Что такое лейкоцитарная инфильтрация: Эрозия и эктопия (ВПЧ-инфекция). — Гинекологический кабинет О.В. Кичигина — Сигма-Мед Калининград.

Содержание

Цитологическое исследование соскобов шейки матки и цервикального канала с описанием по терминологической системе Бетесда (The Bethesda System – TBS)

Исследуемый материал Смотрите в описании

Метод определения Цитологическое исследование осуществляется согласно «Номенклатуре клинических лабораторных исследований, применяемых в целях диагностики и слежения за состоянием пациентов в учреждениях Российской Федерации», утвержденной приказом Минздрава России от 21.02.2000 г. №64 и «Примерному перечню лабораторных исследований для клинико-диагностической лаборатории лечебно-профилактических учреждений» от 25.12.1997 г. №380.

Международный метод своевременного распознавания вероятной онкологической патологии матки.

Онкологические заболевания шейки матки являются серьезной проблемой здравоохранения, широко распространены, имеют надежно распознаваемую преклиническую фазу и длительный период развития. Для достоверной верификации диагноза и выбора методов эффективного лечения применяется надежный скрининг-тест – цитологическое исследование мазков, взятых из шейки матки и цервикального канала. 

Цитологический метод исследования является весьма чувствительным в диагностике предрака (дисплазий) и начального преклинического рака шейки матки (карциномы in situ, микроинвазивного и скрытого инвазивного рака). Цитологический скрининг позволяет выявить пациенток в преклинической фазе заболевания, использовать щадящие методы лечения, сокращать его сроки, снижать частоту инвалидизации и смертности. Скрининговое цитологическое исследование шейки матки рекомендуется проводить ежегодно всем женщинам от 21 года (или через год от начала половой жизни), независимо от клинических показаний. При наличии клинических изменений частота цитологического исследования определяется врачом-гинекологом. 

Для возникновения и развития многих патологических процессов существенное значение имеет особенность анатомического строения шейки матки и, в частности, состояние и взаимоотношение эпителиальных слоев влагалищной части шейки цервикального канала. Как правило, предраковые изменения, а затем и малигнизация, возникают в месте перехода многослойного плоского эпителия влагалищной порции шейки матки в цилиндрический эпителий цервикального канала (зоне трансформации), расположенного (в фертильном возрасте) в области наружного зева. Под влиянием гормональных факторов, травм, воспалительных процессов, диатермокоагуляции зона трансформации (зона стыка) может значительно варьировать. В период увядания овариально-менструальной функции в связи с процессами атрофии уровень стыка поднимается высоко в цервикальный канал. 

В 95-97% случаев злокачественная трансформация происходит в клетках плоского эпителия, в остальных – в клетках цилиндрического эпителия цервикального канала. 

Основоположником диагностической цитопатологии является Г. Папаниколау (G.N. Papanicolaou), который в 1928 г. описал раковые клетки в мазках из влагалища. Им была разработана широко используемая классификация изменения клеток влагалища и цервикального канала шейки матки. Но в этой классификации не учитываются цитологические изменения, обусловленные вирусом папилломы человека (ВПЧ). Поэтому в настоящее время Всемирная организация здравоохранения рекомендует систему, разработанную в клинике Бетесда (США).

Терминологическая система Бетесда (ТБС, 2001 г.)

разработана для унификации описаний результатов цитологического исследования эпителия шейки матки (с целью представления их в удобной клиницистам форме), с выделением в отдельные группы находок разной клинической значимости и оценкой адекватности исследуемого материала. 

Система Бетесда включает 3 категории мазков: норма, мазки неопределенного значения (ASCUS) и внутриэпителиальные (предраковые) поражения низкой (LSIL) и высокой (HSIL) степеней. 

Согласно ТБС, начальным компонентом интерпретации цервикальных мазков является оценка адекватности образца, так как его качество влияет на чувствительность цитологического метода. ТБС 2001 г. предполагает две категории образцов: «удовлетворительный» и «неудовлетворительный».

Терминология системы Бетесда (пересмотр 2004 г.).

NILM – интраэпителиальные изменения и злокачественные процессы отсутствуют. В эту группу включены цитологические заключения о нормальном состоянии эпителия, а также о наличии различных не неопластических состояний (заболеваний). Уточняют их характер и, по возможности, причину: 

  • атрофические изменения; 
  • наличие клеток железистого эпителия после гистерэктомии; 
  • реактивные изменения, ассоциированные с воспалением, включая типичную регенерацию, лучевую терапию, применение внутриматочных контрацептивов; 
  • кроме того, указывают наличие микроорганизмов:
    • Trichomonas vaginalis;
    • грибов, по морфологическому строению соответствующих Candida spp.;
    • бактерий, по морфологическому строению соответствующих Actinomyces spp.;
    • коккобациллярную микрофлору, характерную для бактериального вагиноза;
    • клеточные изменения, соответствующие поражению Herpes simplex virus.

У женщин 40 лет и старше при отсутствии плоскоклеточных интраэпителиальных изменений указывается также наличие эндометриальных клеток.

ASCUS – клетки плоского эпителия с атипией неясного значения.

ASC-Н – клетки плоского эпителия с атипией неясного значения, не исключающие наличия высокой степени интраэпителиальных изменений.

LSIL – интраэпителиальные изменения плоского эпителия низкой степени, включают поражения, ассоциированные с HPV и CIN I.

НSIL – интраэпителиальные изменения плоского эпителия высокой степени, включают CIN II, CIN III, карциному in situ и случаи, подозрительные на наличие инвазии.

Плоскоклеточная карцинома.

AGC – клетки цервикального (железистого) эпителия с атипией неясного значения.

AGC, favor neoplastic – клетки цервикального (железистого) эпителия, возможно неоплазия. 

Эндоцервикальная аденокарцинома in situ. 

Эндоцервикальная аденокарцинома. 

Эндометриальная аденокарцинома. 

Вторичная аденокарцинома. 

Неклассифицируемая карцинома. 

Другие злокачественные опухоли.

Материал для исследования:

мазок эпителия шейки матки (см. инструкцию по взятию биоматериала). 

Инструкция по взятию материала:

Мазки берутся до бимануального исследования и кольпоскопии. Используемые инструменты должны быть стерильными и сухими, поскольку вода и дезинфицирующие растворы разрушают клеточные элементы. 

При профилактическом осмотре женщин (цитологический скрининг) клеточный материал целесообразно получать с поверхности влагалищной части шейки матки (эктоцервикса) и стенок цервикального канала (эндоцервикса), при наличии патологических изменений шейки матки – прицельно. 

В качестве инструмента для взятия материала из шейки матки при профилактическом осмотре используются модифицированные шпатели типа Эйра или щетки Cervix-Brash, Papette. С диагностической целью материал получают раздельно: шпателями из эктоцервикса, щетками типа Cytobrash из эндоцервикса. 

Полученный биологический материал наносится тонким слоем на предметное стекло и подсушивается на воздухе. Стекло обязательно маркируется с указанием фамилии/кода и места взятия клеточного материала (шейка матки, цервикальный канал). Маркировка на предметном стекле и в направлении на цитологическое исследование должны соответствовать друг другу. 

Обращаем внимание, что у девочек до 16 лет гинекологические анализы берутся только в присутствии родителей. В медицинских офисах не делают соскоб и мазок из цервикального канала беременным женщинам со сроком 22 недели и более, так как эта процедура может вызвать осложнения. В случае необходимости для взятия материала вы можете обратиться к своему лечащему врачу. 

В направлении на цитологическое исследование биологического материала обязательно указывают клинические данные, диагноз, особенности и место получения материала, данные о менструальном цикле. 

Мазок должен быть нанесен тонким слоем на стекло и полностью высушен.

 

Литература

  • American Cancer Society (ACS), American Society for Colposcopy and Cervical Pathology (ASCCP), and American Society for Clinical Pathology (ASCP). Cervical Cancer Screening Guidelines for Average-Risk Women. – Atlanta, GA 30329-4027 USA. — 2012. — http://www.cdc.gov/cancer/cervical/pdf/guidelines.pdf. 
  • Arbyn M., Anttila A. et al. European guidelines for quality assurance in cervical cancer screening (second edition) // Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities. — 2008. — p.25. 
  • Casper G.R., Ostor A.G., Quinn M.A. A clinicopathologic study of glandular dysplasia of the cervix // Gynec. Oncol. — 1997. — №64(1). — р.166-70. 
  • Cirizano F.D. Management of pre-invasive diseade of the cervix // Semin. Surg. Oncol. — 1999. — №16 (3). — р.222-7. 
  • Ferenczy A., Coutlee F., Franco E., Hankins C. Human papillomavirus and HIV coinfection and the risk of neoplasias of the lower genital tract: a review of recent developments // CMAJ. — 2003. — №169(5). — р.431-4. 
  • Franco E.L., Duarte-Franco E., Ferenczy. Cervical cancer: epidemiology, prevention and the role of human papillomavirus infection // CMAJ. — 2001. — №164(7). — р.1017-25.
  • Kenneth R. Shroyer, Mamatha Chivukula et al. CINtec® p16 Cervical Histology Compendium & Staining Atlas // Roche Diagnostics International Ltd. CH-6343 Rotkreuz.– Switzerland, 2012. — http://www.roche.com/index.htm. 
  • Ostor A.G. Natural history of cervical intraepithelial neoplasia: a critical review // Int. J. Gynecol. Pathol. — 1993. — №12(2). — р.186-  
  • Schwartz S.M., Daling J.R., Shera K.A. et al. Human Papillomavirus and prognosis of invasive cervical cancer: a population-based study // J. Clin. Oncol. — 2001. — №19(7). — р.1906-15.
  • Shlay J.C., Dunn T., Byers T et al. Prediction of cervical intraepithelial Neoplasia grade 2-3 using risk assessment and human papillomavirus testing in women with atypia on Papanicolaou smears // Obstet. Gynecol. — 2000. — №96. — р.410-16. 
  • Solomon D., Davey D., Kurman R. et al. The 2001 Bethesda System. Terminaligy for reporting results of cervical cytology // JAMA. — 2002. — vol.16. — р.2114-2118.
  • World Health Organization (WHO). Comprehensive Cervical Cancer Control. A guide to essential practice. – WHO, Geneva. — 2006. — http://www.who.int/reproductive-health/publications/cervical_cancer_gep/text.pdf.
  • Wright T.C. Jr., Cox J.T., Massad L.S. et al. 2001 Consensus Guidelines for the Management of Women with Cervical Cytological Abnormalities // JAMA. — 2002. — №287(16). — р.2120-9. 
  • Воробьев С.Л., Иванова Т.М. и др. Цитологический скрининг рака шейки матки. – М., 2013.

Лечение субэпителиального эндометриоза шейки матки


Опыт использования хирургического диодного лазера GaAlAs в лечении субэпителиального эндометриоза шейки  матки.

В последние годы большое медицинское и социальное значение имеют исследования, посвященные диагностике и лечению генитального эндометриоза, поскольку наблюдается значительное увеличение частоты этой патологии среди гинекологических заболеваний.

Эндометриоз шейки матки — вторая по частоте локализация эндометриоза,  наблюдается в раннем репродуктивном возрасте у 3-10% женщин. 


Фотография шейки матки пациенки №7 до перации.

Макроскопически очаги эндометриоза влагалищной части шейки матки чаще всего представляют собой участки бледно-розового и красноватого цвета, имеющие вид полосок, участки округлой и многоугольной формы, эктопии с наличием закрытых желез, наполненных геморрагическим содержимым.

Характерным клиническим проявлением  ЭШМ являются кровянистые выделения из половых путей в межменструальном периоде. Кольпоскопическая картина ЭШМ  характеризуется изменением цвета и объема участков эндометриоидной ткани в зависимости от фаз менструального цикла.

За 20 лет существования медицинского центра «ЛАНТА»  при помощи кольпоскопии выявлено более 1000 пациентов с диагнозом «субэпителиальный эндометриоз шейки матки», подтвержденным  гистологически.

Настоящее исследование  посвящено применению диодного лазера в лечении ЭШМ. Среди оперативных методов лечения все большее значение приобретает воздействие лазером – лазервапоризация шейки матки. Противопоказаний для лечения лазером практически нет. Не рекомендуется выполнять операцию при наличии воспаления придатков матки;  выделении патогенной и условно патогенной микрофлоры в секрете до проведения курса антибиотикотерапии и ликвидации инфекции.

Характер биологической активности лазерного излучения определяется плотностью мощности или плотностью энергии излучения, представляющих собой отношение мощности лазерного излучения или энергии излучения соответственно к площади поперечного сечения лазерного пучка. В зависимости от плотности мощности лазерное излучение при взаимодействии с биотканью может оказывать повреждающее или не повреждающее действие. При этом, естественно, механизмы взаимодействия будут различаться, и, следовательно, будут проявляться хирургический или терапевтический эффекты. Механизм действия лазера – превращение световой энергии в тепловую, и мгновенное нагревание тканей до высоких температур. Это приводит к быстрому и интенсивному испарению межтканевой и внутриклеточной жидкости, коагуляции или испарению клеточных структур и формированию зоны коагуляционного некроза на границе с окружающими тканями. В зависимости от степени нагрева  воздействие лазера проявляется в эффектах  разреза или выпаривания тканей. Минимальная травматизация  окружающих тканей обусловлена малой проникающей способностью лазерного излучения и, следовательно, меньшей (в несколько раз по сравнению с электрохирургическим методом) зоной некроза.

Заживление «лазерных ран» происходит быстро за счет уменьшения лейкоцитарной инфильтрации, возникающей при формировании лазерного дефекта тканей. Другой особенностью, отличающей процесс заживления лазерных ран, является сокращение продолжительности фазы экссудации и пролиферации, присущие любому раневому процессу.

Благодаря особенностям взаимодействия лазера с биологическими тканями – минимальная зона коагуляционного некроза, дистанционное воздействие – этот вид излучения нашел широкое применение в лечении патологических состояний шейки матки.

