Бесят дети и их мамаши: Мамаши, таскающиеся в гости с детьми.

Содержание

«Это же ребенок!» или что меня бесит в молодых мамашах

Надеемся, вы не увидите себя в этом выпуске «декреда».

Ведущая нашей рубрики «Превед, декред» больше полугода рассказывает истории из своей родительской практики. Делится опытом, находками, радостями и провалами. Анна Олейник – в недавнем прошлом редактор портала K1NEWS.RU, а теперь – мама малыша, обо всем пишет с юмором и самоиронией.

Слово «мамаша», согласитесь, имеет негативный оттенок. Отдельные мамаши раздражали меня, когда у меня не было детей. Ничего не изменилось несмотря даже на то, что у меня самой теперь есть ребенок. Не всегда раздражают сами мамаши. Чаще – их действия.

Итак, начнем.

 «Мы покакали»

Мы спим, мы растём, нам сегодня восемь месяцев, у нас режутся зубки, мы плохо себя ведём, мы научились ползать, мы покакали, в конце концов. Нам в следующем году в детский сад идти, мы пошли в первый класс, мы ленимся уроки делать, нам скоро ЕГЭ сдавать.

В моём окружении почти все мамы говорят про ребёнка «мы», а меня это дико бесит. В нашей семье «мы» – это множественное число. Если вдруг у Жени проскакивает «мы опИсали всю кровать», я уточняю: «Что, оба?»

Я начала изучать, почему же мамы говорят «мы» про своих детей. Это происходит, если женщина растворяется в ребёнке настолько, что для неё больше ничего не существует. Граница между своей личностью и личностью ребёнка стирается. Лет до трех это нормально. Мама – это центр вселенной для ребенка, без нее он просто не выживет. Но когда парню 13 – это уже все. Конечная.

«Чтоб не сглазили»

Отдельные мамаши считают, что фото ребёнка в сеть выкладывать нельзя. Сглазят же! Но вот если закрыть лицо малыша смайликом, то ничего. Не сглазят! Зачееем?! Во времена одиннадцатых айфонов с камерой сродни профессиональному фотоаппарату снимать детей и закрывать их лица смайликами? Я не понимаю. По-моему это странно. И глупо.

«Держи планшет, только отстань»

Я против такого подхода. Все мы устаём. Всем нам хочется выпить кофе в тишине. У всех нас кричат дети. Затыкать планшетом каждый детский каприз – это путь в никуда. Часто мамы даже не следят за тем, что делает их чадо. Трехлетние дети в итоге умеют сами включать YouTube. Смотрят что попало, и никому до этого нет дела. Молчит же — и хорошо.
«Нашему малышу сегодня 5 месяцев»

 «Выберу-ка я самую безвкусную картинку в стиле «Одноклассников», поищу-ка я в интернете самое топорное стихотворение и выложу его на всех своих страницах в соцсетях». Зачем? Зачем они делают это каждый месяц? Ребенок, которому пять (шесть, семь, и так далее) месяцев не прочитает ваше поздравление и не оценит широту этого жеста.

 «А вы еще не надумали?»

Да, у меня есть ребенок. Но я никогда не поднимаю тему продолжения рода даже с самыми близкими подругами, у которых нет детей. Многие женщины, родив ребенка, решили, что их примеру должны следовать все приятельницы. Аргументы разные: «ну я же родила и ничего», «дал бог зайку – даст и лужайку», «дети – это так интересно», и мое любимое «часики-то тикают». Из той же серии «когда за вторым?» Есть такое понятие – такт.

«Я легонько»

Бить детей нельзя. Вроде бы это истина, которая не нуждается в пояснениях. Но ведь «если легонько, то можно». По попе шлепнуть. Подзатыльник дать. «А то ведь не поймет».

Тогда давайте формулировать эту истину честно: нельзя делать битье решением любой проблемы.

 «Это же ребенок!»

Эта история произошла со мной много лет назад, когда у меня еще не было машины. Наверняка подобное случалось и с вами. Автобус. Напротив меня сидит женщина с ребенком лет четырех. Он пинает меня ногами по коленкам. Я отряхиваю брюки, но молчу. Он пинает снова. Я говорю ему, что так делать нельзя. Тут же активизировалась мамаша: «Это же ребенок, что вы от него хотите?!»

Если это ребенок, ему все можно?

Нет.

«Я же мать, мне все можно»

Позицию вседозволенности с контекстом «это же ребенок» породили те, кого уже давно называют «яжматери». «Я же мать, поэтому я могу переходить дорогу с коляской там, где мне вздумается и все обязаны меня пропускать». «Я же мать, поэтому я имею право везде влезать без очереди». «Я же мать, вы все мне должны».

Надеюсь, вы не увидели себя в перечисленных типажах.

Согласны с моим раздражением или думаете, что я перегибаю палку? Можем обсудить в моем блоге в Instagram 🙂

Последние новости рубрики

07:25, 12 марта 2020

Ведущая нашей рубрики «Превед, декред» делится опытом.

17:00, 15 февраля 2020

Анна Олейник изучила массу вариантов, как «заработать», сидя дома с ребёнком.

07:25, 23 января 2020

Новый выпуск рубрики посвящен вторым, третьим и так далее…

Мамаши, которые меня бесят: sekretzapekanki — LiveJournal

Я все еще злая, потому что болею, поэтому запланированный ми-ми-ми пост с фотографиями про игрушки немного откладывается до времен, когда немного поотпустит ^^ И на волне ненависти к тем, кто приводит больных детей «ну они же всего лишь покашливают» в чужой дом, честно признаюсь в том, почему у меня до сих пор нет знакомых мамаш по интересам.

Итак, первый тип мамаш — мамаша гордая. Это такая мамаша, которая 100% попадется вам в интернетах, если вы запросите в гугле что-то типа «ребенок, 8 месяцев, не ползает». И в темах, где женщины делятся своим опытом по поводу неползающих по доброй воле детей, обязательно появится такая кура, которая гордо заявит, что ее ребенок в месяц сел, в два пополз, в три пошел, в пять окончил Оксфорд и в год уже номинирован на Оскара, Грэмми и Нобелевскую премию. 


Второй тип — мамаша-шмоточница. У нее все брендовое. При первом же знакомстве она сообщает, что у ребенка бодик от Армани, коляска Ламборгини, а питается ее чадо исключительно добытыми через каких-то левых поставщиков пюрешками, которых нет на полках обычных магазинов. На вопрос о том, а почему не магазинные, она закатывает глаза и говорит: «Что ты, ты видела состав? Это же сплошная химия!». Убеждать в том, что купленные с рук у людей, торгующих в обход любых лицензий, пюрешки вряд ли отличаются качеством, бесполезно. Мамаша-шмоточница ценит только то, что добывается, как во времена совкового дефицита — с трудом и через танцы с бубнами. Что характерно, обитает такая мамаша, как правило, в обычной хрущевке и гордится последним айфоном в кредит.
Больше всего такие мамаши доставляют хлопот в детских садах, вынуждая родительские коммитеты собирать деньги на распоследние модели кубиков и вышите иппонскими девственницами слюнявчики. Родители деньги сдают, лишь бы шмоточница от них отъебалась с миром. (по рассказам однокурсницы)

Третий тип — мамаша-аллергик. Аллергия не у самой мамаши, конечно же, аллергия у ребенка. При том не обязательно реально присутствующая в жесткой форме. Стоит ребенку обзавестись прыщем на подбородке, ему тут ставится авторитетный диагноз — аллергия и дитятко моментально отлучается от аллергенов на домашнем столе. Что, впрочем, совершенно не мешает ему пастись в тарелках своих приятелей на различных мероприятиях, пока маман активно рассказывает всем присутствующим о том, какой у нее аллергичный мальчик. Мальчик тем временем ест запрещенку без каких-либо последствий. (Основанно на реальных событиях.)

Четвертый тип — мамаша-хиппи. Эти дети-цветов совершенно не признают ограничений и рамок для своих детей, боясь навредить нежной детской психике. О том, что постоянный ор «куда ты лезешь» и вынос мозга на тему того, что «с тобой на люди показаться стыдно» вредит куда больше, они почему-то не задумываются.

Пятый тип — мамаша-мне-все-должны. Это многодетная мамаша. И за это ей все должны. Ведь у нее трое-четверо-пятеро детей. Она с ними уже не справляется, она устала. Ноэтожедети и все вокруг должны их любить, чтобы она смогла хотя бы сходить в туалет.

Шестой тип — мамаша-безграмотная-торговка. Эти вроде и безобидны, но после очередного их объявления «прадам краватку и одетые всего адин раз трусы» очень хочется вымыть глаза с мылом и навсегда отключить интернет.

А кто бесит вас? Не обязательно про родительство. Не стесняйтесь 

Меня раздражают молодые мамы

Я люблю детей, но меня раздражает поведение их мам, которые считают, что их ребенок самый лучший и им все должны, особенно те, кто детей не имеет. Лично меня они раздражают своей невоспитанностью и отсутствием элементарных навыков приличия.

Чтобы не быть голословной, приведу такой пример из поведения моей сотрудницы, мамы трехлетней малышки. В офисе нас 12 человек, половина из них мужчины разного возраста, есть даже совсем молодой парень, ему 21 год. Ребенок этой сотрудницы ходит в детский сад, а вечером его забирают по очереди бабушки. Девочка дома только по выходным, потому как мама работает и ей некогда заниматься дочкой. Но это ей никак не мешает раздавать советы другим молодым мамам, ее подругам, и не только при встрече, но и в рабочее время из офиса, что уже начало раздражать всех сотрудников. Хотя она считает, что говорить по телефону из офиса и рассказывать подруге, как нужно правильно сажать ребенка на горшок со всеми подробностями, это вполне нормально, ведь речь же идет о маленьком ребенке, а не о взрослом ispovedi.com человеке.

Раньше меня раздражало появившееся не так давно слово «яжемать», так как у меня самой двое детей уже школьного возраста. Но теперь я понимаю, что не ко всем можно применить такой термин, а вот к такой сотруднице он подходит идеально. Она не успевает выполнить поручение начальника, потому что устала, не выспалась, ведь у нее маленький ребенок. Об этом весь коллектив должен помнить и идти ей на всяческие уступки, вплоть до выполнения за нее работы. Видимо, о таких мамах и пишут во всех соц. сетях, где под фотографиями их детей, которые не обязательно было выкладывать на всеобщее обозрение, появляются злобные комментарии.

Это не ненависть к маленьким детям, это протест к их неумным мамашам. Почему все должны видеть и слышать, как и что ест их ребенок, как он сидит на горшке и тому подобные ненужные подробности. Я не помню, чтобы что-то похожее делали я и мои подруги, а если и обменивались какими-то советами, то только в своем кругу. Сейчас же принято обсуждать поведение их маленьких детей ispovedi.com даже в компании и за общим столом. Зачем это делать?

Автор: Наташа

Современные дизайнеры все больше используют натуральные материалы в оформлении окон. Практичные и оригинальные льняные шторы украсят окна дома и прекрасно подойдут к любому стилю интерьера.

Похожие истории из жизни:

Почему мамы с колясками все чаще гуляют в торговых центрах, а не в парках

Надо ли брать детей с собой в магазины? Почему мамы с колясками раздражают других покупателей? И зачем любительницы шопинга подменяют походами в торговые центры полноценные прогулки на свежем воздухе? Об этом рассуждает журналист, мама двоих детей Евгения Бородина.

Фото: depositphotos/Yummypic

По поводу любителей ходить с детьми по торговым центрам в интернете часто разгораются самые жаркие дискуссии. Пожалуй, это единственная тема, которая объединяет высокомерных чайлдфри и «правильных» мам в белых пальто. Они сходятся во мнении, что родителям с детьми в магазины следует заходить только по необходимости и вообще – такие вылазки вредят здоровью малышей.

Морализаторам противостоит весьма сплоченное сообщество любительниц провести время в ТЦ. Основной аргумент – мы такие же люди и имеем право находиться там, где хотим, нам нужна перезагрузка от домашних дел. На стороне этих мам общественное мнение, но оно, правда, связывает мамский шопинг только с безвыходными ситуациями, когда малышей не с кем оставить.

Между тем маму, которая в торговом центре просто гуляет с детьми, легко отличить от матери, заскочившей с ними в магазин по большой необходимости. Если женщине важны первоочередные покупки, она не станет прогуливаться от бутика к бутику, проводить время в игровой зоне, сидеть с детьми в фуд-корте, угощая их фастфудом.

По мнению многих родителей, хождение по маркетам с несовершеннолетними – вообще удовольствие не из приятных. По доброй воле мало кто отправится в магазин с малышами. Да и самим детям гораздо интереснее бегать на площадках, играть в мяч или гонять на самокатах по дорожкам парков, чем стоять в очередях в кассу. Поэтому ребята обычно выпускают энергию как могут – носятся между витринами, хватают товар, кричат, что так бесит других покупателей. Родители бесцеремонно усаживают отпрысков в тележки прямо в грязной обуви…

А уж выгуливать в торговых центрах грудных младенцев в колясках – это, по мнению и педиатров, и ответственных родителей, просто за гранью. И не только потому, что в общественном месте есть риск подхватить вирусы. Малышам полезен и необходим свежий воздух, а гулять с ними под открытым небом специалисты советуют по 4–5 часов в день. Однако не все родители готовы бродить в парках в любую погоду. Кто-то даже не считает это целесообразным. Достаточно посмотреть на детские площадки в дни, когда температура опускается ниже 5 градусов мороза или начинает накрапывать дождь. В такие дни ноги сами несут некоторых родительниц на широкие «проспекты» торговых центров. Здесь вроде тоже небо видно через стеклянную крышу, но уютнее, чем на улице.

По наблюдениям сотрудников торговых центров, чаще всего на променад в бутики и ресторанные дворики отправляются совсем молодые матери. Психологи полагают, что эти женщины подсознательно называют прогулкой смену обстановки – просто выход из дома на другую территорию.

С одной стороны, им не очень хочется часами вышагивать с колясками на свежем воздухе в любую погоду. С другой – новоиспеченные матери отчаянно боятся завязнуть в быту. Вот они и пытаются (как могут) выходить в свет, чтобы ощущать себя причастными к образу жизни, который вели до рождения детей. А это входит в привычку.

Конечно, речь не идет о том, чтобы родителей с детьми вовсе не пущать ни в один магазин или косо смотреть на всех, кого сопровождают малыши. Причин для шопинга немало. С кем оставить ребенка, например, мать-одиночка, у которой нет на подхвате бабушек. Или женщина, муж которой весь день проводит на работе или уехал в командировку. Опять же, важно, если ребенок приходит в магазин с родителями по делу – как помощник, поскольку навык совершения покупок тоже необходим.

