам общины может быть необходимо прощение и примирение друг с другом.

Взрослых, которые разводятся, иногда называют «снова одинокими».К ним могут относиться не так, как к вдове или вдовцу, и в некотором отношении они отличаются. Но любой взрослый, который по какой-либо причине «снова холост», обречен быть одиноким. горе. У обоих есть некоторый опыт вины. Программы для взрослых, которые одиноки или «снова одиноки», часто не уделяют достаточного внимания реальности того, что жизнь рушится, когда теряется друг. Собраниям трудно распознать разнообразие потребностей, которые испытывают люди, которые снова одиноки, особенно те, у кого есть родитель-одиночка. 7

Таинственность «идеальной семьи» может затемнить степень, в которой всевозможные семьи нуждаются в духовной поддержке со стороны церкви. Это также затмевает способность понять, что некоторые члены каждого собрания воспринимают семейную жизнь как кошмар. В настоящее время известно, что семейная дезорганизация и оскорбительные домашние отношения обычны в семьях среднего класса. Эта реальность не получит должного внимания, если пасторы не увидят, что идеальных семей не бывает. 8

Церковные программы в послевоенное время были рассчитаны на членов «здоровых» неповрежденных семей. Они были организованы исходя из того, что большинство членов учатся любить в «христианском доме». Такое отношение не может отдать должное глубоко человеческой потребности в прощении и примирении во всех отношениях.

Нет семей, не затронутых напряжением между поколениями. Не бывает браков, в которых не было бы непонимания между супругами.Нет ни одного члена собрания, которому не нужно знать силу прощающей любви Христа в своей жизни.

Семейная жизнь пасторов

Брачные обязательства и семейная жизнь пастырей не менее хлопотны и сложны, чем у мирян. 9 Двойное призвание большинства христиан к карьере и к семейной жизни означает, что все христиане, включая тех, кто является рукоположенными церковными лидерами, должны рассчитывать на поддержку церкви в их жизненных обязательствах.

В протестантской традиции ожидается, что духовенство и миряне будут выражать верность Богу через верность семейным обязанностям. Тем не менее, природа ответственности духовенства в церкви сегодня такова, что многие пасторы обнаруживают дисбаланс между преданностью служению и верностью семье. Редко можно найти пастора, который не испытывает конфликта между этими двумя верностями. Парадоксально, но пасторы могут реагировать на ожидания пастырской заботы о семье в своих общинах за счет своих собственных семейных отношений.

Нынешние общинные обычаи часто отрицают, что все члены должны работать вместе, чтобы «созидать Тело Христово». Одна из причин, по которой пасторы часто пренебрегают своими семьями, заключается в том, что в последние годы возрос спрос на пастырское попечение о семьях. Ожидается, что пастор будет видеть, что все люди Божьи выполняют работу церкви, а не делают работу церкви от имени народа Божьего. Таким образом, часть 3 посвящена служебной роли пастора как духовного руководителя общины.

 

Примечания

1. Это тезис, разработанный Филиппом Арьесом в книге «Века детства: социальная история семейной жизни» (Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1962).

2. Рональд Гетц, «Picturing a Vanishing», The Christian Century (18 апреля 1990 г.):

3. Эта информация взята из Беременность, контрацепция и планирование семьи в промышленно развитых странах (Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1989), как сообщалось в New York Times , 10 ноября 1990.

4. Согласно сборнику заявлений деноминаций о семье и сексуальности за 1982 год, подготовленному К. Уильямом Шеком для Национального совета церквей (неопубликованная статья), только четыре из двадцати деноминаций что-либо говорили об «Одиноких людях и сексуальности». Только одна из них, Объединенная церковь Канады, подняла вопрос о том, может ли церковь принять сексуальные отношения, включающие половые сношения, если брак не является их частью (стр. 55). Другие не признают, что это проблема.

5. См. Чарльз Л. Рассье, Пастор, Наш брак в беде: Руководство по краткосрочному консультированию (Филадельфия: Вестминстер Пресс, 1988) для реалистичного введения в сложную динамику брака.

6. «Духовенство и сексуальность», The Christian Century (7 марта 1990 г.).

7. См. главу 3 «Семья с одним родителем», Ричард П. Олсон и Джо Х. Леонард-младший, Служение с семьями в постоянном движении: Церковь и меняющиеся модели жизни (Луисвилл: Вестминстер/Джон Нокс, 1990).Эта книга — лучшее на сегодняшний день объяснение того, как пастор и собрание могут служить разнообразным типам семей.

8. См. главу 6 в Marie Marshall Fortune, Sexual Violence: The Unmentionable Sin (New York: Pilgrim Press, 1983) для подробного обсуждения того, почему духовенство считает, что это не проблема для членов их собрания.

9. См. Charles L. Rassieur, The Problem Clergymen Don’t Talk About (Philadelphia: Westminster Press, 1976).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.