Материалы и методы. 

Проведен анализ анамнестических и клинических данных, результатов комплексного обследования, включающего в себя:

  1. Мазок на степень чистоты влагалища.

  2. Вульвоскопия и расширенная кольпоскопия

  3. Ультразвуковое исследование органов малого таза.

  4. Цитологическое исследование мазков.

  5. Общий анализ крови.

  6. Анализ крови на RW.

  7. Бактериологическое исследование отделяемого из влагалища.

  8. Флюорографическое исследование 

и лечения 27 женщин с ЭШМ в периоде с 19.03.2015 г. по 28.02.2016 г. возраст больных колебался от 24 до 43 лет (в среднем 29,1+0,65 года). Продолжительность заболевания составила в среднем 3,1+ 0,28 г.

Результаты исследования. 

Основными жалобами были нарушение менструального цикла  по типу гиперполименореи (64,5%), пред- и постменструальные кровянистые выделения из половых путей (56,9%). Перечисленные симптомы заболевания чаще всего сочетались в различной комбинации и встречались с одинаковой частотой при разных степенях поражения.

Изучение  генеративной функции показало, что преобладающее большинство женщин (23 – 85,2%) имели в анамнезе беременность, из них рожали 22, родов 30. Артифициальные аборты были у 24 (88,9%) женщин, причем большинство из них прерывали беременность неоднократно, с частыми осложнениями; первичное  бесплодие  имелось у 2 женщин (7,4%).  23 женщины (85,2%) перенесли диатермокоагуляции и диатермоконизации шейки матки, причем у 2 женщин (7,4%) — повторно. Собранные данные подтверждают распространенную точку зрения о возможности имплантирования эндометриоидной ткани на раневую поверхность шейки матки.

Операции проводились амбулаторно, в асептических условиях под контролем кольпоскопа  «Leisegang» Х 7; 15. Лазервапоризация проводилась при помощи аппарата «КРИСТАЛЛ».

Лазервапоризация очагов эндометриоза проводилась до 10 дня  менструального цикла без обезболивания. Деструкция эндометриоидных гетеротопий производилась в пределах здоровой ткани до полного удаления крови или геморрагического содержимого в глубине ткани.

При кольпоскопическом исследовании после лазервапоризации шейки матки можно обнаружить:

1.  на   2-3 день на  коагулированной поверхности образуется пленка серого цвета, на поверхности и в толщине видны темные точки – результат карбонизации тканей. Толщина этой пленки обычно не более 1 мм.

2.   с 4-5х  суток начинается очищение поверхности раны. в следующие 4-5 дней граница между зоной коагуляции и здоровой тканью становится менее заметной.


3. на 14-15 сутки определяются белесоватые участки регенерирующего эпителия на периферии и в центре эктоцервикса.


4. на 21-25 день эпителизация завершается.


В результате эпителизации заново образуется  эпителиальный стык, который располагается в области наружного зева и доступен кольпоскопическому осмотру. Первый кольпоскопический осмотр обычно проводится через 3-4 недели после лазердеструкции шейки матки.

После лазердеструкции шейки матки пациентам рекомендуется половой покой, ограничение физической нагрузки (поднятие тяжести не более 3-х кг.), исключение бальнеопроцедур в течение 4-х недель. Повторное кольпоскопическое исследование проводилось через 3 месяца после после лазервапоризации «энд» гетеротопий шейки матки.

Дальнейшее динамическое наблюдение за данными пациентками проводилось 2 раза в год с обязательными цитологическим и кольпоскопическими исследованиями.

В заключении хотелось бы сказать, что  использование лазерных технологий при выполнении операций на шейке матки является переходом на качественно новый, более современный уровень и позволяет существенно улучшить качество оказания медицинской помощи при лечении субэпителиального эндометриоза шейки матки .

В нашей медицинском центре Ланта прием ведут врачи высшей квалификационной категории. Записывайтесь на прием к нашим врачам прямо сейчас по телефону +7(4212) 46-18-00 или онлайн, через форму он-лайн записи. 


Цитологический метод в диагностике опухолей и опухолеподобных процессов

Цитопатология, клиническая или диагностическая цитология, изучает клеточный состав патологических процессов. В качестве отдельной медицинской специальности официально признана в 1941 г. после работ Папаниколау Г. и Траута Н. К чести нашей страны разработка цитологического метода диагностики начата в 1938 г. в клинико-диагностической лаборатории Московского научно-исследовательского онкологического института им. П.А. Герцена. В 1941 г. профессор Н.Н. Шиллер-Волкова на сессии института доложила о первых результатах по исследованию выделений из влагалища, мокроты и пунктатов. В развитии цитологии можно выделить три основных этапа: эксфолиативная, в основном гинекологическая цитопатология; аспирационная цитология, бурный расцвет которой начинается с 80-х годов и связан с внедрением ультразвуковой диагностики, и современный этап развития определяется применением иммуноцитохимических и молекулярных методов исследования, а также автоматизированного скрининга в гинекологической цитологии.

Цитологический метод технически прост, быстр, сравнительно дешев, малотравматичен. Однако «легкость» цитологического метода обманчива, так как цитологическое исследование должно заканчиваться формулировкой заключения, основываясь на котором разрабатывается тактика лечения.

По способу получения материала цитологию можно подразделить на дооперационную (эксфолиативную, абразивную, аспирационную) и интраоперационную. Эксфолиативная цитология включает в себя исследование вагинальных мазков, мокроты, мочи, плевральной, перитонеальной, перикардиальной, цереброспинальной, синовиальной жидкости и т.д. Этот раздел цитологии отличается простотой техники получения большого количества различного типа клеток, в том числе воспалительного ряда. Клеточный материал может быть не очень хорошо сохранен. Для получения информативного материала с поверхности патологического очага удаляют гноевидные массы, корочки, некротический налет. Если полученный материал представляет жидкость, то в нее добавляется цитрат натрия, чтобы жидкость не свернулась.

Абразивная цитология получает материал из определенного участка внутренних органов, в том числе исследуются субэпителиальные поражения с помощью фиброоптических инструментов. При таком взятии материала клетки хорошо сохраняются, и препараты легко интерпретировать. Материал получают из шейки матки, вагины, эндометрия, респираторного, желудочно-кишечного, мочеполового тракта.

Тонкоигольная биопсия в настоящее время позволяет получить материал практически из любого органа. Метод постоянно совершенствуется и дает оптимальные результаты, что делает его в плане диагностики высокоэффективным и экономичным.

Взятый для цитологического исследования материал помещают на край предметного стекла и другим предметным или покровным стеклом равномерно, сильно не надавливая, тонким слоем распределяют по всей поверхности препарата.

В последние годы помимо рутинных цитологических мазков для получения качественных монослойных цитологических препаратов используется жидкостная система: пунктаты вносятся в специальную среду накопления, после чего центрифугируются в режиме 1000 оборотов в течение 5 минут при среднем ускорении на центрифуге (Суtospin-3, Суtospin-4). Применение методики жидкостной цитологии имеет ряд преимуществ: обеспечивает сохранность клеточных структур, уменьшает фон, клетки сосредотачиваются в одном месте – «окошке», что сокращает время просмотра препарата и значительно экономит дорогие сыворотки при проведении иммуноцитохимического исследова-
ния. Для создания архива и возможности последующего исследования материала используется методика Cell-block, при которой получаются препараты, занимающие промежуточное положение между цитологическими и гистологическими.

Влажная фиксация препарата в спирте сразу после взятия мазков применяется при окраске по Папаниколау. В остальных случаях мазки высушивают на воздухе, а затем фиксируют уже в лаборатории. Наиболее распространенный способ фиксации – в равных объемах спирта и эфира (смесь Никифорова). Для иммуноцитохимического исследования применяют фиксацию ацетоном. При окраске мазков используют панхромную окраску азур-эозином по методу Романовского – Гимза в различных модификациях (Лейшмана, Паппенгейма), а также окраска гематоксилином и эозином, особенно при исследовании гинекологического материала используется окраска по Папаниколау. Возможно при рутинном исследовании или специальной окраске выявление бактериальной флоры, в том числе бацилл Коха, лепры, хеликобактера, трихомонад и т.д.

Цитологическая диагностика основана на следующих принципах:

  • Разница клеточного состава в норме и патологии.
  • Оценка не одной отдельно взятой клетки, а совокупности клеток, большое значение придается фону препарата.
  • Цитолог должен иметь патологоанатомический базис.
  • Каждое исследование завершается формулировкой заключения.

Критерии цитологической диагностики злокачественных новообразований составляются из оценки клетки, ядра и ядрышка.

Клетка:

– увеличена в размере, иногда гигантская, редко размер близок к норме, что затрудняет цитологическую диагностику, например, при коллоидном, тубулярном раке, маститоподобном варианте долькового рака молочной железы, фолликулярном раке щитовидной железы, карциноиде, почечноклеточном светлоклеточном раке, высокодифференцированных веретеноклеточных саркомах;

– изменение формы и полиморфизм клеточных элементов;

– нарушение соотношения ядра и цитоплазмы в сторону увеличения доли ядра;

– диссоциация степени зрелости ядра и цитоплазмы, например, молодое ядро в ороговевшей цитоплазме при высокодифференцированном плоскоклеточном раке.

Ядро:

– увеличение размера, полиморфизм, бугристость, неравномерный рисунок хроматина, наиболее постоянный признак – неровность контуров, гиперхромия, фигуры клеточного деления в цитологических препаратах сравнительно редки.

Ядрышко:

– число ядрышек больше, чем в нормальной клетке, ядрышки увеличены в размере, неправильной формы.

Несмотря на присутствие критериев злокачественности у подавляющего большинства клеток, в некоторых клетках рака эти критерии могут отсутствовать или быть выражены в неполном объеме. Необходимо обращать внимание на особенности взаимного расположения клеток, характер межклеточных связей. Заключение формулируют по совокупности признаков при достаточном количестве клеточного материала. Попытка оценить мазок по неадекватно взятому материалу – наиболее частая причина ошибочных заключений.

Основные задачи цитологической диагностики состоят в следующем:

  1. Формулировка заключения до лечения.
  2. Интраоперационная срочная диагностика.
  3. Контроль эффективности лечения.
  4. Оценка важнейших факторов прогноза течения заболевания.

Цитологическое заключение до лечения включает:

  • определение гистогенеза новообразований;
  • установление степени дифференцировки опухолевого процесса;
  • уточнение степени распространенности опухоли;
  • изучение фоновых изменений;
  • определение некоторых факторов прогноза;
  • возможность исследования бактериальной флоры.

Современное цитологическое заключение не только констатирует наличие рака, но и указывает гистологический тип опухоли и степень дифференцировки согласно общепринятым международным классификациям (МКБ-О и ВОЗ).

Критериями достоверности цитологического метода являются результаты сопоставления с плановым гистологическим исследованием. Наибольший процент совпадений цитологического заключения с окончательным гистологическим заключением наблюдается при исследовании образований кожи, молочной, щитовидной железы, при метастатическом поражении лимфатических узлов. Результаты исследования гиперпластических процессов в эндометрии неудовлетворительны (достоверность 30–50%) и заставляют искать пути совершенствования диагностики. Достоверность цитологической диагностики патологии шейки матки составляет 75–90%. 3–24% исследований, в зависимости от локализации и способа получения материала, оказываются неудачными из-за неадекватно полученного, неинформативного материала.

Таблица 1. Достоверность цитологических исследований
опухолей различных локализаций.

Локализация % совпадения цитологического и гистологического диагноза % совпадения по данным литературы % неудавшихся пункций
Легкое 95,5-97 79-98 2,9-3,0
Молочная железа 95,8-97,4 90-96 2,6-8,3
Лимфатические узлы 98,4-98,7 90 1,6-10,7
Кожа 91,2-92,7 90-98 2,4-12,5
Мягкие ткани
(без указания
гистологического
типа опухоли)
90,2-93,8 65-93,4 5-12,3
Желудочно-кишечный тракт 92,3-97,5 73-93,6 2,5-4,4
Щитовидная железа 85,5-93,2 57-94 1,6-4,2
Шейка матки 89,5-93,2 65-90 3,5-4,5
Эндометрий 78,9-84,8 30-90 3,8-15,4
Почка 86,2-89,3 76,4-91,3 7,1-11,5
Экссудаты 95,7-100 1,2-2,7

Уверенное цитологическое заключение о наличии злокачественного новообразования, совпадающее с клиническими симптомами и данными других диагностических исследований, расценивается как морфологическое подтверждение диагноза злокачественной опухоли. Это предъявляет к цитологическому методу высокие требования и заставляет искать пути предупреждения возможных ошибок. По характеру ошибки цитологов можно разделить на две большие группы: ложноотрицательные и ложноположительные. Ложноотрицательные заключения преобладают и приводят к гиподиагностике опухолевого процесса, чаще всего из-за небольшого количества информативного материала в пунктате. Имеются и объективные трудности в оценке изменений, связанные чаще с высокой дифференцировкой опухоли, например, практически невозможно диагностировать фолликулярный рак щитовидной железы с минимальной инвазией, трудно диагностируется тубулярный, маститоподобная форма долькового рака молочной железы.

Гипердиагностика опухолей на нашем материале многие годы не превышает 1%, однако может служить причиной ненужного, а иногда и калечащего лечения. Истинная гипердиагностика, то есть ложное цитологическое заключение о наличии опухоли, объясняется несколькими наиболее типичными причинами.

Выраженная пролиферация клеточных элементов является наиболее частой причиной гипердиагностики рака. Например, пролиферация эпителия протоков и долек молочной железы при фиброаденоме и пролиферирующем аденозе, особенно при укрупнении ядер, наиболее часто приводит к гипердиагностике рака молочной железы. Правильной диагностике помогает анализ ядерных характеристик клеток опухоли: наличие ровных контуров ядра и равномерное распределение хроматина.