Это часть житейского опыта, который понадобится, когда малыш станет школьником, – для вырабатывания навыков самостоятельности надо ориентироваться в ценах и знать, в каком отделе продаются конкретные товары. Если дети оказались в маркете по необходимости, то им можно поручить возить тележку с продуктами, взвесить фрукты, выбрать хлеб, постоять с коляской, пока мама расплатится на кассе. Дайте ребенку маленькую тележку и обсудите с ним выбор продуктов – это отвлечет от беготни по торговому залу.

Но совместный поход за необходимыми товарами не имеет ничего общего с бесцельным блужданием по огромному моллу в поисках развлечений. Дети обычно принимают сценарий, навязанный им взрослыми. И если ребенок с ранних лет становится завсегдатаем торговых центров просто ради приятного времяпрепровождения, то и, подрастая, он будет проводить свой досуг в супермаркете и ходить в магазины просто пообщаться и развлечься.

Читайте также

«онажемать» и все остальные – Москва 24, 21.07.2017

Женщина с ребенком зачастую стала восприниматься в обществе как неадекватная «онажемать». Насколько дружелюбна окружающая среда к матерям и разрешим ли конфликт интересов их и остального мира, рассуждает журналист и мама троих детей Анна Кудрявская-Панина.

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

Еще недавно лучшие подруги, разругались в пух и прах: первая попросила кого-то из пассажиров в автобусе уступить ей место, предназначенное для «пассажиров с детьми и инвалидов», потому что ехала с маленьким ребенком. Вторая, присутствовавшая при этом, отчитала первую, не сходя с места и не выходя из автобуса, наградив термином «онажемать», и полностью прекратила общение. Эту историю, мягко сказать, изумившую меня, я прочла в одном из мамских сообществ фейсбука.

Термин «онажемать», как и «онижедети», появился в рунете и нашей жизни не так давно. На днях я пыталась растолковать живущей за рубежом подруге, кого так называют, и не смогла пойти дальше, чем «женщина с ребенком, которая требует к себе особого отношения, потому что она мать и считает, что ее ребенок имеет право делать все, что ему вздумается». Можно долго рассуждать о причинах появления практически целого поколения «яжматерей», выросшего из вчерашних «овуляшек», но я не об этом.

«Онижематери» испортили карму всем женщинам с маленькими детьми. Беременных и молодых мам, готовых использовать свое положение, чтобы получить что-то быстрее, лучше и чаще всех остальных, действительно немало. И часто этих остальных раздражает не сам факт, что нужно где-то и в чем-то уступить беременной или женщине с ребенком, а то, что, прикрываясь животом или чадом, а по сути манипулируя ими, многие женщины пытаются прогнуть всех остальных под себя. И теперь как следствие любое справедливое требование или даже мягкое пожелание всех остальных мам, любое их действие, способно разжечь неистовый холивар и подарить женщине с ребенком звание «яжематери».

Очень хочется набросить на вентилятор и высказаться с позиции «яжематери», но постараюсь быть объективной. Хотя уверена, что кому-то из читателей так не покажется.

Фото: ТАСС/Павел Головкин

Среда мегаполиса действительно далеко не всегда дружелюбна к маленьким детям и их родителям: «В транспорт не забраться без посторонней помощи, в аптеках и магазинах хорошо если из двадцати в двух пандусы есть, а так ступеньки везде. Еще бесят водители: узкий тротуар, так они еще машину могут поставить и вообще проход перегородить, и как хочешь, так и обходи с коляской», «А у нас повсеместно стали сокращать детские площадки в пользу парковок, у меня в старом дворе была огромная площадка, а тут недавно прохожу, а там асфальт и ограждения!», «У нас в торговых центрах и даже в «Детском мире» нет комнаты, где можно покормить ребенка. В аэропорту это маленькое помещение и большая очередь, ребенку же не скажешь «подожди».

Кстати, кормление ребенка грудью в общественном месте – одна из самых холиваристых тем: «Боже, мы спокойно ужинали в ресторане, как вдруг «онажемать» за соседним столиком вывалила грудь и стала кормить ребенка, почему я должна смотреть на это?! Она бы еще памперс ему прямо на столе поменяла!» Мне трудно понять, почему хейтеры часто сравнивают процесс питания младенца с актом дефекации, думаю, это им смогут обосновать их психологи. Вопрос для меня в другом: если это самое общественное место предполагает свободное нахождение в нем детей, то либо оно предоставляет место для удовлетворения базовых потребностей младенца, либо допускает, что мать удовлетворит его потребности доступным ей способом. И это касается и кормлений, и смены памперса. Даже в самолете есть столик для пеленания. Учитывая мобильность современных мам, было бы хорошим тоном иметь их в тех же ресторанах. На самом деле, мамам с детьми не так много надо и не так дорого могут стоить небольшие удобства, облегчающие им жизнь в мегаполисе.

С отсутствием пандусов я столкнулась недавно в частной клинике, позиционирующей себя как клиника для всей семьи, более того, оставить коляску в дождь было совершенно негде. Единственное, что мне смогли предложить в регистратуре, это припарковать коляску за углом здания под крышей, где нет возможности ее пристегнуть, зато «есть видеокамеры». А еще меня умиляют организации, обустроившие свои здания пандусами для галочки. Чаще всего это две металлические узкие рейки с произвольным расстоянием между ними. Мне было бы очень интересно посмотреть хоть на одну коляску, которая уместилась бы колесами в их прокрустово ложе.

Заказать такси с автолюлькой или просто детским автокреслом по возрасту – сродни русской рулетке: то ли приедет, то ли нет. И если мне с этим пока везло, то моей однокашнице нет: «В Домодедово как то приехал по вызову таксист: «Че? Какое кресло?» И вот или ждать еще в аэропорту без гарантии, или так ехать. Другой прикол, вызвали с креслом, приехал, говорит: «А можно бустер? Предыдущий клиент залил кресло водой». И ведет к багажнику — там лежит реально текущее водой кресло на наш вес. Ну и куда деваться? С Вернадского в Медведково ехали в бустере, в компенсацию водитель донес вещи до квартиры».

Фото: ТАСС/Дмитрий Рогулин

В метро не сложно найти станции, где ни один из входов не оборудован пандусами. И поехать куда-либо с ребенком или детьми для матери зачастую невозможно. Этот факт, как и кормление грудью в общественных местах, хейтеры обычно комментируют словами вроде «И нечего ездить, надо дома сидеть», даже не думая, например, о том, что ребенка могут везти к врачу, потому что такого специалиста просто нет в поликлинике у дома. Не говоря уже о том, что вообще-то свободу перемещения для отдельных категорий граждан еще никто не отменял.

К счастью, хотя бы в новых районах изначально учитывают, что окружающая среда должна быть доступной и для тех, чьи возможности еще или уже ограничены: «Я живу в городе новостроек, и здесь очень многие здания оборудованы пандусами. У нас и съезды с асфальтовых дорожек предусмотрены».

Но недружелюбная среда – это не только бытовые удобства, это еще (и иногда в первую очередь) и люди. Недавно прочла в ленте фейсбука дивную историю: мама с годовалым ребенком в самолете, малыш иногда кричит, дама с соседнего ряда говорит, что ее раздражает его крик и спрашивает, может ли мама сделать, чтоб он не кричал вообще, мама отвечает, что ребенка в этом возрасте еще не так просто уговорить вести себя тихо, дама приближает свое лицо к лицу ребенка и орет в полный голос «ааааааа!», ребенок в истерике, мать хватает обидчицу за волосы.

Кажется, тут уже и не различишь, кто более (не)прав: трамвайная хамка или «онажемать».

Всем считающим, что ребенок, мешающий вам жить своей активностью здесь и сейчас, – дьявольское отродье, предлагаю посетить страну победившего чадолюбия Израиль, где детям можно делать абсолютно все именно потому, что «онижедети». Там никого не удивишь кричащим, капризничающим, хулиганящим ребенком, которого не то что тронуть, замечание сделать нельзя.

Вам кажется, что мамы с детьми пытаются постоянно использовать свое «служебное» положение и пытаются, размахивая ребенком, как знаменем, проскочить побыстрее в очередях, занять свободное место? Поверьте, им кажется совсем иначе: «У нас в районе на одну небеременную приходится пять беременных. Поэтому колясками никого не удивишь. Дорожки у нас такой ширины, что разъехаться двум коляскам, и все. Так что в очереди никто никогда не пропускает, да и я не прошусь. А вот с обратным отношением один раз встретилась. Когда народ считает, раз я гуляю с коляской, то могу и в очереди постоять и пропустить «занятых». Мне же все равно делать нечего, вот такое отношение бесит».

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

Конфликт интересов возникает постоянно: дети кричат, да, им это свойственно, они бегают, шумят, капризничают. Посторонние постоянно дают мамам советы и рекомендации, как им растить, кормить, воспитывать их детей. Кажется, противоречия неразрешимы, хотя, конечно, это не так.

Наверное, я наивная идеалистка, но мое решение просто и очевидно. Можно назвать его уважением, я же называю эмпатией. Которую при желании можно в себе воспитать. Если орать на трехлетнего ребенка «заткнись», как только он повысит голос, если требовать немедленно прекратить стучать ногой по переднему креслу в самолете, добиться послушания, конечно, можно, и даже быстро, но воспитать таким образом можно только страх. Да, немедленного эффекта можно и не достичь, если сказать малышу, что кричать не нужно, потому что рядом кто-то отдыхает и это может ему помешать, или попросить представить, понравится ли ему самому, если кто-то будет шуметь, когда он спит, или стучать ногами по спинке его кресла, – попытаться сделать так, чтоб ребенок поставил себя на место другого, но точно только так можно воспитать эмпатию в человеке.

Иногда мне кажется, что холиварящие «детоненавистники» и хейтеры «онажематерей», сами часто имеющие детей, росли как раз в окружении необъясняемых запретов: «нельзя, потому что нельзя», поэтому они не в силах представить потребности других, поставить себя на чье-то место и именно поэтому для них в кучу смешиваются необходимость и наглость, справедливые требования и прихоти.

Дети и их мамы не люди второго сорта, не исчадия ада, посягающие на ваш покой и представления о прекрасном. И чтобы вам понять их, а им вас, всего-то и нужно, что попробовать сопереживать друг другу, хотя это, конечно, гораздо труднее, чем настрочить злобный комментарий в интернете.

​Че ты б.. сказал моему ребенку? 7 типов родителей, которые всех бесят

Такие типажи попадаются везде и раздражают большинство окружающих, судя по огромному количеству комментариев в соцсетях. Их критикуют не только бездетные хейтеры, как обычно думают сами объекты критики. Одни ситуации описаны с юмором, другие с нескрываемым гневом. Ознакомьтесь с подборкой Anews – вы наверняка узнаете кого-то из знакомых. Или, может быть, даже себя?

1. «Вместо мозгов – горшок с г**ном»

Для всех, чье изначальное бескультурье и хамство усугубляется рождением детей, интернет давно придумал саркастические мемы «яжмать / яжотец». Их принципы «воспитания» сводятся к формулировке «онжеребенок», и они убеждены, что им весь мир что-то должен.

«Яжматери напрочь отказываются понимать культуру перемещения по городу, обязательно прут навстречу тараном, полагая что им обязаны уступить дорогу. Они ВСЕ обладают одинаковым набором выражений лица: обиженное, оскорбленное и т.д. Большинство из них после воспроизведения себе подобного деградируют до уровня кирпича. Объяснять им что-либо, доказывать или просто обсуждать становится невозможным по причине наличия в их головах горшков с г**ном, пеленок и диатеза».

«Открываешь в магазине дверь, пытаешься с пакетами выйти из нее, эта дурища прет на тебя, еще и чадо свое или, еще лучше, коляску/самокат на тебя толкает. Естественно, пробка в двери. И еще начинает возмущаться, она же с ребенком, ее пропустить надо. Подобных ситуаций дофига стало. А ничего, если всех сначала впускать, и никого не выпускать, скоро впускать будет некуда? Мозги с рождением дитяти кончились?»

«Я работаю с людьми. Когда среди клиентов попадается размножившаяся менее 12-ти лет назад свиноматка – это все, туши свет. Одна гормональная истерика – и никакого желания идти на нормальный человеческий контакт».

«В бассейне, где есть группы для детей, но раздевалка общая, мамаши считают, что им должны уступить душ. Все должны стоять голые и ждать пока она вытрет своего развалившегося на лавке ребенка и т.д. На все один ответ: „Вы что, не видите, это РЕБЕНОК!“ И что? Все за абонемент платят одинаково!»

2. «Ничего-ничего, мы быстренько»

Кстати, о раздевалках. На форумах миллион жалоб на мамаш, которые притаскивают своих сыновей 7-10 лет в женские раздевалки фитнес-клубов, туалеты и даже сауны. Но и это не предел! Спасая своих уже подросших сынуль от соблазнов женской наготы, эти женщины по-хозяйски вваливаются в мужские раздевалки со словами «Ничего-ничего, мы быстренько». Все в шоке и недоумении, почему 10-летний пацан не способен самостоятельно переодеться и убрать вещи в шкафчик.

«У меня большее недоумение вызывают мальчики любого возраста в раздевалке спортклуба, где женщины своими сиськами-письками трясут, не прикрываясь, а матери этих мальчиков делают вид, что все ок».

«В женской сауне фитнес-клуба: две девушки зашли в парилку, расстелили полотенца, улеглись. Буквально через пять минут после них зашла мама с ребенком мужского пола лет пяти. О том, что шуметь мальчик начал сразу, догадаться вы можете сами – это же ребенок. Но тут он, нисколько не смущаясь, тыкает пальцем куда-то в район живота одной из оголенных девушек и громко говорит: „Мама, смотри какая там штука!“».

«Меня бесят мамашки со своими сыновьями в дамской раздевалке, где женщины голые. Вряд ли хоть один папаша пойдет с дочкой в спортклуб и в мужскую раздевалку, где голые мужики, по причине, что не с кем дочь оставить».

3. «А мы уже ходим на горшок»

Хвастовство детскими «подвигами» – еще один сильнейший раздражитель. Как говорят психологи, «нет ничего плохого в том, чтобы поделиться радостью, если дочь выиграла соревнования или сын занял первое место на Олимпиаде. Но мучить коллег, друзей и просто знакомых „радостями“ типа: „у нас вылез пятый зуб“, по меньшей мере нетактично».

«У моих друзей у всех дети. Я люблю своих друзей. Но однажды, когда мне они за каким-то хе*ом рассказывали, когда их ребенок пукнул и что поел, я спросил прямо: „Зачем вы мне это рассказываете? Мне это совсем неинтересно“. Это был конец. Я в момент превратился в монстра и получеловека-полукакашку».

Гораздо хуже, когда родителей распирает не просто гордость за своего ребенка, а желание принизить других.

«Часто родители хвастают достижениями свои чад с намеком: а ваш так не может! „А у нас давно уже зубы полезли“, „А мы ползаем“, „А мы уже ходим на горшок“. Не все ли равно? У всех, раньше или позже, будут зубы, будут ползать и ходить на горшок. А еще, когда такие мамаши рассказывают, их надо слушать, а они даже до половины не дают договорить – начинают опять про свое. Где взаимное уважение и воспитанность?»

«Всякий раз, когда ты выруливаешь с коляской к детской площадке, ты готовишься к тяжелейшему за день испытанию – к встрече с оккупировавшими ее мамашками. Своими хищническими взглядами они выискивают новую жертву для унижения и самоутверждения.

– А наш уже говорит слово „рентгеноэлектрокардиография“!

– А наш силой мысли воспламеняет предметы!

– А наш сходил ферзем и Крамнику мат поставил…

И как-то неудобно в этот момент становится… потому что наш тоже сходил ферзем… но лишь когда проглотил его случайно».

4. «А мамаша стоит и умиляется…»

Есть категория непрошибаемых родителей, которые не корректируют безобразное поведение своих отпрысков в обществе. У них либо ноль реакции, либо идиотское умиление. Только вот все вокруг испытывают совсем другие чувства.

«Встретила в метро типичного представителя рода яжматерей. Люди вокруг стояли, сделали небольшое замечание, которое было полностью проигнорировано. Единственное, что сказала мама ребенку за это время, это было „зачем ты ложишься, тут же грязно“. Блин, а не из-за таких ли свиней грязно то?»

«Вот эту ситуацию просто раз в две недели наблюдаю с разными персонажами: орет ребенок посреди супермаркета, она ходит, продуктики в корзиночку кидает, делает вид, что все нормально. Воспитывает его типа своим игнором, дура. Нифига это ненормально. Иди домой, игнорь его там хоть до посинения и сама его ор слушай, остальным людям это даром не надо».

«Гуляла с племяшкой, ей 5 лет. К нам подбежала девочка, на вид 2-2,5 года, и давай лупасить мою по голове лопаткой. У моей слезы на глазах, но сдачу не дает. А мамаша той девочки стоит и умиляется: „Надо же, какая девочка хорошая, ее дочка бьет, а она не плачет“. Убила бы эту мамашу! Я ей замечание сделала, но реакции ноль. А на мой вопрос к племяннице, почему сдачи не дала, она ответила: „Ну она же маленькая, я маленьких не бью“. Вроде и правильно соображает, но все равно за нее обидно было».

Журналист по проблемам воспитания Ирина Прибора иронично описала этот тип родителей: «Пока бутуз мечет катапультой песок по живым мишеням, его родитель смотрит вбок, он насвистывает и всячески дает понять, что здесь находится только его физическая оболочка, а сознание его воспарило к высшим сферам. Вы можете деликатно покашлять над ухом, но вряд ли он обратит на вас внимание до тех пор, пока меткое ядро из песочницы не освежит его физиономию. Тогда родитель соберет в кулак всю свою решимость и сделает суровое внушение маленькому хулигану: „Витенька, не надо так… Вон в сторону пуляй!“ — и жест в сторону вашего пальто».

5. «Че ты бл* сказал моему ребенку??»

Возможно этот подвид «яжматерей / яжотцов» – самый невыносимый и даже опасный. Они охотно участвуют как во взрослых, так и в детских конфликтах, и хорошо, если без рукоприкладства.

«Стоит вам или вашему ребенку случайно задеть или, не дай бог, толкнуть их чадо, как тут же поднимется такой гвалт, будто началось светопреставление. На детской площадке таких детей можно просто обходить стороной, но, что делать, если такой ребенок учится с вашим в одном классе, да еще и сидит за одной партой? Затяжные разборки вам гарантированы».

В ответ на вежливые попытки воззвать к благоразумию такие родители, не смущаясь детей, разом выдают весь свой богатый запас нецензурной лексики.

«Оборудовали у нас скейтпарк, за забором. Правилами запрещено находиться на площадке на не приспособленных для трюков велосипедах и самокатах. Папаша, нацепив очки в стиле Шварценеггера и расставив локти, ходит по всему парку за катающимся малышом на трехколесном велике. Далее диалог такой:

— Мужчина, уведите, пожалуйста, ребенка. Это не детская, а спортивная площадка. Если ваш ребенок попадет под колеса, это будет полностью ваша вина.

— Че ты бл* сказал?? Только попробуй до моего ребенка дотронуться, ты ублюдок е*аный!

— Детям до 14 лет запрещено находиться здесь без шлема и соответствующего инвентаря, покиньте площадку. Мы вас предупреждаем, потому что беспокоимся за здоровье ребенка, с которым вы неосмотрительно сюда пришли.

— Да мне по**й! Я за него отвечаю. Моя ответственность!

— Именно так, в любом случае, вам придется уйти.

— А то че, еп*ы бл*? А?? Че будет-то, с**а?

Еще находятся любители поспорить, стоят и доказывают толпе парней, что все они неправы, и что горки для всех, и что сейчас они позвонят куму, свату и брату, и нас тут всех разгонят, арестуют и вообще уничтожат».

6. «Кто родил, тот умнее»

А люди с такой установкой в головах способны извести окружающих без явной агрессии. Возомнив, что их родительский опыт стоит взять за образец, они под видом «добрых советчиков» начинают капать на мозги и давить на нервы.

«Бесит меня просто… Вот у нее ребенок пополз в 6 месяцев, а у меня нет – значит это ненормально. Вот он в 9 пошел, а у меня нет – значит мой дефективен. И учит, и учит. Достала. Я ей уже прямым текстом говорю, что не люблю обсуждать своего ребенка. А ей хоть кол на голове теши».

«Достали бестолковые советы от всех родивших по воспитанию детей!!! Русским языком владею, объясняю человеку, что думаю про все это „вот будет ребенок, вот подрастет, вот будет некогда, блаблабла…“ Человек понимает, замолкает, но при следующей встрече (вживую, в чате, по телефону) опять начинаются вот эти вот „вот будешь…“».

«Больше всего злит, когда гуляешь, и бешеные мамашки навязчиво советуют тебе, как и что делать. Все считают, что кто родил, тот автоматически умнее. Кошмар! А если начинаешь им возражать, то у всех круглые глаза, как будто ребенка убиваю».

7. «Давайте внуков!»

Наконец, неожиданно, огромное количество жалоб оказалось в адрес родителей, которые давно вырастили своих детей. Теперь они требуют внуков – капризно, настырно, нетактично. Если внуки уже есть, они хотят еще. Если родился мальчик, они хотят девочку, и наоборот. Взрослые дети из уважения не хотят ссориться и вынуждены терпеть. Но нервы на пределе.

«Дико выбешивают те, кто кричит про внуков, которых им непременно должны родить. Для них сын/дочь – ходячий инкубатор».

«Я смотрю на свою маму и ее окружение – женщины за 50 – и вижу, что внуки для них вроде развлечения, похвастаться друг перед дружкой. На меня мама уже 2 года давит, когда родишь, типа у всех по двое-трое внуков, а у нее один».

«У меня родители внуков аж с оскорблениями требовали, кричали, что я дура и идиотка, что не рожаю. Обещали с ними возиться, только роди. Я, конечно, не для мамы рожала, но все-таки смешно теперь смотреть, как родители махом забыли все обещания, когда я родила. Приезжают иногда в гости, когда им удобно, обфотографируют малыша, а потом знакомым фотки показывают, хвалятся».

«Свекровь достала уже с внуками, как будто они в супермаркете продаются, можно пойти выбрать. У них есть другой сын, у которого еще нет детей, так его трогать нельзя по этому вопросу, а нас долбить можно. Бесит очень сильно».

«Дык вот, мало того, что безумные родители регламентируют процессы воспроизводства. Они же еще и доминируют в процессе последующего воспитания. Кутают, балуют, перекармливают и всячески способствуют тому, чтобы внуки произросли в таких же инфантилов, как и родители».

«Не нужны им внуки. Им надо рассказывать детям, Как Правильно Жить. С появлением внуков эта возможность становится бесконечной».

«Эти родители со своей бестактностью в таких деликатных вопросах портят всякие хорошие отношения. Особенно когда требуют внуков, говоря, что они сами не нанянчились (вот это-то и главное!). А раздражает это по одной очень простой причине: желающий внуков человек просто вписывает вас в некий свой жизненный план, независимо от ваших возможностей и желаний, как будто вы своей жизни не хозяин. Не допускайте этого!»

Кстати, умная молодежь «сканирует» родителей заранее, чтобы знать, стоит ли связываться. Смотрите дальше: Чертовы либералы! Как нынешние парни вычисляют «быдло-родителей» девушки

Бесит, когда говорят, что рожать детей должны только богатые

Этот текст написан в Сообществе, в нем сохранены авторский стиль и орфография. Профиль автора

Мне 27, и у меня двое детей: в поколении моей мамы этого никого не удивляло, а сейчас чувствую себя белой вороной — среди моих друзей-ровесников детей нет ни у кого, не говоря уже о двоих.

Большинство из них хотят сначала построить карьеру, купить квартиру и обзавестись надежной подушкой безопасности — отчасти я их понимаю. Но меня откровенно бесит, когда это считается единственным нормальным вариантом, а все, кто решили родить детей без всего этого — выглядят в их глазах какими-то маргиналами.

Все жалуются на пролайферов, которые, дескать, заставляют всех рожать, а я постоянно слышу насмешки вроде «Ой, эти, которые понадеялись на лужайку, а потом на памперсы не хватает» или «Не хватает на презервативы, а решили, что на ребенка будет хватать!»

А что еще хуже — размышления о том, что рожать должны только те, у кого есть своя недвижимость и внушительные банковские счета: дескать, только такие люди могут вырастить достойных членов общества. А родители, которые живут в съемной квартире, ездят на метро и — о боже — отдают ребенка в детский сад вместо няни, обрекают его на несчастную жизнь и проблемы с психикой, а значит, лучше бы не рожали.

Когда я родила первого ребенка, у нас и правда было очень мало денег: приходилось постоянно оптимизировать траты и иногда занимать деньги удрузей. Но со временем все наладилось: и муж, и я значительно увеличили доход, взяли квартиру в ипотеку, поменяли машину. И я совершенно не жалею, что не стала ждать, пока у меня все это будет. Думаю, что в молодости гораздо проще даются бессонные ночи с малышами и легче воспринимаются другие трудности — скорее как приключение, а не как трагедия.

Да и честно сказать, я считаю, что огромные траты на детей, которыми все время пугают сторонники подхода «сначала разбогатей, потом рожай» — значительно преувеличены. Деньги могут сделать жизнь комфортнее, но если человек готов мириться с определенными ограничениями и считает, что может обеспечить ребенку достойную жизнь и без золотой ложки — это его решение, а обществу должно быть стыдно осуждать его, точно так же, как и навязывать кому-то аборт.


The Rage Mothers Don’t Talk About

Я начинаю работать с личным тренером. Он поручает мне раздел книги Дэниела Гоулмана «Эмоциональный интеллект». Гоулман цитирует работу психолога из Университета Алабамы Дольфа Зиллмана, который обнаружил, что физиологические эффекты гнева могут длиться несколько дней, и что гнев строится на гневе. Повторяющиеся обострения — «последовательность провокаций» — могут резко усилить гнев, так что при третьем или четвертом триггере ярости человек реагирует на уровне 10 в ответ на потерянную клавишу или упавшую ложку.

Пример, который использует Гоулман: (, подождите! ) мать в продуктовом магазине с трехлетним ребенком и ребенком. Трехлетний мальчик умоляет свою мать купить вещи, снимает продукты с полок и не слушает, когда она приказывает ему положить их обратно. Затем ребенок роняет банку с вареньем, которая разбивается об пол. Мать взрывается: кричит, шлепает ребенка, хлопает коробкой с хлопьями и зигзагами зигзагами направляет тележку к выходу.

Конечно, Гоулман выбрал эту историю, чтобы проиллюстрировать «последовательность провокаций Циллмана».«Материнство — это беспощадная провокация! И все же от нас ожидается, что мы будем святыми и терпеливыми, будем с любовью держать наших младенцев и заботиться о них, даже в самые трудные моменты их жизни. Так безмятежно жить в государстве, которое Энн Ламот называет «мифом о материнском блаженстве», что мы не кричим и не ругаемся, и уж точно не впадаем в ярость или насилие.

В поисках помощи я присоединяюсь к 12-недельной группе по управлению гневом для матерей. Фасилитатор призывает нас добавлять «инструменты» в наши «наборы инструментов». Мы практикуем глубокое дыхание через одну ноздрю и читаем о «счастливом воспитании».«Самая важная часть для меня — это зеркало, созданное кругом усталых, грустных матерей. Одна женщина разведена. У одной дома малыш, а на груди трехмесячный ребенок. Только один участник — папа; видимо, для злобных пап нет класса. Другая мама признается, что хочет перебросить своего ребенка через комнату, и все мы простили ее до того, как она закончила свой приговор. Мы все киваем, наши тела наполняются облегчением от того, что ярость не выделила нас.

Терапия для пар, индивидуальная терапия, коучинг, управление гневом для матерей — я работал над гневом моей матери.Я еще не нашел золотой билет к безмятежности, но заметил, что когда мне удается заниматься спортом, заниматься искусством и есть здоровую пищу, у меня появляется более длинный предохранитель. На жаргоне набора инструментов: Эти вещи наполняют мою чашу терпения. К сожалению, как работающая мама с маленьким ребенком я не плаваю в свободное время, а кулинария, бег и неоплачиваемые увлечения часто оказываются в конце списка дел.

Я все же пытаюсь. И не получается. И иногда это удается. Я считаю каждую маленькую победу — сегодня я рассердился и сжал кулаки, но сохранял спокойствие! Каждый день я начинаю заново: вдыхаю его сладкий запах маленького мальчика, когда он заползает в нашу постель, и я обнимаю его, обнимая его тело своим; и к концу дня шептал себе: «Не трогай его, не трогай его, не трогай его.«

[« Я бы хотела растаять, когда мои дети », — пишет одна мама. Прочтите, как она держится вместе. ]


Минна Дубина, писательница, общественная артистка и исполнительница из района Залива, работает над сборником эссе о материнстве.

Гнев мамы — настоящая вещь, вот как с ней бороться

Утро буднего дня, Я готовлю завтрак. Моя восьмилетняя дочь садится есть, а мой пятилетний сын — МВД.Внезапно по дому разносится жуткий вой. Я бросаюсь в комнату сына и обнаруживаю его на полу в нижнем белье с разбросанной одеждой.

«Что происходит?» Я спрашиваю. «Вы ударились?»

«Мои штаны странные!» он кричит.