Реактивные изменения эпителия служат также нередкой причиной неадекватной цитологической диагностики. Наиболее тяжелые ошибки встречаются при ангиомиолипоме почки, при которой реактивные изменения почечного эпителия с укрупнением и полиморфизмом ядер приводят к ошибочному диагнозу высокодифференцированного почечноклеточного светлоклеточного рака. Диагностике ангиомиолипомы помогает обнаружение сосудистых структур и веретенообразных клеток, экспрессирующих виментин, десмин, НМВ-45.

Хронический аутоиммунный тиреоидит типа Хашимото сопровождается образованием сосочковоподобных структур, к оценке которых необходимо подходить осторожно и помнить, что при этом процессе реактивные изменения эпителия можно ошибочно принять за папиллярный рак щитовидной железы. Для хронических дерматитов, язв характерны атипические реактивные разрастания многослойного плоского эпителия, нередко представляющие непреодолимые трудности в дифференциальной диагностике с высокодифференцированным плоскоклеточным раком. Выраженные дистрофические изменения клеток являются также одной из причин ошибочной цитологической диагностики. Например, выраженная жировая дистрофия гепатоцитов может привести к гипердиагностике метастаза почечноклеточного светлоклеточного рака, особенно при уже состоявшемся диагнозе рака почки.

Большую проблему цитологии представляет дифференциальная диагностика различных степеней диспластических изменений эпителия и внутриэпителиального рака. Присутствие при тяжелой дисплазии полиморфных крупных клеток с большими неправильно округлыми ядрами, иногда с увеличенными ядрышками, двуядерных клеток с тяжистым рисунком хроматина может быть неверно расценено как рак. При диспластических изменениях плоского эпителия необходимо учесть, что большинство клеток сходны с клетками глубоких слоев, крупные атипические клетки находятся в тесной связи с клетками без признаков атипии, имеются клетки стромы. Для объективизации дифференциальной диагностики различных степеней дисплазии и внутриэпителиального рака желательно проведение морфометрии клеток и ядер, что позволяет значительно снизить процент ошибочных заключений.

Нередко причиной гипердиагностики метастатического поражения в лимфатических узлах являются комплексы клеток укрупненного эндотелия и гистиоцитов, образующих эпителиоподобные структуры, а также наличие макрофагов с содержанием бурого пигмента. При затруднениях диагностики помогает иммуноцитохимическое исследование с небольшим набором антител (VIII фактор, цитокератины, ЭМА, НМВ-45), позволяющее подтвердить или отвергнуть наличие метастазов рака или меланомы.

Во избежание ошибок морфологической диагностики большое значение имеет четкое указание на характер проведенного лечения. Например, прием довольно распространенного антибиотика тетрациклина приводит к накоплению в клетках щитовидной железы бурого пигмента и ошибочному диагнозу метастаза меланомы. Прием мерказолила при зобе сопровождается резким полиморфизмом фолликулярного эпителия, что служит причиной цитологической и даже гистологической гипердиагностики фолликулярного рака. Проведение лучевой терапии вызывает выраженные изменения не только опухолевых клеток, но и нормального эпителия: укрупнение, полиморфизм клеток, патологическое ороговение, что является причиной гипердиагностики рака.

Имеются и объективные диагностические проблемы, например, в дифференциальной диагностике между эндометриоидной высокодифференцированной аденокарциномой и атипической гиперплазией эндометрия, себоррейной (базальноклеточной) кератомой и базально-клеточным раком, инфекционным мононуклеозом и болезнью Ходжкина, где достаточно высокий процент ошибочных заключений и требуется дальнейшая разработка цитологических критериев диагностики.

Знание клинической картины, характера проведенного лечения, применение современных методик морфологической диагностики с использованием иммуноцитохимии и морфометрии способствует сведению случаев гипердиагностики к нулю.

Вместе с истинной цитологической гипердиагностикой существует ложная гипердиагностика, когда цитолог дает уверенное заключение о злокачественном процессе, а при гистологическом исследовании опухоли не обнаруживается, то есть фактически имеет место гистологическая гиподиагностика. Пересмотр цитологических препаратов несколькими высококвалифицированными специалистами, повторное взятие биопсии, клиническое течение заболевания в дальнейшем подтверждают результаты цитологического исследования. Больше всего ложной цитологической гипердиагностики относится к исследованию биопсийного материала из бронхов и гортани, а также при исследовании лимфатическиих узлов, когда при цитологическом исследовании выявлялись единичные комплексы анаплазированных клеток, несомненно принадлежащих раку. При приготовлении гистологических препаратов эти комплексы теряются в готовых гистологических препаратах. Реальная потеря немногочисленных опухолевых клеток при приготовлении гистологических препаратов не допускает игнорирования клиницистом данных цитологического исследования и приводит к «золотому» стандарту – совместному цитологическому и гистологическому исследованию биоптата.

Интраоперационная цитологическая диагностика – одно из основных направлений цитологического метода исследования. Во время операции, используя цитологический метод, уточняется характер патологического процесса, степень распространенности с выявлением метастазов в лимфатические узлы, печень и другие органы, производится контроль радикальности выполненной операции с исследованием краев резекции. Роль цитологии возрастает при разработке показаний к расширенным лимфоаденэктомиям и при определении так называемых «сторожевых», или «сигнальных», лимфатических узлов, которых может быть шесть, и применение гистологического метода невозможно из-за длительности исследования. По данным ведущих клиник, ошибка срочного гистологического исследования «сторожевых» лимфатических узлов составляет 25%, поэтому они рекомендуют использовать интраоперационное цитологическое исследование отпечатков с поверхности разрезанного лимфатического узла. По нашим данным, достоверность срочного цитологического исследования по выявлению метастатического поражения лимфатических узлов составляет 97-99%.

Надо отметить, что к срочному морфологическому исследованию могут быть противопоказания. Срочное интраоперационное морфологическое исследование не рекомендуется выполнять при подозрении на внутриэпителиальный рак с ограниченным очагом поражения из-за того, что не останется материала для планового гистологического исследования. Цитологические критерии внутриэпителиального рака только разрабатываются, и цитолог может дать заключение о раке, не указывая, что это Carcinoma in situ. При внутрипротоковых папилломах небольшого размера срочное гистологическое исследование лучше не выполнять, а цитологическое исследование достоверно поможет установить характер процесса.

При срочной морфологической диагностике существенно помогает макроскопическое исследование операционного материала. Опытный морфолог при визуальном исследовании уже может поставить диагноз, но для подтверждения диагноза необходимо микроскопическое исследование. Например, опухолевый узел классической звездчатой формы может быть при трех совершенно разных процессах: при раке, склерозирующем аденозе с центром Семба и липогранулеме. И только микроскопическое исследование позволяет правильно поставить диагноз.

Цитологический метод позволяет в динамике, не травмируя пациента, изучать лечебный патоморфоз при химиолучевой и фотодинамической терапии.

XX столетие названо в медицинских кругах веком цитопатологии. Оценивая возможности цитологического метода, можно сказать, что есть еще возможности его развития в комбинации с другими дисциплинами и методами.

Иммуноцитохимическое исследование нередко является решающим в дифференциальной диагностике новообразований, когда при рутинном исследовании возникают непреодолимые трудности для установления гистогенеза отдельных опухолей, определения источника метастазирования, трактовки первично-множественных поражений.

За последние годы достигнут огромный прогресс в клиническом использовании различных биологических маркеров. В отличие от сывороточных маркеров, клеточные маркеры определяются непосредственно в опухолевых клетках ИЦХ исследованием, в основе которого лежит реакция антиген-антитело. В их числе онкогены, рецепторы эстрогенов и прогестерона, молекулы, опосредующие апоптоз, рецепторы факторов роста и т. д. Все эти показатели позволяют более детально изучить молекулярно-биологические особенности опухолевых клеток, ассоциированные со степенью дифференцировки, способностью к инвазии и метастазированию, чувствительностью к химиотерапии, и, следовательно, с особенностями течения и прогнозом заболевания в каждом конкретном случае.

Специфических маркеров дифференциальной диагностики злокачественных и доброкачественных опухолевых процессов не существует, но на сегодняшний день активно ведутся научные изыскания в решении этой проблемы. Так, равномерное окрашивание герминативных центров лимфоидных фолликулов с использованием антител bcl-2 указывает на фолликулярную лимфосаркому, в то время как негативная реакция свидетельствует о доброкачественном гиперпластическом процессе; реакция с антителами HBME-1 при ИЦХ исследовании опухолей щитовидной железы часто положительная в злокачественных новообразованиях и практически отсутствует при доброкачественных, в дифференциальной диагностике широко применяют галектин-3, экспрессирующийся карциномами щитовидной железы из А-клеток (папиллярный, фолликулярный) с отсутствием экспрессии в фолликулярных аденомах, зобах и нормальной ткани щитовидной железы.

Для установления гистогенеза и дифференциальной диагностики опухолей разработаны и постоянно совершенствуются, схемы C.R.Taylor и R.J. Cote (1994 г.). Разнообразие моноклональных антител, используемых в иммуноцитохимических исследованиях тонкоигольных пунктатов, в каждом конкретном случае позволяет ответить на вопрос, имеет ли данная опухоль эпителиальное происхождение или является саркомой, меланомой, лимфомой. Иммуноцитохимия широко применяется для иммунофенотипирования злокачественных лимфом, без чего, по современным канонам, невозможно начать лечение.

Иммуноцитохимическое исследование помогает в определении источника метастазирования при невыявленном первичном очаге. К сожалению, органоспецифических маркеров не так уж и много. К их числу могут быть отнесены специфический антиген предстательной железы (ПСA), позволяющий идентифицировать метастазы рака простаты более чем в 95% случаев; тиреоглобулин, экспрессирующийся в 92–98% фолликулярного и папиллярного рака щитовидной железы, и кальцитонин, экпрессирующийся в 80% медуллярных раков щитовидной железы В некоторых случаях рак щитовидной железы может экспрессировать и кальцитонин, и тиреоглобулин, что только с помощью иммуноферментной диагностики позволяет диагностировать диморфные А-С-клеточные раки.

Одним из первых показателей, вошедших в практику лечения больных раком молочной железы (РМЖ), и относящихся к категории клеточных маркеров, были рецепторы стероидных гормонов. Рецепторы стероидных гормонов – это белки, специфически и избирательно связывающие соответствующие стероиды после их проникновения в клетку.

По данным ВОЗ (2003 г.), экспрессия рецепторов эстрогенов (РЭ+) и прогестерона (РП+) в инвазивных протоковых раках составляет 70-80%; инвазивный дольковый рак в 70-95% экспрессирует РЭ, в 60-70% -РП, 100% экспрессия РЭ отмечена в инвазивном криброзном, муцинозных опухолях молочной железы. Эдокринная терапия наиболее эффективна у больных с первичными опухолями с высоким уровнем рецепторов стероидов. При метастатических поражениях степень реакции на эндокринную терапию также зависит от наличия РЭ и РП в опухоли: её эффективность составляет около 10–15% при гормонотрицательных опухолях, 27% при опухоли с РЭ+ и РП-, 46% при статусе РЭ- и РП+ и 75% при опухолях, содержащих РЭ+ и РП+. Рецепторположительные опухоли молочной железы имеют более высокую дифференцировку и более благоприятный прогноз.

Необходимо отметить, что рецепторы гормонов в доброкачественных образованиях молочной железы еще мало изучены. Отмечено повышение числа РЭ+ клеток в нормальной ткани молочной железы с увеличением возраста, а также при склерозирующем аденозе, папилломах, фиброаденомах и листовидных опухолях. Коэкспрессия РЭ+/Ki-67+ с разной степенью выраженности и соотношения большей частью выявлялась в патологии, связанной с риском развития РМЖ.

Рецепторы эстрогенов экспрессируются в клетках рака эндометрия, яичников, шейки матки, щитовидной железы, кишечника, нейроэндокринных опухолей, в том числе карциноидов.

Иммуноцитохимическое исследование позволяет на дооперационном этапе установить важнейшие факторы прогноза опухолевого процесса и скоррегировать схемы лечения. Пролиферативная активность многих новообразований оценивается с помощью антител Ki-67 в злокачественных лимфомах, опухолях молочной, предстательной, поджелудочной железы, легких, гипофиза, толстой кишки. Обнаружена связь между значениями индекса пролиферации и степенью гистологической дифференцировки опухоли и клиническим прогнозом при раке эндометрия, яичников, легкого, молочной железы, мочевого пузыря, лимфомах, опухолях нервной системы.

Гиперэкспрессия онкопротеина C-erbB-2(HER2/neu), являющегося рецептором эпидермального фактора роста 2-го типа, придающего клеткам свойство неограниченного деления, служит фактором риска рецидива заболевания для ряда опухолей: рака молочной железы, толстой кишки, лёгкого и др. Экспрессия онкобелка C-erbB-2 при ИГХ исследовании обнаруживается в 15–40% РМЖ. Выявление онкопротеина C-erbB-2, по мнению некоторых авторов, ассоциируется с высокой степенью злокачественности опухоли, отсутствием РЭ и РП, высокой митотической активностью, устойчивостью к химиотерапии и требует назначение герцептина.

Наличие метастазов в лимфатических узлах при опухолевом поражении является главным дискриминирующим прогностическим признаком. С помощью иммуноцитохимического исследования можно выявить единичные циркулирующие кератин-положительные клетки РМЖ в костном мозге и периферической крови. Применение ИЦХ исследования повышает выявляемость микрометастазов в лимфатических узлах на 3,2–24%.