Я не могу не стонать. Это третий день, когда его штаны «не так хороши». Я спокойно предлагаю разные пары, но ни одна из них не подойдет — слишком узкая, слишком свободная, с карманами или , иначе как-то оскорбительно. После запуска четвертой пары он бросается обратно на пол.

Вот тогда у меня начинают дрожать руки. Мое сердце начинает колотиться, а лицо становится горячим. Я швыряю ему на кровать все штаны, кричу, что он идет в школу в своем чертовом нижнем белье, и выхожу.

Это был не лучший момент для меня.

На самом деле я не злой человек — друзья даже называют меня Дзен. И все же с тех пор, как я стала матерью, особенно когда мой второй ребенок перешел в ранние годы, я испытала больше моментов откровенной ярости, чем мне хотелось бы признаться. Мне пришлось бежать в свою спальню, закрыть дверь и кричать, или плакать, или и то, и другое.Иногда я злюсь на всех и вся, и даже малейшее нарушение вызовет гнев.

Это не та мама, которой я хочу быть.

Что такое ярость и чем она отличается от гнева?

«Ярость — это когда гнев становится неконтролируемым», — говорит Джен Реддиш, зарегистрированный главный терапевт в Калгари, которая сосредоточена на том, чтобы помочь молодым матерям справиться с такими проблемами, как гнев, ярость и чувство вины. «Гнев пересилил тебя. Вы говорите себе, что не собираетесь хлопать дверью, кричать на ребенка или говорить супругу, чтобы он отвали, , но когда это происходит, вы не можете это остановить.”

Мамы могут быть склонны к гневу, потому что переход к материнству, честно говоря, на труднее, чем думает большинство из нас. «Произошло так много изменений — каждую маму, по крайней мере, немного подбрасывает реальность материнства, а не их ожидания», — говорит Реддиш.

Более того, матери часто заботятся обо всех остальных, не обращая внимания на собственные нужды. «Если основные потребности, такие как достаточный сон и правильное питание, не удовлетворяются, вам будет трудно справиться с любыми эмоциями, не говоря уже о гневе», — объясняет Реддиш.«Вот как это происходит: необработанные эмоции и переживания наряду с неудовлетворенными потребностями. И переломный момент часто кажется нелепым. Ты весь день сохраняешь спокойствие, потом твой ребенок просит перекусить перед ужином, и ты взрываешься ».

Понимание ваших триггеров

Мы обычно думаем, что люди впадают в ярость, что она возникает из ниоткуда. Но эксперты говорят, что это не совсем так. «Представьте себе айсберг, — говорит Реддиш. «На поверхности видны внешние проявления гнева.Но то, что скрывается под этим, намного больше, чтобы вызвать это чувство гнева — необработанные эмоции того дня и вашей жизни. На самом деле вы не перейдете с нуля до 100 за мгновение ».

Триггера могут быть, когда ваших детей не слушают, когда они причиняют боль своему брату или сестре или если планы идут вразрез. Меган Хелм все еще не понимает, что вызывает ее гнев. «Я понял, что шум — это спусковой крючок для меня», — говорит Кокрейн, Альта. мать двоих детей. «У трех с половиной лет и восемнадцати месяцев все может стать довольно громким, а когда слишком громко слишком долго, моя челюсть начинает сжиматься, и я кричу.”

Хелм впервые начала испытывать гнев мамы через четыре месяца после рождения второго ребенка. «Я была так зол, — вспоминает она. «Я кричал на своих детей за то, что они такие, какими они должны быть».

В этом нет ничего необычного. Эксперты говорят, что триггерами гнева могут быть вещи, которые, как вы знаете, не должны беспокоить вас. В других случаях вы можете кричать на своих детей, когда они буквально ничего не делают. «Часто триггеры не имеют ничего общего с ребенком», — говорит Лаура Маркхэм, клинический психолог из Нью-Йорка, тренер по воспитанию детей и автор книги Peaceful Parent, Happy Kids .«Это может быть из-за ссоры с партнером, плохого рабочего дня или нерешенных проблем из детства».

Нет никакой магии в выяснении того, что вызывает ваш гнев; и Реддиш, и Маркхэм предлагают просто вести журнал, когда вы сердитесь, чтобы увидеть, сможете ли вы найти закономерности. Я, например, заметил, что быстро злюсь, когда опаздываю или мне грустно из-за своей мамы, которую я неожиданно потерял через несколько месяцев после рождения сына.

Как справиться

Если вы настроены работать над своей яростью, вы можете попробовать различные стратегии.

  • Запишите. Для одних ведение дневника дается естественным путем, а для других — неудобно, но эксперты говорят, что это эффективный способ решения проблем с гневом. «Допустим, вас заводит неповиновение вашего ребенка, — говорит Маркхэм. «Запишите, что для вас значит« неповиновение »». Вы можете понять, что реагируете, потому что никогда не разговаривали с родителями грубо. Или, может быть, вы боитесь, что если ваш ребенок будет вести себя так сейчас, какими он будет, когда ему исполнится 14 лет? «Как только вы сможете определить и сформулировать свои чувства, такие как бессилие и страх, они просто не вырвутся наружу», — говорит Маркхэм.Реддиш соглашается. «Чем больше вы можете честно выражать свои эмоции, тем меньше вероятность накопления гнева», — говорит она. «Этот более глубокий уровень ухода за собой выходит далеко за рамки ванны или массажа».
  • Медитируйте. Медитация, некогда считавшаяся нью-эйджей, является еще одним проверенным методом для интеграции спокойствия в вашу жизнь. Маркхэм рекомендует слушать управляемую медитацию каждый день — на YouTube есть множество посвященных медитации каналов, не говоря уже о приложениях (например, Calm, Buddhify и Stop, Breathe & Think), — и они действительно помогут переобучить ваш мозг.«Когда вам нужно успокоиться, вы можете использовать эту проводку», — говорит она. «Могут помочь даже стикеры вокруг вашего дома с надписью« дыши »».
  • Определите, что вам нужно. Вы не всегда можете контролировать своих детей, поэтому контролируйте то, что может контролировать . Если вы знаете, что проголодались, не позволяйте этому случиться и выбирайте здоровых продуктов , которые продержат вас дольше. Если, как и Хелм, вы знаете, что гневаетесь, когда истощены, примите меры, чтобы перенести время сна раньше или отдать предпочтение дремоте.«Когда мне не хватает сна, моя толерантность настолько низка, что меня может раздражать что угодно», — признает Хельм. И не стоит недооценивать силу прогулки. Свежий воздух, смена обстановки и упражнения могут иметь большое значение для изменения вашего настроения. Так что можно просто поговорить с кем-то — может быть, с вашим партнером, может быть, с близким другом, — который будет искренне слушать, не пытаясь исправить или минимизировать ваши проблемы. «Гнев — это вторичная эмоция», — говорит Реддиш. «Всегда есть скрытая эмоция. Мне грустно? Я беспокоюсь? Я ошеломлен? » Выясните, какая потребность остается неудовлетворенной, и удовлетворите ее.
  • Рассмотрите возможность получения помощи. Профессиональная поддержка — это то, что нужно учитывать, особенно при работе со сложными триггерами, такими как горе, беспокойство и насилие или гнев, которые вы или ваша семья считаете неконтролируемыми. Это может быть как семинары и группы поддержки, так и индивидуальные консультации.

Вы не одиноки

«Я полностью потерял свое дерьмо и бесконтрольно злился на своего дошкольника сегодня утром», — не сказала ни одна мама в игровой группе. А если серьезно, то в наши дни мамы все чаще и чаще делятся тяжелыми вещами, а гнев мамы — не обычное дело.Я редко рассказываю, как могу полностью его потерять.

Как и я, многие мамы редко испытывали гнев до материнства, поэтому внезапно обнаруживать, что мы не можем сдерживать гнев в отношении наших малышей, может быть как удивительным, так и расстраивающим. Мамы часто борются в одиночестве, потому что им стыдно. «Когда я говорил другим мамам, что у меня послеродовая ярость, они смотрели на меня, как на две головы», — говорит Хельм. «Но потом мы говорили о том, что происходит, и они говорили:« О да, это на самом деле происходит и со мной.’

«Осознание того, что другие родители справляются с гневом, помогает», — говорит Хельм. «Ты не чувствуешь себя таким одиноким. Я начал говорить, что мои дети заслуживают лучшего. Тогда я сказал: «Я заслуживаю лучшего». Это осознание побудило Хелма искать ресурсы, в том числе семинары по гневу Реддиш и материнству. «Как бы страшно ни было разговаривать с другими, я чувствовала себя услышанной», — говорит она. «Женщины вокруг меня чувствовали то же самое. Бывает ярость, и я не должен чувствовать себя виноватым во всем ».

Возможна замена

Вы знаете, что ярость вредна для ваших детей.Для них это не только страшно и потенциально опасно, но и когда вы не можете контролировать свои собственные чувства, вы не можете научить их справляться со своими. «Все повторяют отношения, в которых они выросли, — говорит Маркхэм. Но ярость вредна и для вас. «Исследования показывают, что [люди в ярости] более склонны к сердечному приступу, , повышенному кровяному давлению и чаще находятся в плохом настроении», — говорит Маркхэм.

Но изменение возможно на 100 процентов. Думайте о том, где вы сейчас находитесь, как о своей отправной точке.«Это прогресс», — говорит Хельм. «Изменения не происходят в одночасье. Я так сильно хотел, чтобы все сразу было в порядке, но год спустя я все еще учусь ».

Обязуюсь внести изменения. «Если вы хорошо питаетесь в течение месяца, худеете и чувствуете себя лучше, но затем снова возвращаетесь к плохому питанию, это продлится недолго», — говорит Маркхэм. «Попробуйте медитировать по 10 минут в день в течение 90 дней — это станет прочной привычкой. Вы абсолютно почувствуете разницу ».

Чтобы побороть гнев моей мамы, я стараюсь больше спать и заниматься спортом. Я ограничиваю свой ежедневный список дел, чтобы не опаздывать и не раздражаться. Я копаю глубже, ведя дневник, и когда у меня все же извержение, я честно исследую, почему я расстроился. Затем я стараюсь спокойно справляться с тем, что обычно бывает горем и разочарованием.

Как родитель двух маленьких мальчиков, у Реддиш были свои моменты гнева, обычно возникающие из-за чувства подавленности и недостаточной поддержки. Она сравнивает гнев с успокоением ребенка. «Нельзя просто запереть их — ребенок, скорее всего, закричит громче.Но если вы позаботитесь о ребенке, у вас больше шансов успокоить его. Точно так же, чем больше вы подавляете гнев, тем сильнее он становится гневом. Но чем больше вы заботитесь о нем, тем лучше вам будет. Взгляните на гнев как на инструмент, который поможет вам учиться и вносить изменения ».

В конечном счете, ярость — это красный флаг, сигнализирующий о том, что что-то в вашей жизни требует неотложного внимания. «Вы никогда не проживете жизнь, не испытывая гнева», — говорит Реддиш. «Но если вы прислушаетесь к своему гневу и научитесь управлять своими триггерами, тогда вы сможете прожить жизнь без гнева.”

В самом разгаре

Избегать триггеров и добраться до корня проблемы — ключ к предотвращению гнева мамы. Но что делать в момент, когда приходит ярость?

Если вы можете спокойно уехать — например, если ваши дети достаточно взрослые или рядом находится другой безопасный взрослый, — тогда это хороший вариант. Если нет, как бы просто это ни звучало, попробуйте дышать. «Глубокий вдох говорит нашему телу, что это не чрезвычайная ситуация, и можно успокоиться», — говорит Маркхэм.

Поэкспериментируйте с действиями, которые выводят вас из гнева и успокаивают — это может быть тихое повторение мантры или брызги холодной воды на лицо.Чем больше вы это делаете, тем легче становится. Если вы считаете свой гнев полностью оправданным — скажем, ваш ребенок украл что-то — вы можете подумать, что вам нужно немедленно принять меры. Но это не так, — говорит Маркхэм. Выражение гнева на детей не дает ничего конструктивного, потому что эффективная дисциплина лучше всего достигается спокойно и рационально. Кроме того, по ее словам, «вы хотите, чтобы ваш ребенок знал, что вы не просто делаете то, что чувствуете, когда злитесь».

Эта статья была первоначально опубликована в Интернете в сентябре 2019 года.

коз и газировка:

NPR

Более 30 лет инуиты приглашали в свою жизнь антрополога Джин Бриггс, чтобы она могла изучить, как они воспитывают своих детей. Бриггс изображен во время посещения острова Баффин в 1974 году. Коллекция Джин Бриггс / Американское философское общество скрыть подпись

переключить подпись Коллекция Джин Бриггс / Американское философское общество

Еще в 1960-х годах аспирант Гарварда сделал знаменательное открытие о природе человеческого гнева.

В возрасте 34 лет Джин Бриггс путешествовала за Полярный круг и прожила в тундре 17 месяцев. Не было ни дорог, ни систем отопления, ни продуктовых магазинов. Зимние температуры могут легко опуститься ниже минус 40 градусов по Фаренгейту.

Бриггс убедил семью инуитов «усыновить» ее и «попытаться сохранить ей жизнь», как писал антрополог в 1970 году.

Эта история — часть серии из отдела науки NPR под названием Другая сторона гнева. Без сомнения, мы живем в злое время. Это в нашей политике, в наших школах и домах. Гнев может быть деструктивной эмоцией, но может быть и положительной силой.

Присоединяйтесь к NPR в нашем исследовании гнева и того, что мы можем извлечь из этой сильной эмоции. Прочтите и послушайте рассказы из этой серии здесь.

В то время многие семьи инуитов жили так же, как их предки, тысячи лет. Зимой строили иглу, а летом — палатки.«И мы ели только то, что давали животные, например рыбу, тюленя и карибу», — говорит Майна Ишулутак, кинопродюсер и учитель языка, которая вела такой же образ жизни, как и молодая девушка.

Бриггс быстро сообразил, что в этих семьях происходит нечто замечательное: взрослые обладают необычайной способностью сдерживать свой гнев.

«Они никогда не злились на меня, хотя очень сильно злились на меня», — сказал Бриггс в интервью Canadian Broadcasting Corp.

Мына Ишулутак (вверху справа, в синей куртке) в детстве вела полукочевой образ жизни. Вверху: фотографии девушки и ее семьи в охотничьем лагере Киписа летом 1974 года. Коллекция Джин Бриггс / Американское философское общество скрыть подпись

переключить подпись Коллекция Джин Бриггс / Американское философское общество

Бриггс заметил, что даже простая демонстрация разочарования или раздражения считалась слабой и детской.

Например, однажды кто-то ударил кипящим чаем о иглу, повредив ледяной пол. Никто не изменил выражения их лица. «Жалко», — спокойно сказал преступник и пошел заправлять чайник.

В другом случае леска, на плетение которой уходили дни, сразу порвалась при первом использовании. Никто не вздрогнул от гнева. «Сшейте это вместе», — тихо сказал кто-то.

Напротив, Бриггс казалась дикой девочкой, хотя изо всех сил пыталась сдержать свой гнев.«Мои действия были намного грубее, менее внимательными и более импульсивными», — сказала она CBC. «[Я был] часто импульсивен в антиобщественном стиле. Я дулся, или я рвал, или я делал то, чего они никогда не делали».

Бриггс, которая умерла в 2016 году, записала свои наблюдения в своей первой книге Never in Anger . Но перед ней остался нерешенный вопрос: как родители-инуиты прививают эту способность своим детям? Как инуиты превратить склонных к истерике малышей в хладнокровных взрослых?

Затем в 1971 году Бриггс нашел ключ к разгадке.

Она гуляла по каменистому пляжу в Арктике, когда увидела молодую мать, играющую со своим малышом — маленьким мальчиком примерно двух лет. Мама взяла камешек и сказала: «Ударь меня! Давай. Ударь меня сильнее», — вспоминал Бриггс.

Мальчик бросил камень в свою мать, и она воскликнула: «Ооооо. Это больно!»

Бриггс был полностью сбит с толку. Казалось, мама учила ребенка противоположному тому, чего хотят родители. И ее действия, казалось, противоречили всему, что Бриггс знала об инуитской культуре.

«Я подумал: ‘Что здесь происходит?’ «- сказал Бриггс в радиоинтервью.

Оказывается, мама использовала мощный инструмент для воспитания детей, чтобы научить своего ребенка контролировать свой гнев — и это одна из самых интригующих стратегий воспитания, с которыми мне приходилось сталкиваться.

Икалуит, изображенный зимой, — столица канадской территории Нунавут. Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR скрыть подпись

переключить подпись Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Икалуит, изображенный зимой, — столица канадской территории Нунавут.

Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Никаких ругательств, никаких тайм-аутов

Начало декабря в арктическом городке Икалуит, Канада. А в 14:00 солнце уже успокаивается. На улице мягкая температура — минус 10 градусов по Фаренгейту. Кружится легкий снег.

Я приехал в этот приморский город, прочитав книгу Бриггса, в поисках родительской мудрости, особенно когда речь идет о том, как научить детей контролировать свои эмоции.Прямо с самолета я начинаю собирать данные.

Я сижу со старейшинами в возрасте от 80 до 90 лет, пока они обедают «деревенской едой» — тушеным тюленем, замороженной белухой и сырым карибу. Я разговариваю с мамами, продающими сшитые вручную куртки из тюленьей кожи на ярмарке ремесел в старших классах. И я хожу на занятия по воспитанию детей, где инструкторы по уходу за детьми узнают, как их предки воспитывали маленьких детей сотни, а может быть, и тысячи лет назад.

Старейшины Икалуита обедают в местном центре для престарелых.По четвергам в меню есть то, что они называют «деревенской едой», в том числе карибу, тюлень и куропатка. Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR скрыть подпись

переключить подпись Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Старейшины Икалуита обедают в местном центре для пожилых людей.По четвергам в меню есть то, что они называют «деревенской едой», в том числе карибу, тюлень и куропатка.

Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Все мамы упоминают одно золотое правило: не кричать и не кричать на маленьких детей.

Традиционное воспитание инуитов невероятно заботливое и нежное. Если вы возьмете все стили воспитания в мире и оцените их по мягкости, подход инуитов, скорее всего, окажется на вершине. (У них даже есть особый поцелуй для младенцев, когда вы прикладываете нос к щеке и нюхаете кожу.)

В культуре принято ругать — или даже разговаривать с детьми сердитым голосом — как неуместно, — говорит Лиза Ипили. радиопродюсер и мама, выросшая с 12 братьями и сестрами. «Когда они маленькие, повышать голос не помогает», — говорит она. «Это просто заставит ваш собственный пульс участиться».

Даже если ребенок вас ударит или укусит, вы не повысите голос?

«Нет», — говорит Ипили, хихикая, что, кажется, подчеркивает глупость моего вопроса.«Маленькие дети часто думают, что они нажимают на ваши кнопки, но это не то, что происходит. Они чем-то расстроены, и вы должны понять, что это такое».

Традиционно женщины и дети в общине едят ножом улу. Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR скрыть подпись

переключить подпись Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Традиционно инуиты считали крик на маленького ребенка унизительным.Это как если бы у взрослого случилась истерика; это в основном опускается до уровня ребенка, — задокументировал Бриггс.

Старейшины, с которыми я разговаривал, говорят, что интенсивная колонизация за последнее столетие нанесла ущерб этим традициям. Итак, сообщество прилагает все усилия, чтобы сохранить неизменным подход к воспитанию детей.

Goota Jaw находится в авангарде этих усилий. Она ведет занятия по воспитанию детей в Арктическом колледже. Ее собственный стиль воспитания настолько мягкий, что она даже не верит в то, чтобы дать ребенку тайм-аут за плохое поведение.

«Крик:« Подумай о том, что ты только что сделал. Иди в свою комнату! » «Челюсть говорит. «Я не согласен с этим. Мы не так учим наших детей. Вместо этого вы просто учите детей убегать».

И вы учите их сердиться, — говорит клинический психолог и писатель Лаура Маркхэм. «Когда мы кричим на ребенка — или даже угрожаем чем-то вроде« Я начинаю злиться », мы учим ребенка кричать», — говорит Маркхэм. «Мы учим их кричать, когда они расстраиваются, и этот крик решает проблемы.«

Напротив, родители, которые контролируют свой гнев, помогают своим детям учиться делать то же самое, — говорит Маркхэм.« Дети учатся у нас эмоциональному регулированию ».

Я спросил Маркхэма, может ли политика инуитов не кричать их первой секрет воспитания хладнокровных детей. «Совершенно верно», — говорит она.

Играть в футбол головой

На каком-то уровне все мамы и папы знают, что им не следует кричать на детей. Но если вы этого не сделаете. ругать или говорить сердитым тоном, как вы дисциплинируете? Как удерживаете своего трехлетнего ребенка от того, чтобы он выбежал на дорогу? Или ударил ее старшего брата?

На протяжении тысячелетий инуиты полагались на древний инструмент с гениальным поворотом: «Мы используем рассказывание историй для дисциплины», — говорит Джоу.

Jaw — это не сказки, где ребенку нужно разгадывать мораль. Это устные истории, которые передаются от одного поколения инуитов к другому и призваны формировать поведение детей в данный момент. Иногда даже жизнь спасает.

Например, как научить детей держаться подальше от океана, где они могут легко утонуть? Вместо того, чтобы кричать: «Не подходи к воде!» Джоу говорит, что родители-инуиты используют упреждающий подход и рассказывают детям особую историю о том, что находится внутри воды.«Это морское чудовище», — говорит Джоу с гигантским мешочком на спине, предназначенным только для маленьких детей.

«Если ребенок подойдет слишком близко к воде, монстр поместит вас в свою сумку, утащит в океан и усыновит в другую семью», — говорит Джоу.

«Тогда нам не нужно кричать на ребенка, — говорит Джоу, — потому что она уже получает сообщение».

У родителей-инуитов есть множество историй, которые также помогают детям научиться уважительному поведению. Например, чтобы дети слушали своих родителей, есть рассказ об ушной сере, — рассказывает продюсер Майна Ишулутак.

«Мои родители проверяли наши уши, и если там было слишком много серы, это означало, что мы не слушаем», — говорит она.

И родители говорят своим детям: «Если вы не спросите перед едой, длинные пальцы могут протянуть руку и схватить вас», — говорит Ишулутак.

Родители-инуиты говорят своим детям остерегаться северного сияния. Если зимой не наденешь шляпу, скажут, загорится свет, возьми твою голову и используй ее как футбольный мяч! Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR скрыть подпись

переключить подпись Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Родители инуитов говорят своим детям остерегаться северного сияния.Если зимой не наденешь шляпу, скажут, загорится свет, возьми твою голову и используй ее как футбольный мяч!

Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Еще есть история о северном сиянии, которая помогает детям научиться не снимать шляпы зимой.

«Наши родители сказали нам, что если мы выйдем без шляпы, северное сияние отрубит вам голову и воспользуется ею как футбольным мячом», — говорит Ишулутак.»Раньше мы были так напуганы!» — восклицает она, а затем разражается смехом.

Поначалу эти истории показались мне чересчур пугающими для маленьких детей. И моя коленная реакция заключалась в том, чтобы их уволить. Но мое мнение изменилось на 180 градусов после того, как я увидел реакцию собственной дочери на подобные сказки — и после того, как я узнал больше о запутанных отношениях человечества с повествованием.

Устное рассказывание историй — это то, что известно как универсальное человеческое понятие. На протяжении десятков тысяч лет это был ключевой способ обучения детей ценностям и поведению родителей.

Современные группы охотников-собирателей используют рассказы, чтобы научить общению, уважению к обоим полам и избеганию конфликтов, сообщается в недавнем исследовании после анализа 89 историй из девяти различных племен Юго-Восточной Азии и Африки. Исследование показало, что для агта, населения Филиппин, где живут охотники и собиратели, хорошие навыки рассказывания историй ценятся больше, чем навыки охоты или медицинские знания.

Сегодня многие американские родители передают свои устные истории на экраны. И при этом мне интересно, не упускаем ли мы простой и эффективный способ дисциплинировать и изменить поведение.Можно ли каким-то образом «запрограммировать» маленьких детей учиться через рассказы?

Воспитание инуитов нежное и нежное. У них даже есть специальный детский поцелуй под названием куник . (Вверху) Маата Джоу обнюхивает свою дочь носом к щеке инуитов. Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR скрыть подпись

переключить подпись Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

«Ну, я бы сказал, что дети хорошо учатся через повествование и объяснения», — говорит психолог Дина Вайсберг из Университета Вилланова, изучающая, как маленькие дети интерпретируют художественную литературу.«Лучше всего мы учимся через вещи, которые нам интересны. А рассказы по своей природе могут содержать много вещей, которые намного интереснее, в отличие от простых утверждений ».

Истории, в которых есть доля опасности, притягивают детей, как магниты, — говорит Вайсберг. И они превращают напряженную деятельность, такую ​​как дисциплина, в игровое общение, которое — осмелюсь сказать — весело.

«Не сбрасывайте со счетов игривость повествования», — говорит Вайсберг. «С помощью историй дети видят, как происходят вещи, которых на самом деле не происходит в реальной жизни.Дети думают, что это весело. Взрослые тоже думают, что это весело ».

Почему ты не ударил меня?

Режиссер-инуит и учитель языка Майна Ишулутак в детстве. Антрополог Джин Бриггс провела шесть месяцев с семьей в 1970-х годах, документируя воспитание ребенка. Коллекция Джин Бриггс / Американское философское общество скрыть подпись

переключить подпись Коллекция Джин Бриггс / Американское философское общество

Вернувшись в Икалуит, Майна Ишулутак вспоминает свое детство, проведенное на земле.Она и ее семья жили в охотничьем лагере вместе с примерно 60 другими людьми. Когда она была подростком, ее семья поселилась в городе.

«Я очень скучаю по земле», — говорит она, когда мы ужинаем из запеченного арктического голца. «Мы жили в дерновом доме. И когда мы просыпались утром, все замерзало, пока мы не зажигали масляную лампу».

Я спрашиваю ее, знакома ли она с работами Джин Бриггс. Ее ответ лишает меня дара речи.

Ишулутак достает из сумочки вторую книгу Бриггса, Inuit Morality Play, , в которой подробно описывается жизнь трехлетней девочки по кличке Пухлая Маата.

«Эта книга обо мне и моей семье», — говорит Ишулутак. «Я Пухлая Маата».

В начале 1970-х, когда Ишулутак было около трех лет, ее семья пригласила Бриггс в свой дом на шесть месяцев и позволила ей изучить интимные детали повседневной жизни их ребенка.

Майна Ишулутак сегодня в Икалуите, Канада. Как мать двух взрослых мальчиков, она говорит: «Когда ты все время на них кричишь, они, как правило, блокируют тебя.Есть такая поговорка: «Никогда на них не кричи». » Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR скрыть подпись

переключить подпись Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

То, что задокументировала Бриггс, является центральным компонентом воспитания хладнокровных детей.

Когда ребенок в лагере действовал в гневе — ударил кого-то или устроил истерику — наказания не было. Вместо этого родители ждали, пока ребенок успокоится, а затем в мирный момент сделали то, что Шекспир слишком хорошо понял: они поставили драму. (Как однажды написал Бард: «В пьесе я поймаю совесть короля».)

«Идея состоит в том, чтобы дать ребенку опыт, который приведет его к развитию рационального мышления», — сказал Бриггс. CBC в 2011 году.

Короче говоря, родитель будет разыгрывать то, что происходит, когда ребенок плохо себя ведет, включая реальные последствия такого поведения.

У родителей всегда был игривый, веселый тон. И обычно представление начинается с вопроса, соблазняющего ребенка на плохое поведение.

Например, если ребенок бьет других, мама может начать драму, спросив: «Почему ты не бьешь меня?»

Тогда ребенок должен подумать: «Что мне делать?» Если ребенок клюнет на приманку и бьет маму, она не ругает и не кричит, а вместо этого отыгрывает последствия.»Ой, это больно!» — воскликнет она.

Мама продолжает подчеркивать последствия, задавая уточняющий вопрос. Например: «Я тебе не нравлюсь?» или «Ты младенец?» Она проникает мыслью, что удары оскорбляют чувства людей, а «большие девочки» — нет. Но, опять же, все вопросы задаются с намеком на игривость.

Родитель время от времени повторяет эту драму, пока ребенок не перестанет бить маму во время драмы, и плохое поведение не прекратится.

Ишулутак говорит, что эти драмы учат детей не поддаваться на провокации.«Они учат вас быть сильными эмоционально, — говорит она, — не относиться ко всему так серьезно или бояться поддразнивания».

Психолог Пегги Миллер из Университета Иллинойса соглашается: «Когда ты маленький, ты узнаешь, что люди будут провоцировать тебя, и эти драмы учат тебя думать и сохранять некоторое равновесие».

Другими словами, драмы дают детям возможность научиться контролировать свой гнев , говорит Миллер, в те моменты, когда они на самом деле не злы.

Эта практика, вероятно, имеет решающее значение для детей, которые учатся контролировать свой гнев. Дело в том, что гнев заключается в следующем: если кто-то уже разозлен, ему нелегко подавить его — даже взрослым.

«Когда вы пытаетесь контролировать или изменить свои эмоции в данный момент, это действительно сложно», — говорит Лиза Фельдман Барретт, психолог из Северо-Восточного университета, изучающая, как работают эмоции.