Иммуноцитохимические реакции оцениваются как качественно при уточнении гистогенеза опухоли, наличии метастаза в лимфатическом узле или другом органе, иммунофенотипировании лимфом, так и количественно – при оценке пролиферативной активности, экспрессии рецепторов гормонов в опухоли, онкопротеина С-erbB-2 и т.д. Иммуноцитохимическая реакция может быть ядерной, цитоплазменной и мембранной. Ядерная реакция проявляется интенсивным окрашиванием ядра и бывает при определении РЭ и РП, Ki–67, PCNA, p53 и т.д. Цитоплазменная реакция характеризуется диффузным окрашиванием цитоплазмы или отложением гранул в виде грубых пятен и зерен. Цитоплазменное окрашивание дают хромогранин, синаптофизин, белок S-100, виментин, десмин, тиреоглобулин, кальцитонин, цитокератины, bcl-2 и т.д. Оценка этой реакции требует большой осторожности и контроля, так как фоновое окрашивание цитоплазмы клеток может быть принято за истинную реакцию. Мембранное окрашивание наблюдается при проведении реакции с онкопротеином C-erbB-2 и ЭМА (эпителиальным мембранным антигеном). Окрашивание в таких случаях только цитоплазмы не должно учитываться как экспрессия антигена. Маркер крупноклеточной анаплазированной лимфомы CD-30 может экспрессироваться как в цитоплазме, так и на мембране клетки.

Для количественной оценки экспрессии маркера Мс. Carthy и соавторы разработали систему подсчета Histo score (H.S.). Система подсчета включает интенсивность иммуноцитохимической окраски, оцениваемую по 4-балльной шкале, и долю окрашенных клеток и представляет собой сумму произведений процентов, отражающих долю клеток с различной интенсивностью окраски на балл, соответствующий интенсивности реакции. Интенсивность окраски в баллах: 0 – нет окрашивания, 1 – слабое окрашивание, 2 – умеренное окрашивание, 3 – сильное, 4 – очень сильное окрашивание. Формула подсчета:

Histochemical score = ∑ P(i)×i (гистосчет),

где i – интенсивность окрашивания, выраженная в баллах от 0 – 4,
Р(i) – процент клеток, окрашенных с разной интенсивностью.

Максимальное количество Histo score соответственно должно быть 400. Подсчет проводится в трех когортах по 100 опухолевых клеток в различных полях зрения (объектив х 40).

В практической работе допустимо использование полуколичественной оценки. Реакция считается отрицательной при полном отсутствии или экспрессии антигена менее 5%–10% опухолевых клеток, слабоположительной – от 5%–10% до 24% клеток, умеренно положительной – в 25%–75%, выраженной – более чем в 75% клеток. При оценке иммуноферментной реакции принимают во внимание интенсивность и полноту окрашивания цитолеммы клеток в центре опухолевого очага. Так, яркая, мембранная, беспрерывная по контуру клетки реакция обозначает выраженную экспрессию белка С-erbB-2 (+++), что в 95% случаев подтверждается амплификацией гена С-erbB-2, выявляемой с помощью FISH (флуоресцентной гибридизацией in situ).

Сопоставляя данные иммуноцитохимических исследований различных опухолей с целью уточнения гистогенетической принадлежности и результатов послеоперационных морфологических заключений, получены следующие результаты: 89% совпадений при анализе опухолей щитовидной железы, 83% при уточнении гистогенеза первичной опухоли и метастазах в лимфатических узлах, 89% – при опухолях мягких тканей и кожи и 100% – при исследовании биологических жидкостей. При определении гормонального статуса РМЖ процент совпадения ИЦХ и ИГХ исследований составляет 88,3%, при исследовании пролиферативной активности – 83%, при определении онкопротеина C-erbB-2 – 93,2%.

При сравнении возможностей ИЦХ исследования при выполнении пункционной биопсии и ИГХ исследования при трепанобиопсии преимущества ИЦХ, на наш взгляд, несомненны. Пункционная биопсия – более простая процедура, не сопровождается такими осложнениями, как воспаление, кровотечение, и позволяет получить полноценный клеточный материал. При неудачной пункции и попадании в некроз, строму опухоли, окружающие ткани можно практически безболезненно повторить процедуру. Кроме того, отсутствует потеря и маскировка антигенов при проводке и депарафинизации материала с использованием агрессивных химических реагентов.

Использование иммуноцитохимического исследования позволяет расширить возможности морфологических методов и на дооперационном этапе уточнить гистогенез, диагностировать первично-множественные поражения, степень распространения и оценить некоторые показатели прогноза и чувствительность опухоли к химиогормонотерапии.

На современном этапе развития в цитологии используются методы молекулярной и генной диагностики: гибридизация in situ, Southern Blotting, Nothern Blooting, Western Blotting, DNK Microarray и т.д) В научной и практической работе цитологи применяют проточную цитофотометрию.

Одним из путей совершенствования цитологического метода исследования является применение морфометрии, что позволяет получать объективные количественные параметры. Например, при обработке на компьютере выделены наиболее информативные морфометрические признаки, относящиеся к параметрам ядра с использованием основных диагностических морфометрических признаков: площадь, периметр, оптической плотности, коэффициент поляризации ядер, числа ядрышек, их площади и периметра. Разработаны объективные морфометрические признаки различных степеней дисплазии при дисгормонально-гиперпластических процессах молочной железы, шейки матки, что уменьшило долю субъективизма в определении различных степеней дисплазии.

Развиваются новые методы микроскопии: фазово-контрастная, флюоресцентная, конфокальная и т.д. Создание компьютерных систем обучения, развитие метода телеконсультации также предъявляют новые требования и, несомненно, будут способствовать развитию и совершенствованию цитологического метода диагностики.

Волченко Надежда Николаевна
д.м.н., профессор, руководитель отделения
онкоцитологии МНИОИ им.П.А.Герцена

Лейкоплакия

В последние годы отмечено увеличение количества больных с различными проявлениями нарушений мочеиспускания и болями в малом тазу, несмотря на нормализацию анализов мочи и прекращение бактериурии. Данная группа больных требует особого подхода к диагностике и лечению. При уретроцистоскопии и биопсии больных со стойкой дизурией и болевым симптомом, локализованным в малом тазу, в 65-100% случаев обнаруживается измененная слизистая оболочка мочевого пузыря. Измененная слизистая представляет собой плоскоклеточную метаплазию эпителия с различной степенью ороговения в виде очагов белесоватого налета, четко ограниченными от неизмененной слизистой. Предполагается, что инфекция является причинным фактором повреждения уротелия и формирования метаплазии, в то время как дальнейшая альтерация происходит вне зависимости от инфекции, приводя к стойкой дизурии.

По современным данным лейкоплакия МП — это патологический процесс, который можно охарактеризовать нарушением основных функций многослойного плоского эпителия: отсутствием гликогенобразования и возникновением ороговения, которого в норме быть не должно. У женщин заболевание встречается в 3-5 раз чаще, чем у мужчин.

При развитии лейкоплакии происходит более значительное, чем при цистите, поражение стенки мочевого пузыря. У пациенток с лейкоплакией имеется повышенная проницаемость эпителия, невозможна адаптивная перестройка уротелия при физиологическом наполнении мочевого пузыря, что приводит к диффузии компонентов мочи в интерстиций и развитию учащенного, болезненного мочеиспускания, болей над лоном, в уретре.

Проблема стойкой дизурии у женщин не теряет своей актуальности, что обусловлено большой распространенностью данного состояния и значительными трудностями его лечения. В группу больных с лейкоплакией мочевого пузыря входят женщины с длительно протекающими воспалительными заболеваниями, которые не поддаются стандартным методам лечения. Многие женщины при длительном течении заболевания к врачам обращаются только через несколько лет от начала заболевания, когда расстройства мочеиспускания становятся частыми и не купируются привычными для них средствами. Проблема лечения больных с лейкоплакией мочевого пузыря находится на стыке разных специальностей: урологии, неврологии, гинекологии. Клиническими проявлениями лейкоплакии мочевого пузыря являются стойкая дизурия, императивные позывы к мочеиспусканию, поллакиурия и хроническая уретральная боль в сочетании или изолированно с хронической тазовой болью.

Лечение данного заболевания должно быть этиопатогенетическим и включать в себя антибактериальную терапию, гормонотерапию, коррекцию нарушений уродинамики, противовоспалительную, иммуностимуляцию терапию. Несмотря на применение комплексных методов лечения отмечено, что консервативная терапия приносит лишь временное клиническое улучшение, не влияя на морфологические патологические изменения слизистой оболочки МП. Частота рецидивов, по мнению различных авторов, колеблется от 38 % до 65 %.

Хирургическое лечение относят к патогенетическим методам. Разнообразные способы хирургического лечения лейкоплакии МП направлены на коррекцию анатомических изменений в стенке МП и устранение причин нарушения уродинамики. В литературе описаны такие методы, как трансуретральная резекция, трансуретральная вапоризация и аргонокоагуляция, лазерная абляция.

Лазерная абляция позволяет удалять измененную слизистую оболочку мочевого пузыря, не травмируя более глубокие слои стенки и не затрагивая собственную пластинку и мышечный слой. Нагревание ткани, очаг гипертермии в лейкоплакической бляшке способствует не только удалению измененного эпителия, но и гибели патогенных микроорганизмов в субэпителиальных слоях. Привлекательность лазерной абляции измененной слизистой мочевого пузыря заключается в ее способности пересекать и испарять ткань, причиняя ей минимальные повреждения. Разрезы тканей лазерным лучом практически бескровны. Это обусловлено образованием коагуляционного «лазерного» тромба. «Лазерный» коагуляционный некроз качественно отличается от некроза, вызываемого электрокоагуляцией или криодеструкцией тем, что его зона намного меньше. Заживление тканевого дефекта происходит значительно быстрее. На границе «лазерной» раны наблюдается совсем незначительная лейкоцитарная инфильтрация, что ведет за собой уменьшение зоны воспалительного отека и сокращения фазы пролиферации. Лазерное излучение обеспечивает стерильность послеоперационной раны, снижает опасность развития инфекционно-воспалительных осложнений в послеоперационном периоде, способствует формированию более нежного рубца.

Достоинствами применения методов эндоскопической лазерной хирургии при лейкоплакии мочевого пузыря являются минимальная хирургическая травма, высокая точность оперативного вмешательства, хороший гемостаз, формирование биологического барьера в месте лазерного воздействия, короткий период послеоперационной реабилитации.

Лазерная абляция измененной слизистой мочевого пузыря является эффективным и перспективным современным методом лечения больных хроническим рецидивирующим циститом и лейкоплакией мочевого пузыря.

 

Лейкоцитарная инфильтрация при экспериментальном инсульте | Journal of Neuroinflammation

  • Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ): 10 основных причин смерти. Информационный бюллетень № 310 . Женева: ВОЗ; 2011.

    Google ученый

  • Лахан С.Е., Кирхгесснер А., Хофер М.: Воспалительные механизмы при ишемическом инсульте: терапевтические подходы. J Transl Med 2009, 7: 97.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Американская ассоциация инсульта: Острый и профилактический инсульт . Даллас, Техас: Американская ассоциация инсульта; 2012.

    Google ученый

  • Brait VH, Arumugam TV, Drummond GR, Sobey CG: Важность Т-лимфоцитов при повреждении головного мозга, иммунодефиците и восстановлении после церебральной ишемии. J Cereb Blood Flow and Metab 2012, 32: 598–611.

    КАС Статья Google ученый

  • Dirnagl U, Iadecola C, Moskowitz MA: Патобиология ишемического инсульта: интегрированный взгляд. Trends Neuroscience 1999, 22 (9) : 391–397.

    КАС Статья Google ученый

  • Yilmaz G, Granger DN: Набор лейкоцитов и ишемическое повреждение головного мозга. Нейромолекулярная Мед 2010, 12: 193–204.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Brea D, Sobrino T, Ramos-Cabrer P, Castillo J: Воспалительные и нейроиммуномодулирующие изменения при острой церебральной ишемии. Cerebrovasc Dis 2009, 27 (Приложение 1) : 48–64.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Iadecola C, Alexander M: Церебральная ишемия и воспаление. Curr Opin Neurol 2001, 14: 89–94.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Muir KW, Tyrrell P, Sattar N, Warburton E: Воспаление и ишемический инсульт. Curr Opin Neurol 2007, 20: 334–342.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Veldhuis WB, Derksen JW, Floris S, Van Der Meide PH, De Vries HE, Schepers J, Vos IM, Dijkstra CD, Kappelle LJ, Nicolay K, Bär PR: Интерферон-бета блокирует инфильтрацию воспалительных клеток и уменьшает объем инфаркта после ишемического инсульта у крыс. J Cereb Blood Flow Metab 2003, 23: 1029–1039.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Barone FC, Hillegass LM, Price WJ, White RF, Lee EV, Feuerstein GZ, Sarau HM, Clark RK, Griswold DE: Инфильтрация полиморфно-ядерных лейкоцитов в очаговой ишемической ткани головного мозга: анализ активности миелопероксидазы и гистологическая проверка. J Neurosci Res 1991, 29: 336–345.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Мацуо Ю., Кихара Т., Икеда М., Ниномия М., Онодера Х., Когуре К.: Роль нейтрофилов в выработке радикалов при ишемии и реперфузии головного мозга крысы: влияние истощения нейтрофилов на образование внеклеточных аскорбильных радикалов. J Cereb Blood Flow Metab 1995, 15: 941–947.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Satoh S, Kobayashi T, Hitomi A, Ikegaki I, Suzuki Y, Shibuya M, Yoshida J, Asano T: Ингибирование миграции нейтрофилов ингибитором протеинкиназы для лечения ишемического инфаркта головного мозга. Jpn J Pharmacol 1999, 80: 41–48.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Shichita T, Sugiyama Y, Ooboshi H, Sugimori H, Nakagawa R, Takada I, Iwaki T, Okada Y, Iida M, Cua DJ, Iwakura Y, Yoshimura A: Основная роль церебрального производства интерлейкина-17 гамма-дельта-Т-клетки в отсроченной фазе ишемического повреждения головного мозга. Nat Med 2009, 15: 946–950.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Campanella M, Sciorati C, Tarozzo G, Beltramo M: Проточный цитометрический анализ воспалительных клеток в ишемизированном мозге крысы. Ход 2002, 33: 586–592.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Амор С., Пуэнтес Ф., Бейкер Д., ван дер Валк П.: Воспаление при нейродегенеративных заболеваниях. Иммунология 2010, 129: 154–169.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Baird AE: Забытый лимфоцит: иммунитет и инсульт. Тираж 2006, 113: 2035–2036.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Kleinschnitz C, Schwab N, Kraft P, Hagedorn I, Dreykluft A, Schwarz T, Austinat M, Nieswandt B, Wiendl H, Stoll G: Ранние вредные эффекты Т-клеток при экспериментальной ишемии головного мозга не связаны с адаптивными иммунитета и образования тромбов. Кровь 2010, 115: 3835–3842.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Linfert D, Chowdhry T, Rabb H: Лимфоциты и ишемически-реперфузионное повреждение. Transplantation Rev (Орландо) 2009, 23: 1–10.