Но если вы научитесь иметь другую реакцию или разные эмоции, когда вы не злитесь, у вас будет больше шансов справиться со своим гневом в эти острые моменты, говорит Фельдман Барретт.

«Эта практика, по сути, помогает перенастроить ваш мозг, чтобы ему было легче вызывать другие эмоции [помимо гнева]», — говорит она.

Эта эмоциональная практика может быть даже более важной для детей, говорит психолог Маркхэм, потому что детский мозг все еще развивает схемы, необходимые для самоконтроля.

«Дети испытывают самые разные эмоции», — говорит она. «У них пока немного префронтальной коры. Поэтому то, что мы делаем, реагируя на эмоции нашего ребенка, формирует их мозг.«

Многое изменилось в Арктике с тех пор, как правительство Канады заставило семьи инуитов селиться в городах. Но сообщество пытается сохранить традиционные методы воспитания детей. Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR скрыть подпись

переключить подпись Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Многое изменилось в Арктике с тех пор, как правительство Канады заставило семьи инуитов селиться в городах.Но сообщество пытается сохранить традиционные методы воспитания детей.

Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Маркхэм рекомендует подход, близкий к тому, который используют родители инуитов. Она предлагает, если ребенок плохо себя ведет, подождите, пока все не успокоятся. Затем в умиротворяющий момент обсудите, что случилось с ребенком. Вы можете просто рассказать им историю о том, что произошло, или использовать двух мягких игрушек, чтобы разыграть это.

«Такие подходы развивают самоконтроль», — говорит Маркхэм.

Просто убедитесь, что вы делаете две вещи, когда воспроизводите плохое поведение, — говорит она. Во-первых, вовлекайте ребенка, задавая множество вопросов. Например, если у ребенка проблемы с ударами, вы можете остановиться на середине кукольного представления и спросить: «Бобби, хочет ударить прямо сейчас. А должен?»

Во-вторых, пусть будет весело. По словам Маркхэма, многие родители игнорируют игру как инструмент дисциплины. Но игра в жанре фэнтези предлагает массу возможностей научить детей правильному поведению.

«Игра — это их работа», — говорит Маркхэм.«Вот как они узнают о мире и о своем опыте».

Кажется, инуиты знали это сотни, а может быть, даже тысячи лет.

Родители-инуиты ценят игровую сторону детей, даже когда их воспитывают. Вверху: Маата Джоу и дочь. Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR скрыть подпись

переключить подпись Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Родители-инуиты ценят игровую сторону детей, даже когда их воспитывают.Вверху: Маата Джоу и дочь.

Йохан Халлберг-Кэмпбелл для NPR

Поделитесь своими советами

Как заставить детей делать что-то, не крича и не крича? Или как родители заставили вас делать что-то без криков и ругательств? Поделитесь своими советами, советами и историями, и мы можем включить их в рассказ для NPR.

Эта форма подачи заявки закрыта.

Мать, Проклятая Эст | Психология сегодня

Автор: Терри Аптер, доктор философии.D. опубликовано 1 января 2010 г. — последняя редакция 9 июня 2016 г.

Я задаю вопрос группе девочек-подростков, которые высоко поднимают руки. Взрослые женщины тоже понимающе кивают, добавляя: «Надеюсь, я не стану похожей на нее».

Мальчики-подростки и мужчины, конечно, меньше увлечены размышлениями о том, как отличаться от мамы. Тем не менее, их сильно заряженная любовь и сочувствие к ней могут заставить их беспокоиться о регулировании близости и расстояния.

В некотором смысле трудные матери — это норма.Наша потребность в материнском внимании, признательности и понимании огромна; наши ожидания высоки. Мы склонны критически относиться к ответам, на которые мы не надеемся. Ее недостатки — бесконечные напоминания об осторожности; ее навязчивая проверка, есть ли у вас ключи, когда вы выходите за дверь, когда вы забыли их только один раз, два года назад; ее неспособность читать инструкции по эксплуатации — раздражает и смущает нас, потому что мы сохраняем нашу идеализацию могущественного воспитателя младенчества.

Но психологически трудная мать — это гораздо больше, чем человек, с которым у нас время от времени возникают трудности. По-настоящему трудная мать — это та, которая ставит своего ребенка перед глубокой дилеммой: «Либо выработайте сложные и ограничивающие механизмы преодоления, чтобы поддерживать отношения со мной, ценой больших затрат для вашего собственного мировоззрения, воображения и ценностей, либо терпите насмешки, неодобрение или отказ «.

Трудная мать создает проблемы, в отличие от трудного отца или другого родственника.Это потому, что с самых первых дней жизни отношения ребенка с ней или его матерью являются основой самоощущения. Благодаря материнской привязанности мы начинаем узнавать, кто мы и что чувствуем, и обретаем способность взаимодействовать с другими. Процесс продолжается с постоянной способностью матери признать своего развивающегося ребенка человеком с независимыми мыслями и чувствами.

Однако трудная мать использует постоянную потребность сына или дочери в реакции, чтобы контролировать ребенка или манипулировать им.Повторяющаяся угроза насмешек, неодобрения или отвержения воспринимается как выбор между жизнью и смертью. Дети трудных матерей, как и другие люди, испытывающие трудности в взрослении, могут проявлять большую сопротивляемость. Но такой ребенок столкнется с дополнительными задачами по установлению комфортного чувства собственного достоинства и доверия к другим.

Трудных матерей следует отличать от жестоких матерей, у детей которых обнаруживаются отклонения в развитии мозга, которые могут нарушать способность регулировать эмоции, участвовать в социальном взаимодействии и организовывать воспоминания.Трудные матери способны общаться с ребенком, но они устанавливают определенные условия для своей любви, одобрения и признательности.

Мое собственное исследование матерей и подростков, а также развития среднего возраста показывает, что многие дети трудных матерей в целом становятся высокофункциональными взрослыми. Трудные матери могут быть достаточно хорошими матерями, способными поддерживать нормальное развитие в широком диапазоне. Однако на всех этапах жизни дети трудных матерей борются с неуверенностью в себе, с одной стороны, и близкими отношениями, с другой, или проецируют неудовлетворенность и сомнения на людей, которые их любят.

Трудная мать жестко ставит свою дилемму — с непредсказуемым и свирепым гневом, карательной негибкостью, жесткими ожиданиями и выражениями нужды, которые имеют приоритет над потребностями ребенка. Зависть может еще больше усугубить ситуацию. Конечно, многие матери время от времени проявляют гнев, негибкость, нужда и элементы зависти. Но именно рутинное использование такого поведения отличает трудных матерей и создает принудительные отношения.

У ребенка нет возможности сказать матери: «Мне все равно, думаете ли вы, что я плохой, или меня не пугает перспектива того, что вы бросите меня.Примитивная паника отвержения длится еще долго после того, как заканчивается физическая беспомощность младенца.

Поэтому дети, вероятно, будут усердно трудиться, чтобы выработать особые стратегии, чтобы защитить себя от отвержения со стороны матери. Особые стратегии, которые трудная мать навязывает ребенку, основаны на страхе, тревоге и замешательстве. И особенности трудностей каждой матери формируют стратегии, которые развивает ребенок.

Непредсказуемый и свирепый гнев

«Все кричат», — протестует Лоис, когда 17-летняя Марго говорит мне, что она должна «сделать глубокий вдох, прежде чем я повернусь к маме.«Глаза Марго светятся тревогой за ее собственное мужество». Она жалуется, что я никогда не завтракаю. Ну, я не могу, потому что я спускаюсь вниз, а она там, и это вызывает узел у меня в животе. Я не чувствую голода, пока не окажусь в двух кварталах от дома ».

«Итак, у меня короткий предохранитель», — уступает Лоис. «С каких это пор крик убивает тебя? Кроме того, если бы она уважала мои желания, я бы не стал кричать. Она усложняет себе жизнь, но она знает, что я люблю ее».

Трудные матери могут любить своих детей, но неспособность контролировать неизбежные разочарования повседневной жизни или долгосрочные разочарования может создать неорганизованную неустойчивость и забвение переживаний ребенка, которые пересиливают любовь, которую может принять ребенок.Марго, 17 лет, впала в глаза и встревожена, ее ногти прикусили до мозга костей. Ее социальные и академические интересы ограничены; она жаждет простого мира, безопасного от истерик матери.

В ходе своего исследования я обнаружил, что даже независимые взрослые люди в возрасте от 40 лет часто переживают воспоминания о материнском гневе. Те, кто в детстве переживает хаотические бури, представляют бесконечные сценарии с угрожающими обстоятельствами. «Когда я иду из школы домой, я открываю дверь и думаю, что сказать, если она злится из-за того, что моя комната недостаточно чиста», — объясняет Марго.«Или, может быть, она рассердится, потому что я должен был быть дома пять минут назад. Или, может быть, какой-то друг, с которым я не должен встречаться, позвонил на стационарный телефон. Или, может быть, она будет в хорошем настроении, и я могу просто расслабляться.»

Дети, подобные Марго, живут в утомительном эмоциональном мире, огражденном от опасностей, заставляющих их беспокоиться и осторожничать. Другие усваивают набор процедур, чтобы успокоить мать признаками привязанности или постоянным потоком комплиментов или всегда быть доступными для выполнения ее приказов. Иногда они принимают милый или снисходительный образ, пытаясь сдержать гнев, который, как они опасаются, может скрываться за каждым приветствием и улыбкой.

Их цель в личном общении — доставить удовольствие и умиротворить, а не искренне заинтересовать. Они могут быть настроены покорно реагировать на вспышки гнева или даже намёки на гнев других; они могут предполагать, что другие ведут себя надлежащим образом, выражая гнев по отношению к ним. В некоторых случаях их может даже привлечь к людям, у которых легко вызвать гнев, потому что они связывают такое поведение с привязанностью и властью.

Непоколебимость и жесткие ожидания

«Моя мама всегда устанавливает золотой стандарт», — объясняет 25-летний Крейг.«Мой отец сказал, что это заставило его уйти. Так что я всегда знал, что у этого золотого стандарта есть темная сторона — например, мне тоже придется уйти? Помню, интересно, смогу ли я понять, кем я должен быть для нее, и смогу ли я быть им. Она сказала, что я ее золотой мальчик, со звездами в глазах, и что она знала, что я всегда буду верным и храбрым. Я не из тех, ни сейчас, ни когда. «Звезды в моих глазах» — что за хуйня.«

Крейг, недавно уволенный морской пехотинец, пытается понять, что сделал карьеру, к которой он никогда не испытывал ничего, кроме страха. Любые другие возможности карьерного роста заглушались гордостью его матери. Даже когда он ищет поддержки у человека, которого все еще любит больше всего, он находит ее непреклонной. «Она будет махать руками и прыгать, как блоха, и говорить:« Ты не можешь оставаться в моем доме и говорить такие вещи »всякий раз, когда я пытаюсь сказать то, что чувствую. Совершенно очевидно, что у меня есть выбор: быть ее храбрый золотой мальчик или убери мою задницу отсюда.«

Негибкость деструктивна, если она включена в структуру взаимодействия матери и ребенка, так что мать является единственным авторитетом в отношении легитимности переживаний ребенка. Обычно это возникает из-за нарциссического вклада матери в траекторию ребенка, потребности иметь ребенка с высокими достижениями или ребенка с определенным набором навыков. Самостоятельные интересы ребенка кажутся предательством.

Чтобы приспособиться к материнской негибкости, дочь (или сын) может подавлять свои настоящие мысли, настоящие чувства, даже собственное ощущение себя как человека с независимыми желаниями и потребностями.Выбор не имеет значения, потому что ее собственные предпочтения угрожают материнским отношениям. Зачем вообще определять собственные желания?

Ложь — это распространенная стратегия, которую используют дети, чтобы противостоять материнской негибкости. Они видят в этом способ сохранить свое истинное «я», не участвуя в бесполезных драках. Они строят ложные истории о себе, чтобы сохранить контроль над своей жизнью.

Но слишком часто ложь становится общей стратегией выживания. Учителя и даже сверстники считают таких детей ненадежными или ненадежными.Тем не менее, они могут прийти к выводу, что ложь необходима в любых отношениях. В основе этого лежит предположение: «Чтобы меня приняли или полюбили, или просто чтобы выжить, я должен замаскироваться».

В то время как некоторые потомки подавляют свои мысли и чувства или замолкают перед лицом негибкости матери, некоторые находят других слушателей — отца, брата, сестру, друга или любовника — и развивают саморефлексию и самовыражение через такие тесные связи. Но остается глубокое предательство: «Почему моя мать, чьи ответы так много значат, отказывается меня слушать?» Для некоторых ответ состоит в том, чтобы стремиться соответствовать идеалу матери, движимому предположением, что «меня будут любить, только если я буду совершенен.«Но, как и Крейг, другие отказываются от цели совершенства, а вместе с ней и всех целей и всей надежды на то, что их любят.

Потребность, соблазнение и обида

Так же разрушительна, как хаотический гнев и упрямство, неспособность взаимодействовать с ребенком, как с кем-то, у кого есть свои собственные сильно заряженные потребности. Мать может использовать несчастье или неспособность, чтобы поставить следующую дилемму: «Либо разработайте стратегии для удовлетворения моих потребностей, либо я буду полностью разочарован в вас». Дети обычно реагируют, обретая способность к раннему созреванию, чтобы компенсировать требовательную беспомощность матери.

15-летняя Сара Энн взяла на себя заботу о своей младшей сестре, сводных сестрах и братьях, в то время как ее мать, вероятно, страдающая депрессией, приходила отвечать на просьбы каждого ребенка: «Это слишком много для меня». Ее мать осыпала Сару Энн похвалой, которая была скорее принудительной, чем одобрительной: «Ты такой надежный. Ты мой ангел. Каждый всегда может на тебя положиться».

Дети, которые берут на себя взрослые роли, могут казаться зрелыми и управляемыми, но они чувствуют себя беспомощными и напуганными.Их компетентность достигается за счет юношеского любопытства и исследований. Я впервые встретил Сару Энн в своем исследовании женщин среднего возраста, когда она пыталась преодолеть страх, что она потеряет все, что у нее было, и уничтожит всех, кого любила, если она отдастся желанию путешествовать. Она вспомнила, что была мини-матерью, проверяя, что ее брат выполнил свою домашнюю работу, а ее мать устроилась, в то время как «человек, которым я могла бы быть, умирал внутри. Мне пришлось позволить этой безрассудной девочке-подростку умереть; в противном случае моя мама презирала бы эту безрассудную девочку-подростка. дочь она назвала своим ангелочком.«

Некоторые матери, такие как мать Сары Энн, используют похвалу, чтобы заставить ребенка удовлетворить свои потребности; другие используют соблазнение. В детстве Джон считал свою мать уверенной и убедительной. «Я думала, что все, кто ее встречал, любят ее. Она говорила:« Видишь, как он на меня смотрел? Он не мог оторвать от меня глаз ». Я понял, что это то, во что ей нужно верить. И я научился говорить ей, что все ее любят, и что я был самым удачливым парнем, потому что она была моей мамой ».

Когда он начал встречаться и проводил время вдали от дома, она начала жалкое самоубийство: «Я просто старая, бесполезная женщина.Я смотрю в зеркало и не знаю, как ты можешь меня видеть. Я надеюсь, что мои органы стареют так же быстро, как и мое лицо, поэтому я не доживу до намного старше ». Неявное послание -« Покажи мне, что ты меня обожаешь и поставь меня на первое место, или я умру »- потрясло Джона». Представление о том, что ей грустно, было похоже на падение в яму. Я просто решил поддержать ее ». Сейчас 37, Джон наблюдает, как разваливается его второй брак.« Я не могу заставить свою жену увидеть, что, когда я нужен маме, я должен ее увидеть »

Зависть

Зависть — одна из самых сбивающих с толку и тревожных материнских эмоций, с которыми может столкнуться ребенок.Иногда радость или восторг ребенка могут вызвать негодование матери. Или успехи ребенка встречают с холодным подозрением. Поскольку зависть обычно направлена ​​на кого-то, с кем мы (отрицательно) сравниваем себя, дочери с большей вероятностью станут объектом зависти матери, чем сыновья, с большей вероятностью вызовут оскорбительное: «Почему у меня не было того, что у нее есть? «

Тесс, 14 лет, старается соответствовать, получая отличные оценки, хотя ее 11-летняя сестра — любимица мамы. Недостаточно делать хорошо; она должна быть видным лауреатом.Тесс осознает, что ее мать связывает: «Ты должен сиять для меня своими достижениями в школе и отбросить все остальные интересы, иначе ты не будешь достоин моей любви». Тем не менее, когда Тесс добивается успеха, ее мать начинает завидовать. «Если ты думаешь, что ты лучше всех в этом доме, можешь уйти» и «Тебе нужно научиться некоторому смирению, если ты собираешься сидеть за этим столом, «ее мать насмехается над ней.

Неудивительно, что Тесс неоднозначно относится к достижениям, которые обещают одобрение, но вызывают отказ.Вероятный исход состоит в том, что она будет стремиться к достижению на протяжении всей взрослой жизни, но будет получать больше беспокойства, чем удовольствия от своих достижений.

Нет единого шаблона для сложной мамы. Иногда один из братьев и сестер считает мать трудной, а другой — нет. Один брат или сестра может вызвать у матери негибкость, гнев или зависимость, в то время как другой вызывает покровительство и сочувствие. Мать может требовать подчинения от дочери, но не от сына; она может оказывать давление на одного ребенка, чтобы тот соответствовал ее амбициозным ожиданиям, но позволял другому идти своим путем.Пол, личность, порядок рождения — все это смягчает сложную интерактивную материнскую связь.

Чтобы усложнить жизнь, сами матери претерпевают изменения и рост. Женщина может быть высокофункциональной матерью для 4-летнего ребенка, который остается покладистым и стремящимся угодить, но трудно для 14-летнего подростка проявлять способность критиковать и противодействовать — и все же мягко для 40-летнего. старые, когда ее опасения по поводу независимости или отличия ребенка, возможно, наконец разрешились. Даже в этом случае эволюция матери не обязательно освобождает ее ребенка от изнурительных стратегий, разработанных, чтобы справиться с ней.Даже смерть матери не может уничтожить историю личности ребенка.

Большинство детей по мере взросления оказывают здоровое сопротивление скрытым условиям, навязанным трудной матерью. Сопротивление проявляется во многих формах. Есть убеждения, иногда выражающиеся в аргументах, направленных на то, чтобы мать «увидела меня и приняла меня такой, какая я есть». Но по определению трудная мать не учитывает точку зрения своего ребенка и не изменяет ожидания в соответствии с меняющимися потребностями ребенка. Обычно она наказывает сопротивление.

Иногда понимание точки зрения матери облегчает гнев и замешательство ребенка. Но попытка понять сама по себе утомляет и изнуряет.

Еще один путь к сопротивлению — сдерживание, включающее усилия понять, что трудности, которые создает мать, не всегда будут создаваться другими. Даже при наличии клинической помощи взрослому ребенку может потребоваться немало усилий, чтобы отделить опыт общения с трудной матерью от ожиданий относительно взаимодействия с другими людьми.

Клиническая помощь также может помешать ребенку найти друзей, любовников и наставников, которые разделяют трудные черты его матери. Такие партнеры могут чувствовать себя комфортно в том смысле, что они знакомы, или могут предоставить возможность снова попытаться приручить трудную мать. Тем не менее они связывают ребенка с ядовитым наследием.

Полное освобождение от привычек мышления и шаблонов реакции происходит только благодаря пониманию самих себя и своей истории, того, как необходимость умиротворять трудную мать сформировала наши страхи, неуверенность в себе и неудовлетворенность.Тогда мы сможем начать справляться со своими страхами и неудовлетворенностью на их собственных условиях. — Терри Аптер

Блог Терри Аптер PT — это внутренняя разведка.

Стратегии выживания взрослых

Переместите страх . Гнев матери, вероятно, контролировал и пугал вас на многих этапах вашей жизни, особенно в детстве, но вы можете изменить свою реакцию. Вместо того чтобы реагировать на ее гнев, думая: «Что я могу сделать, чтобы ее успокоить?», Поймите, что гнев — это ее проблема.Вы можете предложить ей помочь понять ее проблему и решить ее, но не вам решать ее эмоции.

Безмолвие неуверенности в себе . Когда вы понимаете возможные последствия трудной матери — такие как неуверенность в себе и тревожные ожидания, которые другие не одобрят вас, — ухватитесь за «теневые голоса», говорящие вам, что вы не соответствуете. Обращайте на них внимание и идентифицируйте их как наследие трудной матери; тогда вы можете бросить им вызов и уложить их на покой.

Определите ее мощность .Дети трудной матери часто ожидают, что другие тоже попытаются их принуждать. Цените тех людей, которые слушают, как вы говорите, и которые побуждают вас определять свои собственные предпочтения и желания. Это напомнит вам, что близкие отношения могут отличаться от ваших первых основных отношений с матерью. Помните, что некоторые люди склонны к созданию сложных отношений, потому что они кажутся знакомыми и «комфортными».

Назовите блеф .Общаться с трудной матерью утомительно, но это может сделать вас сильнее. Вы цените способность вести переговоры в рамках отношений и понимаете опасность отказа от переговоров. Трудная мать старается не оставлять тебе выбора. Но на самом деле выбор есть всегда. Поймите вашу точку невозврата, точку, в которой вы не сдадитесь, и называйте ее блефом. Вы можете обнаружить, что отношения все же продолжаются.

Мини-воспоминания мамы

Пэтти Муни, 54 , проснулась в День матери, открыла Detroit Free Press и обнаружила, что ее мать позвонила репортеру в газету и объявила, что уходит из материнства: «Я не думаю, что когда-либо действительно хотела быть в этом положении.Оглядываясь назад, можно сказать, что было глупо делать копии самого себя ».

Муни была самой старой из шести« копий », поэтому, когда ее мать сказала газете:« Пусть они сами стирают свои чертовы носки », эта работа, наряду с готовка и уборка достались Муни — пока она с радостью не уехала в колледж. «Я чувствовала себя такой независимой в 18 лет», — говорит она.

Успешный видеопродюсер в Сан-Диего с поддерживающим мужем, Муни утверждает, что она благодарна ей мама вышла на пенсию «. Таким образом, я узнал, что такое материнство.И я смогла принять решение не иметь собственных детей, потому что я верю в образ жизни Питера Пэна — если у вас есть ребенок, очень трудно или невозможно быть ребенком. Я счастливый взрослый человек, способный делать все, что захочу, когда захочу, без необходимости отдавать свою жизнь служению детям ».

В отличие от некоторых своих братьев и сестер, Муни не обижается, хотя в подростковом возрасте ей приходилось нелегко. «Я чувствовала, что не просила родиться». За эти годы она увидела, что ее мать, которая росла мыла полы в благочестивой польской католической семье, «стала жертвой своей собственной мамы.«


Шейн Хьюз, 39 , уклонялся от тарелок, сковородок и даже от вилки, брошенной его неуспевающей и подавленной матерью, которая была «склонна к срыву». Затем она выбегала из дома с криком, что не вернется , что она убьет себя, оставив меня разбитым и с кричащим младенцем, моим младшим сводным братом «.

Жизнь вне дома усилила негатив внутри. К восьмому классу Хьюз посетила три детских сада и восемь школ, которую таскала из Новой Англии в Калифорнию разведенная мать, которая «постоянно бегала в лучшее место.«Он всегда чувствовал себя аутсайдером,« никогда не был достаточно хорошим или интегрированным », даже когда поселился в средней школе Род-Айленда в качестве со-капитана университетской баскетбольной команды и президента Национального общества чести

Он справился, став чрезмерно ответственным в финансовом отношении, работая повсюду — и из-за запоя и курения наркотиков, подпитываемых гневом и суицидальным отчаянием. «Когда я пил, я чувствовал связь с другими людьми». Его личная жизнь принесла больше боли и страха ». Потому что я пришел к выводу, что я не привлекательный , Я постоянно отказывался от отношений или становился осуждающим.»

После ареста DUI он был отправлен в тюрьму на ночь, и Хьюз принял предложение мачехи посетить семинар, который стал началом прозрения и прощения. В тот день, когда его мать сказала ему:» Я просто не могла воспитывать вас так, как нужно, «был день, когда он понял, что» я не был ненавистным ребенком; у моей матери были свои вещи ». Теперь замужем, тренер по лидерству и отец двоих детей, Хьюз наслаждается комфортными отношениями со своей матерью, которая« как бабушка может дать любовь, которую она не могла как мать.«

Тери Росс, 56 , росла, не зная, жила она в обеспеченной семье или нет. «У нас был красивый дом», — говорит она, и ее мать щедро тратила деньги, но ее отец приходил домой и кричал, что свет не горит. «Если я слушал свою мать, мы были богатыми. Если я слушал своего отца, мы были бедными». Это было наименьшей из ее замешательства. «С самого раннего возраста, насколько я себя помню, я никогда не знала, правда ли то, что вылетало из уст моей матери. Она сильно манипулировала и говорила« да », когда имела в виду« нет », и« нет », когда она имела в виду« да ».Мне пришлось научиться читать между строк и развить собственную интуицию ».

Что ее не смущало, так это полное безразличие матери к ней и ее сестре. Сегодня Росс, успешный консультант по интернет-маркетингу из Миннеаполиса, любил приходя из школы домой, чтобы играть на пианино. На свои деньги она купила ноты и научилась играть мелодии. «Однажды я пришел домой, а пианино пропало. Когда я спросил, мама сказала, что делает косметический ремонт в этой комнате. Это была демонстрация того, что во мне ничего не значило; все всегда было ее повесткой дня.В этом огромном доме было много других мест, где можно поставить пианино ».

Росс не может вспомнить ни объятий, ни прочитанных историй. «У нас были жильцы, и они стали моими суррогатными матерями. Они смягчили меня, может быть, спасли меня. Я нашла, как получить необходимую мне заботу». По ее словам, не случайно, что «сегодня у меня в жизни не менее 10 пожилых женщин, дочери которых завидуют моим отношениям со своими матерями».

Фил Петри, 52 года,
Интернет-предприниматель, был одним из двух из 12 братьев и сестер, которые присутствовали на похоронах его матери.«Среди нас шутят, что никто никогда не говорит« мама »; это всегда« твоя мама ». Она очень манипулировала, и я не могу вспомнить ни одной вещи, которую она когда-либо говорила честно. Она рассказывала пяти братьям пять разных историй, чтобы вовлечь их в драму, которую она строила в своей голове ». К шести или семи годам Петри уже не ходил домой после школы. «Вы не понимаете почему, вы просто понимаете, что это вызывает стресс и боль».

Первокурсник средней школы был высоким, долговязым, «покрытым прыщами» и рыжими волосами до плеч.Он впервые перешел в другую школу после многих переездов в семью и не поддерживал дружбу. Он чувствовал себя «чрезвычайно уязвимым», когда его мать сказала ему, что девушке через улицу он понравился, но не стала бы встречаться с ним, если он не постригся — что он и сделал. Затем он увидел девушку, подошел к ней и сказал: «Моя мама сказала мне, что я тебе нравлюсь, и хотела, чтобы я постригся». Она посмотрела на меня и спросила: «Кто ты?» Униженный и обиженный, он вернулся домой только для того, чтобы услышать, как его мать сказала: «Ни одна девушка никогда не полюбит тебя со всеми этими прыщами.«

Подростковые годы Петри были наполнены гневом.« Единственное место, где ребенок мог получить поддержку и любовь, было чревато опасностями ». Хотя мудрый сержант в армии помог ему преодолеть гнев, наследие его материнской опыт проявлялся в повышенной бдительности в отношениях: «Вы всегда пытаетесь понять, что реально, а что нет».

Почему разговор этой мамы с сыном о гневе становится вирусным

На видео, которое было снято дверной камерой семьи Беннеттов и с тех пор было опубликовано более 28000 раз в TikTok, Беннетт стоит на коленях, так что она смотрит на нее. уровень с ее сыном.

«Я вижу, как ты зол, и хочу, чтобы ты чувствовал себя лучше», — говорит ему Беннетт. «Иногда чувствовать себя лучше — это получать то, что мы хотим, но иногда мы не можем получить то, что хотим. чтобы получить это, мы должны найти другой способ улучшить самочувствие нашего тела «.

Беннетт затем говорит ее сыну, что она любит его, прежде чем он падает в ее объятия и обнимает ее.

По теме

«Многие люди придут ко мне и скажут, что у меня столько терпения и что я ангел», — сказал Беннетт о ее самообладании в тот момент.«Но это не так. У меня все еще бывают моменты, когда я теряю это, и мне приходится возвращаться к своим детям, извиняться и сообщать им, что у меня тоже плохой день».

«Это определенно сложно — это касается всего моего тела, всего моего разума, всего моего существа, чтобы иметь возможность вырваться из этого менталитета и быть в состоянии поставить себя в положение, чтобы быть в состоянии донести до него», Судьба Беннетт рассказала о воспитании своего маленького сына. Предоставление Судьбы Беннетта

Беннетт, у которого трое детей в возрасте 3, 5 и 8 лет, сказал, что авария была результатом драки из-за Лего.Она объяснила, что ее дети одержимы Lego, и, хотя они разделяют большую часть своей коллекции Lego, есть несколько «особых деталей», которые они могут претендовать на свои собственные. Беннетт снабжает своих детей специальными коробками, и если они хотят поиграть с определенной фигуркой Лего, они должны положить ее в свою специальную коробку, чтобы дать своим братьям и сестрам понять, что на сегодняшний день она принадлежит им.