    Артикул Google ученый

  • Йилмаз Г., Арумугам Т.В., Стоукс К.Ю., Грейнджер Д.Н.: Роль Т-лимфоцитов и гамма-интерферона при ишемическом инсульте. Тираж 2006, 113: 2105–2112.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Hallenbeck JM, Hansson GK, Becker KJ: Иммунология ишемической болезни сосудов: от бляшек до атаки. Trends Immunol 2005, 26: 550–556.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Мур С., Танос С.: Концепция микроглии в связи с заболеванием и регенерацией центральной нервной системы. Prog Neurobiol 1996, 48: 441–460.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Marks L, Carswell HV, Peters EE, Graham DI, Patterson J, Dominiczak AF, Macrae IM: Характеристика микроглиального ответа на церебральную ишемию у предрасположенных к инсульту спонтанно гипертензивных крыс. Гипертония 2001, 38: 116–122.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Brait VH, Jackman KA, Walduck AK, Selemidis S, Diep H, Mast AE, Guida E, Broughton BR, Drummond GR, Sobey CG: Механизмы, влияющие на размер церебрального инфаркта после инсульта: пол, реперфузия, Т-лимфоциты , и супероксид, полученный из Nox2. J Cereb Blood Flow Metab 2010, 30: 1306–1317.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Denes A, Vidyasagar R, Feng J, Narvainen J, McColl BW, Kauppinen RA, Allan SM: Пролиферирующая резидентная микроглия после очаговой церебральной ишемии у мышей. J Cereb Blood Flow Metab 2007, 27: 1941–1953.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Garcia JH, Liu KF, Yoshida Y, Lian J, Chen S, del Zoppo GJ: Приток лейкоцитов и тромбоцитов при развивающемся инфаркте головного мозга (крыса Wistar). Am J Pathol 1994, 144: 188–199.

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Komine-Kobayashi M, Zhang N, Liu M, Tanaka R, Hara H, Osaka A, Mochizuki H, Mizuno Y, Urabe T: Нейропротекторный эффект рекомбинантного гранулоцитарного колониестимулирующего фактора человека при транзиторной фокальной ишемии мышей . J Cereb Blood Flow Metab 2006, 26: 402–413.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Zhang RL, Chopp M, Chen H, Garcia JH: Временной профиль ишемического повреждения ткани, ответа нейтрофилов и закупорки сосудов после постоянной и временной (2H) окклюзии средней мозговой артерии у крыс. J Neurol Sci 1994, 125: 3–10.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Louis J, Pellegrino AJC: Стереотаксический атлас крысиного мозга . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts; 1967.

    Google ученый

  • Библиотека мозга мыши: Атлас мозга мыши: C57BL/6J Coronal . Мемфис, Теннесси: Центр медицинских наук Университета Теннесси; 2013. http://www.mbl.org/atlas170/atlas170_frame.html

    Google ученый

  • Schilling M, Strecker JK, Schabitz WR, Ringelstein EB, Kiefer R: Эффекты моноцитарного хемоаттрактантного белка 1 на рекрутирование переносимых кровью клеток после транзиторной очаговой церебральной ишемии у мышей. Неврология 2009, 161: 806–812.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Schilling M, Strecker JK, Ringelstein EB, Schäbitz WR, Kiefer R: Роль CC хемокинового рецептора 2 в активации микроглии и привлечении клеток крови после транзиторной очаговой церебральной ишемии у мышей. Brain Res 2009, 1289: 79–84.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Jin R, Song Z, Yu S, Piazza A, Nanda A, Penninger JM, Granger DN, Li G: Фосфатидилинозитол-3-киназа гамма играет центральную роль в дисфункции гематоэнцефалического барьера при остром экспериментальном инсульте. Ход 2011, 42: 2033–2044.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Stevens SL, Bao J, Hollis J, Lessov NS, Clark WM, Stenzel-Poore MP: Использование проточной цитометрии для оценки временных изменений воспалительных клеток после фокальной ишемии головного мозга у мышей. Brain Res 2002, 932: 110–119.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Inamasu J, Suga S, Sato S, Horiguchi T, Akaji K, Mayanagi K, Kawase T: Постишемическая гипотермия замедляет накопление нейтрофилов и активацию микроглии после транзиторной фокальной ишемии у крыс. J Нейроиммунол 2000, 109: 66–74.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Matsuo Y, Onodera H, Shiga Y, Nakamura M, Ninomiya M, Kihara T, Kogure K: Корреляция между накоплением нейтрофилов, определяемым миелопероксидазой, и ишемическим повреждением головного мозга у крыс. Последствия истощения нейтрофилов. Ход 1994, 25: 1469–1475.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Hiraga N, Adachi N, Liu K, Nagaro T, Arai T: Подавление рекрутирования воспалительных клеток путем стимуляции гистаминовых рецепторов в ишемизированном мозге крыс. Eur J Pharmacol 2007, 557: 236–244.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Kim BJ, Kim MJ, Park JM, Lee SH, Kim YJ, Ryu S, Kim YH, Yoon BW: Снижение нейрогенеза после подавления воспаления миноциклином при преходящей церебральной ишемии у крыс. J Neurol Sci 2009, 279: 70–75.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Wang GJ, Deng HY, Maier CM, Sun GH, Yenari MA: Мягкая гипотермия снижает экспрессию ICAM-1, инфильтрацию нейтрофилов и накопление микроглии/моноцитов после экспериментального инсульта. Неврология 2002, 114: 1081–1090.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Mu S, Ouyang L, Liu B, Qu H, Zhu Y, Li K, Lei W: Взаимосвязь между воспалительной реакцией и ишемическим повреждением хвостатой скорлупы у крыс: воспалительная реакция и ишемия головного мозга. Anat Sci Int 2011, 86: 86–97.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Schroeter M, Jander S, Witte OW, Stoll G: Местные иммунные реакции в коре головного мозга крыс после окклюзии средней мозговой артерии. J Нейроиммунол 1994, 55: 195–203.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Choe CU, Lardong K, Gelderblom M, Ludewig P, Leypoldt F, Koch-Nolte F, Gerloff C, Magnus T: CD38 усугубляет очаговую продукцию цитокинов, постишемическое воспаление и повреждение головного мозга после очаговой церебральной ишемии. PLoS One 2011, 6: e19046.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Liesz A, Zhou W, Mracskó É, Karcher S, Bauer H, Schwarting S, Sun L, Bruder D, Stegemann S, Cerwenka A, Sommer C, Dalpke AH, Veltkamp R: Ингибирование транспорта лимфоцитов защищает мозга против вредного нейровоспаления после инсульта. Мозг 2011, 134: 704–720.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Takata M, Nakagomi T, Kashiwamura S, Nakano-Doi A, Saino O, Nakagomi N, Okamura H, Mimura O, Taguchi A, Matsuyama T: выживание/гибель нейральных стволовых клеток/клеток-предшественников, индуцированных ишемическим инсультом. Cell Death Differ 2012, 19: 756–767.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Li GZ, Zhong D, Yang LM, Sun B, Zhong ZH, Yin YH, Cheng J, Yan BB, Li HL: Экспрессия интерлейкина-17 в ишемизированной ткани головного мозга. Scand J Immunol 2005, 62: 481–486.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Роселл А., Куадрадо Э., Ортега-Азнар А., Эрнандес-Гильямон М., Ло Э.Х., Монтанер Дж.: ММП-9-положительная нейтрофильная инфильтрация связана с разрушением гематоэнцефалического барьера и деградацией коллагена IV типа базальной пластинки во время геморрагическая трансформация после ишемического инсульта человека. Ход 2008, 39: 1121–1126.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • McCarter JF, McGregor AL, Jones PA, Sharkey J: FK 506 защищает мозговую ткань в животных моделях инсульта. Transplant Proc 2001, 33: 2390–2392.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Harris AK, Ergul A, Kozak A, Machado LS, Johnson MH, Fagan SC: Влияние истощения нейтрофилов на экспрессию желатиназы, образование отека и геморрагическую трансформацию после очагового ишемического инсульта. BMC Neurosci 2005, 6: 49.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Fassbender K, Ragoschke A, Kühl S, Szabo K, Fatar M, Back W, Bertsch T, Kreisel S, Hennerici M: Воспалительная лейкоцитарная инфильтрация при очаговой церебральной ишемии: не связана с размером инфаркта. Cerebrovasc Dis 2002, 13: 198–203.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Klehmet J, Harms H, Richter M, Prass K, Volk HD, Dirnagl U, Meisel A, Meisel C: Иммунодепрессия, вызванная инсультом, и постинсультные инфекции: уроки профилактической антибактериальной терапии при испытании на инсульт. Неврология 2009, 158: 1184–1193.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Clark WM, Lessov N, Lauten JD, Hazel K: Лечение доксициклином уменьшает ишемическое повреждение головного мозга при транзиторной окклюзии средней мозговой артерии у крыс. J Mol Neurosci 1997, 9: 103–108.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Matsumoto H, Kumon Y, Watanabe H, Ohnishi T, Shudou M, Ii C, Takahashi H, Imai Y, Tanaka J: Антитела к CD11b, CD68 и лектиновые метки нейтрофилов, а не микроглии в травматическом и ишемическом мозге поражения. J Neurosci Res 2007, 85: 994–1009.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Jin R, Yang G, Li G: Воспалительные механизмы при ишемическом инсульте: роль воспалительных клеток. J Leukoc Biol 2010, 87: 779–789.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ochs HD, Oukka M, Torgerson TR: Клетки Th27 и регуляторные Т-клетки при первичных иммунодефицитных состояниях. J Allergy Clin Immunol 2009, 123: 977–983.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Liesz A, Suri-Payer E, Veltkamp C, Doerr H, Sommer C, Rivest S, Giese T, Veltkamp R: Регуляторные Т-клетки являются ключевыми церебропротективными иммуномодуляторами при остром экспериментальном инсульте. Nat Med 2009, 15: 192–199.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Pappata S, Levasseur M, Gunn RN, Myers R, Crouzel C, Syrota A, Jones T, Kreutzberg GW, Banati RB: Активация таламической микроглии при ишемическом инсульте, обнаруженная in vivo с помощью ПЭТ и [11C]PK1195. Неврология 2000, 55: 1052–1054.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Yilmaz A, Fuchs T, Dietel B, Altendorf R, Cicha I, Stumpf C, Schellinger PD, Blümcke I, Schwab S, Daniel WG, Garlichs CD, Kollmar R: Транзиторное снижение количества циркулирующих предшественников дендритных клеток после острого инсульт: потенциальное поступление в мозг. Clin Sci (Лондон) 2009, 118: 147–157.

    Артикул Google ученый

  • Sarchielli P, Nardi K, Chiasserini D, Eusebi P, Tantucci M, Di Piero V, Altieri M, Marini C, Russo T, Silvestrini M, Paolino I, Calabresi P, Parnetti L: Иммунологический профиль молчащего мозга инфаркт и лакунарный инсульт. PLoS One 2013, 8: e68428.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Li G, Wang X, Huang LH, Wang Y, Hao JJ, Ge X, Xu XY: Цитотоксическая функция CD8+ T-лимфоцитов, выделенных у пациентов с острым тяжелым инфарктом мозга: оценка иммуносупрессии, вызванной инсультом. ВМС Иммунол 2013, 14: 1.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Haley PJ: Видовые различия в структуре и функции иммунной системы. Токсикология 2003, 188: 49–71.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Smialowicz RJ, Riddle MM, Williams WC, Diliberto JJ: Влияние 2,3,7,8-тетрахлордибензо-п-диоксина (ТХДД) на гуморальный иммунитет и субпопуляции лимфоцитов: различия между мышами и крысами. Toxicol Appl Pharmacol 1994, 124: 248–256.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Dhabhar FS, Mcewen BS, Spencer RL: Реакция на стресс, уровни надпочечниковых стероидных рецепторов и уровни кортикостероид-связывающего глобулина – сравнение между крысами Sprague-Dawley, Fischer 344 и Lewis. Brain Res 1993, 616: 89–98.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Griffin AC, Whitacre CC: Половые и штаммовые различия в колебаниях циркадных ритмов эндокринной и иммунной функции у крыс: значение для моделей аутоиммунных заболеваний у грызунов. J Нейроиммунол 1991, 35: 53–64.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Hoffman PM, Powers JM, Weise MJ, Brostoff SW: Экспериментальный аллергический неврит. I. Различия штаммов крыс в реакции на бычьи миелиновые антигены. Brain Res 1980, 195: 355–362.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Morselt AF, Leene W, De Groot C, Kipp JB, Evers M, Roelofsen AM, Bosch KS: Различия в иммунологической восприимчивости к токсичности кадмия между двумя штаммами крыс, продемонстрированные с помощью клеточных биологических методов.Влияние кадмия на синтез ДНК лимфоцитов тимуса. Токсикология 1988, 48: 127–139.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Gemmell E, Winning TA, Carter CL, Ford PJ, Bird PS, Ashman RB, Grieco DA, Seymour GJ: Различия в штаммах мышей влияют на лейкоцитарный и иммуноглобулиновый фенотипический ответ на Porphyromonas gingivalis. Oral Microbiol Immunol 2003, 18: 364–370.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Sellers RS, Clifford CB, Treuting PM, Brayton C: Иммунологические различия между инбредными линиями лабораторных мышей: моменты, которые необходимо учитывать при фенотипировании генетически иммуномодифицированных мышей. Vet Pathol 2012, 49: 32–43.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Местас Дж., Хьюз CC: О мышах, а не о людях: различия между иммунологией мыши и человека. J Immunol 2004, 172: 2731–2738.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • «Модуляция лейкоцитарной инфильтрации и фенотипа в микропористой ткани» Р. Майкла Гауэра, Райана М. Бёлера и соавт.

    Аннотация

    Каркасы из биоматериала играют центральную роль во многих стратегиях тканевой инженерии, поскольку они создают пространство для роста тканей и обеспечивают поддержку адгезии и миграции клеток.Однако имплантация биоматериала приводит к неизбежному повреждению, приводящему к воспалительной реакции, которая может нарушить интеграцию с хозяином и регенерацию тканей. С целью уменьшения воспаления мы исследовали гипотезу о том, что основанный на лентивирусной генной терапии подход к локализованной и устойчивой экспрессии IL-10 на каркасе может модулировать количество, относительные пропорции и продукцию цитокинов инфильтрирующими популяциями лейкоцитов. Проточная цитометрия использовалась для количественной оценки инфильтрации шести популяций лейкоцитов в течение 21 дня после имплантации каркасов PLG во внутрибрюшинный жир.Лейкоциты с врожденными иммунными функциями (т. е. макрофаги, дендритные клетки, нейтрофилы) были наиболее распространены в ранние сроки, в то время как Т-лимфоциты стали преобладать к 14 дню. были наиболее часто трансдуцированными лейкоцитами, в то время как трансдуцированные дендритные клетки экспрессировали самые высокие уровни трансгена. Доставка IL-10 снижала инфильтрацию лейкоцитов на 50% по сравнению с контролем, увеличивала экспрессию IL-10 макрофагов и снижала экспрессию IFN-γ макрофагами, дендритными клетками и CD4 T-клетками.Таким образом, доставка гена IL-10 значительно уменьшила воспаление после имплантации каркаса во внутрибрюшинный жир, частично путем модулирования экспрессии цитокинов инфильтрирующими лейкоцитами.

    Информация о публикации

    © Биоматериалы, 2014, Elsevier.

    Гауэр, Р., Белер, Р., Азарин, С., Риччи, К., Леонард, Дж., и Ши, Л. (2014). Модуляция лейкоцитарной инфильтрации и фенотипа в микропористых каркасах тканевой инженерии посредством индуцированной вектором экспрессии IL-10. Биоматериалы , 35 (6), 2024-2031.

    doi: 10.1016/j.biomaterials.2013.11.036

    Молекулы клеточной адгезии, трафик лейкоцитов и стратегии снижения инфильтрации лейкоцитов

    dc.contributor.author Ради, Захер
    dc.contributor.author Аккерманн, Марк
    dc.contributor.author Керли, Маркус
    постоянный ток.участник.автор Аккерманн, Марк
    dc.contributor.other Ветеринарная патология
    дк.дата 2018-02-13T06:26:32.000
    dc.date.accessioned 2020-07-07T05:15:55Z
    постоянный ток.дата.доступно 2020-07-07T05:15:55Z
    dc.date.embargo 26 февраля 2013 г.
    dc.date.issued 01.11.2001
    dc.description.abstract

    Взаимодействия лейкоцитов и эндотелиальных клеток опосредованы различными молекулами клеточной адгезии.Эти взаимодействия важны для экстравазации и перемещения лейкоцитов у всех видов домашних животных. Начальное замедление лейкоцитов на эндотелии сосудов опосредовано селектинами. За этим событием следует (1) активация интегринов β2 после воздействия на лейкоциты цитокинов и провоспалительных медиаторов, (2) прикрепление интегринов β2 лейкоцитов к эндотелиальным лигандам сосудов ( например, молекула межклеточной адгезии-1 [ICAM-1]), (3) экстравазация лейкоцитов в ткани через плотные соединения эндотелиальных клеток, опосредованная молекулой адгезии тромбоцитов и эндотелиальных клеток-1 (PECAM-1), и (4) периваскулярная миграция через внеклеточный матрикс через β1 интегрины.Ингибирование чрезмерного выхода лейкоцитов и последующее повреждение свободными радикалами, вызванное компонентами лейкоцитов, может ослабить или устранить повреждение тканей. Для модификации лейкоцитарной инфильтрации в различных моделях животных было использовано несколько методов. Эти методы включают неспецифическое ингибирование провоспалительных медиаторов и молекул адгезии нестероидными противовоспалительными препаратами (НПВП) и глюкокортикоидами, ингибирование цитокинов и рецепторов цитокинов, а также ингибирование определенных типов молекул клеточной адгезии с помощью таких ингибиторов, как пептиды и антитела к β2интегрины и ингибиторы селектинов, ICAM и молекулы адгезии сосудистых клеток-1 (VCAM-1).Благодаря пониманию клеточных и молекулярных событий во взаимодействиях лейкоцитов и эндотелиальных клеток разрабатываются терапевтические стратегии для нескольких моделей животных и заболеваний у домашних животных. Такая терапия может иметь клиническую пользу в будущем для преодоления повреждения тканей, вызванного чрезмерной инфильтрацией лейкоцитов.

    dc.description.comments

    Эта статья взята из Journal of Veterinary Internal Medicine 15, no.6 (ноябрь 2001 г.): 516–529, doi:10.1111/j.1939 -1676.2001.tb01586.x.

    dc.format.mimetype приложение/pdf
    идентификатор постоянного тока архив/lib.dr.iastate.edu/vpath_pubs/42/
    постоянный ток.идентификатор.articleid 1040
    dc.identifier.contextkey 3791925
    dc.identifier.s3bucket isulib-bepress-aws-west
    dc.identifier.submissionpath vpath_pubs/42
    постоянный ток.идентификатор.uri https://dr.lib.iastate.edu/handle/20.500.12876/92467
    dc.language.iso и
    dc.source.bitstream архив/lib.dr.iastate.edu/vpath_pubs/42/2001_Radi_CellAdhesionMolecules.pdf|||Сб, 15 января 00:11:51 UTC 2022
    dc.source.uri 10.1111/j.1939-1676.2001.tb01586.x
    dc.subject.disciplines Ветеринарная патология и патобиология
    dc.subject.keywords Воспаление
    dc.subject.keywords Интегрины
    dc.subject.keywords Молекула межклеточной адгезии-1 (ICAM-1)
    постоянный ток.тема.ключевые слова Нейтрофилы
    dc.subject.keywords Селектины
    dc.title Молекулы клеточной адгезии, транспортировка лейкоцитов и стратегии снижения инфильтрации лейкоцитов
    Тип постоянного тока артикул
    постоянный ток.type.genre артикул
    dspace.entity.type Публикация
    отношение.isAuthorOfPublication 86c1ed73-b60d-48ce-8f35-449bc320a693
    отношение.isOrgUnitOfPublication cf38d7e3-b5f8-4859-83e3-ae8fab6a4c5f

    Лейкоциты | Безграничная анатомия и физиология

    Типы лейкоцитов

    Различные типы лейкоцитов (лейкоцитов) включают нейтрофилы, базофилы, эозинофилы, лимфоциты, моноциты и макрофаги.

    Цели обучения

    Различают два основных типа лейкоцитов (лейкоцитов): гранулоциты и агранулоциты

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Двумя основными типами лейкоцитов являются гранулоциты и мононуклеарные лейкоциты (агранулоциты).
    • Лейкоциты возникают из гемопоэтических стволовых клеток костного мозга.
    • Лейкоциты участвуют в распознавании патогенов, фагоцитозе (проглатывании частиц), разрушении патогенов, опосредовании воспаления и презентации антигена.
    • Гранулоциты включают нейтрофилы, базофилы, эозинофилы и тучные клетки. Их гранулы содержат ферменты, которые повреждают или переваривают патогены и высвобождают медиаторы воспаления в кровоток.
    • Мононуклеарные лейкоциты включают лимфоциты, моноциты, макрофаги и дендритные клетки. Эта группа участвует в функционировании как врожденной, так и адаптивной иммунной системы.
    Основные термины
    • эндоцитозный : Поглощенный во время процесса, при котором плазматическая мембрана клетки загибается внутрь для проглатывания материала.
    • антиген : Вещество, обычно чужеродное, вызывающее иммунный ответ.
    • патоген : Любой организм или вещество, особенно микроорганизм, способный вызывать заболевание. Примеры включают бактерии, вирусы, простейшие или грибки. Микроорганизмы не считаются патогенными до тех пор, пока их популяция не станет достаточно большой, чтобы вызвать заболевание.

    Белые кровяные тельца (лейкоциты) — это клетки иммунной системы, которые защищают организм от инфекционных заболеваний и инородных тел.Существует несколько различных типов лейкоцитов. Они имеют общие черты, но различаются по форме и функциям. Лейкоциты продуцируются в костном мозге гемопоэтическими стволовыми клетками, которые дифференцируются либо в лимфоидные, либо в миелоидные клетки-предшественники. Основной отличительной чертой является наличие гранул; лейкоциты часто характеризуются как гранулоциты или агранулоциты.

    Гранулоциты

    Гранулоциты, также известные как полиморфноядерные (PMN) лейкоциты, характеризуются окрашенными гранулами в их цитоплазме под микроскопом.Эти гранулы представляют собой мембраносвязанные ферменты, которые действуют в первую очередь при переваривании эндоцитированных частиц. Они также могут вызывать гранулозависимый клеточно-опосредованный апоптоз за счет высвобождения перфоринов, гранзимов и протеаз. Ядро содержит несколько долей (полиморфноядерных), а не одну округлую долю. Гранулоциты содержат толл-подобные рецепторы, которые позволяют им распознавать патоген-ассоциированные молекулярные паттерны (PAMPS). Все категории, кроме нейтрофилов, содержат рецепторы IgE, которые вовлекают их в аллергические реакции.Существует четыре типа гранулоцитов:

    Гранулоциты : Слева направо нейтрофил, эозинофил и базофил.

    • Нейтрофилы защищают от бактериальной или грибковой инфекции и других очень небольших воспалительных процессов. Обычно они первыми реагируют на микробную инфекцию. Активность их и гибель в большом количестве от дегрануляционных форм гнойного некроза (гноя).
    • Эозинофилы в первую очередь борются с паразитарными инфекциями.Они также являются преобладающими воспалительными клетками при аллергических реакциях.
    • Базофилы в основном ответственны за краткосрочную воспалительную реакцию (особенно в результате аллергии или раздражения), высвобождая химическое вещество гистамин, которое вызывает расширение сосудов, возникающее при воспалении.
    • Тучные клетки функционируют аналогично базофилам в том смысле, что они часто опосредуют воспаление, но встречаются чаще и происходят из другой гемопоэтической линии.

    Мононуклеарные лейкоциты

    Мононуклеарные (МЯ) лейкоциты характеризуются одним круглым ядром в цитоплазме.Некоторые лейкоциты MN содержат гранулы, а другие нет, но члены этой группы иногда считаются агранулоцитами по соглашению об именах. Лейкоциты MN содержат лизосомы, небольшие везикулы, содержащие пищеварительные ферменты, расщепляющие инородное вещество, которое эндоцитируется клеткой в ​​процессе фагоцитоза. Ячейки включают:

    • Лимфоциты, которые бывают трех типов. В-лимфоциты продуцируют антитела при гуморальном иммунном ответе. Т-лимфоциты участвуют в клеточно-опосредованном иммунном ответе.NK-клетки представляют собой цитотоксические клетки, которые участвуют во врожденном иммунном ответе, убивая инфицированные вирусом и опухолевые клетки и вызывая лихорадку и длительное воспаление. В- и Т-лимфоциты содержат антигенные рецепторы MHC, и их активность антигенспецифична. Другие лейкоциты будут атаковать любой патоген, но не могут различать разные типы патогенов.
    • Моноциты представляют собой большие лейкоциты, которые дифференцируются в макрофаги и дендритные клетки в различных условиях, выполняя при этом сходные функции в фагоцитозе и презентации антигена (процесс, посредством которого молекулярные компоненты представляются лимфоцитам для стимуляции адаптивного иммунного ответа).Моноциты и их потомство содержат толл-подобные рецепторы и гранулы.
    • Макрофаги — это моноциты, которые мигрировали из кровотока во внутренние ткани организма. Они разрушают некротические клеточные остатки и инородный материал, включая вирусы и бактерии, и могут презентировать антигены наивным лимфоцитам. Обычно они прибывают к месту воспаления через один-три дня после первоначальной реакции нейтрофилов, чтобы очистить мертвые нейтрофилы, клеточный мусор и оставшиеся патогены.
    • Дендритные клетки представляют собой моноциты, мигрировавшие в клетки, находящиеся в контакте с внешней средой, такие как кожа, кишечник или респираторный эпителий. Их название происходит от разветвленных выступов, называемых дендритами, которые увеличивают площадь своей поверхности. Они фагоцитируют патогены и представляют антигены наивным лимфоцитам.

    A Макрофаг : Макрофаг фагоцитирует две более мелкие частицы, возможно, патогены

    Функция лейкоцитов

    Каждый тип лейкоцитов (WBC) выполняет определенную функцию в защите организма от инфекций.

    Цели обучения

    Опишите функции лейкоцитов (лейкоцитов)

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Функции лейкоцитов часто проявляются в кровотоке и могут представлять либо врожденную, либо адаптивную иммунную систему.
    • Функции врожденной иммунной системы неспецифичны и включают фагоцитоз, воспаление и дегрануляцию.
    • Функции адаптивной иммунной системы являются антиген-специфичными и включают презентацию антигена, а также клеточно-опосредованную и гуморально-опосредованную активность.
    • По сравнению с функциями врожденной иммунной системы, для запуска функций адаптивной иммунной системы требуется больше времени, но они работают намного быстрее. У них есть компонент памяти для предотвращения повторного заражения одним и тем же патогеном.
    Основные термины
    • макрофаг : Белая кровяная клетка, которая фагоцитирует остатки некротических клеток и инородный материал, включая вирусы, бактерии и чернила для татуировок. Он представляет чужеродные антигены на молекулах MHC II лимфоцитам. Часть врожденной иммунной системы.
    • Воспаление : Функция врожденной иммунной системы в ответ на патоген или повреждение. Химические медиаторы заставляют кровеносные сосуды расширяться и становиться более проницаемыми, что привлекает нейтрофилы в эту область.
    • цитотоксический : Любой механизм, который может вызвать гибель клетки (обычно без фагоцитоза), такой как дегрануляция или клеточно-опосредованный апоптоз.

    Лейкоциты (лейкоциты) обеспечивают ряд функций, которые в первую очередь связаны с защитой организма от патогенов (чужеродных захватчиков).Большая активность лейкоцитов происходит в кровотоке, но не ограничивается этой областью. Многие лейкоциты способны выполнять свои функции в тканях или органах при нормальном транспорте и в ответ на повреждение. Функции лейкоцитов можно классифицировать как врожденные или адаптивные на основе нескольких характеристик.

    Функции врожденной иммунной системы

    Врожденная иммунная система относится к способности организма предотвращать проникновение патогенов и уничтожать патогены, которые проникают в организм.Его функции заключаются в быстрой реакции, подавляющей действие возбудителя, как только он обнаруживается в организме. Функции врожденной иммунной системы с участием лейкоцитов включают:

    • Фагоцитоз возбудителей. Этот процесс осуществляется в основном нейтрофилами, макрофагами и дендритными клетками, но также может выполняться и большинством других лейкоцитов. Он включает связывание рецептора Fc с хвостом патогена. Возбудитель поглощается лейкоцитом и разрушается ферментами и свободными радикалами.
    • Воспаление.Этот процесс осуществляется в основном тучными клетками, эозинофилами, базофилами и NK-клетками. При обнаружении патогена или эндотелиальных клетках сосудов при повреждении, таком как порез, высвобождаются стрессовые цитокины, лейкоциты выделяют различные воспалительные цитокины, такие как гистамин или TNF-альфа. Они вызывают вазодилатацию, увеличивают проницаемость сосудов и способствуют перемещению нейтрофилов к месту воспаления.
    • Дегрануляция. Этот процесс осуществляется гранулоцитами, такими как нейтрофилы.При встрече с патогенами гранулозависимый апоптоз (механизм цитотоксичности) может быть индуцирован у патогена за счет высвобождения перфоринов, гранзимов и протеаз из их гранул.

    Нейтрофилы, фагоцитирующие бактерии : Здесь изображены нейтрофилы, фагоцитирующие и полностью поглощающие бактерии.

    Функции адаптивной иммунной системы

    Адаптивная иммунная система специфична для каждого патогена на основе антигенов, молекулярных компонентов патогенов, используемых лейкоцитами для распознавания этого конкретного патогена.По сравнению с врожденной иммунной системой адаптивные иммунные функции работают намного быстрее и имеют компонент памяти, который предотвращает повторное заражение тем же патогеном. Однако обычно проходит больше времени, прежде чем адаптивная иммунная система начнет функционировать. К адаптивным иммунным функциям лейкоцитов относятся:

    • Презентация антигена. Этот процесс в основном осуществляется макрофагами и дендритными клетками. После фагоцитоза белковые компоненты (антигены) возбудителя экспрессируются на молекулах MHC лейкоцитов и презентируются наивным Т-клеткам (и В-клеткам) в лимфатических узлах.Затем Т-клетки запускают адаптивный иммунный ответ, быстро размножаясь и дифференцируясь.
    • Активность, опосредованная клетками. Этот процесс осуществляется Т-клетками. Патогены, несущие Т-клеточный антиген, разрушаются за счет цитотоксического апоптоза и протеазной активности.
    • Гуморальная деятельность. Этот процесс осуществляется В-клетками, которые секретируют антиген-специфические антитела. Антитела связываются с патогенами, чтобы опсонизировать (маркировать) их для фагоцитов, чтобы поглотить, нейтрализовать или запустить каскад комплемента, в котором белки образуют комплекс мембранной атаки для лизиса патогена.
    • Активность ячейки памяти. После презентации антигена создаются В- и Т-клетки памяти. Они быстро производят новые Т-клетки или антитела, если в будущем будет обнаружен тот же патоген. Это предотвращает повторное заражение организма этим патогеном.

    Формация WBC

    Кроветворение относится к образованию компонентов клеток крови. Это необходимо для функции позвоночных.

    Цели обучения

    Опишите образование лейкоцитов (лейкоцитов или лейкоцитов)

    Ключевые выводы

    Ключевые моменты
    • Кроветворные стволовые клетки являются самообновляющимися и находятся в костном мозге (костный мозг).
    • Все клетки крови делятся на две основные линии, продуцируемые лимфоидными клетками-предшественниками или миелоидными клетками-предшественниками в зависимости от типа линии.
    • Лимфоидные клетки-предшественники дифференцируются в В- и Т-клетки и NK-клетки.
    • Миелоидные клетки-предшественники дифференцируются в миелоциты (гранулоциты и моноциты) или нелейкоциты, такие как эритороциты и мегакариоциты (продуцирующие тромбоциты).
    • До рождения большая часть клеток крови образуется в печени или селезенке, которые имеют тенденцию увеличиваться при использовании для кроветворения.У взрослых большая часть продукции крови происходит в костном мозге.
    Основные термины
    • миелоцит : Крупная клетка костного мозга, которая при созревании становится гранулоцитом или моноцитом.
    • дифференцировка : Постепенные изменения, происходящие, когда тип клетки или ткани превращается в другой тип. Клетки обычно становятся более специализированными по мере того, как они дифференцируются, и считаются окончательно дифференцированными, когда они не могут дифференцироваться (и часто не могут делиться) дальше.
    • мегакариоцит : Крупная клетка костного мозга, ответственная за выработку тромбоцитов.

    Гематопоэз относится к образованию клеточных компонентов крови, включая белые и красные кровяные тельца. Все клеточные компоненты крови происходят из гемопоэтических стволовых клеток, расположенных в костном мозге. У здорового взрослого человека ежедневно вырабатывается примерно 10 11 –10 12 новых клеток крови для поддержания равновесного уровня в периферической циркуляции.

    Лейкоцитарный гемопоэз

    Кроветворные стволовые клетки (ГСК) находятся в костном мозге и обладают уникальной способностью давать начало всем типам зрелых клеток крови путем дифференцировки в другие клетки-предшественники. HSC являются самообновляющимися. При их пролиферации по крайней мере некоторые дочерние клетки остаются ГСК, поэтому пул стволовых клеток со временем не истощается. Дочерние клетки представляют собой миелоидные и лимфоидные клетки-предшественники, которые не могут самообновляться, но дифференцируются в различные миелоидные лейкоциты и лимфоциты соответственно.Это один из жизненно важных процессов организма.

    Линии лейкоцитов

    Из потомства ГСК возникают две разные линии лейкоцитов и две линии нелейкоцитов. После этого разделения дифференцировки подтипы в конечном итоге подвергаются дифференцировке в терминально дифференцированные лейкоциты, которые обычно не делятся независимо.

    1. Линия лимфоцитов происходит от общих лимфоидных клеток-предшественников, которые, в свою очередь, становятся лимфобластами перед дифференцировкой в ​​Т-клетки, В-клетки и NK-клетки.
    2. Миелоциты являются ответвлением обычных миелоидных клеток-предшественников, которые также дифференцируются в эритропоэтические и магакариотические клетки-предшественники. Эта разнообразная группа дифференцируется в гранулоциты и моноциты. Моноциты далее дифференцируются в макрофаги или дендритные клетки по достижении определенных тканей.
    3. Мегакариоциты (клетки, продуцирующие тромбоциты) и эритроциты (эритроциты) формально не считаются лейкоцитами, а возникают из общих миелоидных клеток-предшественников, продуцирующих другие клеточные компоненты крови.

    Кроветворение у людей : На этой диаграмме показано кроветворение в том виде, в каком оно происходит у людей.

    Участки гемопоэза в пре- и постнатальном периодах

    У развивающихся эмбрионов кроветворение происходит в скоплениях клеток крови в желточном мешке, называемых кровяными островками. Однако большая часть кровоснабжения поступает от матери через плаценту. По мере развития кроветворение происходит преимущественно в селезенке, печени и лимфатических узлах.

    Когда костный мозг развивается, он в конечном итоге берет на себя задачу формирования большей части клеток крови для всего организма. Однако созревание, активация и некоторая пролиферация лимфоидных клеток происходят в лимфоидных органах (селезенке, тимусе и лимфатических узлах). У детей кроветворение происходит в костном мозге длинных костей, таких как бедренная и большеберцовая кости. У взрослых это происходит в основном в области таза, черепа, позвонков и грудины.

    В некоторых случаях печень, вилочковая железа и селезенка при необходимости могут возобновить свою кроветворную функцию.Это называется экстрамедуллярным гемопоэзом. Это может привести к гипертрофии этих органов и значительному увеличению их размеров. Во время внутриутробного развития печень функционирует как основной орган кроветворения, так как кости и костный мозг развиваются позже. Следовательно, печень увеличена во время развития по сравнению с ее зрелыми пропорциями.

    Разве вы не провели исследование пожара, связанного с m6A?

    Паттерны модификации метилирования на основе регулятора m6A, характеризующиеся различными иммунными профилями микроокружения опухоли при раке толстой кишки

    Основываясь на способе модификации метилирования регулятора m6A, он демонстрирует различные иммунные характеристики микроокружения опухоли при раке толстой кишки

    Опубликованный журнал: тераностика

    Дата публикации: 1 января 2021 г.

    Импакт-фактор: 8.579

    DOI: 10.7150/thno.52717


    1、 История исследований

    Метилирование аденозина N6 (m6A), широко наблюдаемое в мРНК, lncrna и микроРНК, является наиболее распространенным типом модификации РНК и играет важную роль в различных физиологических процессах и прогрессировании заболевания. Модификация М6А также является динамическим и обратимым процессом, который контролируется различными типами регуляторных белков: метилтрансферазой («писатель»), деметилазой («стиратель») и связывающим белком («считывателем»).

    Рак толстой кишки (РК) является одной из самых распространенных злокачественных опухолей и до сих пор остается основной причиной смерти от рака в мире. У 30–50 % пациентов наблюдаются рецидивы, метастазы и даже смерть в течение 5 лет после лечения. С ростом понимания разнообразия и сложности фона микроокружения опухоли иммунофенотип опухоли, определяемый путем всестороннего анализа компонентов микроокружения опухоли, поможет направлять и прогнозировать ответ иммунотерапии.


    2、 Материалы и методы

      1   источники данных

    1) Геобаза данных: gse39582/CIT очередь (n=557), gse37892 (n=130), gse14333 (n=226)

    2) TCGA: набор данных tcga-coad (n = 394), включая данные секвенирования РНК и данные о геномных мутациях

    3) Геномная и клиническая информация когорты на основе ICI: три когорты иммунотерапии: метастатическая меланома, получавшая лечение ниволумабом (анти-PD-1 McAb) или ипилимумабом (анти-CTLA-4 McAb), и метастатический рак уретры (MUC), получавший лечение атезолизумаб (анти-PD-L1 McAb)

      2   Процесс анализа

    1) Кластеризация: консенсусная кластеризация была проведена с NMF, и были определены различные модели модификации m6A (пакет R «NMF») в соответствии с экспрессией 23 регуляторных факторов m6A.

    2) Функциональный анализ: анализ gsva программного пакета R «gsva», аннотация генов, связанных с фенотипом m6A, в пакете R «clusterprofiler» (FDR <0,01).

    3) Ssgsea количественно определил относительное содержание 28 типов иммунных клеток в микроокружении опухоли. Ciberport оценил количество 22 различных субпопуляций лейкоцитов и профиль экспрессии генов рака толстой кишки.

    4) Иммунохарактеризация, прилив и оценка

    5) Скрининг значительно мутированных генов и характеристик опухолевых мутаций: алгоритм mutsigcv используется для идентификации значительно мутированных генов (SMG), что является статистически значимым (Q < 0.1), а гены, сертифицированные в Энциклопедии линий раковых клеток человека (CCLE), признаны SMG.

    6) Идентификация DEG между различными фенотипами, модифицированными m6A: пакет R «limma» (P <0,001)

    7) Построение оценки m6sig: одномерная регрессионная модель Кокса, анализ PCA был выполнен для извлечения основных компонентов с использованием рекурсивного исключения признаков (RFE) случайного леса и 10-кратной перекрестной проверки в программном пакете «caret». m6Sig оценка = ∑(PC1i+PC2i)


    3、 Отображение результатов

    01 – ландшафт генетической изменчивости регулятора m6A при раке толстой кишки

    Авторы исследовали роль 23 генов, регулирующих метилирование m6A РНК, при РШМ.На рис. 1А показан динамический обратимый процесс этих регуляторов m6A. Были проведены Go-обогащение и анализ метаскейпа, и биологические процессы значительного обогащения суммированы на рисунке 1b и рисунке S1A. Была определена распространенность соматических мутаций 23 регуляторов m6A при РШМ (рис. 1с), а также изучено сосуществование мутаций всех регуляторов m6A (рис. S1b).

    Дальнейший анализ 23 регуляторов m6A показал, что преобладали мутации CNV (рис. 1D). Положение изменений CNV 23 регуляторов m6A на хромосоме показано на рис.1Э. Кроме того, PCA на основе парных нормальных образцов опухоли показало, что 23 регулятора m6A полностью отличают образцы CC от нормальных образцов (рис. 1F). Дальнейший анализ показал, что alkbh5, mettl14, ythdc2 и ythdf3 значительно подавлялись в образцах опухолей, в то время как cbll1, elavl1, hnrnpa2b1, hnrnpc, igf2bp1, kiaa1429, lrpprc, mettl3, rbm15 и ythdf1 значительно повышались в образцах опухолей (рис. 1г).

    Экспрессия регуляторного фактора m6A при амплификации CNV была значительно повышена в образцах CC по сравнению с нормальными контрольными образцами (рис.1Д, 1ж). Кроме того, авторы оценили взаимную регуляцию между этими регуляторами m6A (рис. S1C). Регрессионный анализ Кокса был использован для определения взаимосвязи между этими регуляторами m6A и прогнозом пациентов с СС. Карта леса показывает, что ythdc1 можно рассматривать как защитный фактор и он в значительной степени связан с длительной выживаемостью без рецидивов, в то время как igf2bp1 признан фактором риска (рис. s1d-e).

    Рисунок 1. Генные изменения регуляторного фактора m6A при раке толстой кишки

    Рисунок S1 # корреляционный и прогнозный анализ 23 регуляторов m6A

    02 – Идентификация 23 опосредованных регулятором паттернов модификации метилирования m6A

    Взаимодействие 23 регуляторов m6A, регуляторных связей и их прогностическое значение у больных РШМ полностью продемонстрировано в сети регуляторов m6A (рис.2а). Используя консенсусный кластерный анализ алгоритма NMF, авторы стратифицировали образцы с паттернами модификации m6A с различной текстурой в соответствии с экспрессией 23 регуляторов m6A. Были идентифицированы три различных кластера паттернов модификации, в том числе 221 кластер паттернов, 1530 кластер 2 и 162 кластер 3 (фиг. 2B, фиг. s2a-c). Эти кластеры называются m6a-c1, m6a-c2 и m6a-c3, в которых m6a-c1 демонстрирует заметное преимущество в выживании, тогда как m6a-c3 имеет наихудший прогноз в когорте метагео.

    Рис. 2 Способ модификации метилирования m6A и связанные с ним биологические пути

    Рисунок S2 # применение неконтролируемой кластеризации 23 регуляторов m6A в метагео и очередях TCGA

    Кроме того, такой же анализ был выполнен в очереди tcga-coad и были получены аналогичные результаты (рис. 2c, рис. S2D). Многомерный регрессионный анализ пропорциональных рисков Кокса также показал, что модифицированная модель была связана с результатами выживания пациентов после поправки на клинико-патологические факторы (рис.S3а, б). Имелись значительные различия в экспрессии регуляторов m6A между различными модификациями m6A (рис. s2c-d).

    Рисунок S3. Прогностическое значение кластера m6A и обогащение различными маркерами в трех паттернах модификации m6A

    03 – паттерны модификации m6A, характеризующиеся различным иммунным ландшафтом

    Чтобы изучить биомолекулярные изменения, лежащие в основе трех различных паттернов модификации m6A, был проведен анализ обогащения gsva для набора маркерных генов (рис.2Д). Относительное количество 28 субпопуляций иммунных инфильтрирующих клеток в различных паттернах модификации m6A сравнивали с ssgsea (рис. 3а). Иммунная инфильтрация была дополнительно охарактеризована с помощью циберпорта, и в этой стратификации модификации метилирования m6A также наблюдались согласованные результаты (рис. 3b).

    Активация матрикса была значительно усилена в подтипе m6a-c2 (рис. s3c-d). Расчетный алгоритм использовали для количественной оценки общей инфильтрации иммунных клеток и чистоты опухолевых клеток.M6a-c1 показал самый высокий показатель иммунитета, за ним следуют m6a-c2 и m6a-c3 (рис. 3C, вверху). Напротив, чистота опухоли m6a-c3 выше, чем у m6a-c2 и m6a-c1, что указывает на то, что вокруг подтипов m6a-c2 и m6a-c1 больше неопухолевых компонентов (рис. 3C, ниже).

    Доминирующие подтипы cisa-3c и mmc-3c (рис. 82) были сосредоточены в подтипах CISA и mmc-3c, тогда как доминирующие подтипы cisa-3c (рис. 95d4-3c) были в основном в подтипах циза-6с и ммс-3с.Авторы также сравнили уровни экспрессии PD-L1 в различных группах, модифицированных m6A, и обнаружили, что PD-L1 подтипа m6a-c1 значительно активировался (Fig. 3e).

    Рис. 3. Характеристики ТМЭ при различных модификациях m6A

    На основании этих результатов авторы подтвердили, что три паттерна модификации m6A имеют разные характеристики иммунной инфильтрации. M6a-c1 распознается как тип иммунного воспаления, характеризующийся иммунной активацией и обильной инфильтрацией иммунными клетками; M6a-c2 был признан типом иммунного отторжения, характеризующимся активацией матрикса и инфильтрацией ослабленных иммунных клеток; M6a-c3 был признан типом иммунной пустыни, характеризующимся иммуносупрессией.

    Специфическую связь между каждым регуляторным фактором m6A и инфильтрацией иммунных клеток дополнительно изучали с помощью корреляционного анализа Спирмена (рис. s4a). Существует сильная положительная корреляция между igf2bp1 и ythdf1 (рис. 2а). Igf2bp1 показал значительную отрицательную корреляцию с уровнями инфильтрации активированных DC, незрелых DC и CD8+ T-клеток (рис. s4a-b).

    Igf2bp1 были разделены на подгруппы с высокой и низкой экспрессией. Анализ GSEA показал, что образцы с низкой экспрессией igf2bp1 продемонстрировали участие в реакции интерферона γ/α, обогащении TNF α через NF-κ геном B и сигнальных путях воспалительной реакции (рис.С4С). Алгоритм оценки показал более высокий показатель иммунитета в подгруппе с низкой экспрессией igf2bp1, что подтверждает вышеуказанные результаты (рис. S4D). Четыре типа анализа иммуногенности показали, что подгруппа с низкой экспрессией igf2bp1 характеризовалась повышающей регуляцией связанных с перекрестным представлением молекул MHC и иммунных эффекторных клеток, но понижающей регуляцией иммуносупрессивных клеток (рис. S4E). Кроме того, опухоли с мутациями igf2bp1 содержали значительно больше ТМЛ, чем опухоли без мутаций igf2bp1 (рис.с4ф).

    Рисунок S4. Взаимосвязь между инфильтрацией TME и регулятором m6A и ролью igf2bp1 в развитии рака толстой кишки

    04 – ДЭГ, связанные с фенотипом M6A, при раке толстой кишки

    Всего 524 DEG, представляющих ключевые отличительные индикаторы трех шаблонов модификации m6A, считаются сигнатурами, связанными с m6A (фиг. 4A). Анализ обогащения Go этих сигнатурных генов показал, что они связаны с биологическими процессами, связанными с модификацией РНК, транскрипцией и иммунной регуляцией (рис.4б). Был проведен неконтролируемый консенсусный кластерный анализ, и были получены три стабильных фенотипа транскриптома (рис. s5a-b). Эта стратификация разделила пациентов на три разные подгруппы, характерные для гена m6A, которые имеют разные клинико-патологические характеристики и определяются как ген m6A-s1, ген m6A-s2 и ген m6A-s3 (рис. 4C).

    Пациенты с поздней клинической стадией представлены подгруппой гена m6A-s3. Пациенты со сниженной экспрессией подтипа CIN и PD-L1 в основном сосредоточены в подгруппах гена m6A-s2 и S3 (рис.4С, фиг. с5с). Анализ выживаемости показал, что существуют значительные прогностические различия между тремя маркерами гена m6A в образцах CC. Было продемонстрировано, что сигнатура гена-s1 m6A была связана с лучшим прогнозом, в то время как ген-s3 m6A был связан с плохими результатами выживания (рис. 4D). После рассмотрения возраста, пола, MMR и стадии ассоциация между маркерами гена m6A и выживаемостью все еще была статистически значимой (рис. 4e). Уровни экспрессии 23 регуляторов m6A в подгруппах с тремя характерными генами также были сопоставлены и показаны на рисунке s5d.

    Рисунок 4. Маркеры дифференциальной экспрессии и функциональная аннотация гена m6A

    Рисунок S5. Неконтролируемая кластеризация 524 генов, связанных с фенотипом m6A, в группе больных раком толстой кишки

    Построение шкалы 05 – m6sig и ее клиническое значение

    Авторы разработали схему подсчета, называемую показателем m6sig, которая количественно определяет модель модификации m6A у пациентов с СС на основе идентифицированных маркерных генов, связанных с m6A. Рабочий процесс построения оценки m6sig иллюстрируется диаграммой сангги (рис.5а). Ген M6A-s2 с подтипом CIN был связан с более высоким показателем m6sig, в то время как ген m6A-s1 показал более низкий показатель m6sig. M6a-c3 показал самый высокий показатель m6sig, за ним следуют m6a-c2 и m6a-c1 (рис. S6a). Оценка M6sig значительно отрицательно коррелировала с маркерами процесса иммунной активации и репарации ДНК, но положительно коррелировала с маркерами, связанными с EMT и матрицей (рис. 5b). Также наблюдалась значительная обратная корреляция между показателем m6sig и показателем иммунитета (рис. s6b). По сравнению с подгруппой пациентов с высокой оценкой m6sig доля молекул MHC и иммунных эффекторных клеток в подгруппе с низкой оценкой m6sig была выше, но доля ингибиторных клеток и молекул контрольных точек была ниже (рис.с6С).

    Рис. 5 построение показателя # m6sig и обсуждение корреляции между клиническими характеристиками

    Прогностическая способность показателя m6sig в ​​прогнозировании результатов выживания определялась путем разделения пациентов на подгруппы с низким или высоким баллом. В когорте cit пациенты с низкими показателями m6sig были значительно связаны с лучшим прогнозом (рис. 5C), а результаты анализа ROC-кривой подтвердили прогностическое преимущество установленной модели риска (рис.с6д). Анализ многомерной регрессионной модели Кокса подтвердил, что показатель m6sig является надежным и независимым прогностическим биомаркером для оценки результатов лечения пациентов (рис. s6f). Обсуждается взаимосвязь между оценкой m6sig и молекулярным подтипом. Было обнаружено, что показатель m6sig подтипа dmmr был ниже, чем у других подтипов CC (рис. 5d). Уровень экспрессии PD-L1 был исследован и значительно увеличился в группе с низким показателем m6sig (рис. 5e).

    Путем интеграции клинических характеристик и геномной информации из базы данных tcga-coad была проверена построенная система оценки m6A.Было обнаружено, что показатель m6sig показал потенциальную прогностическую ценность в когорте TCGA (рис. s6e). Оценка m6sig показала потенциальную прогностическую ценность в когорте TCGA (рис. s6e), а пациенты с низкими показателями m6sig показали значительное улучшение выживаемости (рис. 5F). Многофакторный анализ когорты TCGA также подтвердил, что показатель m6sig можно использовать в качестве независимого прогностического биомаркера РШМ (рис. s6g). Анализ TCGA выявил всесторонние молекулярные характеристики РШМ и предложил разделить опухоль на четыре подтипа в соответствии со статусом MSI.Было обнаружено, что показатель m6sig образцов подтипа MSI-H был значительно ниже, чем у трех других подтипов (рис. 5g).

    Рисунок S6. Показатель M6sig коррелирует с иммунорегуляцией Тима и результатами выживаемости

    Авторы изучили характер распределения нагрузки опухолевых мутаций в различных группах с оценкой m6sig и обнаружили, что группа с низкой оценкой m6sig имела более высокую частоту мутаций (рис. 5H). Также было отмечено, что частота изменений числа соматических копий (scna) была выше в подгруппе с низким показателем m6sig, что согласуется с предыдущими выводами о том, что scna положительно коррелирует с ускользанием от иммунного ответа и пролиферацией опухолевых клеток (рис.5И). Образцы CC из подгруппы с низким баллом m6sig и подгруппы с высоким баллом были дополнительно проанализированы на наличие значимого мутантного гена (SMG). Чтобы лучше понять процесс мутации в CC, три сигнала мутации были извлечены из спектра мутаций tcga-coad. Подтип с низким показателем m6sig показал значительно более высокую долю мутационных сигнатур 6 (рис. 5J).

    Роль показателя 06 – m6sig в ​​прогнозировании эффекта иммунотерапии

    Было обнаружено, что прилив значительно уменьшился в группе с низким показателем m6sig, а IPS значительно увеличился в группе с низким показателем m6sig (рис.6а-б, фиг. 6в-г). Затем мы исследовали, могут ли характеристики модификации m6A предсказать реакцию пациентов на лечение ICI. В когортах анти-PD-1 и анти-CTLA-4 пациенты в группе с низким показателем m6sig продемонстрировали значительные клинические преимущества и значительно увеличили выживаемость (фиг. 6e; фиг. 6g). Был подтвержден значительный терапевтический эффект и иммунный ответ пациентов с низким показателем m6sig на лечение ИКИ по сравнению с пациентами с высоким показателем m6sig (рис. 6з).

    Рисунок 6.Оценка M6sig может предсказать эффект иммунотерапии


    4、 Вывод

    Основываясь на 23 регуляторных факторах m6A, это исследование всесторонне оценило модели модификации m6A в 1307 образцах рака толстой кишки и систематически коррелировало эти модели модификации с характеристиками инфильтрации клеток TME. Этот всесторонний анализ показывает, что дисбаланс метилирования РНК закладывает важную основу для понимания регуляции противоопухолевого иммунитета.В более широком смысле, оценка паттерна модификации m6A отдельных опухолей поможет улучшить понимание характеристик инфильтрации TME и даст важные сведения об эффективности иммунотерапии.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.