«Мой старший закончил тем, что положил в свою коробку какой-то уникальный предмет, который хотел мой 5-летний сын, и поэтому все началось с аргументации», — вспоминает она.«Я подошел, чтобы попытаться обсудить это и объяснить своему 5-летнему ребенку, что это правило, которое мы согласовали всей семьей».

Беннетт сказала, что ее дети обычно способны понять конкретные результаты после того, как им объясняют, но на этот раз Кэш не хотела этого оставлять.

Фотография 5-летнего Кэша Беннета, все улыбаются. Предоставлено судьбой Беннет

«Он очень эмоциональный ребенок, и иногда логика просто … улетучивается», — сказала она. Кэш начал топать ногами, ворчать и расхаживать по дому.Беннетт начал изучать ее арсенал успокаивающих техник, спрашивая ее сына, хочет ли он, чтобы она держала его, хочет ли он медитировать или он хочет пойти в успокаивающий уголок. Ничего не получилось.

«Я разочаровался, потому что знал, что у него был правый мозг — все это были эмоции, а не логика», — сказал Беннетт. «С ним не было никаких рассуждений».

Родственные

Беннетт предложила им сделать перерыв, и она предложила им прогуляться — то, что Кэш любит делать.И все же 5-летний ребенок остался расстроенным. Он бросил игрушку и захлопнул дверь, прежде чем выйти. Именно тогда Беннетт осознала, что у нее есть выбор. Она сказала, что, хотя ее «кровь кипела», она решила встать на колени до уровня своего сына и честно поговорить с ним о том, как он себя чувствует.

«Это сложно, особенно если вы не из семьи или семьи, которая выбирает этот стиль воспитания», — сказал Беннетт. «Я из семьи, где, если ты злишься, ты кричал или кричал — очень старомодно.Так что это было сложно ».

Семья Беннетт. Предоставлено судьбой Беннетт

Беннетт, автор книги« Пересмотренный, не повторяющийся: Руководство для коричневой мамы по снятию проклятий поколений в воспитании детей », сказал это, когда ее дети впервые начали действовать , она понятия не имела, как на это реагировать. Затем она узнала о «сознательном воспитании» — стиле воспитания, который побуждает родителей практиковать осознанность и использовать медитацию, саморефлексию и другие инструменты для принятия решений о воспитании.

Одно исследование 2009 года показало, что родители, использующие модель осознанного воспитания, могут улучшить «качество родительско-детских отношений» и испытают «фундаментальный сдвиг в своих способностях и готовности по-настоящему присутствовать при постоянно растущем и меняющемся характере своего ребенка.«

« Чем больше я узнавал (о сознательном воспитании), тем больше мне приходилось прикладывать все усилия для практики, потому что, если бы я не практиковал, этого бы не случилось », — сказал Беннетт. — Это путешествие. . Это мое путешествие. Это путешествие моих детей ».

Судьба Беннетта со своими детьми. Предоставлено судьбой Беннетта

« Некоторые люди, которые только начинают сознательное воспитание, ожидают мгновенных изменений для себя и своих детей », — продолжил Беннет. , они автоматически думают, что не могут этого сделать.Я думаю, людям нужно понять, что щелчки … это часть роста. Если вы чувствуете себя виноватым из-за того, что не отреагировали так, как хотели, значит, вы уже на пути к тому, чтобы стать родителем, которым хотите быть ».

Связано:

Даниэль Кампоамор, репортер TODAY Parents Раньше она работала редактором Hearst и писателем-фрилансером, автор статей в The New York Times, Washington Post, NBC News THINK, Vogue, Vanity Fair и др. Родилась и выросла в Игл-Ривер, Аляска, живет в Бруклине. NY со своим партнером и двумя сыновьями.

Как родитель контролировать свой гнев

Гнев — это нормальная человеческая эмоция. Все родители время от времени злятся, но если вы не можете контролировать свой гнев, это может негативно повлиять на вашего ребенка. Вот несколько простых стратегий, которым можно следовать, если вы обнаружите, что гнев выходит из-под контроля.

Что вызывает гнев?

Гнев — это когда ваше тело реагирует на что-то, что оно воспринимает как угрозу. Вы высвобождаете адреналин, ваши мышцы напрягаются, пульс и артериальное давление повышаются, а лицо и руки краснеют.Иногда люди сильно злятся из-за своего рождения, химического состава мозга или состояния здоровья. Но обычно это потому, что что-то в вашей личной истории вызывает ваш гнев.

Общие триггеры гнева включают потерю терпения, ощущение, что вас не ценят, беспокойство о проблемах и воспоминания о чем-то травмирующем, что случилось с вами в прошлом. Люди, которых не учили выражать гнев и контролировать его в детстве, чаще испытывают вспышки гнева во взрослом возрасте.

Это нормально, когда родители маленьких детей злятся. Это время, когда вы имеете дело с большим количеством дел, включая семью, работу, уход за домом и общественную деятельность. Вы заняты и устали, поэтому может быть трудно, когда дети плохо себя ведут или дела идут не по плану.

Другие распространенные триггеры гнева у родителей — это когда вы чувствуете, что ваш партнер не помогает, когда ваш ребенок плохо себя ведет или злится на вас, или когда вы переживаете из-за чего-то вроде финансов или отношений.

Иногда рождение ребенка может вызвать эмоции и травмы из собственного детства. Если вы пережили травму или насилие в детстве, вы можете обратиться за помощью в фонд Blue Knot Foundation по телефону 1300 657 380.

Как ваш гнев влияет на вашего ребенка?

Все злятся — важно то, как вы с этим справляетесь. Вы подаете ребенку хороший пример, если сделаете несколько глубоких вдохов и уйдете, когда злитесь. Но если вы сильно выйдете из себя, это может иметь серьезные негативные последствия для вашего ребенка.

Дети часто винят себя, когда видят, что взрослые в их жизни злятся. Это вызывает у них стресс, и это может повлиять на развитие их растущего мозга. Проживание в семье, где много гнева, подвергает вашего ребенка риску психического заболевания в более позднем возрасте.

Использование обидных слов в адрес вашего ребенка может заставить его почувствовать себя плохим и никчемным. Из-за этого они могут плохо себя вести или заболеть. Дети реагируют на сердитых родителей, находящихся в стрессе, неспособными сконцентрироваться, им трудно играть с другими детьми, они становятся тихими и напуганными или грубыми и агрессивными, или у них возникают проблемы со сном.

Вы никогда не должны причинять физический вред или наказывать своего ребенка, независимо от того, что он сделал или насколько вы злы. Исследования показали, что физическое наказание детей подвергает их риску в будущем антиобщественного поведения, агрессии, низкой самооценки, проблем с психическим здоровьем и негативных отношений.

Никогда не трясите ребенка. Сильное встряхивание, удары, пинание или бросание ребенка может привести к смерти, инвалидности или серьезной травме.

Разобраться со своими чувствами

Гнев обычно сопровождается другими эмоциями, включая тревогу, депрессию, разочарование, беспокойство, смущение, разочарование, боль или страх.Распознавание этих эмоций и борьба с ними помогут вам контролировать свой гнев.

Сдерживание гнева в дальнейшем может привести к взрыву. Но контролируемое выражение означает, что вы можете высвободить некоторые из основных эмоций и начать бороться с тем, что действительно вас злит.

Постарайтесь заметить свои негативные мысли — «Мне никто никогда не помогает» или «Почему ты такой непослушный». Успокойтесь и подумайте, что на самом деле заставляет вас чувствовать себя плохо.

Стратегии выхода

Лучший способ справиться с гневом — распознать признаки, чтобы вы могли принять меры до того, как он выйдет из-под контроля.

Признаки того, что вы злитесь, могут включать:

  • учащенное сердцебиение или учащенное дыхание
  • Плечи напряженные
  • сжимая челюсти или руки
  • потеет
  • взбалтывание желудка
  • волнение

Если вы заметили эти признаки, сделайте глубокий вдох и попытайтесь замедлить дыхание. Выйдите из комнаты и уйдите в тихое место, чтобы успокоиться. Вы также можете прогуляться, принять теплый душ или послушать успокаивающую музыку.

Если ваш ребенок делает что-то, что вас злит, сосчитайте до 10, прежде чем реагировать. Старайтесь находить положительные, а не отрицательные слова. Дайте ребенку понять, что вам не нравится его поведение, а не он сам.

Если вы выйдете из себя с ребенком, потом извинитесь. Это будет хорошим примером и позволит вашему ребенку понять, что иногда злиться — нормально, если вы хорошо с этим справляетесь.

После того, как вы успокоитесь, вспомните, что вас разозлило и как вы отреагировали.Это поможет вам лучше отреагировать в следующий раз.

Когда обращаться за помощью

Если вы заметили, что сильно злитесь или у вас возникают проблемы с контролем своего гнева, вам доступна помощь.

Начните с разговора со своим терапевтом, который при необходимости свяжет вас с психологом или консультантом. Они могут помочь вам составить план, как справиться с гневом.

Чтобы получить совет о том, как справиться с трудным поведением ребенка, позвоните по телефону службы беременных, родов и младенцев по телефону 1800 882 436, чтобы поговорить с медсестрой по охране здоровья матери и ребенка.

Если вы чувствуете, что можете причинить вред себе или своему ребенку, позвоните в «Мост жизни» по телефону 13 11 14.

Раскрывая боль, скрывающуюся за гневом вашего ребенка

Как учитель начальной государственной школы, я был потрясен, когда один из моих первоклассников встал на стул, вскинул руки вверх и закричал: «Я тебя ненавижу!» после чего последовали многочисленные ругательства, описывающие его чувства ко мне. Поскольку я был послушным ребенком, я не понимал, почему так много моих учеников злился, и не знал, что делать.

Может быть, ты на конце твоей веревки, как и я. Не потому, что вы учитель с сердитыми учениками, а потому, что милый ребенок, которого вы родили, теперь является раздраженным ребенком четырех-семи лет, который впадает в припадки, кричит, кричит и кидается вещами.

Вы не одиноки.

Родители повсюду заламывают руки в отчаянии, потому что один или несколько их детей младшего возраста вышли из-под контроля гневом.

Многие люди считают, что дети похожи на маленьких резиновых человечков — проблемы улетучиваются, и их ничто не беспокоит надолго.Однако гнев — признак того, что дети чувствуют себя глубоко и не так устойчивы, как мы могли бы подумать. Почему? Потому что гнев — это реакция на боль. Это похоже на мигающую лампочку на приборной панели вашего автомобиля, говорящую о том, что под капотом что-то не так. По этой причине мудрые родители не будут игнорировать или преуменьшать гнев своего ребенка.

Тем не менее, что вы можете сделать, чтобы помочь своему ребенку справиться со своим гневом и стать здоровым взрослым, как того желает Бог? Вот несколько предложений:

Для начала попытайтесь определить, почему ваш ребенок злится

Когда дети навещают Карен Л.Модлин, психиатр, лицензированный клинический психолог, чтобы научиться управлять гневом, она начинает с выявления любых биологических причин, стоящих за гневом, таких как аллергия, неспособность к обучению или нарушения развития.

Один мальчик, который посетил доктора Модлина, был беспокойным, рассеянным в классе и часто раздражительным. Поскольку вспышки у мальчика случались только в весенние месяцы, а не зимой, доктор Модлин предложил пройти тест на аллергию. Конечно, у него были серьезные реакции на плесень, пыльцу, амброзию и траву.После лечения от аллергии его настроение нормализовалось. Неудивительно, что он был зол. Многие взрослые чувствуют себя так же, когда они больны.

Начните с того, что спросите себя, есть ли биологические факторы, которые могут способствовать гневу вашего ребенка. За дополнительной помощью обратитесь к врачу и школьному диагносту.

После того, как вы исключили биологические факторы, переходите к другим факторам жизненного стресса

Недавно я услышал по радио, что одна четвероклассница изучает алгебру в школе.Она была шокирована. Я тоже. Я так математику не изучал до 7-го класса.

Поскольку факторы жизненного стресса, в том числе ожидания от работы, увеличились для взрослых, успеваемость детей тоже увеличилась. Если ожидается, что в школе или дома ребенок будет работать сверх его способностей, он может рассердиться. Дети также могут рассердиться из-за других факторов жизненного стресса, таких как переезд, развод или потеря любимого человека, в том числе домашнего питомца или близкого друга.

Когда Джошуа, один из моих учеников третьего класса, начал спорить и драться с одноклассниками, я был удивлен, потому что он всегда был исключительно вежливым.В тот день, когда он украл несколько карманов цветных карандашей из моего класса и забил школьную сантехнику, смыв ее в унитаз, я понял, что что-то серьезно не так. Однажды его отец пришел после школы и объяснил: «Мы с матерью Джошуа разводимся». Загорелся свет. Конечно! Неудивительно, что он зол. Ему больно.

Чтобы определить факторы жизненного стресса, спросите себя, когда ваш ребенок проявляет гнев. Это во время игры? После того, как он проснется? Когда сталкиваешься с конкретным человеком? В определенное время суток? Или с тех пор, как произошло конкретное семейное событие?

После того, как вы определили, почему ваш ребенок злится, нужно помнить еще о нескольких вещах.

Не пытайтесь удержать ребенка от гнева

Гнев — это естественная человеческая эмоция, но многие христиане ошибочно полагают, что гнев — это плохо. Однако Бог никогда не говорил нам не гневаться — Он сказал гневаться и не грешить (Ефесянам 4:26). Этот отрывок из Священного Писания показывает, что Бог знает, что мы будем сердиться, потому что иногда жизнь причиняет боль. Поэтому лучшее, что вы можете сделать, — это дать ребенку понять, что злиться — это нормально.

Сказав ребенку, что ему нельзя злиться, вы получите эмоционально нездорового взрослого, который страдает от чувства вины и не знает, как принять свои чувства или как справиться с тем, что его ранило.

Однако только потому, что злиться — это нормально, неправильно справляться с гневом, и ваш ребенок должен знать об этом.

Помогите своему ребенку найти альтернативные способы справиться с гневом

Одному из моих учеников, который причинял боль другим в моменты гнева, были даны строгие ограничения на то, чтобы справиться со своим гневом. Его дисциплинировали, когда он действовал ненадлежащим образом, но его также научили через консультации, как использовать тайм-аут, когда он чувствовал, что злится. В это время он подходил ко мне и говорил: «Мисс Шютте, я злюсь.Могу я выйти в коридор, пока не остыну? » Как только он почувствовал, что готов, он вернулся в класс, успокоенный. Иногда он предпочитал говорить со мной о том, что его беспокоило.

Есть и другие здоровые способы справиться с гневом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *